Юридические пословицы и поговорки

Налоги в Германии

Основы налогообложения частных лиц

Подоходный налог в Германии для лиц, проживающих постоянно на территории страны, не зависит от того, в каком государстве был получен доход — они несут полную повинность по оплате фискального обязательства. Если же лицо не постоянно живет в стране, то при определении объекта налогообложения учитываются только источники дохода в Германии. В любом случае налог на доходы физических лиц взымается по прогрессивной шкале от 14 до 45%. К объектам этого вида налогообложения относят следующие основные категории доходов:

  • от осуществления коммерческой деятельности;
  • от работы по найму (зарплата);
  • от аренды помещений и земельных участков;
  • от деятельности самозанятых лиц.

Чтобы корректно ответить на вопрос о том, какой подоходный налог в Германии, раскроем понятие налогового класса частного лица. В зависимости от семейного положения выделяют шесть классов:

  • Холостые без детей.
  • Те, кто воспитывает детей самостоятельно.
  • Лицо, состоящее в браке и зарабатывающее значительно больше своей жены или своего мужа.
  • Семьи, у которых супруги зарабатывают примерно одинаково.
  • В эту категорию автоматически попадает тот из супругов, кто зарабатывает существенно меньше другого, который состоит в третьей категории.
  • Лица, работающие на нескольких работах.

Разница в налогообложении для лиц из разных классов состоит в размере необлагаемого минимального уровня дохода. К примеру, в 2016 году для частных лиц из пятой и шестой категорий весь доход за 12 месяцев облагался соответствующим налогом. При этом лицо, относящееся к третьей категории, сумму годового дохода уменьшает на 17,3 тыс. евро и только с оставшейся суммы уплачивает подоходный налог в Германии. Размер этого прогрессивного платежа обременителен для большинства работающих лиц — ставка на уровне 42% применяется для годовых доходов от 53 до 250 тыс. евро. Зарабатываете более 250 тыс. евро в год? Уровень налога на доходы достигнет максимального уровня в 45%.
В реальности эти фискальные платежи не все фактические налоги на доходы в Германии. На основании статистики за 2016 год работодатель на 1 евро зарплаты в среднем платит социальных выплат (медицинская страховка, страховка на случай потери работоспособности и т. п.) на 0.28 евро. Эти соцвыплаты будут скрытым видом подоходного налога, оплачиваемого только работодателем, если месячная зарплата работника не превышает 450 евро.
Дополнительно в структуре подоходного удерживается взнос солидарности. Обязательство оплачивать 5,5% от суммы рассчитанного налога на доходы было введено только с падением Берлинской стены для гармонизации экономического развития западной и восточной Германии. Его ставка с годами постепенно уменьшается, как и разрыв в экономическом развитии регионов страны.
Церковный налог — подоходный налог в Германии, который платят только члены религиозных общин. Ставка индивидуальна для каждого региона в диапазоне от 8 до 9% от суммы уплаченного подоходного налога. Частное лицо может легально отказаться от уплаты этого налога, мотивируя это решение отсутствием религиозных убеждений, но в будущем ему могут отказать в проведении церковных обрядов. Чтобы полностью рассмотреть налогообложение частных лиц, оставшиеся виды фискальных платежей рациональней указать в отдельном блоке, поскольку эти налоги платят как физ-, так и юрлица.

Первая ценовая категория

1 ценовая категория – расчеты по данному тарифу осуществляются для объемов потребления, определенных в целом за месяц. По первой ценовой категории рассчитывается большинство потребителей.

Потребители, которые не уведомили гарантирующего поставщика о выборе категории рассчитываются по первой ценовой категории (в случае, если расчеты в предыдущем году производил по другой ценовой категории, то автоматически эта ценовая категория переходит для него и на следующий год. Исключение здесь составляет только период 2011/2012г., если в 2011г. когда у потребителя не было соответствующих приборов учета но он рассчитывался по двухставочному тарифу, то в 1 квартале 2012г. он мог рассчитываться по 4 ценовой категории).

Пример расчета:

  • Объем потребления за месяц составил 1000 кВт.ч;
  • Цена для первой ценовой категории (рассчитывается гарантирующим поставщиком) составила 3.8 руб. без учета НДС;
  • Стоимость потребления электроэнергии за месяц равна: 1000*3,8=3800 руб. без учета НДС;

В том случае, когда потребитель не отправляет уведомление об изменениях, первая ценовая категория продолжает действовать при расчетах стоимости электроэнергии на каждый последующий календарный год. Поэтому, если вам необходимо сменить ценовую категорию, то следует своевременно сообщать об этом в компанию, обеспечивающую вас электроэнергией.

<< назад в «Ценовые катергории электроэнергии»

− Без закона нет ни преступления, ни наказания (древнеримская).
− Закон движется на золотых колесах (т.е. он требует финансового сопровождения; американская, США).
− Закон — паутина: крупные мухи проскакивают, а мелкие увязают (классовая сущность права; США).
− Закон — тайга, медведь — прокурор.
− Закон что дышло — куда повернул, туда и вышло.
− Закон что столб — перепрыгнуть нельзя, обойти можно.
− Закон назад не действует (не пишется).
− Закон не кол — не обтешешь (о незыблемости закона).
− Закон не убедителен, если не может наказать (английская).
− Законы — миротворцы, да законники крючкотворцы.
− Законы святы, да законники (судьи) супостаты.
− Кто законы пишет, тот их и ломает.
− Не знаешь, как поступить, — поступай по закону.
− Неведением закона нельзя оправдываться.
− Обычай старше закона.
− Прав не тот, кто прав, а тот, у кого больше прав (беззаконие сильных мира сего).
− Хорошие законы — основы государства (английская).
− Хорошие законы приводят к социальной справедливости (английская).
− Что мне законы — были бы судья знакомы.
− Бюрократ завтраками кормит.
− В лесу сучки, в городе полицейские крючки.
− Во всяком чину есть по сукиному сыну (государственные должности часто занимают недостойные люди).
− Ему о деле, а он — «приходи на неделе».
− Ждут как ворон крови: судьи разбойника тороватого, поп — покойника богатого.
− Безнаказанность постоянно поощряет преступника (древнеримская).
− Взяток не берем, а благодарность принимаем (о нечистоплотности чиновников).
− Волокита с растратой под руку идут.
− Грабежи есть, воровство есть, а воров нет.
— Да чего не воровать, когда некому унимать.
− Дай вору золотую гору — воровать не перестанет.
− Дай прокормить казенного воробья, без своего гуся за стол не сядем.
− Доброму вору всякий сапог впору.
− Казенному лесу всякий родня (т. е. государственный лес воруют все).
− Как вор ни ворует, тюрьмы не минует.
− Кто вору потакает, тот сам вор.
− Не пойман — не вор, не уличена — не гулена.
− Одна коррупция порождает другие (английская).
− Рука руку моет, вор вора кроет.
− Ах, судья, судья: четыре полы, восемь карманов (взяточничество судей).
− Бывает и виновник прав.
− Был бы человек, а статья найдется (русская и английская).
− В деле прав, а на бумаге виноват.
− В первой вине и Бог прощает.
− В протоколе густо, а на деле — пусто.
− В суд поди, и кошель неси, а то скажут — завтра.
− Возьми на калачи, только дело не волочи.
− Всякая ссора красна мировой.
− Дело по делу, а суд по форме.
− Вот я и дома, — сказал черт, оказавшись в суде (английская).
− За тем дело стало, что за ним приданого мало (вымогательство, взятки в суде).
− Закон на вашей стороне, а как решит суд — посмотрим.
− И в тюрьме не все воры.
− Из суда, что из пруда сух не выйдешь.
− Когда деньги говорят, правда (в суде) молчит.
− Кому тюрьма, а нам добрый домок.
− Кто в деле, тот и в ответе.
− Кто сознался, тот раскаялся.
− Кто украл рубль, того под суд, а кто тысяч двести, того держат в чести.
− Легко воровать, да тяжко отвечать.
− Лучше десять виноватых простить, чем одного невинного наказать.
− Мертвый да богатый не бывает виноватый.
− Не бойся истца, а бойся судьи.
− Не гонись за простым вором, а лови атамана.
− Не судись: лапоть дороже сапога станет.
− Обязанность хорошего судьи — принимать решения, способствующие правосудию (древнеримская).
− Судейский карман — что утиный зоб: и корму не разбирает, и сытости не знает.
− У неправедных судей много затей.
− Чистосердечное признание облегчает душу, но удлиняет срок.
− Лживому надо памятну быть.
− Человек тот, кто от обещания своего не уклоняется.
− Брак без регистрации, что бумага без печати.
− Где мыши кота не чуют, смело воруют.
− Бумага без души, что угодно пиши (о бюрократическом произволе).
Источник: Юридические пословицы и поговорки в правовой практике русского народа. А.И. Сидоров

Теория отсылок в международном частном праве

Одной из самых сложных проблем МЧП является проблема «скрытых коллизий». Они представляют собой основную причину конфликта квалификаций. В данной ситуации коллидируют не материальные, а коллизионные нормы права разных государств. Проблема усугубляется тем, что друг другу противоречат не коллизионные нормы в целом, а их формулы прикрепления. Скрытые коллизии принято называть «коллизии коллизий», т.е. столкновение коллизионных принципов.

Коллизии коллизий возникают, когда один и тот же термин применяется к разным по существу явлениям (личный закон индивида понимается либо как закон гражданства, либо как закон домицилия). Скрытые коллизии (коллизии коллизий) могут иметь позитивную и негативную форму. Позитивные коллизии коллизий — два и более правопорядка одновременно претендуют на регулирование одного и того же отношения. Негативные коллизии коллизий — ни один из возможно применимых правопорядков не соглашается регулировать спорное правоотношение. Например, если спор касается правоспособности англичанина, домицилированного во Франции, то возникает отрицательная коллизия, так как правила французского закона признают компетентным английский закон, а правила английского закона признают компетентным французский закон.

Скрытые коллизии лежат в основе теории отсылок: обратной отсылки и отсылки к третьему закону (renvoi первой и второй степеней). Обратная отсылка означает, что избранное на основе коллизионной нормы страны суда иностранное право отказывается регулировать спорное отношение и отсылает обратно к закону суда (отсылка первой степени). Отсылка к третьему закону имеет место в случае, когда избранный иностранный правопорядок не содержит материального регулирования данного отношения, а предписывает применить право третьего государства (отсылка второй степени, называемая также «трансмиссией»). Гипотетически возможны и дальнейшие отсылки — к праву четвертого, пятого и т.д. государств. Проблема отсылок представляет собой самостоятельный институт МЧП и обозначается обобщающим термином институт обратной отсылки.

Определение отсылок закреплено в законодательстве отдельных государств: «Обратная отсылка — повторная отсылка коллизионной нормы права иностранного государства к правопорядку государства, коллизионная норма которого отослала к данному иностранному правопорядку; отсылка к праву третьего государства — отсылка коллизионной нормы права иностранного государства, определенной в соответствии с настоящим Законом, к праву третьего государства» (ст. 1 Закона о МЧП Украины).

Причинами появления отсылок являются не только скрытые коллизии, но и сам характер коллизионной нормы: это норма абстрактного, общего характера, отсылающая к иностранному правопорядку в целом, к иностранной правовой системе, в том числе к коллизионному праву. Коллизионное право имеет национальную природу и является составной частью внутригосударственного права. Избранное иностранное право представляет собой единую систему, куда входит и коллизионное право этого государства. Непосредственная причина возникновения отсылок — негативные коллизии коллизий.

Вопрос об отсылке в европейской судебной практике впервые возник в середине XVIII в. Первое теоретическое обоснование этой проблемы было разработано после решения французского Кассационного суда 1882 г. по делу Форго. В названном деле (рассмотрение которого длилось в 1876-1882 гг.) речь шла о судьбе денежных капиталов во французских банках, оставшихся после смерти г-на Форго (баварского подданного, внебрачного ребенка), прожившего всю жизнь во Франции. С точки зрения французского закона Форго не считался имеющим домицилий во Франции, а рассматривался как сохранивший баварский «домицилий по происхождению». Форго не оставил завещательного распоряжения, и на наследование по закону претендовали его баварские родственники по боковой линии, ссылавшиеся на баварское наследственное право, которое допускало наследование после внебрачных детей.

В дело от имени французской казны вступил прокурор, доказывавший, что к наследству Форго должен быть применен французский закон, с точки зрения которого родственники внебрачного ребенка не наследуют ab intestato, так что имущество как выморочное должно поступить в распоряжение французской казны. Соответственно, спорным был вопрос, какой закон о наследовании должен применить французский суд — французский или баварский.

Французская коллизионная норма отсылала к баварском праву, поскольку наследование в движимом имуществе обсуждается по закону домицилия происхождения. Баварское право содержало коллизионное правило, по которому наследование в движимом имуществе подчинено закону фактического домицилия. Таким образом, если отсылку французской коллизионной нормы понимать как отсылку к баварскому праву в целом, то надо было руководствоваться и баварской коллизионной нормой, которая в данном случае «отсылала обратно» к французскому праву. Французский Кассационный суд в решении 1882 г. «принял обратную отсылку» и применил материальное французское право1.

Это решение до сих пор является своеобразной точкой отсчета при определении времени становления института обратной отсылки. В наше время признается, что «обратная отсылка способствует более эффективной координации правовых систем», представляя собой наиболее наглядный пример взаимодействия коллизионных норм различных правопорядков2. Обратная отсылка и отсылка к праву третьего государства — это своего рода проявление баланса между необходимостью применять иностранный закон (lex extraneae) и желанием применить свое собственное право (lexfori).

Значимость проблемы отсылок подчеркнута в резолюции Института международного права «О применении иностранного международного частного права» (1998): теория отсылок призвана играть важную роль в обеспечении гармонизации права. Задача МЧП — отыскать правовую систему, наиболее подходящую к конкретному правоотношению. Выполнению этой задачи служат все институты МЧП, в том числе и теория отсылок. Институт международного права высказался за унификацию правил применения данной теории на международной основе.

Необходимость унификации правил об отсылках на международном уровне признается довольно давно. Гаагская конвенция о регулировании коллизий между национальным законом и законом домицилия (1955) представляет собой одну из попыток разрешить проблему «скрытых» коллизий в формуле прикрепления «личный закон». Эта попытка не увенчалась успехом — Конвенция не вступила в силу и не оказала заметного влияния на национальное законодательство.

В современной доктрине МЧП проблема отсылки сводится к следующим основным положениям: 1) отсылает ли коллизионная норма страны суда к иностранному праву в целом, включая его коллизионные нормы, или только к материальным нормам этого права; 2) в случаях, когда иностранный закон не признает себя компетентным, подлежит ли применению обратная отсылка или отсылка к праву третьей страны; 3) при решении каких вопросов следует принимать отсылку2. Практически единогласно утверждается, что теория отсылок — это одна из наиболее сложных проблем современного МЧП. В англо-американской литературе отмечается, что отсылка может использоваться в качестве одного из «избавительных средств»3.

В подавляющем большинстве государств проблема отсылок урегулирована в законодательстве о МЧП. Самое подробное регулирование в настоящее время содержится в ГК Португалии (1966) (ст. 17-19). Проблема отсылок имеет принципиально различное правовое регулирование в законодательстве разных стран:

  • 1) государства, допускающие применение всей системы отсылок в полном объеме (в том числе отсылок третьей, четвертой и степеней), пока не будет выявлено право, предусматривающее материальное регулирование спорного отношения: «(1) Отсылка к иностранному правопорядку охватывает также его отсылочные нормы. (2) Если иностранный правопорядок отсылает обратно, то применяются австрийские материальные нормы (правовые нормы, исключая отсылочные нормы); в случае последующей отсылки определяющими, при соблюдении последующих отсылок, являются материальные нормы того правопорядка, который, со своей стороны, далее не отсылает или, соответственно, к которому отсылка производится в первый раз обратно» (§ 5 Закона о МЧП Австрии). Сходные положения закреплены в законодательстве Португалии, Болгарии;
  • 2) государства, право которых дозволяет применять отсылки первой и второй степени, но только в виде исключения (Мексика), либо такая возможность оговорена какими-либо абстрактными условиями, например: «Если имеет место отсылка к праву какого-либо другого государства, то применяется также его международное частное право, насколько это не противоречит смыслу отсылки» (ст. 4 ВЗ ГГУ);
  • 3) государства, предусматривающие возможность применения только обратной отсылки (отсылки к праву страны суда), — Венгрия, Испания, Япония. «Если иностранный закон… отсылает… к румынскому закону, то применяется румынский закон… Отсылка, производимая иностранным законом к праву другого государства, последствий не имеет» (ст. 4 Закона о МЧП Румынии);
  • 4) государства, предусматривающие возможность применения отсылок первой и второй степеней либо только обратной отсылки в случаях, конкретно оговоренных в законе: «(1) Обратная отсылка к швейцарскому праву или отсылка к праву третьего государства принимается лишь в случаях, предусмотренных настоящим Законом. (2) Обратная отсылка иностранного права принимается в случаях отсылки к швейцарскому праву, регулирующему вопросы гражданского состояния» (ст. 14 Закона о МЧП Швейцарии);
  • 5) государства, по общему правилу запрещающие применение отсылки, с оговоркой о ее применении в установленных законом случаях (Азербайджан, Литва, Украина). «По смыслу настоящего закона, если не установлены особые положения, отсылка к праву государства является отсылкой к правовым нормам этого государства, с исключением норм международного частного права» (ст. 16 Кодекса МЧП Бельгии);
  • 6) государства, законодательство которых полностью запрещает применение отсылок (Греция, Перу, Китай). «Отсылка к праву государства является отсылкой к правовым нормам этого государства, исключая нормы его международного частного права» (ст. 5 кн. 10 ГК Нидерландов);
  • 7) государства, законодательство которых в принципе не содержит регулирования этого вопроса (Алжир, Аргентина, Таиланд).

Большинство государств мира либо в законодательстве, либо в судебной практике (Великобритания, США, Канада) применяет институт отсылок в ограниченном объеме. Английской судебной практике известен особый вид «двойной отсылки»: в одном из дел обратная отсылка была применена дважды — сначала английский суд принял отсылку от иностранного закона (закона домицилия) к закону суда (закону гражданства), потом, наоборот, от закона суда — к иностранному закону. В итоге «за законом, подлежащим применению, нужно было трижды переходить через Ла-Манш, тогда как в предшествующих делах приходилось за ним только дважды переправляться»‘.

Чаще всего признают только обратную отсылку, отказываясь от отсылки к праву третьего государства. Причина — практическая целесообразность: обратная отсылка на законном основании позволяет суду применять свое собственное право, что упрощает процесс разрешения спора. Обратная отсылка по существу представляет собой возможность отказаться от применения иностранного права. Отсылка к праву третьего государства такой возможности не предоставляет, а наоборот, усложняет процесс выбора компетентного правопорядка.

Вне зависимости оттого, как именно вопросы отсылки решаются в законодательстве конкретного государства, международные договоры с участием этого государства по вопросам применения отсылок всегда имеют приоритетное действие: «В случае применения международного договора (конвенции)… вопросы обратной отсылки и отсылки к третьему закону решаются в соответствии со статьями международного договора (конвенции)» (ст. 1.14.5 ГК Литвы).

Особое значение проблемы отсылок имеет для признания и исполнения иностранных судебных решений. В национальном законодательстве предусматривается возможность отказать в признании и исполнении иностранного судебного решения по причине неправильно выбранного права. Правильность выбора права устанавливается на основе коллизионного права того государства, на чьей территории должно быть выполнено судебное решение, а не на основе коллизионного права государства, чей суд принял данное решение. Если решение вынесено без учета предписаний иностранных коллизионных норм, это может послужить достаточным основанием для отказа в его исполнении за границей. Точно так же неправильное применение права (с точки зрения местных коллизионных норм) может быть кассационным или апелляционным поводом. Например, «решение по гражданскому делу… может быть отменено кассационной инстанцией, если… не было применено иностранное право, подлежавшее применению в силу швейцарского МЧП» (ст. 68 Приложения к Закону о МЧП Швейцарии).

Российская доктрина демонстрирует положительное отношение к применению отсылок, особенно обратной отсылки. Иная точка зрения выражена в отечественном законодательстве — любая отсылка к иностранному праву рассматривается как отсылка к материальному, а не к коллизионному праву (п. 1 ст. 1190 ГК РФ). Россия входит в группу государств, законодательство которых устанавливает общий запрет применения отсылок. Исключение — обратная отсылка иностранного права может применяться в случаях отсылки к российскому праву, определяющему правовое положение физических лиц (п. 2 ст. 1190). ГК РФ признает только отсылку первой степени и только в определенных законом случаях.

Представляется, что эту норму следует толковать как диспозитивную, поскольку отказ от признания отсылки к праву третьего государства противоречит некоторым международным обязательствам РФ. Россия является участницей Женевской конвенции о разрешении некоторых коллизий законов о переводных и простых векселях (1930) и Бернской конвенции о международных железнодорожных перевозках (1980) (КОТИФ). Женевская конвенция допускает обратную отсылку и отсылку к третьему закону по вопросам векселеспособности индивида; КОТИФ допускает обратную отсылку и отсылку к третьему закону по вопросам ответственности железной дороги за причинение вреда жизни и здоровью пассажиров. Эти положения имеют приоритетное действие по сравнению со ст. 1190 ГК РФ.

Решение российского законодателя по проблеме отсылок нельзя признать удачным. Во всяком случае, обратную отсылку к российскому закону следовало бы признавать без ограничений. Н. И. Марышева приводит очень интересный пример. При усыновлении в России гражданином Эстонии, проживающим в Москве, ребенка, имеющего российское гражданство, суд в силу п. 1 ст. 165 СК РФ должен применить законодательство государства, гражданином которого является усыновитель, т.е. законодательство Эстонии. Согласно ч. 1 ст. 63 Закона о МЧП Эстонии к усыновлению применяется право государства места жительства усыновителя. Поскольку усыновитель живет в России, с позиции эстонского Закона к усыновлению следует применить российское право. Приняв обратную отсылку эстонской коллизионной нормы, российский суд решит дело на основании российского семейного права. Отказ принять отсылку на том основании, что коллизионная норма СК РФ имеет в виду применение только эстонского материального, а не коллизионного права, приведет к применению эстонского семейного права.

Право и практика всех государств устанавливают общее исключение из применения отсылок: они не применимы в тех отношениях, где допустима автономия воли сторон (прежде всего в обязательственных отношениях). Теория отсылок не совместима с автономией воли, так как стороны при выборе права имеют в виду конкретное материально-правовое регулирование. Применение отсылок способно извратить автономию воли, поскольку установления коллизионного права могут предопределить применение права другого государства, что не соответствует намерениям сторон. Несовместимость отсылок с автономией воли представляет собой общепризнанное положение: «(1) Если иностранное право, подлежащее применению… предписывает применение к правоотношению польского права, то применяется польское право. (2) Положения п. 1 не применяются, если применимое право… является результатом выбора права сторонами» (ст. 5 Закона о МЧП Польши).

Отсылки в принципе не применяются в договорном праве, независимо от того, сделали ли стороны оговорку о применимом праве, либо компетентный правопорядок установлен судом на основе субсидиарной коллизионной привязки или какой-либо презумпции. Это правило закреплено и в международных соглашениях (Гаагская конвенция 1986 г.; Межамериканская конвенция 1994 г.). Положения об отсылке содержатся в ст. 10 Гаагской конвенции о праве, применимом к определенным правам на ценные бумаги, находящиеся во владении посредника (2005), ст. 24 Регламента Рим II, ст. 12 Протокола о законе, применимом к алиментным обязательствам, подписанный 27 ноября 2007 г. Гаагской конференцией международного частного права. Все эти международные конвенции не допускают применения отсылки, закрепляя понятие «применимое право» как материальные нормы соответствующего компетентного правопорядка: «Применение указанного настоящим Регламентом права любой страны означает применение действующих в этой стране норм права, за исключением ее международного частного права» (ст. 24 Рим II).