Тождественность иска

КиПиАй юрслужбы предприятия: насколько это необходимо?

Нам, юристам, всегда хочется получать много и чтобы нас, дорогих (во всех смыслах слова) ценили и лелеяли. Но как оценить работу корпоративного юриста?

Нам, юристам, всегда хочется получать много и чтобы нас, дорогих (во всех смыслах слова) ценили и лелеяли. Но как оценить работу корпоративного юриста?

В глобальном разрезе эффективности корпоративных юристов всегда присутствовала проблема оценки работы юриста со стороны собственника (руководителя предприятия). К сожалению, в большинстве своем руководство далеко от понимания нюансов, деталей и специфики работы корпоративного юриста. Единственное, что могут понять и ощутить собственники бизнеса – это полученную выгоду или конкретное решение той или иной возникшей проблемы. Но к счастью бизнеса и к «несчастью» юристов, такие значимые и «осязаемые» решения вопросов не носят систематического характера, отсюда опять возникает вопрос: «как оценить работу корпоративного юриста»?

На самом деле поднимаемый вопрос оценки эффективности работы корпоративных юристов поднимался и периодически поднимается на различных профессиональных форумах, встречах и семинарах. С другой стороны присутствие вышеуказанных сложностей дает понимание, что дальше разговоров дело не доходит. Так в чем сложность?

Когда у меня в жизни стоял вопрос выбора дальнейшей профессии, я не сомневался, и точно знал, что хочу быть и стану юристом. Многие недоумевали, поскольку с раннего детства у меня проявлялись некоторые склонности к художественному творчеству и родители очень хотели дальше развивать во мне эти способности. На что я им ответил просто – работа юриста также творческая, и требует немало вдохновения. Как показала жизнь, я оказался прав. Действительно, как оценить неоднозначную и далеко не простую кропотливую работу юриста в подготовке исковых заявлений, широту виденья обязательств сторон в договоре на двадцать и более страниц? Это действительно сложно, но необходимо.

В работе любой юридической службы рано или поздно возникают конфликты на почве несогласия отдельных сотрудников с оценкой их работы со стороны руководителя службы или даже непосредственно руководства предприятия. В такой ситуации обычно прав тот, кто выше по служебной иерархии, а если не прав, смотри пункт первый. Это классический подход. Мы же попробуем быть чуть прогрессивнее и эффективнее.

Вернемся немного к сути понятия корпоративного юриста. Корпоративный юрист — это не просто юрист, это член управленческой команды, полноправный участник выработки стратегии предприятия. Роль юриста в фирме можно сравнить с ролью штурмана, задача которого – провести корабль по картам и навигационным приборам сквозь рифы и мели до точки назначения, не допустив катастрофы.

Ключевой момент определения эффективности работы корпоративного юриста – в его значимости и ценности, как одного из основных структурных механизмов качественного ведения бизнеса.

Итак, главная задача руководителя юридического департамента – сделать так, чтобы вся «команда» сплотилась и работала как единое целое, направляя таланты и усилия подчиненных на достижение нужного им результата. Установить и обозначить приоритеты – мало, ибо это еще не означает, что ваши сотрудники будут строго придерживаться их. Особое внимание в работе руководителя службы (департамента) должно уделяться эффективному управлению своим персоналом, составлению алгоритма действий, который поможет структурировать работу департамента и овладеть эффективными рычагами управления им, правильному пониманию внутренних рабочих процессов, обеспечению управляемости юридических процессов на предприятии, требованиям, предъявляемым к юристам, определению профиля должностей, определению уровня конфликтности работников и способностей разумно решать возникающие трудные ситуации, с которыми нередко приходится сталкиваться юристам, оценке эффективности работы сотрудников юридического отдела – KPI (key performance indicator), а также постоянному изучению теоретического материала и практических инструментов, необходимых для успешной управленческой работы в юридической сфере. Некоторые способы руководства департаментом могут быть универсальными, другие же специфичны – в зависимости от направления работы, квалификации и количества сотрудников отдела. В любом случае, как утверждает Пол Лемберг – один из ведущих консультантов мира по вопросам роста бизнеса, «практика свидетельствует – удача улыбается тем, кто способен думать нестандартно и находить нетрадиционные подходы к решению привычных задач».

Итак, построение эффективной юридической команды состоит из следующих этапов.

— определение оптимальной организационной структуры юридической службы;

— мотивация;

— критерии оценки работы юриста;

1. Одним из важнейших факторов успешной деятельности юридической службы является определение её оптимальной организационной структуры, которая должна устанавливаться исходя из задач, объемов и характера операций, общей организационной структуры компании. Представляется возможным (в идеале) совмещать два подхода в кадровом составе юридического департамента: здесь должны присутствовать как специалисты широкого профиля, способные гибко отреагировать на потребности компании и изменения в законодательстве, быстро, но при этом тщательно изучить проблему, так и узкоспециализированные юристы-профессионалы. Я остаюсь сторонником работы юристов в корпоративном секторе по узкой специализации, но требуется гибкий подход к нынешним изменениям в бизнесе и жизни. По четкому замечанию основателя и руководителя компании Dell Майкла Делла: «Единственное, что стабильно, это изменения».

И действительно, в условиях динамично развивающегося законодательства и часто изменяющейся правоприменительной практики юрист вынужден постоянно изучать, анализировать и применять огромное количество новых материалов. Способы решения различных практических задач довольно быстро устаревают, и специалистам юридической службы приходится искать новые решения для аналогичных случаев. А специализация сотрудников в определенных областях позволяет сократить объем информации, используемой каждым из них в отдельности, и тем самым добиться от них более глубокого изучения круга проблем и механизмов выполнения задач, относящихся к их компетенции. В результате возникает возможность значительно повысить качество и оперативность работы юридического департамента.

С другой стороны, нынешняя очень сложная и тяжелая экономическая ситуация не всегда позволяет такую роскошь, как узкопрофильный специалист, поэтому украинские предприятия все больше возвращаются к практике найма «универсальных солдат». Насколько это оправдано, сказать сложно, поскольку есть еще гении у нас в стране, способные охватить практически все отрасли права одновременно и пытаться балансировать на грани позитивной эффективности своей работы. Отсюда как бы нам не хотелось, но последнее слово будет за теми, кто нанимает нас, корпоративных юристов. И уже только от нас зависит, сможем мы убедить собственника изменить свое решение или нет.

2. Мотивация. В этом всегда существовала сложность в корпоративном секторе. Как мотивировать сотрудника, который получает стабильную заработную плату ежемесячно? Ответ может быть как простым, так и реально сложным. Проще там, где еще существует «теневая» или «конвертная» система оплаты труда. В таких предприятиях все зависит от настроения руководителя на момент выплаты и вообще присутствует большая доля субъективности. Тем не менее, некоторые компании с такой вынужденной системой оплаты труда пытаются как-то выстраивать прозрачные правила игры на основе различных положений. Куда сложнее при «белой» и «чистой» системе оплаты. Тут уже включаются нормы КЗоТа, не позволяющего ухудшать условия труда отдельно взятого сотрудника. Об увольнении, как единственно сдерживающем факторе еще сложнее говорить, ибо увольнение сотрудника с официальной зарплатой – отдельная тема для обсуждения. Единственный выход из данной ситуации – введение системы премирования. Это уже собственный опыт, который показал свою эффективность. Премирование должно быть как ежемесячным, так и ежегодным, поскольку задачи перед юристами могут стоять как краткосрочные, так и долгоиграющие (оформление прав на недвижимость, реорганизация структуры управления корпоративными правами и т.п.). Отсюда оклад для специалиста – это добросовестное выполнение возложенных личностных, трудовых и дисциплинарных обязанностей, а премия выполняет роль поощрения за своевременность и эффективность выполнения поставленных задач. Для этого также необходимо внедрение некоего плана действий как на месяц, так и на год, выполнение которых, соответственно, подвязано к премиальной части.

3. Критерии оценки работы корпоративного юриста.

В этом заключается основная проблема при оценке эффективной работы корпоративного юриста. Нельзя привязываться только к количественным показателям, поскольку различные иски требуют различных схем достижения цели (зависит в какой роли выступает юрист – ответчика или истца), разняться временные рамки и достигнутые цели. Аналогичная ситуация и с анализом и подготовкой договоров. Кроме того не следует забывать о систематических запросах о предоставлении юридических заключений и выводов, также существенно разнящихся по трудозатратам времени и сил. Отсюда подход к оценке должен быть смешанным: качественно-количественный. Итак, попробуем расставить критерии:

Качественные:

  1. Успешное выполнение поставленной задачи;
  2. Время выполнения поставленной задачи;
  3. Выполнение мер по минимизации затрат;
  4. Самостоятельность при выполнении задания;
  5. Умение выработать практику на будущее и внедрение рекомендаций на предприятии;
  6. Умение грамотно комуницировать как с внутренними источниками, так и внешними;
  7. Соблюдение общих требований внутренней трудовой дисциплины.

Количественные:

Затруднительно спрогнозировать на год вперед количество открытых дел по инициации внутри компании, предъявленных исков и претензий со стороны третьих лиц. И конечно значительно тяжелее спрогнозировать какое количество договоров и ВЭД контрактов будет подготовлено силами юридической службы на протяжении года, не говоря о запросах на подготовку различных юридических выводов и заключений. Это факт и с этим трудно спорить. Поэтому вынужден подключать некий субъективный фактор, а именно анализ сложившейся практики. Речь идет об анализе проделанной работы за прошлый год, анализ сложившейся экономической и финансовой ситуации на самом предприятии и перспектив, исходя из выше взятых факторов. Да, позиции будут приблизительны, поэтому необходим некоторый корректирующий процент в районе 10-15% от 100% запланированного. Кроме того, есть смысл ввести полугодовое подведение итогов и планирования с целью возможной корректировки поставленных долгосрочных обязательств юридической службы. Я долго искал свой путь определения качественных показателей эффективности работы корпоративных юристов и по итогу анализа различных уже разработанных ранее схем и предложений нашими коллегами, остановился на нижеследующем.

На примере формул это может выглядеть следующим образом:

  • Претензионная (досудебная) работа.

Формула расчета: (Nреш./Nпол.) × 100%,

где Nреш. – количество эффективно решенных в досудебном порядке проблем (претензий) + экономический эффект; Nпол. — количество всех полученных юридическим отделом проблем (претензий) за период + прогнозируемый экономический эффект (+-).

  • Судебная работа.

По искам, инициированных юридической службой:

Формула расчета: (СoWin*/Aco) x 100%) + (Aef – Costs),

где СoWin – количество выигранных дел (или включая все инстанции или по факту вступления решения суда в законную силу), Aco – общее количество дел в производстве, Aef — экономический эффект, Costs — понесенные затраты;

* Может быть корректировка экономического эффекта в связи с пересмотром требований в процессе судопроизводства

По искам, инициированным третьими лицами:

Формула расчета: аналогичная искам, инициированным юридической службой.

По искам неимущественного характера:

Формула расчета: (CoWin/Aco) x 100% и Aef – Costs*

где СoWin – количество выигранных дел (или включая все инстанции или по факту вступления решения суда в законную силу), Aco – общее количество инициированных дел.

Aef — экономический эффект, Costs — понесенные затраты; * — определяется по каждой категории дел отдельно

Убытки компании, не возвращенные по вине юридической службы:

Формула расчета: РУ + УВ – СР,

где РУ – реальный ущерб; УВ – упущенная выгода*; СР – сбереженные расходы.

  • при возможности ее рассчитать
    • Договорная работа:

Формулы, исходя из специфики конкретной отрасли:

  • (ATC/AC) x 100%,

где ATC – общее количество договоров (контрактов, соглашений и т.п.) типовой формы, заключенных без изменений со стороны контрагентов по ключевым показателям, AC – общее количество договоров за отчетный период.

  • (AМC/AC) x 100%,

где AМC – общее количество договоров (контрактов, соглашений и т.п.) типовой формы, заключенных с изменением со стороны контрагентов по ключевым показателям,

AC – общее количество договоров за отчетный период.

  • (AWC/EC) x 100%

где AWC – общее количество договоров (контрактов, соглашений и т.п.), заключенных контрагентами по ключевым показателям на условиях юридической службы (в переговорном процессе на основании поставленных задач),

EC – общее количество договоров за отчетный период.

  • (ARC/AC) x 100%

где ARC – общее количество договоров (контрактов, соглашений и т.п.), заключенных с контрагентами на условиях определенных рисков, выявленных юридической службой, но принятой со стороны руководящего состава предприятия (в переговорном процессе на основании поставленных задач),

AC – общее количество договоров за отчетный период.

  • Корпоративное сопровождение:

Формула расчета: (AD — ADB/ADP) x 100%

где, AD – общее количество процессуальных документов, подготовленных в процессе работы предприятия (исходя из организационно-правовой формы). Документы подготовлены грамотно и своевременно , ADB – количество возвращенных на доработку документов в связи с допущенными ошибками, пропусками сроков иное, ADP – общее количество документов, предусмотренных законодательством и генерированных юристами или инициированных службами за отчетный период.

  • Общеправовое сопровождение:

Формула расчета: (A/AF) x 100% и (EfA/AF) x 100%

где, A – общее количество выданных юридических выводов, аналитики со стороны юридической службы, AF – общее количество поступивших запросов. Отдельно, на основании анкетирования служб предприятия определяется EfA – общий позитивный эффект, полученный на инициированный запрос, AF – общее количество поданных запросов.

  • Доля расходов юридического отдела, %.

Формула расчета: (Rотд./Rобщ.) × 100%,

где Rотд. – расходы юридического отдела; Rобщ. – общие расходы компании.

К этому всему безусловно необходим некоторый субъективный подход, исходя из специфики работы каждого отдельного юридического лица либо холдинга, количества корпоративных юристов, отрасли работы бизнеса, частоты обращения за внешним сопровождением и т.п. Некоторые основные, базисные элементы для своей, объективной и взвешенной оценки я предоставил.

Следует отметить и не забывать, что работа любой юридической службы и оценка KPI юристов – это прежде всего оценка слаженной, эффективной работы команды над глобальными задачами, поставленными единым бизнес-планом.

Отсюда 100% эффективность главного юриста, как модератора и топ-менеджера сопровождаемых юридических процессов на предприятии – это 100% эффективность его команды.

Тождество исков

Александр Бычков, юрист, г. Москва.

Процессуальное законодательство позволяет суду отклонить тождественные иски. Но не всегда тождество исков очевидно. Рассмотрим подробно, какие иски считаются тождественными, в каких случаях суды по данному основанию прекращают производство и как защитить свои интересы, минуя возможность отказа в судебной защите по причине тождественности иска.

Новый иск — хорошо забытый старый

Одним из оснований для прекращения производства по гражданскому делу является наличие вступившего в законную силу и принятого по спору между теми же сторонами, о том же предмете и по тем же основаниям решения суда или определения суда о прекращении производства по делу в связи с принятием отказа истца от иска или утверждением мирового соглашения, а также принятое по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям решение третейского суда, за исключением случаев, если суд отказал в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда (ст. 220 ГПК РФ).

Аналогичная норма содержится и в п. п. 2 и 3 ч. 1 ст. 150 АПК РФ с той лишь разницей, что в арбитражном процессе дается более развернутый перечень случаев тождества исков: помимо вступившего в законную силу принятого по спору между теми же лицами, о том же предмете и по тем же основаниям судебного акта арбитражного суда, суда общей юрисдикции или судебного акта третейского суда, если только не отказано в выдаче исполнительного листа на его принудительное исполнение, в законе также указан судебный акт компетентного суда иностранного государства, если только не отказано в его признании и приведении в исполнение.

Основанием для прекращения производства по делу является полное тождество исков, то есть выявление судом, рассматривающим дело, совпадение предмета, оснований и субъектного состава с ранее рассмотренным делом, по которому имеется вступивший в законную силу судебный акт. Если хотя бы одна из сторон по новому делу не являлась участником первоначального судебного разбирательства, то прекратить производство по делу с ее участием нельзя (Постановление ФАС УО от 12.04.2006 по делу N Ф09-1491/06-С6). Однако в этом случае стороны нового спора, которые принимали участие при разрешении предыдущего дела, освобождаются от доказывания тех же самых обстоятельств (Постановление ФАС МО от 01.07.2014 по делу N А40-129844/13-98-1197).

Рассматриваемое основание применяется судом только в том случае, когда по ранее рассмотренному и предъявленному искам имеется полное тождество: они должны полностью совпадать, по новому иску должен преследоваться тот же самый материально-правовой интерес, что и по ранее предъявленному (Апелляционное определение ВС Республики Саха (Якутия) от 06.11.2013 по делу N 33-4332/13). Отсутствие хотя бы одного из критериев исключает возможность прекращения производства по делу (Постановление ФАС СКО от 09.12.2004 по делу N Ф08-5829/2004-2234А).

Не будем повторяться

Предметом иска является материально-правовое требование истца к ответчику, а основанием — те фактические обстоятельства, которые лежат в основе его требований, ссылки на них обосновывают и подтверждают исковые требования. Фактическая основа иска будет отличаться от ранее рассмотренного дела уже даже в том случае, когда иные обстоятельства приводятся в иске: например, новое решение налогового органа с требованием погасить недоимку по обязательным платежам в бюджет (Апелляционное определение Кировского облсуда от 16.12.2014 по делу N 33-4389).

Иными словами, прекращение производства по делу является крайней мерой, которая применяется в исключительных случаях, когда судом установлено полное тождество исков и отсутствие оснований повторно рассматривать то же самое дело, которое уже было разрешено судебным актом. Прекращение производства по делу позволяет исключить вынесение различных судебных актов по аналогичным делам.

Если, например, истцом заявлено требование о взыскании неосновательного обогащения, которое ранее уже рассматривалось судом в отношении того же ответчика, то необходимо выяснить, совпадают ли периоды, за которые взыскивается неосновательное обогащение. Равным образом решается вопрос и в отношении дел о нарушении исключительных прав на средства индивидуализации: если периоды, в течение которых были допущены нарушения, не совпадают, то оснований для прекращения производства по делу не имеется (Постановление АС МО от 08.05.2013 по делу N А40-132161/12-19-1104).

Истец может повторно обратиться за взысканием долгов, если в своем новом иске он ссылается на иные основания: если ему отказали во взыскании вексельного долга по мотиву дефекта формы ценной бумаги, он не лишен возможности потребовать взыскания задолженности по документу как по обычной долговой расписке (п. 6 Обзора практики разрешения споров, связанных с использованием векселя в хозяйственном обороте, утв. информационным письмом Президиума ВАС РФ от 25.07.1997 N 18).

Истец вправе взыскать остаток невзысканного долга или неустойку (Постановление Президиума ВАС РФ от 27.07.2004 N 2353/04), кроме случая, когда по первому делу было заключено мировое соглашение, поскольку в этом случае в силу принципа эстоппель истец лишается права выдвигать новые требования. Не включив в текст мирового соглашения условия о разрешении тех или иных требований, связанных с предметом спора, стороны теряют право в дальнейшем их заявлять. Такой подход не нарушает баланс интересов участников спора, поскольку они заключают мировое соглашение, исходя из существующих реалий и рассчитывая на ликвидацию спора полностью без риска для себя предъявления дополнительных требований со стороны процессуального оппонента. В ином случае мировое соглашение могло бы быть вообще не заключено (Постановление АС МО от 09.10.2014 N Ф05-11011/14).

Заключение мирового соглашения удовлетворяет интересам обеих сторон, и должник будет вправе рассчитывать на прекращение любых претензий материально-правового характера, связанных с нарушением обязательств, в том числе и по выплате штрафа. В ином случае сторонам следовало предусмотреть в мировом соглашения условия такой ответственности. Риск негативных последствий несет кредитор, который обладал соответствующим правом и должен был понимать, что судебная защита должна быть максимально эффективной и способствовать восстановлению его нарушенных прав, а мировое соглашение должно влечь прекращение конфликта как из основного обязательства, так и из всех дополнительных, связанных с ним обязательств. Выдвигая же новые требования, соответствующая сторона спора действует непоследовательно и нивелирует последствия прекращения спора, что противоречит правовой природе мирового соглашения (Постановление 9 ААС от 13.04.2015 N 09АП-10188/2015).

Второй заход с новыми требованиями

Получив отказ по ранее рассмотренному делу, истец не лишен возможности выбрать другой способ защиты, который позволит ему отстоять свои законные интересы.

Если истцу отказано во взыскании долга по выданному займу по мотиву того, что не доказано возникновение между ним и ответчиком заемного обязательства, он не лишен возможности заявить о взыскании денег по иному основанию (возмещение убытков, взыскание неосновательного обогащения и др.). При отказе в иске о признании многоквартирного дома аварийным и предоставлении благоустроенного жилого помещения истец не лишен возможности подать новый иск о взыскании своих убытков в виде расходов, понесенных на ремонт жилого помещения, поскольку данные требования имеют различный предмет (Апелляционное определение Рязанского облсуда от 02.04.2014 по делу N 33-657).

При отказе в иске о выселении и снятии с регистрационного учета гражданина по мотиву отсутствия права заявлять такое требование истец в дальнейшем не лишен права вновь его предъявить, если у него изменятся фактические обстоятельства: например, ранее он не был собственником квартиры, из которой хотел выселить ответчика, а теперь стал в результате сделки или по иному основанию, что дает ему права ставить вопрос о прекращении права пользования жилым помещением у ответчика (Апелляционное определение Кемеровского облсуда от 21.10.2014 N 33-10434).

В ситуации, когда спор возник из одного правоотношения, разрешение судом по существу определенных требований не препятствует истцу в дальнейшем заявить новые требования, если они еще не рассматривались. Если, скажем, истец уже реализовал свое право на предъявление иска о возмещении убытков в виде расходов на страхование имущества от гибели и повреждения, он не лишен права предъявить новый иск о взыскании расходов на страхование гражданской ответственности, и суд обязан такое дело рассмотреть по существу (Постановление ФАС ВСО от 14.11.2012 N А58-2192/2012).

Истец, реализовавший право на возмещение ущерба, причиненного его здоровью в результате ДТП, не лишен в дальнейшем возможности взыскать с ответчика иные свои расходы на восстановление здоровья, если уже после лечения у него выявятся признаки новых заболеваний, о которых ранее известно не было. В первоначальном иске требования истца не обосновывались ссылкой на конкретное заболевание, поэтому во втором иске он вправе потребовать полного возмещения всех понесенных расходов (Апелляционное определение Красноярского краевого суда от 17.06.2013 по делу N 33-5250/2013).

Однако не может считаться новым иском такое требование, которое ранее уже заявлялось с точно такими же фактическими основаниями, а в новом иске использована иная методика или формула расчета долга, процентов, иных платежей, которые ранее истцом не использовались, равно как и представление им новых доказательств, поскольку указанные обстоятельства не свидетельствуют о различиях в поданных исках (Постановление ФАС УО от 29.09.2009 N Ф09-7297/09-С6).

Когда нельзя прекратить производство

Следует учитывать, что полное тождество исков имеет место лишь в случае, когда стороны участвовали в ранее рассмотренном деле, то есть когда они извещались о времени и месте судебного разбирательства. Если они не явились в судебное заседание, они все равно считаются принявшими участие при наличии доказательств их надлежащего извещения, поскольку им была предоставлена процессуальная возможность участвовать в разбирательстве дела и приводить свои аргументы.

Не считается участием в рассмотрении аналогичного дела для целей применения правила о полном тождестве исков случай, когда у истца имелась возможность принять участие в первом деле, но закон не обязывал этого делать и не исключал возможности обратиться с самостоятельными исковыми требованиями.

Так, в одном деле суд, прекращая производство по иску об истребовании имущества из чужого незаконного владения и об установлении режима общей долевой собственности на ряд нежилых помещений, исходил из того, что ранее арбитражным судом рассматривалось аналогичное дело по иску группы лиц в соответствии с главой 28.2 АПК РФ, и истец имел возможность присоединиться к указанному иску, однако не сделал этого.

Однако с таким подходом не согласился вышестоящий суд, указав, что во втором деле нет полного тождества исков, субъектный состав различается, учитывая, что истец не принимал участия при рассмотрении первого дела. Наличие закрепленной законом возможности принять участие в рассмотрении дела по иску группы лиц обусловлено целями процессуальной экономии и обеспечения возможности более эффективной судебной защиты всех участников процесса. Однако истец не лишен возможности отказаться по своему усмотрению от использования данного процессуального механизма и предъявить свой отдельный иск в самостоятельном порядке, что исключает возможность прекращения производства по такому делу (Апелляционное определение Мосгорсуда от 24.06.2014 по делу N 33-22400).

Полного тождества исков не будет также в ситуации, когда ранее с аналогичным требованием обращался прокурор в защиту прав и законных интересов неопределенного круга лиц, а сам истец по второму делу участвовал в разрешении первого спора в качестве третьего лица, то есть уже реализовал право на судебную защиту. Предъявление иска прокурором в защиту интересов неопределенного круга лиц не влияет на тождество судебных дел и не исключает права истца обратиться со своим иском в самостоятельном порядке.

К такому выводу в одном деле пришел суд, удовлетворяя иск об обязании восстановить энергоснабжение отключенной катодной станции, расположенной на внешней стене многоквартирного дома и предназначенной для защиты стальных газопроводов от электрохимической коррозии. Несмотря на то что ранее уже был удовлетворен иск прокурора по такому же требованию, суд признал, что оснований для прекращения производства по делу не имеется, поскольку истец действует самостоятельно и не зависит от процессуальных действий прокурора (Постановление Президиума ВАС РФ от 05.03.2013 N 13874/12).

Даже при наличии полного тождества исков суд не вправе прекратить производство по делу, если им будет установлено, что отношения сторон носят длящийся характер (Апелляционное определение Мосгорсуда от 18.02.2014 по делу N 33-3087). Если в ранее рассмотренном деле было определено место жительства несовершеннолетнего ребенка с одним из родителей, вступивший в законную силу судебный акт об этом не является препятствием для того, чтобы в дальнейшем вновь поставить перед судом вопрос об определении места жительства ребенка.

Это может быть связано, в частности, с ухудшением жилищных условий у родителя, с которым ребенок остался проживать, его материального положения и других факторов. В такой ситуации оставление ребенка с ним нарушает его права и законные интересы, и такой формальный критерий, как тождество исков, не сможет являться достаточным для отказа в рассмотрении по существу нового иска.

Равным образом это касается и случая, когда супруги хотели развестись, затем передумали и прекратили производство, а затем передумали и решили все-таки развестись. Наличие ранее вступившего в законную силу судебного акта о прекращении производства в связи с отказом от иска или с заключением мирового соглашения не препятствует рассмотрению нового дела, поскольку отношения сторон носят длящийся характер.

§ 6. Доверительное управление исключительными правами
Договор доверительного управления исключительными правами, как и в целом договор доверительного управления, является сравнительно новым институтом в системе обязательственного права Российской Федерации. В российском дореволюционном законодательстве о постепенном формировании института доверительного управления свидетельствуют такие положения, как порядок управления опекуном имуществом опекаемого или исполнение завещания душеприказчиком. Аналогичные институты были закреплены и в последующих актах гражданского законодательства, в том числе в Гражданском кодексе РСФСР 1964 г. <1>.
———————————
<1> Гражданский кодекс РСФСР. Утвержден 11 июня 1964 г. // Ведомости СНД и ВС РСФСР. 1964. N 24. Ст. 405.
В соответствии с п. 1 ст. 1012 ГК РФ по договору доверительного управления имуществом одна сторона (учредитель управления) передает другой стороне (доверительному управляющему) на определенный срок имущество в доверительное управление, а другая сторона обязуется осуществлять управление этим имуществом в интересах учредителя управления или указанного им лица (выгодоприобретателя).
Среди объектов договора доверительного управления п. 1 ст. 1013 ГК РФ указаны исключительные права как разновидность имущества.
Договор доверительного управления является институтом обязательственного права, но при этом во многом связан с правомочиями собственника, и этим обусловлены его основные особенности. Правовая природа исключительного права предопределена нематериальным характером объектов, в отношении которых они возникают. Несмотря на указанное существенное различие в правовой природе объектов, законодатель установил возможность передачи исключительного права в рамках режима, установленного гл. 53 ГК РФ. При доверительном управлении материальными объектами право собственности сохраняется за учредителем управления, а сам материальный объект передается доверительному управляющему. Подобная ситуация не имеет правового значения для нематериальных объектов, которые являются необоротоспособными объектами. Оборотоспособностью обладают только права на них. Сохранение исключительного права за правообладателем и передача материального носителя охраняемого объекта доверительному управляющему не влечет возникновения прав, аналогичных правам доверительного управляющего в отношении вещей. В отличие от доверительного управления материальными объектами, доверительное управление правами на охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации не исключает возможности учредителя доверительного управления (правообладателя) использовать объекты, права на которые переданы в доверительное управление, если иное не предусмотрено договором, учитывая, что названные объекты могут быть использованы неограниченным кругом лиц.
Затруднительность применения конструкции доверительного управления к исключительным правам обусловлена тем, что в отношении материальных объектов право управления этими объектами возможно в силу владения ими при отсутствии права собственности на них (право собственности не переходит к доверительному управляющему), а в отношении нематериальных результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации при отсутствии прав на них вызывает сомнение основание управления ими. Материальные объекты в отличие от объектов исключительных прав фактически передаются доверительному управляющему, и он осуществляет правомочия собственника в отношении этого имущества. По договору доверительного управления доверительный управляющий управляет чужим имуществом — имуществом учредителя управления, а применительно к исключительным правам — чужими правами. В то же время доверительный управляющий, осуществляя управление чужими правами, выступает в гражданском обороте от своего имени. В случае же передачи исключительного права доверительному управляющему по аналогии с передачей объекта вещных прав это повлечет прекращение исключительного права у учредителя управления в отличие от собственника имущества, переданного в доверительное управление, что противоречит правовой природе доверительного управления и стирает грань между договором доверительного управления и договором об отчуждении исключительного права <1> (а при предоставлении права на определенный срок, учитывая срочный характер договора доверительного управления <2>, — с лицензионным договором). В отличие от договора об отчуждении исключительного права, лицензионного договора договор доверительного управления предусматривает уплату вознаграждения доверительному управляющему со стороны учредителя управления. Доверительный управляющий осуществляет действия за чужой счет, а лицензиат — за свой. Общим является то, что в основе лицензионного вознаграждения и вознаграждения доверительному управляющему лежат доходы, получаемые лицензиаром и учредителем доверительного управления от деятельности контрагента. В отличие от лицензиата доверительный управляющий обязан действовать по большей части не в своих, а в чужих интересах (учредителя управления, выгодоприобретателя). В отличие от агентского договора доверительный управляющий лишен возможности действовать от имени учредителя. В качестве доверительного управляющего в отличие от лицензиата по лицензионному договору и принципала по агентскому договору может выступать определенный круг субъектов, как правило, субъектов предпринимательской деятельности.
———————————
<1> В правоприменительной практике исключительное право передается по договору доверительного управления доверительному управляющему, который выступает в дальнейшем в качестве лицензиара по лицензионным договорам. См., например: Определение ВАС РФ от 9 июня 2014 г. N ВАС-7009/14 по делу N А40-28593/2013.
<2> На практике в доверительное управление могут быть переданы отдельные правомочия как по лицензионному договору (см., например, договоры доверительного управления ООО «Маша и Медведь» и Некоммерческого партнерства по содействию защите прав на интеллектуальную собственность «Эдельвейс», по которым в доверительное управление переданы право на воспроизведение, право на распространение, право на переработку персонажей мультипликационного сериала (Постановление 9 ААС от 16 июня 2014 г. N 09АП-5100/2014-ГК по делу N А40-91887/13) и др.).
Исходя из вышеизложенного при определении правовой природы доверительного управления исключительными правами в науке сложились две позиции: первая — о возможности передачи или предоставления права на результат интеллектуальной деятельности или средство индивидуализации доверительному управляющему, и вторая — переход или предоставление права недопустимы, доверительный управляющий осуществляет действия по управлению правами, не обладая ими. Так, З.Э. Беневоленская утверждает, что «доверительное управление имуществом может повлечь уступку исключительных прав», и предлагает не применять к доверительному управлению исключительными правами положение абз. 2 п. 1 ст. 1012 ГК РФ, поскольку названное положение «в общем и целом проистекает из так называемой проприетарной теории исключительных прав, которая сама по себе небесспорна» <1>, в связи с чем опровергает позицию О.А. Городова, считающего, что «поскольку переход права собственности на имущество к доверительному управляющему по принятой схеме управления недопустим, очевидна аналогия и с переходом исключительных прав. Их полная уступка по предлагаемой законодателем модели недопустима, или, говоря другими словами, передача исключительных имущественных прав в доверительное управление не влечет их уступки доверительному управляющему» <2>. Э.П. Гаврилов считает, что «лицензиат в договоре исключительной лицензии, а также доверительный управляющий становятся владельцами исключительных прав — в пределах и на условиях, указанных в соответствующих договорах» <3>.
———————————
<1> Беневоленская З.Э. Доверительное управление имуществом в сфере предпринимательства. М.: Волтерс Клувер, 2005; СПС «».
<2> Городов О.А. Интеллектуальная собственность: правовые аспекты коммерческого использования. СПб., 1999. С. 179 — 180.
<3> Гаврилов Э.П. Договоры об уступке патентных прав и лицензионные патентные договоры «». 2005.
Учитывая правовую природу договора доверительного управления, отчуждение исключительного права с его прекращением у учредителя управления не вполне согласуется с применением по аналогии норм о сохранении за учредителем управления права собственности на материальные объекты, в связи с чем механизм наделения доверительного управляющего правами возможен лишь по аналогии с лицензионным договором. Однако квалифицирующие признаки договора доверительного управления — осуществление управления доверительным управляющим не в интересах своей собственной предпринимательской деятельности, а в интересах учредителя управления или выгодоприобретателя, обязанность выплаты вознаграждения учредителем управления доверительному управляющему за оказанные услуги — не дают оснований для применения норм о лицензионном договоре к доверительному управлению. Отличия лицензионного договора от договора доверительного управления исключительными правами заключаются также в особом субъектном составе, существенных условиях, характере вознаграждения, действиях доверительного управляющего в чужих интересах. В то же время различия в договоре доверительного управления и лицензионном договоре не исключают возможность заключения на практике в силу принципа свободы договора смешанных договоров <1>.
———————————
<1> См., например: Постановление Суда по интеллектуальным правам от 18 апреля 2016 г. N С01-146/2016 по делу N А60-15281/2015.
Нерешенность вопроса порождает и третью позицию о «потенциальной опасности для российского оборота прав на интеллектуальную собственность конструкции договора доверительного управления» <1>, «о противоречии определения исключительного права в качестве объекта доверительного управления и его передаче доверительному управляющему в соответствии со ст. 1012 ГК РФ природе отношений, возникающих в сфере оборота исключительных прав и природе договора доверительного управления, поскольку по договору доверительного управления правообладатель не передает свои правомочия (исключительные права) доверительному управляющему, а возлагает на него путем заключения договора определенные обязанности по управлению объектом интеллектуальной собственности в интересах правообладателя или иного указанного в договоре выгодоприобретателя» <2>, о применении конструкции договора доверительного управления исключительными правами преимущественно в договорах доверительного управления комплексом имущественных прав (например в составе предприятия) <3>.
———————————
<1> Савельев А.И. Актуальные вопросы судебной практики в сфере оборота программного обеспечения в России // Вестник ВАС РФ. 2013. N 4. С. 4 — 36.
<2> Макаричев А.В. Доверительное управление в праве интеллектуальной собственности: Автореф. дис. … канд. юрид. наук. М., 2011. С. 10 — 11.
<3> Рузакова О.А. Система договоров о создании результатов интеллектуальной деятельности и распоряжении исключительными правами: Автореф. дис. … д-ра юрид. наук. М., 2011. С. 34.
Действительно, конструкция договора доверительного управления, предусмотренного гл. 53 ГК РФ, в большей степени предназначена для объектов вещных прав и не может быть в полной мере применена к договору доверительного управления исключительными правами, в том числе нормы абз. 2 п. 1 ст. 1012, п. 3 ст. 1013, ст. 1018, п. 3 ст. 1020, п. 3 ст. 1024 ГК РФ и др., и требует учета особенностей управления исключительными правами. Доверительный управляющий исключительными правами не осуществляет правомочий собственника. Ему принадлежат правомочия правообладателя по использованию и распоряжению исключительными правами, которые ему передает правообладатель, но которые одновременно не принадлежат доверительному управляющему и к которым он относится как к чужим. К тому же режим исключительных прав отличается от режима вещных прав совокупностью легальных правомочий, круг которых очерчен законодателем (по способам использования, срокам, территории). Эти правомочия могут быть отчуждены в полном объеме либо предоставлены на определенных условиях. Исходя из недопустимости перехода права собственности на материальные объекты, по аналогии нельзя допускать и полное отчуждение исключительного права доверительному управляющему от правообладателя. Договор доверительного управления исключительными правами в отличие от договоров о распоряжении исключительными правами представляет собой договор об оказании услуг, учитывая, что по договорам о распоряжении исключительными правами пользователь приобретает для себя исключительное право или право использования объекта в своих интересах за вознаграждение, выплачиваемое правообладателю. По договору доверительного управления доверительный управляющий лишь осуществляет действия по получению дохода учредителем управления с помощью чужих прав за вознаграждение, выплачиваемое доверительному управляющему за оказанные услуги. При этом правомочия доверительного управляющего могут охватывать как использование им охраняемых объектов в интересах учредителя управления (выгодоприобретателя), так и распоряжение исключительными правами, т.е. предоставление другим лицам прав на использование объекта, но не в качестве самостоятельного правообладателя, а в качестве посредника, хотя и от своего имени.
При этом доверительный управляющий вправе осуществлять деятельность по реализации правомочий обладателя исключительных прав, а не выступать исключительно посредником в отношении отдельных сделок или действий, иначе договор доверительного управления трансформируется в договор поручения, комиссии или агентский договор.
Объектом доверительного управления может быть не только исключительное право в целом, но и права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, возникающие из лицензионных договоров. Права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации могут быть объектом доверительного управления в составе предприятия, переданного в доверительное управление.
К существенным условиям договора доверительного управления исключительными правами относятся следующие.
1. Предмет доверительного управления, который включает в себя услуги доверительного управляющего по управлению правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, а также виды результатов интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, правами на которые будет управлять доверительный управляющий. Относительно объема правомочий доверительного управляющего наиболее распространенными спорами в судах являются споры о праве на обращение в суд с иском от своего имени или от имени правообладателя за защитой исключительных прав на объекты, входящие в предмет договора доверительного управления, и праве требовать выплаты компенсации за их нарушение <1>.
———————————
<1> Определение ВС РФ от 3 августа 2015 г. N 309-ЭС15-8569 по делу N А60-12390/2014.
2. Наименование выгодоприобретателя. Если управление осуществляется в интересах учредителя управления, то в договоре необходимо указать, что таковой является выгодоприобретателем. Иначе договор по смыслу ст. 1016 ГК РФ считается незаключенным.
3. Размер и форма вознаграждения управляющему, если выплата вознаграждения предусмотрена договором.
4. Срок действия договора. Этот срок не может превышать пяти лет в соответствии с п. 2 ст. 1016 ГК РФ, но не более срока действия исключительного права.
Согласно п. 1 ст. 1017 ГК РФ договор доверительного управления должен быть заключен в письменной форме. При несоблюдении этого требования в соответствии с п. 3 ст. 1017 ГК РФ договор считается недействительным. Законодательством не предусматривается государственной регистрации передачи прав по договору доверительного управления. На основании договора доверительного управления в рамках управления исключительным правом доверительным управляющим могут быть заключены договоры о распоряжении исключительным правом, переход или предоставление права по которым требуют регистрации в отношении подлежащих регистрации объектов.
Одной из особенностей договора доверительного управления является то, что это реальный договор, который вступает в силу с момента передачи имущества. Для того чтобы договор вступил в силу, необходим факт подтверждения передачи объекта доверительного управления. Однако фактически нематериальные объекты, в отличие от материальных, не передаются, передать можно лишь материальный носитель, кроме того, оборотоспособным объектом являются права на них. В то же время, как уже отмечалось, доверительный управляющий не становится обладателем исключительных прав. Он лишь приобретает права и обязанности по управлению имуществом, в связи с чем фактическая передача исключительного права не имеет значения для доверительного управления.
Основные условия договора доверительного управления исключительными правами реализуются через права и обязанности участников договора. Основной обязанностью управляющего является надлежащее осуществление доверительного управления исключительными правами.
По общему правилу доверительный управляющий обязан обособить вверенное ему имущество от своего личного имущества, а также от находящегося у него имущества других лиц, что в большей степени актуально для материальных объектов. Доверительный управляющий обязан вести самостоятельный учет, связанный с управлением исключительными правами. В соответствии с п. 1 ст. 1018 ГК РФ для расчетов по деятельности, связанной с доверительным управлением, открывается отдельный счет. Все доходы, полученные от доверительного управления исключительными правами, должны зачисляться на этот счет. С него же осуществляются все расходы по доверительному управлению.
Возможность распоряжения исключительными правами доверительного управляющего должна быть предусмотрена в договоре. По прекращении договора доверительного управления исключительными правами управляющий обязан передать учредителю (выгодоприобретателю) денежные средства, полученные в результате доверительного управления. При этом он имеет право на вознаграждение, предусмотренное договором.
Учредитель доверительного управления исключительными правами, а также выгодоприобретатель не вправе вмешиваться в оперативно-хозяйственную деятельность управляющего, если это специально не оговорено в соглашении. В случае выявления нарушений условий договора учредитель вправе требовать от доверительного управляющего устранения этих нарушений и их последствий в разумные сроки.