Суды регионального уровня

Возмещение расходов на оплату услуг представителя при частичном удовлетворении иска: практика изменилась?

Недавно ВС РФ разъяснил порядок возмещения издержек, связанных с рассмотрением дела: расходов на производство осмотра на месте, платы за проезд и проживание сторон и третьих лиц, выплат свидетелям, экспертам, специалистам и переводчикам, расходов на оплату услуг переводчика и представителей, почтовых расходов, компенсации за фактическую потерю времени и других (Постановление Пленума ВС РФ от 21 января 2016 г. № 1; далее – Постановление ВС РФ). При этом Суд уделил внимание и вопросу распределения расходов на оплату услуг представителя при частичном удовлетворении иска, а спустя несколько недель даже подкрепил свои доводы вынесенным по конкретному спору определением (п. 12 Постановления ВС РФ; Определение ВС РФ от 9 февраля 2016 года по делу №37-КГ15-11). И вот что интересно: теперь ВС РФ придерживается позиции, прямо противоположной той, что была высказана им же в 2005 году. Рассмотрим, как с течением времени менялась практика возмещения расходов на оплату услуг представителя при частичном удовлетворении иска.

Было – в пользу одной стороны

Стороне, в пользу которой состоялось решение суда, по ее письменному ходатайству суд присуждает с другой стороны расходы на оплату услуг представителя в разумных пределах (ч. 1 ст. 100 ГПК РФ). Из буквального толкования данной нормы следует, что при частичном удовлетворении заявления только истец имеет право на возмещение расходов по оплате услуг представителя. Ответчик, если он не заявлял встречный иск, права на оплату юридического сопровождения спора не имеет – ведь решение суда вынесено не в его пользу. В 2005 году ВС РФ подтвердил, что данный вывод является единственно верным: «Управомоченной на возмещение расходов на оплату услуг представителя будет являться сторона, в пользу которой состоялось решение суда: либо истец – при удовлетворении иска, либо ответчик – при отказе в удовлетворении исковых требований. Расходы по оплате услуг представителей присуждаются только одной стороне» (вопрос 11 Обзора судебной практики ВС РФ за первый квартал 2005 года, утв. Постановлениями Президиума ВС РФ от 4, 11 и 18 мая 2005 г.). Таким образом, критерием возмещения данных расходов является вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного истцом требования (Определение КС РФ от 19 января 2010 г. № 88-О-О; Определение КС РФ от 19 октября 2010 г. № 1349-О-О). Долгое время суды принимали решения с учетом вышеназванной позиции (определение Судебной коллегии по гражданским делам Тюменского областного суда от 12 марта 2014 года по делу № 33-989/2014, апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 4 марта 2015 года по делу № 33-1572/2015).

Стало – в пользу каждой из сторон

Из Постановления ВС РФ следует, что при частичном удовлетворении исковых требований расходы на оплату услуг представителя присуждаются каждой из сторон в разумных пределах и распределяются в соответствии с правилом о пропорциональном распределении судебных расходов (п. 12 Постановления ВС РФ). Более подробно мотивы формирования нового подхода к возмещению расходов на оплату услуг представителя при частичном удовлетворении иска ВС РФ изложил во время рассмотрения спора между Л., Щ. и Л1.

Для составления договора оказания юридических услуг воспользуйтесь «Конструктором правовых документов» интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Так, суд первой инстанции с учетом изменений, внесенных апелляционным судом, частично удовлетворил иск Л. к Щ. и Л1. о взыскании денежных средств (решение Заводского районного суда г. Орла от 16 декабря 2014 г. № 2-1983/14; апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 25 февраля 2015 года № 33-539/2015). При этом требования истца оказались удовлетворенными менее, чем на 10% от первоначально заявленного размера. Ответчики Щ. и Л1. обратились в суд с иском о взыскании с Л. расходов на оплату юридических услуг. Суд первой инстанции удовлетворил требования заявителей, сославшись на норму о пропорциональном распределении понесенных по делу судебных расходов. Согласно данной норме, если иск удовлетворен частично, все понесенные по делу судебные расходы присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требований, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано. Стоит отметить, что определение суда первой инстанции вряд ли можно назвать типичным: когда речь идет о расходах на оплату услуг представителя, указанная норма, как правило, рассматривается в качестве общей по отношению к ч. 1 ст. 100 ГПК РФ – специальной норме – с приоритетом последней.

При пересмотре данного определения суд второй инстанции воспользовался уже сложившейся судебной практикой и указал, что при частичном удовлетворении заявления только истец имеет право на возмещение расходов по оплате услуг представителя. Поскольку Щ. и Л1. не заявляли самостоятельных требований, то основания для взыскания в их пользу расходов на оплату юридических услуг отсутствуют (ст. 88, ст. 98, ст. 100 ГПК РФ). Апелляционный суд отменил решение суда первой инстанции и отказал в удовлетворении требования о взыскании расходов на оплату услуг представителя (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Орловского областного суда от 19 мая 2015 г. № 33-1191/2015).

Не согласившись с этим определением, Щ. и Л1. подали кассационную жалобу в ВС РФ. Высший судебный орган России повторил вывод КС РФ о том, что критерием возмещения судебных расходов, в том числе расходов на оплату услуг представителя, является вывод суда о правомерности или неправомерности заявленного требования. При этом, по мнению ВС РФ, в случае частичного удовлетворения имущественных требований, подлежащих оценке, судебные издержки присуждаются истцу пропорционально размеру удовлетворенных судом исковых требовании, а ответчику – пропорционально той части исковых требований, в которой истцу отказано. Суд отметил, что иное токование означало бы нарушение законодательно закрепленного принципа равенства (ст. 19 Конституции РФ, ст. 6 ГПК РФ). ВС РФ отменил определение суда апелляционной инстанции как противоречащее положениям ч. 1 ст. 98 ГПК РФ и оставил в силе определение суда первой инстанции (Определение ВС РФ от 9 февраля 2016 года по делу № 37-КГ15-11). Таким образом, с Л. были взысканы в пользу Щ. и Л1. расходы на оплату услуг представителя.

***

Так, ВС РФ сформулировал новый подход к порядку распределения расходов на оплату услуг представителя. Возможно, Суд сделал это для того, чтобы предостеречь граждан от подачи заявлений с необоснованно завышенными требованиями, – ведь теперь при частичном удовлетворении иска ответчик имеет право на пропорциональное возмещение расходов по юридическому сопровождению спора.

Статья 367. Прекращение поручительства

1. Поручительство прекращается с прекращением обеспеченного им обязательства. Прекращение обеспеченного обязательства в связи с ликвидацией должника после того, как кредитор предъявил в суд или в ином установленном законом порядке требование к поручителю, не прекращает поручительство.

Если основное обязательство обеспечено поручительством в части, частичное исполнение основного обязательства засчитывается в счет его необеспеченной части.

Если между должником и кредитором существует несколько обязательств, только одно из которых обеспечено поручительством, и должник не указал, какое из обязательств он исполняет, считается, что им исполнено необеспеченное обязательство.

2. В случае, если обеспеченное поручительством обязательство было изменено без согласия поручителя, что повлекло за собой увеличение ответственности или иные неблагоприятные последствия для поручителя, поручитель отвечает на прежних условиях.

Договор поручительства может предусматривать заранее данное согласие поручителя в случае изменения обязательства отвечать перед кредитором на измененных условиях. Такое согласие должно предусматривать пределы, в которых поручитель согласен отвечать по обязательствам должника.

3. Поручительство прекращается с переводом на другое лицо долга по обеспеченному поручительством обязательству, если поручитель в разумный срок после направления ему уведомления о переводе долга не согласился отвечать за нового должника.

Согласие поручителя отвечать за нового должника должно быть явно выраженным и должно позволять установить круг лиц, при переводе долга на которых поручительство сохраняет силу.

4. Смерть должника, реорганизация юридического лица-должника не прекращают поручительство.

5. Поручительство прекращается, если кредитор отказался принять надлежащее исполнение, предложенное должником или поручителем.

6. Поручительство прекращается по истечении указанного в договоре поручительства срока, на который оно дано. Если такой срок не установлен, оно прекращается при условии, что кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения обеспеченного поручительством обязательства не предъявит иск к поручителю. Когда срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявит иск к поручителю в течение двух лет со дня заключения договора поручительства.

Предъявление кредитором к должнику требования о досрочном исполнении обязательства не сокращает срок действия поручительства, определяемый исходя из первоначальных условий основного обязательства.

(Статья в редакции, введенной в действие с 1 июня 2015 года Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 42-ФЗ.

Комментарий к статье 367 Гражданского Кодекса РФ

1. Статья предусматривает различные основания прекращения поручительства. В силу акцессорного характера оно прекращается с прекращением (независимо от оснований) обеспечиваемого им обязательства.

В отличие от передачи права требования, поручительство, как и залог (см. ст. 356 и коммент. к ней), прекращается при переводе долга по основному обязательству, если поручитель не подтвердил согласие оставить договор в силе, т.е. отвечать за выполнение основного обязательства новым должником.

2. Нормой, имеющей большое практическое значение, является положение п. 1 комментируемой статьи о том, что поручительство прекращается в случае изменения основного обязательства, которое влечет увеличение суммы обязательства поручителя. Как правило, исполнение основного обязательства обеспечивается не только поручительством, но и неустойкой (процентами), которую поручитель обязан уплатить в случае неисполнения должником основного обязательства. При продлении срока действия основного обязательства, а также в случае повышения размера процентов существенно увеличивается сумма основного обязательства. Поручитель в этом случае несет ответственность, только если он согласен продлить договор поручительства на новых условиях. В противном случае поручительство прекращается. Так, в Постановлении Президиума ВАС РФ от 11.12.96 N 1832/96 указывается, что кредитор не поставил в известность поручителя о продлении кредитного договора и не получил его согласия на продление договора поручительства на новых условиях, связанных с увеличением ответственности поручителя. Президиум ВАС РФ справедливо посчитал, что указанные обстоятельства прекращают действие договора поручительства (Вестник ВАС РФ, 1997, N 5, с. 93).

Продление срока основного обязательства не влияет на судьбу поручительства, в соответствии с условиями которого поручитель отвечает за неисполнение основного обязательства должником не полностью, а лишь в размере указанной суммы.

3. Поручительство не прекращается при наличии в договоре условий о согласии поручителя отвечать за любого должника, а следовательно, и за нового должника, на которого был переведен долг по обязательству, обеспеченному поручительством (п. 9 письма Президиума ВАС РФ от 20.01.98 N 28).

4. Отказ кредитора принять исполнение от должника либо поручителя прекращает договор поручительства, если кредитор не докажет, что исполнение не соответствовало условиям договора, обеспеченного поручительством.

5. Поскольку срок, на который выдано поручительство, относится к пресекательным, по его истечении поручительство прекращается.

ГК не ограничивает срока действия поручительства — он определяется в договоре. Когда такой срок не указан, поручитель отвечает в течение года со дня наступления срока исполнения основного обязательства. Если же срок исполнения основного обязательства не указан и не может быть определен либо определен моментом востребования, срок давности, в течение которого кредитор может предъявить требования к поручителю, составляет 2 года с момента заключения договора поручительства.

Срок действия поручительства считается неустановленным при наличии в договоре условий о действии поручительства до фактического исполнения обеспечиваемого обязательства (п. 2 письма Президиума ВАС РФ от 20.01.98 N 28).

Поручительство прекращается, если в течение срока, на который оно выдано, кредитор не предъявил иска к поручителю (п. 5 письма Президиума ВАС РФ от 20.01.98 N 28).

Другой комментарий к статье 367 ГК РФ

1. Данная норма, как и ст. ст. 364 — 366 ГК, обеспечивает и защищает права и законные интересы поручителя и предусматривает пять оснований прекращения поручительства. Данные основания являются специальными по отношению к общим основаниям прекращения обязательств, предусмотренным гл. 26 ГК.

Пункт 1 комментируемой статьи устанавливает правило, при котором поручительство прекращается в случае прекращения обеспеченного им обязательства и вытекает из акцессорности как особенности института обеспечения исполнения обязательств.

2. Основанием прекращения договора поручительства является также увеличение ответственности или иных неблагоприятных последствий для поручителя, наступивших вследствие действий кредитора и должника без согласия поручителя. Представляется, что к обстоятельствам, увеличивающим объем ответственности и приводящим к иным неблагоприятным последствиям для поручителя, следует отнести, например, изменение кредитором и должником без согласия поручителя существенных условий основного обязательства.

3. Пунктом 2 комментируемой статьи предусмотрено прекращение поручительства в случае перевода долга по обеспеченному поручительством обязательству на другое лицо, если кредитор не получил согласия поручителя нести ответственность за нового должника. Данное правило соответствует нормам гл. 24 ГК.

4. Специфическим является п. 3 комментируемой статьи, который одним из оснований прекращения поручительства признает отказ кредитора принять надлежащее исполнение обязательства, предложенное должником и поручителем. В соответствии с договором поручительства основная обязанность последнего заключается в несении ответственности за должника. Комментируемая норма предоставила поручителю право самому исполнить обязанность. Праву поручителя должна соответствовать обязанность кредитора принять исполнение поручителем.

5. Пунктом 4 установлен срок, при котором поручительство прекращается. Так, поручительство прекращается с истечением срока указанного договором поручительства. В случае если такой срок не установлен, оно прекращается, если кредитор в течение года со дня наступления срока исполнения не предъявил иска к поручителю. В случае если срок исполнения основного обязательства не указан или определен моментом востребования, поручительство прекращается, если кредитор не предъявил иск поручителю в течение 2 лет со дня заключения договора поручительства. Сроки являются пресекательными и расширительному толкованию не подлежат.

Постановление Главного государственного санитарного врача РФ от 25.09.2007 N 74 (ред. от 25.04.2014) «О введении в действие новой редакции санитарно-эпидемиологических правил и нормативов СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03 «Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов» (Зарегистрировано в Минюсте России 25.01.2008 N 10995)

  • Постановление
  • Приложение. 2.2.1/2.1.1. Проектирование, строительство, реконструкция и эксплуатация предприятий, планировка и застройка населенных мест. Санитарно-защитные зоны и санитарная классификация предприятий, сооружений и иных объектов. Санитарно-эпидемиологические правила и нормативы СанПиН 2.2.1/2.1.1.1200-03
    • I. Область применения
    • II. Общие положения
    • III. Проектирование санитарно-защитных зон
    • IV. Установление размеров санитарно-защитных зон
    • V. Режим территории санитарно-защитной зоны
    • VI. Учет физических факторов воздействия на население при установлении санитарно-защитных зон
    • VII. Санитарная классификация промышленных объектов и производств тепловых электрических станций, складских зданий и сооружений и размеры ориентировочных санитарно-защитных зон для них
      • 7.1. Промышленные объекты и производства
        • 7.1.1. Химические объекты и производства
          • Класс I — санитарно-защитная зона 1000 м
          • Класс II — санитарно-защитная зона 500 м
          • Класс III — санитарно-защитная зона 300 м
          • Класс IV — санитарно-защитная зона 100 м
          • Класс V — санитарно-защитная зона 50 м
        • 7.1.2. Металлургические, машиностроительные и металлообрабатывающие объекты и производства
          • Класс I — санитарно-защитная зона 1000 м
          • Класс II — санитарно-защитная зона 500 м
          • Класс III — санитарно-защитная зона 300 м
          • Класс IV — санитарно-защитная зона 100 м
          • Класс V — санитарно-защитная зона 50 м
        • 7.1.3. Добыча руд и нерудных ископаемых
          • Класс I — санитарно-защитная зона 1000 м
          • Класс II — санитарно-защитная зона 500 м
          • Класс III — санитарно-защитная зона 300 м
          • Класс IV — санитарно-защитная зона 100 м
        • 7.1.4. Строительная промышленность
          • Класс I — санитарно-защитная зона 1000 м
          • Класс II — санитарно-защитная зона 500 м
          • Класс III — санитарно-защитная зона 300 м
          • Класс IV — санитарно-защитная зона 100 м
        • 7.1.5. Обработка древесины
          • Класс I — санитарно-защитная зона 1000 м
          • Класс II — санитарно-защитная зона 500 м
          • Класс III — санитарно-защитная зона 300 м
          • Класс IV — санитарно-защитная зона 100 м
          • Класс V — санитарно-защитная зона 50 м
        • 7.1.6. Текстильные промышленные объекты и производства легкой промышленности
          • Класс I — санитарно-защитная зона 1000 м
          • Класс II — санитарно-защитная зона 500 м
          • Класс III — санитарно-защитная зона 300 м
          • Класс IV — санитарно-защитная зона 100 м
          • Класс V — санитарно-защитная зона 50 м
        • 7.1.7. Обработка животных продуктов
          • Класс I — санитарно-защитная зона 1000 м
          • Класс II — санитарно-защитная зона 500 м
          • Класс III — санитарно-защитная зона 300 м
          • Класс IV — санитарно-защитная зона размером 100 м
          • Класс V — санитарно-защитная зона размером 50 м
        • 7.1.8. Промышленные объекты и производства по обработке пищевых продуктов и вкусовых веществ
          • Класс I — санитарно-защитная зона 1000 м
          • Класс II — санитарно-защитная зона 500 м
          • Класс III — санитарно-защитная зона 300 м
          • Класс IV — санитарно-защитная зона 100 м
          • Класс V — санитарно-защитная зона 50 м
        • 7.1.9. Микробиологическая промышленность
          • Класс I — санитарно-защитная зона 1000 м
          • Класс II — санитарно-защитная зона 500 м
          • Класс III — санитарно-защитная зона 300 м
          • Класс IV — санитарно-защитная зона 100 м
        • 7.1.10. Производство электрической и тепловой энергии при сжигании минерального топлива
          • Класс I — санитарно-защитная зона 1000 м
          • Класс II — санитарно-защитная зона 500 м
          • Класс III — санитарно-защитная зона 300
        • 7.1.11. Объекты и производства агропромышленного комплекса и малого предпринимательства
          • Класс I — санитарно-защитная зона 1000 м
          • Класс II — санитарно-защитная зона 500 м
          • Класс III — санитарно-защитная зона 300 м
          • Класс IV — санитарно-защитная зона 100 м
          • Класс V — санитарно-защитная зона 50 м
        • 7.1.12. Сооружения санитарно-технические, транспортной инфраструктуры, объекты коммунального назначения, спорта, торговли и оказания услуг
          • Класс I — санитарно-защитная зона 1000 м
          • Класс II — санитарно-защитная зона 500 м
          • Класс III — санитарно-защитная зона 300 м
          • Класс IV — санитарно-защитная зона 100 м
          • Класс V — санитарно-защитная зона 50 м
          • Таблица 7.1.1. Разрыв от сооружений для хранения легкового автотранспорта до объектов застройки
        • 7.1.13. Канализационные очистные сооружения
          • Таблица 7.1.2. Санитарно-защитные зоны для канализационных очистных сооружений
        • 7.1.14. Склады, причалы и места перегрузки и хранения грузов, производства фумигации грузов и судов, газовой дезинфекции, дератизации и дезинсекции
          • Класс I — санитарно-защитная зона 1000 м
          • Класс II — санитарно-защитная зона 500 м
          • Класс III — санитарно-защитная зона 300 м
          • Класс IV — санитарно-защитная зона 100 м
          • Класс V — санитарно-защитная зона 50 м
    • Приложение 1. Рекомендуемые минимальные расстояния от наземных магистральных газопроводов, не содержащих сероводород
    • Приложение 2. Рекомендуемые минимальные разрывы от трубопроводов для сжиженных углеводородных газов
    • Приложение 3. Рекомендуемые минимальные разрывы от компрессорных станций
    • Приложение 4. Рекомендуемые минимальные разрывы от газопроводов низкого давления
    • Приложение 5. Рекомендуемые минимальные расстояния от магистральных трубопроводов для транспортирования нефти
    • Приложение 6. Рекомендуемые минимальные разрывы от нефтеперекачивающих станций

Открыть полный текст документа

Осуществление судебной власти на региональном уровне. Деятельность Уставных судов

Правовая реальность современной России такова, что действующая Конституция и законодательство о судоустройстве предоставляют субъектам Российской Федерации весьма ограниченные возможности по развитию судебной ветви региональной государственной власти. В соответствии с пунктом «о» статьи 71 Конституции РФ, судоустройство находится в исключительном ведении федерального центра.

Судебная система Российской Федерации устанавливается федеральным конституционным законом (ч.3 ст.118 Конституции РФ).

Поэтому в большинстве субъектов Федерации (исключая те немногие из них, где созданы и функционируют конституционные (уставные) суды или иные органы конституционного (уставного) контроля система разделения властей действует, так сказать, в «усеченном» варианте. Если в системе федеральных органов власти четко выделяются все три «классические» ветви власти — законодательная, исполнительная и судебная, то в субъектах Федерации, как правило, действуют лишь законодательные и исполнительные органы.

Нельзя, конечно, сказать, что федеральные суды вообще отстранены от процесса осуществления государственной власти на уровне субъектов Федерации — законодательство, в частности, позволяет гражданам оспаривать в судах некоторые решения, действия и бездействие региональных законодательных и исполнительных органов (см.: Закон РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан» . Но это участие ограничено.

Во-первых, полномочия федеральных судов — это вопрос исключительного ведения Российской Федерации, подлежащий регулированию федеральными конституционными законами (п.»г» ст.71, ч.3 ст.128 Конституции), поэтому субъекты Федерации не вправе наделять федеральные суды какими-либо полномочиями по своему собственному усмотрению.

Во-вторых, ныне существующее законодательство просто не предоставляет федеральным судам полномочия по рассмотрению целых категорий споров, возникающих на уровне субъектов Российской Федерации (это касается прежде всего вопросов защиты конституций и уставов субъектов Федерации и споров о компетенции с участием органов государственной власти и органами местного самоуправления).

Частичным выходом из этой ситуации стало принятие Федерального конституционного закона «О судебной системе Российской Федерации» , который вступил в силу 1 января 1997 года. Этот Закон (ч.4 ст.4, ст.27 и 28) впервые на федеральном уровне предусматривает образование судов субъектов Российской Федерации — конституционных (уставных) судов и должностей мировых судей, являющихся судьями общей юрисдикции субъектов Российской Федерации.

Закон о судебной системе, несомненно, стал важным шагом в направлении обеспечения полноценной реализации принципа разделения властей в регионах — достаточно отметить хотя бы то, что создана единая правовая база деятельности органов судебного конституционного контроля, которые прежде создавались субъектами Российской Федерации «самостийно». Однако, как это уже не раз случалось в отечественной законотворческой практике, принятие Закона о судебной системе породило вопросов не меньше, чем дало ответов.

Конституционный Суд РФ указывает, что часть 1 статьи 77 Конституции РФ предполагает самостоятельное создание субъектами Российской Федерации только законодательных и исполнительных органов государственной власти, но не судов; вопросы же судоустройства, полномочий, порядка образования и деятельности судов относятся к федеральному ведению и регулируются федеральным законодателем .

Вместе с тем Конституционный Суд РФ не исключает вообще создание судов субъектов Федерации. Он лишь отмечает, что «Конституция Российской Федерации не содержит положений, которые обосновывали бы создание вместо федеральных судов, осуществляющих гражданское, административное и уголовное судопроизводство в предусмотренных федеральным законом процессуальных формах (статьи 118, 126, 127 Конституции РФ), иных судов, не относящихся к судебной системе Российской Федерации».

Отсюда можно сделать принципиальный вывод о том, что федеральная Конституция не препятствует образованию судов субъектов Федерации, действующих наряду с федеральными судами — важно только, чтобы региональные суды образовывались при наличии соответствующей федеральной законодательной основы.

Деятельность конституционных (уставных) судов, вне всяких сомнений, будет способствовать более полной реализации принципа разделения властей в регионах. Этому должен способствовать особый порядок формирования их состава (как правило, в этом процессе участвуют и законодательная, и исполнительная ветви власти субъектов Российской Федерации), гарантии деятельности (неограниченность полномочий конституционных (уставных) судов определенным сроком, достаточно продолжительные сроки полномочий их судей, окончательность и непосредственность действия решений судов), сами полномочия этих судов и иные меры организационного и институционального характера.

Поэтому федеральному центру следовало бы всемерно стимулировать образование этих органов во всех субъектах Российской Федерации без исключения.