УДО УК РФ

Правовое определение содержания понятия «военное имущество» (Баженов А.В.)

Исполнение обязанностей военной службы в большинстве случаев сопряжено с использованием специальных материальных средств — военного имущества.
Важность обеспечения сохранности военного имущества обусловила установление специальных мер уголовной ответственности за нарушение порядка его сбережения.
В одной из предыдущих статей автор указывал, что система мер уголовной ответственности за нарушение порядка сбережения военного имущества (система преступлений против порядка сбережения военного имущества) включает в себя как общеуголовные, так и специальные нормы.
Уголовная ответственность за нарушение порядка сбережения оружия, боеприпасов и военной техники предусмотрена ст. ст. 346 — 348 УК РФ, входящими в систему специальных составов преступлений против военной службы.
Привлечение к уголовной ответственности за нарушение порядка сбережения иного военного имущества происходит на основании общеуголовных норм, предусмотренных ст. ст. 167 — 168 УК РФ <1>.
———————————
<1> Более подробно см.: Баженов А.В. Уголовная ответственность военнослужащих за нарушение порядка сбережения военного имущества… // Право в Вооруженных Силах. 2016. N 1 (вкладка «Военно-уголовное право»).
При этом важное значение для правоприменения указанных статей УК РФ имеют вопросы определения понятия «военное имущество» и порядка его оборота.
Особенности учета, хранения, высвобождения и оборота военного имущества можно выделить с помощью анализа нормативных правовых актов, регламентирующих само содержание понятия «военное имущество», а также порядок его обращения.
Военное имущество в полном объеме является государственной собственностью. К правовым основаниям для определения военного имущества в качестве государственной собственности можно отнести п. п. 1 и 5 ст. 214 ГК РФ (ч. 1).
Так, в соответствии с п. 1 ст. 214 ГК РФ государственной собственностью в Российской Федерации является имущество, принадлежащее на праве собственности Российской Федерации (федеральная собственность), и имущество, принадлежащее на праве собственности субъектам Российской Федерации — республикам, краям, областям, городам федерального значения, автономной области, автономным округам (собственность субъекта Российской Федерации).
Согласно п. 5 указанной статьи отнесение государственного имущества к федеральной собственности и к собственности субъектов Российской Федерации осуществляется в порядке, установленном законом.
До настоящего времени такой закон не принят. Применяется Постановление Верховного Совета Российской Федерации от 27 декабря 1991 г. N 3020-1 «О разграничении государственной собственности в Российской Федерации на федеральную собственность, государственную собственность республик в составе Российской Федерации, краев, областей, автономной области, автономных округов, городов Москвы и Санкт-Петербурга и муниципальную собственность» (в редакции от 24 декабря 1993 г.) (далее — Постановление).
Так, в соответствии с п. 1 данного документа объекты государственной собственности, указанные в приложении 1 к Постановлению, независимо от того, на чьем балансе они находятся, и от ведомственной подчиненности предприятий относятся исключительно к федеральной собственности.
Пункт 2 разд. II «Объекты, относящиеся исключительно к федеральной собственности» (приложение 1 к Постановлению) соответственно относит к федеральной собственности имущество вооруженных сил, железнодорожных, пограничных и внутренних войск, органов безопасности, органов внутренних дел Российской Федерации и других учреждений, финансирование которых осуществляется из республиканского бюджета Российской Федерации, а также расположенных на территории Российской Федерации учреждений, финансировавшихся из государственного бюджета СССР.
Раздел III приложения 1 к Постановлению к федеральной собственности относит также объекты оборонного производства, которые включают в себя:
1) все предприятия, производящие системы и элементы вооружения, взрывчатые и отравляющие вещества, расщепляющиеся и радиоактивные материалы, ракетные носители, космические и летательные аппараты, военное снаряжение, предприятия и объекты, обеспечивающие обслуживание, запуск и сопровождение космических аппаратов, осуществляющие НИР и ОКР в указанных областях, независимо от доли военных заказов;
2) защищенные рабочие помещения запасных пунктов управления всех органов государственной власти и управления, а также объекты связи и инженерной инфраструктуры, предназначенные для использования в особый период.
Кроме перечисленных выше нормативных правовых актов, важное место в определении правового статуса военного имущества и порядка обращения с ним занимает Закон Российской Федерации от 21 июля 1993 г. N 5485-1 «О государственной тайне» (в редакции от 8 марта 2015 г.).
В соответствии со ст. 5 данного Закона государственную тайну составляют, в частности, сведения в военной области:
— о планах строительства Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск Российской Федерации, о направлениях развития вооружения и военной техники, о содержании и результатах выполнения целевых программ, научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ по созданию и модернизации образцов вооружения и военной техники;
— о разработке, технологии, производстве, об объемах производства, о хранении, об утилизации ядерных боеприпасов, их составных частей, делящихся ядерных материалов, используемых в ядерных боеприпасах, о технических средствах и (или) методах защиты ядерных боеприпасов от несанкционированного применения, а также о ядерных энергетических и специальных физических установках оборонного значения;
— о тактико-технических характеристиках и возможностях боевого применения образцов вооружения и военной техники, о свойствах, рецептурах или технологиях производства новых видов ракетного топлива или взрывчатых веществ военного назначения;
— о дислокации, назначении, степени готовности, защищенности режимных и особо важных объектов, об их проектировании, строительстве и эксплуатации, а также об отводе земель, недр и акваторий для этих объектов;
— о дислокации, действительных наименованиях, об организационной структуре, о вооружении, численности войск и состоянии их боевого обеспечения, а также о военно-политической и (или) оперативной обстановке.
Из приведенных положений следует, что определенные действия, связанные с хранением, перемещением, использованием военного имущества, не подлежат разглашению, так как сопряжены с выполнением мероприятий, отнесенных к государственной тайне.
Во многих нормативных правовых актах содержатся определение понятия «военное имущество» и критерии отнесения конкретных видов имущества к данной категории.
Так, в соответствии со ст. ст. 1 и 2 Федерального закона от 8 декабря 2011 г. N 423-ФЗ «О порядке безвозмездной передачи военного недвижимого имущества в собственность субъектов Российской Федерации — городов федерального значения Москвы, Санкт-Петербурга и Севастополя, муниципальную собственность и о внесении изменений в отдельные законодательные акты Российской Федерации» (в редакции от 3 июля 2016 г.) к военному недвижимому имуществу относятся здания, сооружения, объекты, строительство которых не завершено (за исключением зданий, сооружений, объектов, строительство которых не завершено, которые необходимы для обеспечения осуществления федеральными органами государственной власти полномочий в области обороны страны и безопасности государства), земельные участки (в том числе незастроенные земельные участки), находящиеся:
1) в границах военных городков (за исключением закрытых военных городков);
2) в границах земельных участков, используемых для обеспечения деятельности Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, организаций, предприятий, учреждений, осуществляющих функции в области обороны страны и безопасности государства, в случае, если на этих земельных участках находятся объекты (в том числе объекты, строительство которых не завершено), в которых расположены жилые помещения указанных войск, воинских формирований и органов, организаций, предприятий, учреждений.
Определение недвижимого военного имущества содержится также в Постановлении Правительства Российской Федерации от 24 июня 1998 г. N 623 «О Порядке высвобождения недвижимого военного имущества внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, воинских формирований и органов» (в редакции от 23 декабря 2011 г.).
Так, в соответствии с п. 2 Порядка высвобождения недвижимого военного имущества внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, воинских формирований и органов, утвержденного указанным Постановлением, недвижимое военное имущество — это недвижимое имущество, находящееся в оперативном управлении внутренних войск Министерства внутренних дел Российской Федерации, воинских формирований и органов, а также в хозяйственном ведении или оперативном управлении предприятий и организаций, находящихся в системе соответствующих федеральных органов исполнительной власти.
Определение движимого военного имущества, а также наименование отдельных видов данного военного имущества содержатся в Постановлении Правительства Российской Федерации от 15 октября 1999 г. N 1165 «О реализации высвобождаемого движимого военного имущества» (в редакции от 10 сентября 2016 г.).
Так, из содержания п. 1 Правил высвобождения и реализации движимого военного имущества, утвержденных указанным Постановлением Правительства Российской Федерации, следует, что к категории движимого военного имущества отнесено движимое имущество (кроме вооружения и боеприпасов), закрепленное в оперативном управлении Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, воинских формирований и органов, а также в хозяйственном ведении или оперативном управлении предприятий и организаций, находящихся в ведении федеральных органов исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба.
Виды такого имущества закреплены в Перечне высвобождаемого движимого военного имущества (кроме вооружения и боеприпасов), реализуемого федеральными органами исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, утвержденном вышеназванным Постановлением Правительства Российской Федерации.
К данному имуществу, в частности, отнесены: авиационные двигатели, редукторы, запасные части и агрегаты к ним, а также агрегаты несущих систем летательных аппаратов; наземное оборудование и инструмент к летательным аппаратам, подвесные топливные баки; авиационное, радиоэлектронное, светотехническое и иное бортовое оборудование летательных аппаратов; аэронавигационное, радиотехническое, светотехническое и иное оборудование аэродромов, средства контрольно-проверочной аппаратуры наземного обеспечения систем летательных аппаратов, приспособления и запасные части для обеспечения эксплуатации и ремонта бортовых систем летательных аппаратов, приборы, системы и средства эксплуатации противолодочного, ракетно-артиллерийского вооружения, технические морские средства (барокамеры и т.д.) и морские животные для специальных целей (дельфины и т.д.); плавучие причалы и др. <2>.
———————————
<2> Всего данный Перечень содержит 117 наименований видов военного имущества.
Особенности реализации отдельных видов движимого военного имущества установлены Указом Президента Российской Федерации от 23 июля 1997 г. N 775 «Об изменении порядка реализации высвобождаемого военного имущества, акционирования и приватизации предприятий военной торговли» (в редакции от 10 июля 2014 г.), которым, в частности, разрешается федеральным органам исполнительной власти, в которых предусмотрена военная служба, осуществлять реализацию высвобождаемого движимого военного имущества, перечень которого утверждается Правительством Российской Федерации, путем продажи на аукционе, посредством публичного предложения или без объявления цены на внутреннем рынке и реализацию указанного имущества, не относящегося к продукции военного назначения, на внешнем рынке через уполномоченные руководителями этих федеральных органов исполнительной власти подразделения, территориальные органы указанных федеральных органов или находящиеся в их ведении организации, а также привлекать для этих целей лиц в порядке, установленном законодательством Российской Федерации <3>.
———————————
<3> Пункт 1 Указа Президента Российской Федерации от 23 июля 1997 г. N 775.
Указанные выше документы универсальны и распространяют свое действие на правоотношения, связанные с оборотом военного имущества, в любых органах, где предусмотрена военная служба.
Различными ведомственными нормативными правовыми актами понятие и порядок оборота военного имущества детализируются и уточняются.
Например, к таким актам следует отнести Руководство по войсковому (корабельному) хозяйству в Вооруженных Силах Российской Федерации, утвержденное Приказом Министра обороны Российской Федерации от 3 июня 2014 г. N 333.
Согласно данному Руководству военное имущество как объект войскового (корабельного) хозяйства включает в себя материально-техническую базу, вооружение, военную и специальную технику и другие материальные ценности, а также земельные участки <4>.
———————————
<4> Пункт 1 Руководства по войсковому (корабельному) хозяйству в Вооруженных Силах Российской Федерации.
Материально-техническая база включает в себя объекты хозяйственного, технического, медицинского назначения, учебно-материальной базы боевой подготовки, воспитательной работы и службы войск.
К объектам хозяйственного назначения относятся: казарменно-жилищный фонд (каюты, кубрики), столовые (камбузы, кают-компании); хлебозаводы и хлебопекарни; бани и прачечные; склады (кладовые) и другие аналогичные объекты.
К объектам технического назначения относятся: коммунальные сооружения с оборудованием и инженерными сетями; парки (гаражи), мастерские; аэродромные и портовые сооружения, а также автомобильные дороги необщего пользования и железнодорожные пути необщего пользования с имеющимися погрузочно-разгрузочными устройствами; другие аналогичные объекты.
К объектам медицинского назначения относятся: лечебно-диагностические корпуса отдельных медицинских отрядов, здания медицинских рот (пунктов) соединений и воинских частей.
К объектам учебно-материальной базы боевой подготовки относятся: специально оборудованные и оснащенные здания (комплексы зданий) и сооружения, участки местности с расположенными на них сооружениями, предназначенные для проведения учебных занятий (учений, тренировок) по планам (программам) подготовки войск (сил), учебным планам (программам) подготовки слушателей (курсантов) образовательных организаций высшего образования Министерства обороны Российской Федерации.
К объектам учебно-материальной базы воспитательной работы относятся: клубы (культурно-досуговые центры), библиотеки, радиоузлы, комнаты (каюты) информирования и досуга, комнаты (каюты) воинской (боевой, военно-морской) славы (истории), музеи, центры (пункты) психологической разгрузки, телевизионные центры, кино- и видеообъединения, кино- и видеопрокатные пункты и другие аналогичные объекты.
К объектам учебно-материальной базы службы войск относятся учебные классы, караульные городки.
К материальным ценностям относятся все виды вооружения, военной и специальной техники, боеприпасы, горючее и смазочные материалы, продовольствие, вещевое имущество и другие материальные ценности <5>.
———————————
<5> Пункт 3 Руководства по войсковому (корабельному) хозяйству в Вооруженных Силах Российской Федерации.
Из приведенного перечня следует, что военное имущество в широком понимании представляет собой обширный перечень предметов, устройств и приспособлений, используемых в повседневной деятельности войск и предназначенных для обеспечения как специальных задач, так и насущных бытовых потребностей.
Основным критерием для отнесения тех или иных материальных средств к категории военного имущества в широком смысле данного понятия будет служить факт нахождения конкретного имущества на балансе (в хозяйственном ведении, оперативном управлении) соответствующей воинской части, организации, учреждения Вооруженных Сил Российской Федерации, других войск, органов и воинских формирований, в которых законом предусмотрена военная служба.
Концепция управления имуществом Вооруженных Сил Российской Федерации, утвержденная Министром обороны Российской Федерации 2 октября 2013 г., под военным имуществом понимает движимое и недвижимое имущество, в том числе объекты капитального строительства, находящиеся у Вооруженных Сил на праве хозяйственного ведения, оперативного управления, постоянного (бессрочного) пользования, имущество подведомственных Министерству обороны Российской Федерации организаций, акции открытых акционерных обществ, доли в уставных капиталах обществ с ограниченной ответственностью, созданных в результате приватизации находящихся в ведении Министерства обороны Российской Федерации федеральных государственных унитарных предприятий. При этом в данном документе понятия «военное имущество» и «имущество Вооруженных Сил» рассматриваются в качестве равнозначных.
Правовым основанием для реализации права собственности на военное имущество является ГК РФ. В соответствии с п. 3 ст. 214 и ст. 125 данного Кодекса от имени Российской Федерации могут своими действиями приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, выступать в суде органы государственной власти в рамках их компетенции, установленной актами, определяющими статус этих органов.
Применительно к Министерству обороны Российской Федерации актом, определяющим его полномочия по реализации права собственности на военное имущество, является Указ Президента Российской Федерации от 16 августа 2004 г. N 1082 «Вопросы Министерства обороны Российской Федерации» (в редакции от 1 апреля 2016 г.), которым утверждено Положение об этом органе.
Так, в соответствии с подп. 56 и 71 п. 7 Положения о Министерстве обороны Российской Федерации оно осуществляет следующие полномочия:
— обеспечивает в Вооруженных Силах Российской Федерации учет, хранение и расходование материальных ресурсов и финансовых средств в соответствии с установленными порядком и нормами, а также осуществляет контроль финансово-экономической и хозяйственной деятельности Вооруженных Сил;
— осуществляет в пределах своей компетенции правомочия собственника имущества, закрепленного за Вооруженными Силами, а также правомочия в отношении земель, лесов, вод и других природных ресурсов, предоставленных в пользование Вооруженным Силам.
Согласно подп. 36, 45, 47 п. 10 названного Положения Министр обороны Российской Федерации:
— определяет порядок списания с учета вооружения, военной и специальной техники, специальных средств и других материальных средств в Вооруженных Силах Российской Федерации, исключения из состава Военно-Морского Флота и перевода из одного класса в другой кораблей и судов Военно-Морского Флота в соответствии с законодательством Российской Федерации;
— определяет по согласованию с Министерством финансов Российской Федерации особенности бухгалтерского учета в Вооруженных Силах;
— утверждает номенклатуру специальной техники и материальных средств, в отношении которых Министерство обороны Российской Федерации осуществляет функции государственного заказчика по размещению заказов, заключению, оплате, контролю и учету выполнения контрактов по государственному оборонному заказу.
Постановлением Правительства Российской Федерации от 29 декабря 2008 г. N 1053 установлены функции Министерства обороны Российской Федерации в целях управления имуществом Вооруженных Сил Российской Федерации и подведомственных Министерству обороны Российской Федерации организаций.
Схожие по своей сути нормы применительно к Федеральной службе охраны Российской Федерации содержит Указ Президента Российской Федерации от 7 августа 2004 г. N 1013 «Вопросы Федеральной службы охраны Российской Федерации» в (редакции от 1 апреля 2015 г.).
В соответствии с подп. 60, 67, 69 п. 12 Положения о Федеральной службе охраны Российской Федерации ФСО России:
— осуществляет в порядке, определенном законодательством Российской Федерации, полномочия собственника федерального имущества, переданного федеральным государственным унитарным предприятиям и федеральным государственным учреждениям, подведомственным ФСО России;
— реализует в соответствии с законодательством Российской Федерации право постоянного (бессрочного) пользования земельными участками, владения, пользования и распоряжения (оперативного управления) недвижимым и движимым имуществом органов государственной охраны, находящимся в федеральной собственности; осуществляет содержание, эксплуатацию, текущий и капитальный ремонт зданий, сооружений и объектов, закрепленных за ФСО России;
— ведет учет имущества органов государственной охраны, сведения о котором составляют государственную тайну.
Аналогичные нормы определяют порядок реализации права собственности на военное имущество в других федеральных органах исполнительной власти, в которых законом предусмотрена военная служба.
Таким образом, проведенный анализ отдельных нормативных правовых актов, регламентирующих содержание понятия «военное имущество» и особенности его оборота, позволяет сделать следующие выводы.
Общие положения, связанные с особенностями учета, хранения, высвобождения и оборота военного имущества, закреплены в федеральных нормативных правовых актах (федеральные законы, указы Президента Российской Федерации, постановления Правительства Российской Федерации). Ведомственными правовыми актами федеральных органов исполнительной власти, в которых законом предусмотрена военная служба, данные положения детализируются.
Военное имущество в широком понимании представляет собой обширный перечень предметов, устройств и приспособлений, используемых в повседневной деятельности войск и предназначенных для обеспечения как специальных задач, так и насущных бытовых потребностей. Военное имущество можно подразделить на движимое и недвижимое.
Все военное имущество является государственной федеральной собственностью и отнесено к объектам, необходимым для обеспечения функционирования федеральных органов исполнительной власти и решения общероссийских задач.
Информация об определенных действиях, связанных с хранением, перемещением, использованием военного имущества, не подлежит разглашению, так как эти действия сопряжены с выполнением мероприятий, отнесенных к государственной тайне.
Библиографический список
1. Ахметшин Х.М. Военно-уголовное право: Учеб. / Х.М. Ахметшин и др. М.: За права военнослужащих, 2008.
2. Баженов А.В. Уголовная ответственность военнослужащих за нарушение порядка сбережения военного имущества… // Право в Вооруженных Силах: Военно-правовое обозрение. 2016. N 1 (вкладка «Военно-уголовное право». 2016.) С. 104.

Статья 79. Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания

1. Лицо, отбывающее содержание в дисциплинарной воинской части, принудительные работы или лишение свободы, подлежит условно-досрочному освобождению, если судом будет признано, что для своего исправления оно не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания, а также возместило вред (полностью или частично), причиненный преступлением, в размере, определенном решением суда. При этом лицо может быть полностью или частично освобождено от отбывания дополнительного вида наказания.

2. Применяя условно-досрочное освобождение, суд может возложить на осужденного обязанности, предусмотренные частью пятой статьи 73 настоящего Кодекса, которые должны им исполняться в течение оставшейся не отбытой части наказания.

3. Условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:
а) не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести ;
б) не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление ;
в) не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным частью седьмой настоящей статьи ;
г) не менее трех четвертей срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а равно за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также за преступления, предусмотренные статьями 205, 205.1, 205.2, 205.3, 205.4, 205.5 и 210 настоящего Кодекса;
д) не менее четырех пятых срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших четырнадцатилетнего возраста.

4. Фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев.

4.1. При рассмотрении ходатайства осужденного об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания суд учитывает поведение осужденного, его отношение к учебе и труду в течение всего периода отбывания наказания, в том числе имеющиеся поощрения и взыскания, отношение осужденного к совершенному деянию и то, что осужденный частично или полностью возместил причиненный ущерб или иным образом загладил вред, причиненный в результате преступления, а также заключение администрации исправительного учреждения о целесообразности его условно-досрочного освобождения. В отношении осужденного, страдающего расстройством сексуального предпочтения (педофилией), не исключающим вменяемости, и совершившего в возрасте старше восемнадцати лет преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего четырнадцатилетнего возраста, суд также учитывает применение к осужденному принудительных мер медицинского характера, его отношение к лечению и результаты судебно-психиатрической экспертизы.

5. Лицо, отбывающее пожизненное лишение свободы, может быть освобождено условно-досрочно, если судом будет признано, что оно не нуждается в дальнейшем отбывании этого наказания и фактически отбыло не менее двадцати пяти лет лишения свободы. Условно-досрочное освобождение от дальнейшего отбывания пожизненного лишения свободы применяется только при отсутствии у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих трех лет. Лицо, совершившее в период отбывания пожизненного лишения свободы новое тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочному освобождению не подлежит .

6. Контроль за поведением лица, освобожденного условно-досрочно, осуществляется уполномоченным на то специализированным государственным органом, а в отношении военнослужащих — командованием воинских частей и учреждений.
7. Если в течение оставшейся не отбытой части наказания:
а) осужденный совершил нарушение общественного порядка, за которое на него было наложено административное взыскание, или злостно уклонился от исполнения обязанностей, возложенных на него судом при применении условно-досрочного освобождения, а равно от назначенных судом принудительных мер медицинского характера, суд по представлению органов, указанных в части шестой настоящей статьи, может постановить об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся не отбытой части наказания;
б) осужденный совершил преступление по неосторожности либо умышленное преступление небольшой или средней тяжести, вопрос об отмене либо о сохранении условно-досрочного освобождения решается судом ;
в) осужденный совершил тяжкое или особо тяжкое преступление, суд назначает ему наказание по правилам, предусмотренным статьей 70 настоящего Кодекса. По этим же правилам назначается наказание в случае совершения преступления по неосторожности либо умышленного преступления небольшой или средней тяжести, если суд отменяет условно-досрочное освобождение .

Комментарий к статье 79 Уголовного Кодекса РФ

Освобождение от уголовной ответственности и освобождение от наказания имеют общие черты и существенные различия.

Общее заключается в том, что в обоих случаях виновный перестает подвергаться мерам государственного принуждения, предусмотренным УК РФ. Уголовная ответственность и уголовное наказание могут быть применены только к виновному лицу, т.е. при наличии в его действиях состава преступления, и освобождение как от уголовной ответственности, так и от уголовного наказания возможно только при конкретных условиях, указанных в законе.

Уголовный закон предполагает ряд существенных отличий между указанными понятиями:

1) освобождение от уголовной ответственности в основном связано с совершением преступлений небольшой или средней тяжести; освобождение от наказания этим признаком жестко не связано;

2) от уголовной ответственности может быть освобождено лицо на любой стадии судопроизводства (обвиняемый, подсудимый, осужденный); от наказания — только лицо, в отношении которого состоялся обвинительный приговор с назначением наказания;

3) в соответствии с уголовно-процессуальным законодательством от уголовной ответственности может быть освобождено лицо не только судом, но и прокурором, следователем, органом дознания с согласия прокурора (ст. ст. 25, 28 УПК РФ); от наказания лицо освобождается только по решению суда.

Одни и те же обстоятельства могут выступать и как основания освобождения от уголовной ответственности, и как основания освобождения от наказания — все зависит от стадии процесса. Так, при принятии законодательным органом постановления об амнистии уголовные дела, находящиеся в стадии расследования, могут подлежать прекращению, а лица, привлеченные к уголовной ответственности, — освобождению от нее. Лица, отбывающие наказание, при условиях, указанных в акте амнистии, подлежат освобождению от наказания.

В отличие от прежней редакции ст. 79 УК РФ условно-досрочное освобождение от наказания в настоящее время может быть применено только в отношении лиц, осужденных к двум видам наказания — лишению свободы и содержанию в дисциплинарной воинской части. К осужденным к другим видам наказания условно-досрочное освобождение в соответствии с законом не применяется.

Условно-досрочное освобождение является одним из проявлений принципа гуманизма. Сущность этого института состоит в освобождении лица от дальнейшего отбывания наказания при наличии условий, установленных законом. В случае применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания лицо может быть также освобождено полностью или частично от отбывания дополнительного вида наказания. Но условно-досрочное освобождение от отбывания наказания осуществляется при наличии обстоятельств, указанных в законе, и под определенными условиями, которые освобожденный должен соблюдать в течение неотбытого срока наказания.

Следует отметить, что в отличие от положений прежней редакции ч. 1 ст. 79 УК РФ, предусматривающих возможность условно-досрочного освобождения, действующая редакция нормы указывает не на возможность, а на обязательность рассмотрения этого вопроса судом при наличии соответствующего обращения. Ранее закон (ст. 175 УИК РФ) предусматривал возможность внесения в суд представления об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания только со стороны учреждения или органа, исполняющих наказание. В настоящее время сам осужденный, к которому может быть применено условно-досрочное освобождение, а также его адвокат (законный представитель) вправе обратиться в суд с ходатайством об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания, которое подлежит обязательному рассмотрению судом по существу.

Применение условно-досрочного освобождения от отбывания наказания возможно при наличии нескольких условий.

Первое состоит в том, что осужденный отбывает наказание того вида, который указан в ст. 79 УК РФ, т.е. лишение свободы или содержание в дисциплинарной воинской части.

Второе условие заключается в наличии формального критерия возможности освобождения — отбытии установленного законом срока назначенного наказания. Этот срок определен законодателем с учетом категории преступления.

Условно-досрочное освобождение может быть применено только после фактического отбытия осужденным:

а) не менее одной трети срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;

б) не менее половины срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;

в) не менее двух третей срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также двух третей срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся, если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным ч. 7 ст. 79 УК РФ.

При этом фактически отбытый осужденным срок лишения свободы не может быть менее шести месяцев независимо от категории преступления, за совершение которого он осужден.

По смыслу положений ст. 130 УИК РФ во взаимосвязи с положениями ст. 72 УК РФ время содержания под стражей в качестве меры пресечения во всяком случае подлежит зачету при определении общего срока назначенного судом наказания, а также при исчислении срока отбытого наказания, позволяющего применить условно-досрочное освобождение от наказания <1>.

———————————
<1> См.: Постановление Конституционного Суда РФ от 27 февраля 2003 г. N 1-П // СЗ РФ. 2003. N 10. Ст. 953.

Установление обязательного к отбытию срока наказания до возникновения одного из условий возможности условно-досрочного освобождения необходимо для того, чтобы, во-первых, осужденный претерпел хотя бы и не в течение всего назначенного срока ограничения, связанные с отбыванием наказания, и тем самым был бы соблюден принцип справедливости, и, во-вторых, для того, чтобы в течение отбываемого срока осужденный мог проявить себя, доказать, что для своего исправления он не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания.

Среди всех осужденных закон особо выделяет осужденных к пожизненному лишению свободы. Применение к ним условно-досрочного освобождения от отбывания наказания не исключается, но фактически отбытый срок лишения свободы должен составлять не менее двадцати пяти лет.

Положения ст. 79 УК РФ по своему конституционно-правовому смыслу не препятствуют применению условно-досрочного освобождения от наказания и в отношении лиц, которым назначенное по приговору суда наказание в виде смертной казни было в порядке помилования заменено на лишение свободы <1>.

———————————
<1> Определение Конституционного Суда РФ от 11 июля 2006 г. N 406-О // СЗ РФ. 2007. N 2. Ст. 403.

Если виновный осужден по совокупности преступлений, входящих в различные категории, то вопрос об условно-досрочном освобождении может быть поставлен по отбытии необходимого для этого срока, назначенного за совершение наиболее тяжкого из преступлений, входящих в совокупность.

Следующим условием применения условно-досрочного освобождения является наличие материального основания освобождения. Дело в том, что условно-досрочно может быть освобожден не каждый осужденный, отбывший определенную часть наказания, а только осужденный, который перестал быть опасен для общества и применительно к которому дальнейшая реализация наказания нецелесообразна. Поэтому закон и связывает возможность освобождения с тем фактором, что лицо для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного судом наказания. Такое отсутствие необходимости далее отбывать наказание должно быть установлено судом. При решении этого вопроса суд принимает во внимание в совокупности все обстоятельства, характеризующие и преступление, и личность осужденного, и особенно его поведение в период отбывания наказания.

В частности, во внимание принимаются такие факторы, как частичное или полное возмещение причиненного ущерба или иное заглаживание вреда, причиненного в результате преступления, раскаяние в совершенном деянии, данные о поведении осужденного, его отношении к учебе и труду во время отбывания наказания, об отношении осужденного к совершенному деянию, иные сведения, свидетельствующие об исправлении осужденного. Несомненно, суд учитывает и позицию администрации учреждения, исполняющего наказание, о целесообразности условно-досрочного освобождения.

При наличии всех условий применения условно-досрочного освобождения от отбывания наказания осужденный согласно закону подлежит освобождению. Кроме того, по смыслу ст. 79 УК РФ суд не вправе отказывать в условно-досрочном освобождении по мотивам, не предусмотренным законом.

Дополнительные к вышеперечисленным основания освобождения установлены в отношении осужденных к пожизненному лишению свободы. Эта категория осужденных может быть условно-досрочно освобождена не только по отбытии двадцати пяти лет лишения свободы и установлении судом фактора отсутствия необходимости в дальнейшем отбывании наказания, но и при условии отсутствия у осужденного злостных нарушений установленного порядка отбывания наказания в течение предшествующих трех лет перед решением вопроса об освобождении.

В соответствии со ст. 116 УИК РФ злостным нарушением осужденными к лишению свободы установленного порядка отбывания наказания являются: употребление спиртных напитков либо наркотических средств или психотропных веществ; мелкое хулиганство; угроза, неповиновение представителям администрации исправительного учреждения или их оскорбление при отсутствии признаков преступления; изготовление, хранение или передача запрещенных предметов; уклонение от исполнения принудительных мер медицинского характера или от обязательного лечения, назначенного судом или решением медицинской комиссии; организация забастовок или иных групповых неповиновений, а равно активное участие в них; мужеложство, лесбиянство и другие нарушения, предусмотренные указанной статьей.

Кроме того, к осужденным, отбывающим пожизненное лишение свободы и совершившим в период отбывания наказания тяжкое или особо тяжкое преступление, условно-досрочное освобождение от отбывания наказания вообще не применяется.

В отношении всех иных категорий осужденных УК РФ не содержит запретов для применения условно-досрочного освобождения вне зависимости от категории совершенного преступления и личности виновного, будь то лицо, впервые осужденное либо неоднократно судимое.

Если суд откажет в условно-досрочном освобождении, то повторное внесение в суд представления может иметь место не ранее чем по истечении шести месяцев со дня вынесения определения суда об отказе (ч. 11 ст. 175 УИК РФ).

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания предполагает наличие контроля за поведением освобожденного на свободе с тем, чтобы способствовать его правопослушному поведению. Этим же целям служит и возможность возложения судом на условно-досрочно освобожденного ряда обязанностей. Перечень их приведен в ч. 5 ст. 73 УК РФ. К ним, например, относятся обязанности: не менять постоянного места жительства, работы, учебы без уведомления специализированного государственного органа, осуществляющего исправление осужденного, не посещать определенные места, пройти курс лечения от алкоголизма, наркомании, токсикомании или венерического заболевания, осуществлять материальную поддержку семьи. Суд может возложить на условно-досрочно освобожденного исполнение и других обязанностей, способствующих его исправлению.

Возложение обязанностей на осужденного при условно-досрочном освобождении — право, а не обязанность суда. Следует иметь в виду, что суд может назначить как одну из перечисленных обязанностей, так и несколько из них, а также и весь комплекс обязанностей, перечисленных в ч. 5 ст. 73 УК РФ.

Контроль за поведением лица, освобожденного условно-досрочно, осуществляется уполномоченным на то специализированным государственным органом, а в отношении военнослужащих — командованием воинских частей и учреждений.

Условно-досрочное освобождение от отбывания наказания не является необратимым. Если освобожденный в течение оставшейся неотбытой части наказания совершает правонарушения, не исполняет предписание суда, ведет антиобщественный образ жизни, эти обстоятельства говорят о необходимости продолжения применения к нему мер, связанных с реальным отбыванием наказания. В таких случаях условно-досрочное освобождение может быть отменено.

Вместе с тем законом предусмотрены абсолютно конкретные основания отмены условно-досрочного освобождения.

Первым из них закон называет нарушение общественного порядка, за которое на освобожденного было наложено административное взыскание. Совершенное нарушение должно в обязательном порядке как основание отмены условно-досрочного освобождения относиться к нарушениям именно общественного порядка, т.е. оно должно быть включено в главу 20 КоАП РФ. К таким нарушениям, например, относятся: мелкое хулиганство (ст. 20.1), стрельба из оружия в не отведенных для этого местах (ст. 20.13), распитие пива и напитков, изготавливаемых на его основе, алкогольной и спиртосодержащей продукции либо потребление наркотических средств или психотропных веществ в общественных местах (ст. 20.20) и др. Обязательным условием при этом является не только сам факт совершения правонарушения, но и наложение административного взыскания. Только совокупность этих факторов может явиться основанием отмены условно-досрочного освобождения.

Второе основание отмены — злостное уклонение от исполнения обязанностей, возложенных на осужденного судом при применении условно-досрочного освобождения. Здесь при определении злостности уклонения применяются те же критерии, что и при определении злостности неисполнения обязанностей при условном осуждении. В случае злостного уклонения условно-досрочно освобожденным от исполнения обязанностей, возложенных судом, суд по представлению органов, осуществляющих контроль за поведением освобожденных, может постановить об отмене условно-досрочного освобождения и исполнении оставшейся не отбытой части наказания. Третье основание отмены условно-досрочного освобождения от отбывания наказания — это совершение освобожденным преступления по неосторожности. Однако в этом случае отмена условно-досрочного освобождения не является обязательной и вопрос об отмене либо о сохранении условно-досрочного освобождения решается судом.

Последнее и безусловное основание отмены условно-досрочного освобождения — совершение умышленного преступления освобожденным. В этом случае суд назначает ему наказание по правилам, предусмотренным ст. 70 УК РФ. По этим же правилам назначается наказание в случае совершения преступления по неосторожности, если суд отменяет условно-досрочное освобождение.

Другой комментарий к статье 79 УК РФ

1. Условно-досрочное освобождение заключается в освобождении осужденного от дальнейшего реального отбывания наказания с условием обязательного соблюдения ряда предписаний, перечисленных в законе и установленных судом в соответствии со ст. ст. 79 и 93 УК. Для применения этой нормы необходимо наличие определенных условий и оснований.

2. По закону допускается условно-досрочное освобождение лиц, отбывающих только наказание в виде содержания в дисциплинарной воинской части, принудительных работ или лишения свободы. При этом осужденный может быть полностью или частично освобожден от отбывания дополнительного вида наказания.

Рассматриваемое освобождение возможно только после фактического отбытия определенной части назначенного судом наказания; размер ее зависит либо от категории преступления, либо от вида преступления, за которое лицо отбывает наказание. Так, оно может быть применено только после фактического отбытия осужденным:

— не менее 1/3 срока наказания, назначенного за преступление небольшой или средней тяжести;

— не менее 1/2 срока наказания, назначенного за тяжкое преступление;

— не менее 2/3 срока наказания, назначенного за особо тяжкое преступление, а также 2/3 срока наказания, назначенного лицу, ранее условно-досрочно освобождавшемуся (если условно-досрочное освобождение было отменено по основаниям, предусмотренным ч. 7 комментируемой статьи);

— не менее 3/4 срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, а равно за тяжкие и особо тяжкие преступления, связанные с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров, а также за преступления, предусмотренные ст. ст. 205 — 205.2, 210 УК;

— не менее 4/5 срока наказания, назначенного за преступления против половой неприкосновенности несовершеннолетних, не достигших 14-летнего возраста (ст. ст. 131 — 135, 240 — 242.2 УК).

Фактически отбытый осужденным срок лишения свободы независимо от продолжительности назначенного в приговоре срока наказания не может быть менее шести месяцев.

Если лицо осуждено по совокупности преступлений различной категории тяжести либо по совокупности приговоров, то при освобождении надлежит исходить из окончательного срока наказания, назначенного по совокупности. При его исчислении следует применять правила, предусмотренные ч. 3 ст. 79 для наиболее тяжкого преступления, входящего в совокупность (п. 2 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21 апреля 2009 г. N 8 «О судебной практике условно-досрочного освобождения от отбывания наказания, замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания» <1>).

———————————
<1> БВС РФ. 2009. N 7.

3. При рассмотрении ходатайства об условно-досрочном освобождении от отбывания наказания осужденного за преступление против половой неприкосновенности несовершеннолетнего, не достигшего 14-летнего возраста, суд учитывает результаты психолого-психиатрической экспертизы в отношении такого осужденного.

4. Не исключается применение условно-досрочного освобождения в отношении лица, отбывающего наказание в виде пожизненного лишения свободы. Для этого необходимо, чтобы судом было признано, что осужденный не нуждается в дальнейшем отбывании наказания и фактически отбыл не менее 25 лет лишения свободы.

К условно-досрочному освобождению не представляются осужденные:

— совершившие новое тяжкое или особо тяжкое преступление в период отбывания пожизненного лишения свободы;

— злостно нарушавшие установленный порядок отбывания наказания в течение предшествующих трех лет.

5. Основанием освобождения является убежденность суда в том, что осужденный для своего исправления не нуждается в полном отбывании назначенного наказания. Показатели исправления зависят от вида отбываемого наказания и личности осужденного и могут, в частности, заключаться в соблюдении требований режима, примерном поведении, добросовестном отношении к труду и учебе.

6. На условно освобожденного суд может возложить обязанности, предусмотренные в ч. 5 ст. 73 УК, которые должны им исполняться в течение неотбытой части наказания.

Контроль за поведением лица, освобожденного условно-досрочно, а также за выполнением возложенных на него судом обязанностей осуществляется уполномоченными на то специализированными органами, а в отношении военнослужащих — командованием воинских частей и учреждений.

7. В соответствии с ч. 7 комментируемой статьи нарушениями требований, способными повлечь отмену условно-досрочного освобождения, признаются:

— нарушение общественного порядка, за которое на осужденного было наложено административное взыскание (неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции, мелкое хулиганство, распитие спиртных напитков в общественных местах и т.д.);

— злостное уклонение от исполнения обязанностей, возложенных на освобожденного. Под этим следует понимать повторное невыполнение таких обязанностей после вынесения органом, контролирующим поведение осужденного, письменного предупреждения о возможности отмены освобождения;

— злостное уклонение от назначенных судом принудительных мер медицинского характера;

— совершение преступления небольшой или средней тяжести в течение неотбытой части наказания.

8. Условно-досрочное освобождение подлежит обязательной отмене в случае совершения тяжкого или особо тяжкого преступления. В связи с этим осужденный должен полностью отбыть оставшуюся часть наказания безотносительно к тому, что какое-то время он добросовестно исполнял возложенные на него судом обязанности.

Правовое государство по Канту

Истинное призвание права — надежно гарантировать морали то социальное пространство, в котором она могла бы нормально проявлять себя, в котором она могла бы беспрепятственно реализовывать свободы индивида. В этом суть идеи Канта о моральной обоснованности права и его моральной основе.

Осуществление права требует того, что бы оно было общеобязательным. Всеобщая обязательность права достигается принудительно силой (соблюдение индивидуумом правовой нормы, воспрепятствование его нарушения, восстановления нарушенного). Без принудительной силы право не способно осуществлять свои функции и категорический императив в качестве всеобщего закона лишиться своей безусловности. Снабдить право принудительной силой способно только государство — исконный и первичный носитель принуждения.

Государственность вызывает к жизни и ее бытие и оправдывает требования категорического императива.

Государство — объединение множества людей, подчиненных правовыми законами, его необходимость обусловлена не с практическими, чувственно осязаемыми индивидуальными, групповыми и общими потребностями членов общества, а с категориями, всецело принадлежащими рассудочному, умопостигаемому миру. На государстве нет бремени забот о материальной обеспеченности граждан, об удовлетворении их социальных и культурных нужд, об их трубе, здоровье, образовании и т.д. Под благом государства не следует понимать «благо граждан и их счастье». Под благом государства следует понимать состояние наибольшей согласованности конституции с принципами права, к чему нас обязывает и стремится разум при помощи категорического императива. Выдвижение и защита Кантом тезиса о том, что благо и назначение государства в совершенном праве, в максимальном соответствии устройства и режима государства принципам права, дали основание считать Канта одним из главных основателей идей правового государства.

Кант многократно подчеркивал насущную необходимость для государства опираться на право, ориентироваться в своей деятельности на него, согласовывать все свои действия. Государство, которое уклоняется от соблюдения прав и свобод, не обеспечивает охраны позитивных законов, рискует потерять доверие и уважение своих граждан. Люди будут сознательно находиться в оппозиции к государству.

Идеалом организации государства для него служила система разделения и субординации властей.

Идею разделения властей Кант трактует как идею равновесия властей.

Законодательная власть, — принадлежащая только суверенной «коллективной воле народа». Исполнительная власть — сосредоточена у законного правителя и подчинена законодательной верховной власти. Судебная власть — назначена властью исполнительной. Субординация и согласие трех ветвей власти способны предотвратить деспотизм и гарантировать благоденствие государства.

В свою очередь данный принцип был положен мыслителем в основу разграничения форм государства на республиканскую и деспотическую. “Республиканизм есть государственный принцип отделения исполнительной власти (правительства) от законодательной; деспотизм — принцип самовластного исполнения государственных законов, данных им самим”. Традиционной классификации форм государства по числу правящих лиц (на монархию, аристократию и демократию) Кант не придавал особого значения, считая ее выражением буквы, а не духа государственного устройства. По смыслу этой концепции, монархия оказывалась республикой, если в ней проведено разделение властей, и, наоборот, деспотией, если таковое отсутствует.

Самодержавная форма власти, вполне может быть республиканской (поскольку в ней четко разделены законодательная и исполнительная власть), а демократия чрезвычайно подвержена трансформации в деспотизм и совместима с ним.

Кант считал реально достижимым строем государства конституционную монархию.

Государь, правитель наделяется только правами. Кант оспаривает право народа наказывать главу государства, если даже тот нарушает свой долг перед государством. Осуждается также право на восстание и опускается только легальное и в некотором смысле пассивное сопротивление существующей власти.

Все политически изменения Кант предлагает путем плавных реформ сверху, но не в коем случае не путем открытой вооруженной борьбы. Обсуждая способы перехода к идеальному государству, философ категорически отверг путь насильственной революции. Правового состояния общества, подчеркивал он, невозможно достичь противоправными средствами. Казнь Карла I в Англии и суд над Людовиком XVI во Франции вызывали у него “чувство полного ниспровержения всех правовых понятий”. В связи с этим Кант доказывал необходимость “подчинения ныне существующей власти, каково бы ни было ее происхождение” и призывал добиваться преобразований в государственном строе мирным путем, с помощью постепенных законодательных реформ. Теория Канта обосновывала проведение буржуазной революции легальными методами.

Будущее развитие человечества мыслитель связывал с образованием мировой конфедерации правовых республиканских государств. С этой точки зрения, его доктрина предвосхитила основную тенденцию политического развития в XIX в. — переход к парламентским формам правления при сохранении института монархии. Сам Кант, впрочем, был далек от того, чтобы рассматривать образование правового государства как ближайшую перспективу. “Совершенное правовое устройство у людей — это вещь в себе”, — указывал он.

Во взглядах на отношения между государствами Кант выступал против не правового состояния этих отношений, против господства на международной арене права сильного. Выход из такого состояния он видел в создании равноправного союза народов, задача которого — оказывать помощь государствам при нападении извне. Существование такого союза — залог жизнеспособности человечества в целом. Неотъемлемой частью всей философской системы Канта является идея вечного мира. Хотя эту идею сам он считал нереализуемой, однако полагал, что союз государств может приблизить человечество к осуществлению такого идеала.

Учение Канта о праве и государстве явилось первой крупной политической доктриной, созданной с учетом итогов и под непосредственным впечатлением Великой французской революции. Кант соединил политическую программу либерализма с идеями наиболее радикальных и популярных течений того времени и придал им форму глубоко продуманной теоретической системы, которая с трудом поддавалась критике. Кантовская философия по праву считается немецким вариантом оправдания Французской революции.