Виндикации подлежат вещи

Как правило, счета-фактуры выписывает бухгалтер или работник, уполномоченный на это приказом руководителя (например, менеджер по продажам). Выписанные счета-фактуры регистрируют в книге продаж, а счета-фактуры, полученные от поставщиков, – в книге покупок. Хранят счета-фактуры в специальных журналах.

Обратите внимание

Счета-фактуры нужно оформлять не только по сделкам купли-продажи. Этот документ выписывают во всех случаях, когда возникает обязанность по уплате налога на добавленную стоимость, в том числе при безвозмездной передаче товаров (работ, услуг) и имущественных прав.

Счет-фактуру оформляют в двух экземплярах: первый экземпляр передают покупателю (заказчику), второй – в бухгалтерию. Причем сделать это нужно не позднее пяти календарных дней с даты получения аванса или отгрузки товаров покупателю.

В некоторых случаях счет-фактуру оформляют в одном экземпляре. Это происходит, если фирма или предприниматель:

  • использует товары (работы, услуги) для собственных нужд фирмы (если расходы на покупку таких товаров, работ или услуг не уменьшают облагаемую прибыль);
  • выполняет строительно-монтажные работы при условии, что построенные объекты будут использованы для собственных нужд;
  • исполняет роль налогового агента (в частности, арендует государственное имущество).

Читайте также «Электронный счет-фактура»

Когда счет-фактуру можно не составлять

Счет-фактуру можно не составлять при реализации товаров (работ, услуг, имущественных прав) лицам, которые не являются плательщиками НДС, а также налогоплательщикам, которые освобождены от уплаты НДС согласно статьям 145 и 145.1 Налогового кодекса. Это возможно при наличии письменного согласия сторон сделки на несоставление счетов-фактур (пп. 1 п. 3 ст. 169 НК РФ).

Кстати, если продавец товара и посредник на УСН договорились не выставлять счета-фактуры, «упрощенец» вправе не вести журнал учета полученных и выставленных счетов-фактур. Связано это с тем, что если по письменному соглашению с поставщиком товаров счета-фактуры не выставляются, то агент на УСН не обязан вести журнал учета полученных и выставленных счетов-фактур при покупке товаров для принципала. Об этом сообщил Минфин в письме от 31 октября 2016 г. № 03-11-11/63683.

В свою очередь продавцу при получении согласия покупателя на несоставление счетов-фактур мы рекомендуем поступить следующим образом.

Реализация товаров (работ, услуг, имущественных прав) должна быть отражена в книге продаж путем регистрации счета-фактуры, контрольной ленты ККТ, бланка строгой отчетности (пп. 1 п. 3 ст. 169 НК РФ, п. 1, 3 Правил ведения книги продаж, утвержденных постановлением Правительства России от 26 декабря 2011 г. № 1137). Поэтому, если у продавца нет оснований оформить чек ККТ или выставить документ строгой отчетности, полагаем, он вправе составить счет-фактуру в единственном экземпляре (для себя) и зарегистрировать его в книге продаж.

Этой позиции придерживаются и в Минфине. В письме от 9 октября 2014 года № 03-07-11/50894 финансисты указали, что в случае несоставления счетов-фактур на основании подпункта 1 пункта 3 статьи 169 кодекса продавец в книге продаж вправе отражать реквизиты счета-фактуры, составленного для себя, или первичных учетных документов.

Согласие на несоставление счетов-фактур стороны могут предусмотреть, например, в договоре либо дополнительном соглашении к нему. В этих документах можно уточнить, что помимо отгрузочных счетов-фактур для данного покупателя не составляются авансовые, исправленные и корректировочные счета-фактуры. Кстати, в письме от 16 марта 2015 года № 03-07-09/13808 Минфин России разрешил продавцам не выставлять авансовые счета-фактуры по письменному согласию с покупателем-«упрощенцем».

Кроме того, необходимо указать, на каком основании не составляются счета-фактуры (например, покупатель применяет УСН, ЕНВД, ЕСХН, ПСН или освобожден от уплаты НДС по статье 145 или 145.1 НК РФ). Также рекомендуем определить в договоре перечень документов, которыми будет подтверждаться факт реализации.

Письменное согласие сторон сделки на несоставление счетов-фактур можно оформить и в электронном виде при условии его заверения электронной подписью. К такому заключению пришли финансисты в письме от 21 октября 2014 года № 03-07-09/52963. Свой вывод они обосновали тем, что в целях заключения гражданско-правовых договоров или оформления иных правоотношений обмен электронными сообщениями, каждое из которых подписано электронной подписью, можно рассматривать как обмен документами (п. 4 ст. 11 Закона от 27 июля 2006 г. № 149-ФЗ «Об информации, информационных технологиях и защите информации»).

Кроме того, не должны составлять счета-фактуры фирмы и предприниматели:

  • реализующие товары населению (они выдают покупателям вместо счетов-фактур чеки ККМ или бланки строгой отчетности);
  • не являющиеся плательщиками НДС (фирмы, перешедшие на упрощенную систему налогообложения, на уплату единого налога на вмененный доход или единого сельскохозяйственного налога). Исключением являются случаи, когда фирма является налоговым агентом, ввозит товары на территорию РФ и иные территории под ее юрисдикцией, является участником товарищества, ведущим общие дела (ст. 174.1 НК РФ);
  • реализующие товары (работы, услуги) физическим лицам. В этом случае продавец вправе оформить не счет-фактуру, а бухгалтерскую справку-расчет или сводный документ, зарегистрировав его в книге продаж В этих документах нужно отразить суммарные сводные данные по операциям, совершенным в течение определенного периода (день, месяц, квартал) (письмо Минфина России от 19 октября 2015 г. № 03-07-09/59679).

Читайте также «Ошибка в адресе счет-фактуры – не ошибка»

ПРАКТИЧЕСКАЯ ЭНЦИКЛОПЕДИЯ БУХГАЛТЕРА
Все, что необходимо бухгалтеру для ведения бухучета. Найдется все.

Подключить бератор

Как создавалась Конституция РФ 1993 года

Как создавалась Конституция РФ 1993 года

Ныне действующая (с последующими изменениями) конституция РФ была принята на референдуме 12 декабря 1993 г., совмещённом с выборами депутатов Государственной думы первого созыва. Она начинается с преамбулы:

Мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединённые общей судьбой на своей земле, утверждая права и свободы человека, гражданский мир и согласие, сохраняя исторически сложившееся государственное единство, исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, чтя память предков, передавших нам любовь и уважение к Отечеству, веру в добро и справедливость, возрождая суверенную государственность России и утверждая незыблемость её демократической основы, стремясь обеспечить благополучие и процветание России, исходя из ответственности за свою Родину перед нынешним и будущими поколениями, сознавая себя частью мирового сообщества, принимаем Конституцию Российской Федерации.

Сразу же вспоминается один из её прототипов, в котором черпали «вдохновение» авторы текста конституции РФ 1993 г.:

Мы, народ Соединённых Штатов, дабы образовать более совершенный Союз, установить правосудие, гарантировать внутреннее спокойствие, обеспечить совместную оборону, содействовать общему благоденствию и закрепить блага свободы за нами и потомством нашим, провозглашаем и учреждаем настоящую Конституцию для Соединенных Штатов Америки.

Конституция США — действительно документ, разделяющий эпохи:

эпоху наследственно-кастового феодализма, в котором социальный статус личности и семьи определялся принадлежностью к тому или иному роду,

и эпоху капитализма на основе идеологии буржуазного либерализма, в котором социальный статус личности и семьи определяется, прежде всего, их платёжеспособностью.

В Конституции США выразились высшие достижения социологической мысли конца XVIII века и нравственно-этические устремления предпринимательски инициативных социальных слоёв Западной региональной цивилизации той эпохи.

Но действующая ныне конституция РФ разрабатывалась и принималась в последнее десятилетие ХХ века, и происходило это в России. А одна из её уникальных особенностей состоит в том, что наша региональная многонациональная цивилизация Россия-Русь локализована в границах общего её народам единого государства. Именно эту мысль косноязычные авторы конституции РФ не смогли выразить и наблудили в первой же её фразе. И, кроме того, история цивилизации-государства России, — включая историю мысли и историю народных чаяний, — гораздо продолжительнее и содержательно обширнее, нежели история североамериканских колоний.

Поэтому при сопоставлении преамбул обеих конституций друг с другом и с жизнью, по отношению к авторам ныне действующей российской конституции, сразу вспоминается характеристика «бандерлогов» из сказки «Маугли» Редьярда Киплинга медведем Балу:

У них нет своего Закона. У них нет своего языка, одни только краденые слова, которые они перенимают у других, когда подслушивают, и подсматривают, и подстерегают, сидя на деревьях. (…) Они ни о чём не помнят. Они болтают и хвастают, будто они великий народ и задумали великие дела…

Конечно, конституция РФ 1993 г. создавалась в непростой политической обстановке, когда захватившие в постсоветской России государственную власть приверженцы буржуазного либерализма стремились побыстрее избавиться от последней конституции Российской Советской Федеративной Социалистической Республики, которая даже со всеми внесёнными в неё к тому времени изменениями не отвечала поставленной задаче — подчинения постсоветской России «Вашингтонскому консенсусу» (альтернатива ему — Санкт-Петербургский консенсус http://inance.ru/2014/12/consensus/) с целью её порабощения.

Как сообщает Википедия, 16 июня 1990 г. (т.е. ещё в бытность СССР) съезд народных депутатов РСФСР образовал Конституционную комиссию.

Апофеоз конституционной реформы пришёлся на конец сентября — начало октября 1993 г., когда Борис Ельцин своим указом № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» от 21 сентября распустил Верховный Совет, не имея на это юридических полномочий. Ситуацию рассмотрел Конституционный суд.

В принятом Заключении Конституционного Суда от 21 сентября 1993 года Указ Президента Российской Федерации от 21 сентября 1993 года № 1400 «О поэтапной конституционной реформе в Российской Федерации» и его Обращение к гражданам России 21 сентября 1993 года были признаны не соответствующими положениям статей 1, 2, 3, 4, 104, 121, 165 и 177 действовавшей Конституции (Основного Закона) Российской Федерации — России и служащими основанием для отрешения Президента Российской Федерации Ельцина от должности или приведения в действие иных специальных механизмов его ответственности в порядке статьи 121-10 или 121-6 действовавшей Конституции Российской Федерации.

За этим последовал расстрел здания Верховного Совета, пребывая в котором, часть депутатов Верховного Совета пыталась низложить одержимого президента и организовать альтернативное управление страной.

7 октября 1993 г. председатель Конституционного суда Валерий Зорькин под угрозой уголовного преследования по обвинению «в правовом обеспечении конституционного переворота» уходит в отставку (сохранив полномочия судьи). Судьи были вынуждены сложить с себя полномочия по рассмотрению нормативных актов представителей власти и международных договоров. (В новую Конституцию было включено положение о полной замене судей Конституционного суда, однако, в последний момент, по некоторым данным по ошибке, это положение из опубликованного проекта выпало).

Кто авторы и идеологи Конституции 1993 года?

Следует признать, что концептуальная неопределённость законодательства страны, сложившегося к тому времени, его противоречивость и отсутствие в нём регламентации решения многих вопросов на законной основе, с одной стороны была выражением ползучего антисоветского и антисоциалистического государственного переворота, начатого командой Горбачёва — Яковлева и продолженного после распада СССР в РФ командой Ельцина, а с другой стороны она же стала поводом для указа № 1400, давшего старт созданию буржуазно-либеральной государственности постсоветской России заведомо неправовыми методами.

Виктор Шейнис

По мнению Виктора Шейниса (член партии «Яблоко» — наше прим.), одного из авторов конституции России, главного научного сотрудника Института мировой экономики и международных отношений РАН, «президентский проект» конституции создавался под эгидой трёх человек — Сергея Сергеевича Алексеева, Анатолия Александровича Собчака и Сергея Михайловича Шахрая (естественно, что все они, включая и некогда изгнанного из комсомола Шейниса, в советские времена были членами КПСС, т.е. официально принадлежали к авангарду строителей коммунизма и соответственно должны были учить этому других, в том числе и личным примером беззаветного служения идеалам истинной, а не буржуазно-либеральной свободы).

Сергей Алексеев

Они были лидерами процесса, но всего в Конституционном совещании участвовало более 800 участников, работали разные юристы. Сергей Шахрай выделяет двух основных авторов конституции — себя и Сергея Алексеева. В результате совместной работы был выработан новый единый проект Конституции России, который в дальнейшем был вынесен президентом России на всенародное голосование (фактически — на референдум), и стал действующей Конституцией Российской Федерации в итоге голосования, прошедшего 12 декабря 1993 г.

Как была принята Конституция 1993 года

По сути всенародного обсуждения проекта ныне действующей конституции РФ не было: у «демократизаторов» России на это не было времени, а главное — не было уверенности, что при действительно свободном обсуждении этот проект пройдёт.

15 октября 1993 года президент Борис Ельцин подписал указ о всенародном голосовании по проекту конституции России и утвердил «Положение о всенародном голосовании по проекту Конституции Российской Федерации 12 декабря 1993 года». Согласно Положению, Конституция считалась одобренной, если за её принятие проголосовало большинство избирателей, принявших участие в голосовании, при том условии, что участие в голосовании приняло более половины числа зарегистрированных избирателей.

Термин «всенародное голосование» (а не «референдум») был использован для того, чтобы обойти положение действовавшего Закона о референдуме РСФСР, согласно статье 9 которого референдум мог быть назначен лишь Съездом народных депутатов или Верховным Советом РФ.

12 декабря 1993 г. состоялось «всенародное голосование», совмещённое с выборами депутатов Государственной Думы Федерального Собрания 1-го созыва.

Но не будет преувеличением сказать, что это было скорее голосование требуемого большинства народа за Конституцию с тем, чтобы не было тяжелых последствий.

В общем, поддержка Конституции одними и инстинкт самосохранения у других дали нужный результат. Сработал принцип, действовавший с начала перестройки и выраженный в куплетах Остапа Бендера в исполнении Андрея Миронова: мне уступают — я не в силах отказаться.

Разработка конституции РФ 1993 г., её текст и процесс её введения в действие представляют собой яркий пример злоупотреблений властью вообще и законодательной властью в особенности. Но наши претензии к ней не связаны с вопросом о её юридической нелегитимности: процесс сноса прежней власти редко когда протекает юридически безупречным образом. Наши претензии к ней связаны с её управленческой несостоятельностью, выраженной в псевдодемократических формах.

Как Конституция 1993 года выражает и защищает интересы граждан?

Мы не будем вдаваться в рассмотрение вопроса о том, что деятельность государства и правоприменительная практика в отношении граждан в постсоветской России не соответствуют декларациям принятой в 1993 г. конституции страны, и законность постоянно нарушается (в первую очередь должностными лицами государства на всех уровнях пирамиды власти) как по злому умыслу, так и по незнанию ими законов, а также — вследствие противоречивости самого законодательства.

Мы будем анализировать её текст как систему, назначение которой обеспечивать государственное управление и самоуправление общества в преемственности поколений.

Начнём с очевидных для управленца глупостей, которые юристы-правоведы, включая депутатов Думы, сенаторов и членов Конституционного суда РФ никак не могут осознать на протяжении без малого 20 лет.

1Ранее в нашей публикации «Коррупция в России. Казнить Нельзя Помиловать» (http://inance.ru/2014/12/corruption/ ) уже упоминалось о зловредности статьи 13.2 конституции РФ 1993 г., которая гласит:

Никакая идеология не может устанавливаться в качестве государственной или обязательной.

Ещё раз повторим, что мы убеждены — ст. 13.2 — один из многих генераторов продажности должностных лиц государства, и это — основа коррупции.

И не надо возражать, что в данном случае якобы мы не понимаем специфического юридического значения терминов «государство» и «государственная идеология», известного только профессиональным юристам; что в действительности в ст. 13.2 конституции подразумевается идеологическая свобода, понимаемая как свобода граждан в выборе идеологии, подкреплённая запретом государству избирать какую-то одну идеологию в качестве обязательной для всех граждан.

Такого рода возражения не могут быть приняты потому, что свобода граждан в выборе идеологии провозглашается в ст. 13.1, расположенной строчкой выше в тексте той же конституции:

В Российской Федерации признаётся идеологическое многообразие.

Поэтому как хотите:

либо ст. 13.2 — неоспоримое выражение глупости и управленческой безграмотности авторов текста конституции РФ 1993 г., и «прямое действие», «нормативность, а не декларативность» этой статьи выражаются в том, что она не позволяет организовать государственное управление;

либо она — один из неиссякаемого (к сожалению) множества примеров того, что многие отечественные юристы настолько скверно владеют русским языком, что не способны выразить не очень-то сложную мысль однозначно понимаемым образом.

В политическом аспекте по сути своей ст. 13.2 на уровне конституции провозглашает отказ Российской Федерации от государственного суверенитета.

Дальше – больше.

Один из юридических принципов, лежащий в основе правоприменительной практики, «незнание закона не освобождает от ответственности по нему».

Но в жизни могут возникать ситуации, в которых этот принцип оказывается этически порочным, поэтому мы не будем ему следовать в отношении авторов конституции РФ 1993 г. и их творения. Будем соотноситься с тем, что они обязаны были знать как граждане СССР, получившие образование за счёт народа.

2В ныне действующей конституции РФ 1993 г. такое явление как эксплуатация «человека человеком» не упоминается, но провозглашается:

Каждый имеет право на свободное использование своих способностей и имущества для предпринимательской и иной не запрещённой законом экономической деятельности

(ст. 34.1).

Продолжающая её ст. 34.2 — просто глупость:

Не допускается экономическая деятельность, направленная на монополизацию и недобросовестную конкуренцию». Даже «экономическая наука» буржуазного либерализма признаёт как неизбежность факт существования в развитых экономиках так называемых «естественных монополий,

отсутствие которых будет иметь следствием отставание государства в экономическом развитии.

Наряду с исчезновением из текста конституции термина «эксплуатация человека человеком»:

в ней появилась конституционная гарантия:

право частной собственности охраняется законом

(ст. 35.1),

но исчезло разграничение права собственности на средства производства (термина «средства производства» в ней нет) и права собственности на предметы обеспечения и благоустройства быта личности и семьи, что Конституция СССР 1936г. относила к личной собственности, на основе обладания которой невозможна эксплуатация «человека человеком».

Более того, конституция РФ 1993 г. содержит положения, косвенно защищающие юридически право на эксплуатацию «человека человеком». Так первая фраза ст. 29.2:

Не допускаются пропаганда или агитация, возбуждающие социальную, расовую, национальную или религиозную ненависть и вражду.

Выражение кем-либо недовольства тем, что он подвергается эксплуатации, естественно вызывает недовольство со стороны тех, кто эту эксплуатацию осуществляет, а также и тех, кто не мыслит своей жизни иначе как в качестве «содержанок» эксплуататоров. И потому выражение недовольства, тем более публичное, это — возбуждение социальной, расовой, национальной или религиозной ненависти и вражды: в зависимости от конкретики стечения обстоятельств.

Соответственно заявление ст. 37.1 «труд свободен» — является демагогией, как вследствие разрешения конституцией права на эксплуатацию «человека человеком», так и вследствие общей ориентации конституции РФ 1993 г. на обслуживание либерально-рыночной экономической модели, в которой подавляющее большинство населения обречено быть объектом эксплуатации, в силу чего их труд не может быть свободным.

Ст. 37.2, гласящая «принудительный труд запрещён», рассматриваемая в отношении свободных граждан, не защищает их от принуждения к труду (в том числе и с нарушением трудового законодательства) под воздействием заведомо неоплатного долга, роста цен, падения покупательной способности и прочих прелестей, порождаемых либерально-рыночной экономикой. Кроме того, экономическая реальность для изрядной доли населения страны делает несбыточным и право на отдых, провозглашаемое ст. 37.5, тем более, что государство не гарантирует заработной платы, превосходящей хотя бы прожиточный минимум, а только декларирует, что оно устанавливает минимальный размер оплаты труда (ст. 7.2), исходя из неведомо каких соображений.

При этом ст. 37.2 — ещё одна статья, гарантирующая право эксплуатации «человека человеком». Если сопоставить конституцию РФ 1993 г. с Конституцией СССР 1936 г., то:

в «Сталинской Конституции» труд свободен от эксплуатации человека человеком (ст. 4 и ст. 9) и в то же время труд — «обязанность и дело чести каждого способного к труду гражданина» (ст. 12);

в конституции РФ 1993 г.:

ст. 37.1 — «труд свободен»;

ст. 37.2 — «принудительный труд запрещён»;

Это означает, что в соответствии с действующей конституцией РФ любой гражданин и любой «человек» (т.е. иностранец, находящийся в РФ или имеющий в ней свой бизнес), имеет конституционное право паразитировать на труде и жизни других людей. Единственное требование к нему при этом — не нарушать действующее законодательство.

Спрашивается: Откуда возьмётся благоденствие в стране, где труд — не обязанность и не дело чести? если при этом Золотую Рыбку не поймали, со Щукой не договорились и Старик Хоттабыч не обещал исполнять все желания? а подневольный труд на паразитов неэффективен, даже если на него повесить ярлык «свободный труд»?

Соответственно изложенному выше, ст. 2 конституции РФ 1993 г., гласящая:

Человек, его права и свободы являются высшей ценностью. Признание, соблюдение и защита прав и свобод человека и гражданина — обязанность государства

— оказывается пустой демагогией, поскольку Сталин прав: настоящая свобода может быть только там, где уничтожена эксплуатация «человека человеком». О правах Человека читайте статью «Кто гарантирует защиту прав Человека от паразитов?» (http://inance.ru/2014/12/prava/).

Оговорка ст. 17.3:

Осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц

— ничего не значит, поскольку носит содержательно не определённый характер.

Покажем это на конкретных примерах.

3 Ст. 20.1.

Каждый имеет право на жизнь.

Казалось бы, это — главное право, но и это пустая демагогия, поскольку конституция РФ 1993 г. ориентирована на реализацию в жизни нашего общества либерально-рыночной экономической модели, влекущей за собой появление «экономически избыточного населения», уничтожаемого за ненадобностью системой внутрисоциальных отношений теми или иными способами.

В постсоветской РФ «экономически избыточному» населению предоставлена возможность самоликвидироваться в результате невозможности иметь доходы, позволяющие семье жить и развиваться; либо это может быть дополнено приобщением под воздействием безысходности к алкоголю и наркотикам, не все из которых запрещены законом; кроме того, не найдя возможностей законного заработка, обеспечивающего достойные человека условия жизни, какая-то часть населения станет на путь уголовщины.

Не лучше обстоит дело и с реальным обеспечением других конституционных прав.

4 Ст. 40.1.

Каждый имеет право на жилище. Никто не может быть произвольно лишён жилища.

Практическая реализация права на жилище требует экономического обеспечения.

И в силу того, что конституция ориентирована на реализацию либерально-рыночной модели, в которой каждый платит за себя, право на жилище гарантировано будет нарушаться для некоторой части населения страны.

Те, кто либерально-рыночной экономикой обречены быть «малоимущими», в большинстве своём не смогут получить жильё за счёт государственных программ помощи малоимущим (о такого рода программах речь идёт в ст. 40.3), поскольку государство тоже находится под бременем долговой кабалы и роста цен, вследствие чего не способно финансировать такого рода программы в необходимом объёме, вследствие передачи права эмиссии рубля Центробанку (ст. 75.1).

5 При этом ст. 75.2 делает Центробанк независимым в его деятельности от остальных органов государственной власти:

Защита и обеспечение устойчивости рубля — основная функция Центрального банка Российской Федерации, которую он осуществляет независимо от других органов государственной власти.

Статья 75.2 — ещё одна, многогранная как бриллиант, глупость в тексте действующей конституции.

Федеральный закон от 10 июля 2002 г. № 86- ФЗ «О Центральном банке Российской Федерации» — лежит в русле этой глупости. Хотя этот закон и провозглашает подотчётность Центробанка Госдуме (ст. 5), тем не менее — в силу миссии, на которую ориентирован Центробанк, — ему, в общем-то, не о чем отчитываться перед Думой, поскольку ни в конституции, ни в экономических теориях либерализма не определены понятия «защита и обеспечение устойчивости денежной единицы», ни принципы эмиссии, создающие предпосылки к устойчивому экономическому развитию.

Хотя ст. 4.1 этого федерального закона гласит, что Центробанк «во взаимодействии с Правительством Российской Федерации разрабатывает и проводит единую государственную денежно-кредитную политику», но это тоже управленческая глупость, поскольку эта статья закона не обязывает Центробанк обслуживать экономическую политику правительства.

Это делает правительство заложником Центробанка, что полностью соответствует высказыванию Ротшильда:

Дайте мне управлять деньгами страны, и мне нет дела, кто будет устанавливать там законы.

Реальность такова, что Центробанк, будучи единственным эмиссионным центром и кредитором последней инстанции, объективно является вершиной одной из ветвей реальной власти. Но он не входит в конституционную систему государственной власти РФ, описываемую ст. 10 конституции 1993 г., как один из самостоятельных видов власти:

Государственная власть в Российской Федерации осуществляется на основе разделения на законодательную, исполнительную и судебную. Органы законодательной, исполнительной и судебной власти самостоятельны.

А в силу ст. 75.2 конституции он не является и одним из органов исполнительной власти. Иначе говоря, в полном соответствии с либерально-рыночной экономической моделью, финансовая власть в РФ не является властью государственной и подтверждения этому мы описывали в нескольких статьях о Центробанке РФ, последняя из которых «Центральный банк — друг или враг народа?» (http://inance.ru/2014/09/izmena-centrobanka/).

При этом ст. 2 федерального закона № 86 прямо заявляет, что

Государство не отвечает по обязательствам Банка России, а Банк России — по обязательствам государства, если они не приняли на себя такие обязательства или если иное не предусмотрено федеральными законами.

Т.е. конституция РФ 1993 г. определяет статус Центробанка таким образом, что Российская Федерация лишается экономического суверенитета.

Вследствие ликвидации по умолчанию экономического суверенитета РФ таким путём, несбыточными оказываются и все прочие конституционные гарантии прав граждан России, требующих экономического обеспечения — в отношении: получения образования, медицинского обслуживания, социального обеспечения по старости и инвалидности. В силу свойств, объективно присущих либерально-рыночной экономической модели, такого рода права некоторой доли населения будут гарантированно нарушены. Вопрос только о величине этой доли и кто конкретно в неё попадёт.

Особенности положений Конституции 1936 года

В этой связи напомним, что Конституция СССР 1936 г. к ведению Союза Советских Социалистических Республик в лице его высших органов власти и органов государственного управления» относила и управление банками (ст. 14, пункт «м»), что обеспечивало полноту экономического суверенитета СССР, и соответственно — открывало возможность при адекватном управлении к гарантированной реализации всех прав и свобод всего населения, требующих экономического обеспечения.

В настоящее время никакие общественные инициативы и никакие общественные организации, ни трудовые коллективы, в соответствии с нею не только не обладают какими-либо реально властными полномочиями, но не обладают и правом законодательной инициативы в аспекте изменения конституции. А обращаться с «наказами» к депутатам по этому поводу смысла нет, поскольку все они — номенклатура тех или иных партий и служат спонсорам партий, т.е. крупному капиталу и олигархии не избираемых народом должностных лиц — т.е. высшей государственной бюрократии.

Всё это в совокупности означает, что является пустой демагогией и оказывается жизненно несостоятельной ст. 1.1 конституции РФ 1993 г.:

Носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации является ее многонациональный народ.

Для сравнения. Конституция СССР 1936 г. была ориентирована на обеспечение единства государственности и общества, выражающегося в их взаимной поддержке друг друга, основанного на реальном, а не декларативном народовластии.

Это обеспечивалось следующими её положениями:

прямым выдвижением кандидатов в депутаты трудовыми коллективами, общественными организациями, к числу которых относилась и ВКП (б);

депутаты в периоды между сессиями Советов продолжали в большинстве своём работать в трудовых коллективах, получая обычную для их профессий заработную плату и ведя тот образ жизни, который вели все остальные трудящиеся граждане (исключение — только те депутаты, кто после избрания в Советы начинал работать в их постоянно действующих органах или иных органах государственной власти);

системой наказов депутатам от избирателей;

обязанностью депутатов отчитываться перед избирателями;

подотчётностью постоянно действующих органов государственной власти Советам соответствующего уровня;

правом отзыва депутатов избирателями в любое время.

Если чего в этом перечне и не хватало, то — права прямого отзыва (т.е. помимо инициативы Советов) должностных лиц государственной власти и процедур реализации этого права с последующим определением судьбы отстранённых от должностей: от «быть простым гражданином СССР и продолжать работать в трудовом коллективе, из которого вышел на работу в сфере управления» — до «предстать перед следствием и судом за совершённые злоупотребления властью».

Как Конституция 1993 года определяет принцип воспроизводства государственности?

Ныне действующая конституция РФ ничего из этого перечня не обеспечивает. Она вообще не содержит описания ни принципов, ни процедур воспроизводства государственности.

Фактически это означает, что:

Конституция РФ 1993 неполноценна в аспекте определения конституционного строя, поскольку на протяжении всего времени её существования избирательное законодательство, касающееся выборов в Государственную думу и процедур формирования иных органов государственной власти уже не однократно изменялось; и высшие должностные лица снова говорят о необходимости рассмотрения вопроса о её очередном изменении.

Апофеозом юридического непрофессионализма является ст. 55 конституции РФ 1993г. Она прямо узаконивает вседозволенность, поскольку употребляемый в ней термин «другие общепризнанные права и свободы человека и гражданина»содержательно не определён:

Перечисление в Конституции Российской Федерации основных прав и свобод не должно толковаться как отрицание или умаление других общепризнанных прав и свобод человека и гражданина.

Наличие в конституции РФ 1993 г. во многих её местах юридически не состоятельных (в силу неопределённости их смысла терминов) показывает, что авторы её текста были далеки от правоприменительной практики на основе какой-либо законности. Они, хотя и успели начитаться юридических текстов разных стран и эпох, не умели соотносить их с реальной жизнью и практикой управления в обществе.

Между тем определённость смысла законов, отсутствие в них противоречий между различными их положениями в отношении одних и тех же вопросов, отсутствие противоречий между оглашениями и умолчаниями — безальтернативно необходимая основа для осуществления нормальной (в ранее определённом смысле) правоприменительной практики.

Этот принцип предельно чётко выразил Фидель Кастро в своей речи на суде в 1953 г.:

Элементарный принцип уголовного права требует, чтобы вменяемое в вину действие точно соответствовало виду преступления, наказуемого законом. Если же нет закона в точности применимого к спорному вопросу, нет и преступления.

Порицания конституции РФ 1993 г. носят единичный и незаметный в «мэйн-стриме» юридической мысли характер и чаще затрагивают вопрос о её легитимности, а не о её содержании и не о порочной правоприменительной практике, неизбежно проистекающей из её дефективности.

Послесловие

Но на наш взгляд, изложенного выше более чем достаточно, для того, чтобы иметь крайне низкое мнение о нравственных и интеллектуальных качествах авторов конституции РФ 1993 г., а также и о «полезности» её для обеспечения развития страны.

Добавить больше нечего.

Были и другие авторы … USAID — Агентство США по международному развитию. Вот цитата с их сайта:
USAID-funded Rule of Law implementers helped draft the Russian Constitution, Part I of the Russian Civil Code, and the Russian Tax Code.
USAID assistance led directly to the adoption of the 2001 Land Code which provided the right to buy, sell, and own urban and rural land in Russia.
Since 2001, the Government of Russia and the World Bank collaborated to implement two multi-billion-dollar judicial reform programs.
Они впрямую говорят, что помогли написать черновик Конституции РФ, часть I Гражданского Кодекса и Налоговый Кодекс.
Взято с их сайта: https://www.usaid.gov/news-information/fact-sheets/usaid-russia

Информация для налогоплательщиков

09.04.2015 12:37Просмотров: 691О применении пункта 25 статьи 381 Налогового кодекса Российской Федерации

Департамент налоговой и таможенно-тарифной политики рассмотрел письмо о применении пункта 25 статьи 381 Налогового кодекса Российской Федерации и сообщает.

В соответствии с пунктом 1 статьи 374 Налогового кодекса Российской Федерации (далее — Кодекс) объектами налогообложения для российских организаций признается движимое и недвижимое имущество (в том числе имущество, переданное во временное владение, в пользование, распоряжение, доверительное управление, внесенное в совместную деятельность или полученное по концессионному соглашению), учитываемое на балансе в качестве объектов основных средств в порядке, установленном для ведения бухгалтерского учета, если иное не предусмотрено статьями 378, 378.1 и 378.2 Кодекса.

Пунктом 25 статьи 381 Кодекса установлено, что освобождаются от налогообложения с 1 января 2015 года организации — в отношении движимого имущества, принятого с 1 января 2013 года на учет в качестве основных средств, за исключением следующих объектов движимого имущества, принятых на учет в результате:

реорганизации или ликвидации юридических лиц;

передачи, включая приобретение, имущества между лицами, признаваемыми в соответствии с положениями пункта 2 статьи 105.1 Кодекса взаимозависимыми.

Поэтому движимое имущество, принятое на учет в качестве основных средств в результате реорганизации или ликвидации, передачи (приобретения) у взаимозависимых лиц (в том числе в течение 2013 — 2014 годов), признается объектом налогообложения по налогу на имущество организаций с 1 января 2015 года.

Правила формирования в бухгалтерском учете информации об основных средствах организации установлены Положением по бухгалтерскому учету «Учет основных средств» (ПБУ 6/01), утвержденным приказом Минфина России от 30.03.2001 N 26н, и Планом счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и инструкцией по его применению, утвержденными приказом Минфина России от 31.10.2001 N 94н.

Учитывая положения ПБУ 6/01 и Плана счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и инструкции по его применению, указанная налоговая льгота применяется в отношении объектов основных средств, учтенных организацией в качестве объектов основных средств на счетах бухгалтерского учета 01 «Основные средства» и 03 «Доходные вложения в материальные ценности».

Согласно Плану счетов бухгалтерского учета финансово-хозяйственной деятельности организаций и инструкции по его применению предметы труда, предназначенные для обработки, переработки или использования в производстве, либо для хозяйственных нужд, средств труда, не учитываются в качестве основных средств, а подлежат отражению в качестве производственных запасов по счету бухгалтерского учета 10 «Материалы».

В силу статьи 374 Кодекса производственные запасы не признаются объектом налогообложения по налогу на имущество организаций.

Следовательно, изготовленные из материалов, приобретенных после 1 января 2013 года у взаимозависимого лица (не признаваемого взаимозависимым лица), объекты движимого имущества, учтенные в качестве объектов основных средств, не подлежат налогообложению в соответствии с пунктом 25 статьи 381 Кодекса.

Пунктами 14 и 27 ПБУ 6/01 предусмотрено, что изменение первоначальной стоимости основных средств, в которой они приняты к бухгалтерскому учету, допускается в случаях достройки, дооборудования, реконструкции, модернизации, частичной ликвидации и переоценки объектов основных средств. При этом затраты на модернизацию и реконструкцию объекта основных средств после их окончания увеличивают первоначальную стоимость такого объекта, если в результате модернизации и реконструкции улучшаются (повышаются) первоначально принятые нормативные показатели функционирования (срок полезного использования, мощность, качество применения и т.п.) объекта основных средств.

Поэтому, если в отношении объектов основных средств применялась льгота по налогу на имущество организаций по пункту 25 статьи 381 Кодекса, то действие указанной налоговой льготы в отношении объектов основных средств, восстановленных с привлечением материалов, приобретенных у взаимозависимого лица на его модернизацию и реконструкцию, сохраняется.ф

Собственник вправе истребовать свое имущество из чужого незаконного владения.

Комментарий к Ст. 301 ГК РФ

В комментируемой статье закреплено традиционное понятие виндикационного иска (от лат. vim dicere — объявлять о применении силы), известное уже в классическом и позднейшем праве Юстиниана и рассматриваемое как требование невладеющего собственника к владеющему несобственнику о возврате ему вещи.

Лицо, являющееся невладеющим собственником, выступает в гражданском процессе истцом, оно доказывает, что ему принадлежит конкретное имущество на праве собственности путем предъявления соответствующих доказательств и что ответчик незаконно владеет чужим имуществом. Предметом виндикационного иска в рассматриваемой ситуации является имущество, которое по незаконным основаниям выбыло из владения собственника.

2. Традиционными условиями применения виндикационного иска являются следующие.

Субъектом права на виндикацию является собственник или иной титульный владелец, который должен доказать наличие права собственности либо титульного владения вещью, например субъект права хозяйственного ведения, оперативного управления и др. (см. комментарий к ст. 305 ГК РФ). Однако в соответствии с п. 4 ст. 20 Закона об унитарных предприятиях собственник имущества унитарного предприятия вправе истребовать имущество унитарного предприятия из чужого незаконного владения.

Ответчиком по виндикационному иску является лицо, у которого имущество фактически находится в незаконном владении. Незаконный владелец — это лицо, владеющее вещью против воли собственника, в отличие от законного владельца, который владеет вещью по воле собственника. Иск об истребовании имущества, предъявленный к лицу, в незаконном владении которого это имущество находилось, но у которого оно к моменту рассмотрения дела в суде отсутствует, не может быть удовлетворен .

———————————
Пункты 22, 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 10.

Объектом виндикации является индивидуально-определенная вещь, сохранившаяся в натуре. Результаты интеллектуальной деятельности, бездокументарные ценные бумаги, вещи, определяемые родовыми признаками, вещи, не сохранившиеся в натуре, не могут быть предметом виндикации. В отношении утраченной вещи, вещи, прекратившей свое существование или изменившей назначение, может быть предъявлен иск из причинения вреда.

Следует обратить внимание на следующее: несмотря на то что на основании Федерального закона «О государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним» в отношении недвижимого имущества единственным доказательством является государственная регистрация такого права, значительная часть недвижимости не внесена в государственный реестр прав. При этом названный Закон признает ранее возникшие (в том числе незарегистрированные) права. Конечно же, в отличие от движимых вещей жилое помещение, являющееся недвижимым имуществом, невозможно похитить, утерять. Вместе с тем при определенных обстоятельствах оно может оказаться вышедшим из владения собственника помимо его воли путем незаконного изъятия, незаконного обладания или незаконного препятствования в осуществлении права владения им.

3. В правоприменительной практике нередко возникают проблемы «конкуренции исков», в частности вещно-правовых и обязательственных исков (из договоров, из неосновательного обогащения), а также вещно-правовых исков и исков о применении последствий недействительной сделки.

Соотношение вещно-правовых и обязательственно-правовых исков в литературе не получило однозначной оценки. Дискуссионным в данном случае является вопрос о возможности перехода от договорного иска к виндикационному. Так, А.В. Венедиктов пришел к выводу о возможности такого перехода: «Собственник вправе, предъявив договорный иск и оказавшись не в состоянии представить суду необходимые доказательства в обоснование этого иска, предъявить виндикационный иск» . Г.К. Толстой считал, что такой переход допустил бы возможность неправильной квалификации отношений сторон судом . На наш взгляд, предпочтительнее точка зрения, отрицающая возможность перехода от одного иска к другому, так как незаконный владелец и владелец по договору находятся в разных правовых положениях. У лица, владеющего имуществом по договору, в отличие от незаконного владельца, возникают определенные права на имущество, причем эти права подлежат защите. Если в таком случае допустить возможность предъявления виндикационного иска, они могут быть существенно нарушены. К указанным нарушениям, например, можно отнести требование освобождения жилого помещения при неистекшем сроке договора жилищного найма.

———————————
Венедиктов А.В. Гражданско-правовая охрана социалистической собственности. Л., 1954. С. 174.

Многие из подобного рода вопросов нашли отражение в актах Конституционного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ. Так, в п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 25 февраля 1998 г. N 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав» говорится о том, что иск собственника о возврате имущества лицом, с которым собственник находится в обязательственном правоотношении по поводу спорного имущества (конкуренция вещно-правовых и обязательственных исков из договоров), подлежит разрешению в соответствии с законодательством, регулирующим данное правоотношение . Так, например, судьба произведенных арендатором улучшений арендованного имущества (право собственности на них принадлежит арендатору) определяется в соответствии с нормой ст. 623 ГК РФ в зависимости от их характера. При истребовании доверителем от поверенного акций, приобретенных для доверителя в соответствии с договором поручения, судом установлено, что подобный иск не является виндикационным, а должен вытекать из обязательственных отношений .

———————————
Вестник ВАС РФ. 1998. N 10.

Пункт 6 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 апреля 1998 г. N 33 «Обзор практики разрешения споров по сделкам, связанным с размещением и обращением акций» // Вестник ВАС РФ. 1998. N 6.

В случае признания сделки недействительной подлежат применению нормы ст. 167 ГК РФ (двусторонняя реституция и др.). Нормы о виндикационном иске не применяются, что подтверждено и Постановлением КС РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П , а также п. п. 1 — 3 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения .

———————————
Постановление Конституционного Суда РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П «По делу о проверке конституционности положений пунктов 1 и 2 статьи 167 Гражданского кодекса Российской Федерации в связи с жалобами граждан О.М. Мариничевой, А.В. Немировской, З.А. Скляновой, Р.М. Скляновой и В.М. Ширяева» // Собрание законодательства РФ. 2003. N 17. Ст. 1657.

Вестник ВАС РФ. 2009. N 1.

Как отмечается в Постановлении КС РФ от 21 апреля 2003 г. N 6-П, права лица, считающего себя собственником имущества, не подлежат защите путем удовлетворения иска к добросовестному приобретателю с использованием правового механизма, установленного п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ. Такая защита возможна лишь путем удовлетворения виндикационного иска, если для этого имеются те предусмотренные ст. 302 ГК РФ основания, которые дают право истребовать имущество и у добросовестного приобретателя (безвозмездность приобретения имущества добросовестным приобретателем, выбытие имущества из владения собственника помимо его воли и др.).

Иное истолкование положений п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ означало бы, что собственник имеет возможность прибегнуть к такому способу защиты, как признание всех совершенных сделок по отчуждению его имущества недействительными, т.е. требовать возврата полученного в натуре не только в случае, когда речь идет об одной (первой) сделке, совершенной с нарушением закона, но и когда спорное имущество было приобретено добросовестным приобретателем на основании последующих (второй, третьей, четвертой и т.д.) сделок. Тем самым нарушались бы вытекающие из Конституции РФ установленные законодателем гарантии защиты прав и законных интересов добросовестного приобретателя.

Таким образом, содержащиеся в п. п. 1 и 2 ст. 167 ГК РФ общие положения о последствиях недействительности сделки в части, касающейся обязанности каждой из сторон возвратить другой все полученное по сделке (по их конституционно-правовому смыслу в нормативном единстве со ст. ст. 166 и 302 ГК), не могут распространяться на добросовестного приобретателя, если это непосредственно не оговорено законом, а потому не противоречат Конституции РФ.

Названное правовое регулирование отвечает целям обеспечения стабильности гражданского оборота, прав и законных интересов всех его участников, а также защиты нравственных устоев общества, а потому не может рассматриваться как чрезмерное ограничение права собственника имущества, полученного добросовестным приобретателем, поскольку собственник обладает правом на его виндикацию у добросовестного приобретателя по основаниям, предусмотренным п. п. 1 и 2 ст. 302 ГК РФ. Кроме того, собственник, утративший имущество, обладает иными предусмотренными гражданским законодательством средствами защиты своих прав .

———————————
Собрание законодательства РФ. 2003. N 17. Ст. 1657.

4. В другом споре при рассмотрении требования лица, передавшего имущество по недействительному договору аренды, о возврате этого имущества на основании п. 2 ст. 167 ГК РФ суд обоснованно не стал исследовать право этого лица на спорное имущество. Суд отклонил довод ответчика о необходимости применения правил о виндикационном иске к требованиям о возврате в натуре имущества, полученного по недействительной сделке, указав, что в соответствии со ст. ст. 12, 167 ГК РФ применение последствий недействительности сделки является самостоятельным способом защиты гражданских прав. В рамках этого спора право истца на имущество исследованию не подлежит, однако удовлетворение такого иска не предрешает исход возможного спора о принадлежности имущества .

———————————
Пункт 3 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения, рекомендованного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126.

5. Немало споров возникает относительно распространения на виндикационный иск сроков исковой давности. На виндикацию, что неоднократно подтверждалось и судебной практикой, распространяется общий срок исковой давности в три года, в отличие от негаторного иска, на который срок исковой давности не распространяется (ст. ст. 208, 304 ГК) .

Виндикационный иск может быть заявлен в течение трех лет со дня, когда лицо узнало или должно было узнать о нарушении своего права (ст. 200 ГК). Течение срока исковой давности по иску об истребовании движимого имущества из чужого незаконного владения начинается со дня обнаружения этого имущества. При этом исковая давность по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения при смене владельца этого имущества не начинает течь заново .

———————————
Пункты 12, 13 Обзора судебной практики по некоторым вопросам, связанным с истребованием имущества из чужого незаконного владения, рекомендованного информационным письмом Президиума ВАС РФ от 13 ноября 2008 г. N 126.

Выбор между указанными выше исками определяется тем, находится или не находится та или иная вещь в чужом незаконном владении.