Судебная практика по распространению персональных данных

Судебное решение по делу о нарушении правил обработки персональных данных

  1. Дата и наименование судебного решения: Постановление Самарского областного суда от 08 февраля 2016 г. № 4а-130/2016 (4а-1299/2015)
  2. Лицо, в отношении которого велось административное производство: К. (директор медицинской организации ООО «А»).
  3. Статья Кодекса РФ об административных правонарушениях: Статья 13.11 КоАП (нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных)).
  4. Решение: Самарский областной суд постановил постановление мирового судьи судебного участка № 44 Промышленного судебного района г. Самары от 05.10.2015 года и решение Промышленного районного суда г. Самары от 29.10.2015 года, по делу об административном правонарушении, предусмотренном ст. 13.11 КоАП РФ, в отношении директора ООО «А» К. оставить без изменения, надзорную жалобу К. оставить без удовлетворения.
  5. Основания для принятия или отмены решения:

    В ООО «А» при осуществлении медицинской деятельности по проведению медицинского освидетельствования иностранных граждан с последующей обработкой их персональных данных, которые внесены в медицинские амбулаторные карты и внутреннюю информационную систему учета, не оформлялись письменные согласия граждан на обработку персональных данных.

    Постановлением мирового судьи судебного участка № 44 Промышленного судебного района г. Самары от 05.10.2015 года директор ООО «А» К. признан виновным в совершении административного правонарушения, предусмотренного ст. 13.11 КоАП РФ, и подвергнут административному наказанию в виде штрафа в размере 500 рублей за нарушение установленного законом порядка сбора, хранения, использования или распространения информации о гражданах (персональных данных).

    Решением Промышленного районного суда г. Самары от 29.10.2015 года постановление мирового судьи от 05.10.2015 года оставлено без изменения.

    В ответ на надзорную жалобу защитника К. Самарский областной суд приходит к следующим выводам:

    • Каждый гражданин имеет право на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени (ст. 23 Конституции РФ).
    • Сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается (ч. 1 ст. 24 Конституции РФ).
    • Обработка персональных данных осуществляется с согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных (п. 1 ч. 1 ст. 6 Федерального закона от 27.07.2006 года № 152-ФЗ);
    • Обработка специальных категорий персональных данных, касающихся состояния здоровья, допускается в случаях, если: субъект персональных данных дал согласие в письменной форме на обработку своих персональных данных, обработка персональных данных осуществляется в целях установления медицинского диагноза, оказания медицинских и медико-социальных услуг при условии, что обработка персональных данных осуществляется лицом, профессионально занимающимся медицинской деятельностью и обязанным в соответствии с законодательством РФ сохранять врачебную тайну (ч. 2 ст. 6, ст. 10 Федерального закона от 27.07.2006 года № 152-ФЗ)

    Оценив представленные нормы в их совокупности и взаимной связи, суд определил, что юридическое лицо, осуществляющее обработку персональных данных, в том числе медицинская организация, профессионально занимающаяся медицинской деятельностью и обязанная сохранять врачебную тайну, обязана получать согласие субъекта персональных данных в письменной форме на обработку его персональных данных.

    Доводы, изложенные в надзорной жалобе основаны на неверном толковании норм права, проверялись судебными инстанциями и обоснованно отвергнуты по мотивированным основаниям, изложенным в судебных решениях.

    Поскольку нарушений судом норм процессуального права при рассмотрении дела не установлено, оснований для изменения или отмены обжалуемых судебных решений не имеется.

Комментарии Факультета Медицинского Права:

Как видно из текста судебного постановления, суд приходит к выводу, что медицинская организация обязана всегда получать письменное согласие пациента на обработку персональных данных.

В основном позиция суда зиждется на том, что в соответствии с п. 1 ч. 1 ст. 6 ФЗ № 152 обработка персональных данных осуществляется с согласия субъекта персональных данных (пациента). Однако, суд не принимает во внимание тот факт, что в соответствии с ч. 1 ст. 6 обработка персональных данных допускается в нескольких случаях и п. 1 подразумевает лишь один из таких. Если же обобщить положения ч. 1 ст. 6, то мы увидим, что данная норма предполагает обработку персональных данных в нескольких случаях:

  • если субъект дал на это свое согласие – п. 1
  • если субъект не давал своего согласия, но соблюдены условия, предусмотренные п. 2-11

Об этом говорится и в надзорной жалобе. Ответчик указывает на то, что в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 6 ФЗ № 152 получение согласия граждан на обработку персональных данных не требовалось, поскольку обработка персональных данных была необходима для исполнения договора о предоставлении платных медицинских услуг, стороной которого является субъект персональных данных. Рассмотрим эту норму (п. 5 ч. 1 ст. 6) подробнее:

  1. обработка персональных данных необходима для исполнения договора, стороной которого либо выгодоприобретателем или поручителем по которому является субъект персональных данных, в том числе в случае реализации оператором своего права на уступку прав (требований) по такому договору, а также для заключения договора по инициативе субъекта персональных данных или договора, по которому субъект персональных данных будет являться выгодоприобретателем или поручителем.

Если «вычленить» из вышеуказанной нормы те факты, которые точно имели место быть в рассматриваемом случае и соединить это с положениями ключевой ч. 1 ст. 6 ФЗ № 152, мы получим следующий вывод:

Обработка персональных данных допускается в случае, если она необходима для исполнения договора, стороной которого является субъект персональных данных.

Однако, ч. 1 ст. 6 ФЗ № 152 – это общая норма, которая может быть применима лишь в отношении ограниченной категории персональных данных. К этой категории относятся контактные и паспортные данные, которые и обрабатываются администратором как раз для заключения договора на оказание медицинских услуг.

При этом, в тексте судебного постановления особо подчеркивается, что обработка персональных данных осуществлялась с последующим занесением их в амбулаторную карту и внутреннюю информационную систему учета. Как известно, такие данные включают в себя сведения о здоровье (например, диагноз), к которым предъявляются особы условия обработки, установленные статьей ч. 2 ст. 10 ФЗ № 152. Поэтому не совсем понятно почему ответчик полагается только на общую норму, указанную в ч. 1 ст. 6 ФЗ № 152.

В свою очередь суд, применяя ч. 2 ст. 10 ФЗ № 152, вновь приходит к ошибочному выводу, что: «…обработка специальных категорий персональных данных, касающихся состояния здоровья, допускается в случаях, если: субъект персональных данных дал согласие в письменной форме на обработку своих персональных данных (п. 1), обработка персональных данных осуществляется в целях установления медицинского диагноза, оказания медицинских и медико-социальных услуг при условии, что обработка персональных данных осуществляется лицом, профессионально занимающимся медицинской деятельностью и обязанным в соответствии с законодательством РФ сохранять врачебную тайну (п. 4)».

В данном суждении суд ошибочно объединяет эти два условия, дословно передавая их через запятую. Однако, положение ч. 2 ст. 10 ФЗ № 152 (Обработка специальных категорий персональных данных допускается в случаях, если…) по своей сути подразумевает условный союз «или». То есть, механизм применения ч. 2 ст. 10 ФЗ № 152 аналогичен механизму применения ч. 1 ст. 6 ФЗ № 152 и допускает обработку специальных категорий персональных данных как с согласия пациента, так и в некоторых случаях без него. В частности, рассматриваемая ситуация как раз подпадает под условия п. 4 ч. 2 ст. 10 ФЗ № 152.

Таким образом, в соответствии с п. 5 ч. 1 ст. 6 ФЗ № 152 и п. 4 ч. 2 ст. 10 ФЗ № 152 согласие на обработку персональных данных, в том числе включающих сведения о здоровье, требуется отнюдь не всегда. Косвенно это подтверждаются и иными положениями ФЗ № 152:

  • Операторы и иные лица, получившие доступ к персональным данным, обязаны не раскрывать третьим лицам и не распространять персональные данные без согласия субъекта персональных данных, если иное не предусмотрено федеральным законом (ст. 7 ФЗ № 152).
  • Обязанность предоставить доказательство получения согласия субъекта персональных данных на обработку его персональных данных или доказательство наличия оснований, указанных в пунктах 2 — 11 ч. 1 ст. 6, ч. 2 ст. 10 и ч. 2 ст. 11 ФЗ № 152, возлагается на оператора (ст. 9 ФЗ № 152)

В частности, в надзорной жалобе ответчик указывал на наличие основания, предусмотренного п. 5 ч. 1 ст. 6 ФЗ № 152. Однако, суд, принимая во внимание все вышеприведенные нормы и доводы, в свою очередь полагает обратное и выносит постановление, что позиция, изложенная К. в надзорной жалобе, основана на неверном толковании норм права. При этом, каких-либо аргументированных выводов почему в случае с К. его доводы противоречат действующему законодательству и, в частности, п. 5 ч. 1 ст. 6 ФЗ № 152 не подлежит применению, суд не приводит.

Кроме того, интересно и то, что суд, в качестве аргумента полагается на ч. 1 ст. 24 Конституции РФ, согласно которой сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия не допускается. На первый взгляд данная норма противоречит нашим выводам о том, что согласие на обработку персональных данных требуется не во всех случаях, однако, это не совсем так.

В качестве доказательства приведем Определение Конституционного Суда РФ от 16.07.2013 № 1176-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Круглова Александра Геннадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 4 части 2 статьи 10 Федерального закона «О персональных данных». По мнению гражданина Круглова п. 4 ч. 2 ст. 10 ФЗ № 125 противоречит Конституции РФ, так как, в частности, допускает сбор, хранение, использование и распространение информации о частной жизни лица без его согласия.

Однако Конституционный Суд отказал в принятии жалобы, аргументировав это тем, что оспариваемое законоположение позволяет хранить информацию о состоянии здоровья граждан исключительно в целях реализации их права на охрану здоровья и медицинскую помощь, при этом конфиденциальность персональных данных обеспечивается врачебной тайной, а потому оно не может рассматриваться как нарушающее конституционные права заявителя в указанном им аспекте.

В целом мы также согласны с позицией Конституционного Суда. Однако, на наш взгляд, более важным доказательством является то, что ч. 1 ст. 24 Конституции РФ не подразумевает именно письменного согласия. При этом, в ситуации, когда гражданин обращается в медицинскую организацию, это априори подразумевает его устное согласие на обработку персональных данных, ведь фактически у него нет выбора: если у медицинской организации не будет возможности обрабатывать его данные о здоровье, медицинская услуга в принципе не может быть оказанной. Из этого следует вывод, что применение судом ч. 1 ст. 24 Конституции РФ не является корректным.

Возвращаясь к нашему постановлению, заметим и то, что в качестве доказательств среди прочих приводится факт отсутствия письменно оформленного информированного добровольного согласия на медицинское вмешательство, что по своей сути не имеет отношения к составу правонарушения, предусмотренного ст. 13.11 КоАП РФ и не может служить в качестве доказательств.

При этом суд совершенно не обращает внимание на другой немаловажный факт, а именно на то, что в п. 4 ч. 2 ст. 10 ФЗ № 152 речь идет о лицах, которые профессионально занимаются медицинской деятельностью.

Фактически, суд рассуждает об обязательности оформления согласия на обработку персональных данных в то время, как перед ним стоит вопрос является ли обработчик персональных данных лицом, которое профессионально занимается медицинской деятельностью.

Например, если сведения, которые вносятся в амбулаторную карту, обрабатываются исключительно врачом, то с внутренней информационной системой учета все не так однозначно. Вполне возможно, что в данном случае в систему вносились данные о здоровье пациенток администратором медицинской организации или иным лицом, которое не занимается профессионально медицинской деятельностью. В таком случае согласие на обработку данных о здоровье требовалось.

Таким образом, в рассматриваемой ситуации суд приходит к неверному выводу о том, что оформление согласия на обработку персональных данных пациентов требуется всегда. Ко всему прочему, в своих выводах суд опирается на доказательствах, которые не имеют значения для дела. При этом, суд не установил иные существенные обстоятельства, так как в постановлении отсутствуют сведения о лице, осуществляющем обработку персональных данных.

Сам ответчик также допускает ошибку в надзорной жалобе, так как К. обратил внимание лишь на общую норму и не принял во внимание специальную норму о данных, отражающих состояние здоровье, которая также предполагает обработку персональных данных без согласия пациента, если таковая осуществляется лицом при осуществлении медицинской деятельности, профессионально занимающимся медицинской деятельностью и обязанным в соответствии с законодательством РФ сохранять врачебную тайну.

Если не согласны с протоколом ГИБДД: что делать и нужно ли подписывать, что и где писать?

Несогласие с протоколом ГИБДД следует выразить, в первую очередь, соответствующей записью в нём. Это первое, что необходимо знать. Подписать документ всё равно нужно – это второе. Инспектор ДПС в 2020 году всё равно вправе вынести постановление, даже если водитель не согласен с протоколом об административном правонарушении. И это третье. А теперь давайте по порядку рассмотрим тонкости общения с сотрудником при возбуждении дела, как, что и куда нужно писать, что делать и можно ли далее обжаловать, если вы оспариваете вменяемое нарушение ПДД и как правильно подписывать этот документ.

Да. Но с одной важной тонкостью, которая действует в 2020 году, и в связи с недавним изменением в законе немногие водители знают об этом. Виной тому изменение в статье 28.6 КоАП в 2014 году. И на сегодняшний день в любом случае выносится постановление по делу.

Чтобы вы понимали терминологию в автоправе:

  • протокол – это просто перечень обстоятельств административного дела и им возбуждается производство по делу (оно только начинается и открыто),
  • постановление – это уже вынесенное решение по делу в виде штрафа, лишения прав или иного наказания; при вынесенном постановлении дело закрыто.
Изменения при составлении протокола

Как было? Как в 2020 году?
1. При выявлении нарушения инспектор составлял протокол всегда. 1. Инспектор ДПС может сразу вынести постановление по делу о нарушении.
2. Если водитель не согласен с протоколом, то дело передавалось в разбор ГИБДД для дальнейшего рассмотрения. 2. Если водитель оспаривает событие нарушения, то уже после вынесения постановления составляется протокол (часть 2 статьи 28.6 КоАП).
3. На разборе в ГАИ либо выносится постановление в отношении данного водителя, либо же дело прекращается, и водитель признаётся, таким образом, невиновным. 3. Так как постановление уже вынесено, то водителю остаётся только обжаловать его в установленном порядке.

Таким образом, протокол на сегодня – это всего лишь формальность, документ, который составляется для дальнейшего обжалования штрафа водителем либо для передачи дела в суд.

Протокол не обжалуется. Так как водитель непосредственно протоколом не признаётся виновным в деянии. Но что тогда делать? Виновным автолюбителя делает постановление, и именно оно подлежит дальнейшему оспариванию начальнику ГИБДД, территориально которому оно вынесено, либо в суд.

Но, как мы уже объяснили выше, инспектор ДПС обязан его составить для того, чтобы вы указали, что не согласны с вменяемым нарушением, а также указали обстоятельства дела. Если полицейский отказывается составлять его, то можете указать своё несогласие в прямо постановлении в любом месте. В этом случае также укажите на отказ сотрудника писать протокол.

Да. Если вы не согласны с протоколом (точнее, с нарушением, как мы выяснили выше), то в любом случае отказываться от подписи в нём нецелесообразно. Проще говоря, ваше нежелание поставить «автограф» на документе ни к чему не приведёт в принципе – в этом случае инспектор так и напишет в нём, что вы отказались подписывать, и он будет действительным.

Так и пишите:

«С вменяемым мне нарушением не согласен. Требуется помощь защитника».

И подпишите протокол.

Где писать несогласие? Такую запись необходимо сделать в специальной графе с объяснениями лица, привлекаемого к ответственности. Протокол ГИБДД имеет утверждённый бланк, и данное поле есть на его оборотной стороне. Вот здесь:

Таким образом, если вы не согласны с нарушением, то необходимо сделать 2 записи в протоколе (или постановлении – это даже не имеет особого значения):

  1. прямо написать: «с нарушением не согласен»,
  2. поставить вашу подпись.

Что делать далее, когда вы выразили несогласие с вменяемым в протоколе нарушением ПДД и подписали документы? Верно, только обжаловать вынесенное постановление.

Главная тонкость заключается в том, что выражение несогласия прямо в протоколе в дальнейшем при обжаловании сыграет несущественную, но роль в аргументации вашей правоты. Главное – чтобы это было не единственным «подтверждением» вашей невиновности.

Увы, но в 2020 году инспектор вправе выписать штраф сразу на дороге (например, по статье 12.16 КоАП) и уже далее вы будете его обжаловать, доказывая свою невиновность. Простое выражение вашего несогласия в протоколе и, тем более, ваш отказ подписывать его никак не уничтожает право инспектора вынести постановление.

Единственная ситуация, когда полицейский не вправе вынести постановление сразу – когда нарушение влечёт одну из мер наказания:

  • лишение прав (к примеру, если вы заехали под знак «кирпич»),
  • административный арест.

В этих случаях инспектор не вправе рассматривать такие дела, и потому на дороге просто пишется протокол, который передаётся на рассмотрение в суд.

Но здесь у нас есть хорошая новость – Верховный суд постановил, что одного только протокола недостаточно для назначения водителю наказания. И потому нужны иные доказательства от сотрудника ГИБДД (свидетели, понятые, видеозапись нарушения ПДД).

Пошаговый алгоритм заработка

История эта началась 15 июля 2018 года. В тот день я, изнывая от жары, настойчиво просматривал пятнадцатую по счету ДЗ.

Неумолимая статистика твердит о том, что 98% долгов юридических лиц на просторах России для взыскания негодные, «пустышки». Четырнадцать предыдущих таковыми и оказались. Читая условия следующего лота, я, медленно приподнимаясь в кресле, не верил своим глазам. На экране вырисовывался самородок. Моё восхищение и радость поймёт только тот, кто на протяжении полугода самозабвенно перелопачивает тысячи лотов, плюётся, бросает анализировать, ругает последними словами конкурсных управляющих (далее КУ), которые выставляют на торги откровенный мусор, чтобы как-то оправдать перед Советом кредиторов свою зарплату.

Мгновенно отправил запрос в адрес КУ, на его почту и стал с вожделением 17-летнего парня, ждать ответ. Естественно на сегодняшний день моя проработка и глубокий анализ оставшихся девяносто девяти дебиторок закончились.

День жду, ответа нет. Следующий жду — тот же результат.

Я всегда отправляю запрос КУ с функцией подтверждения прочтения моего письма адресатом. И ставлю 5 дней срок напоминания мне, если на письмо нет ответа.

Радость пришла на третий день нестерпимого ожидания. Я получил подтверждение ликвидности лота.

Всесторонний анализ дебиторской задолженности

Без этого пункта покупать ДЗ, значит пальцем тыкать в небо и в конечном итоге оплатить кота в мешке. Это, как правило приводит к потере в лучшем случае задатка за лот, а в худшем суммы, которую вы выделили на лот ДЗ. Я с помощью своего сайта дебиторки.рф делаю профессиональный анализ ДЗ и провожу рассылку ликвидных лотов по базе лиц, участвующих в покупке ДЗ в течении последних трех лет.

Я знаю необходимость проведения предварительного изучения ликвидности, а другими словами будущей 100%-ной возможности взыскания долга.

За 4 года своей деятельности разработал критерии ликвидности ДЗ, которые позволяют надеяться на будущее успешное взыскание долга стороннего ООО. Выкладываю их для вас.

Критерии ликвидности долга юридического лица

ДЗ юридического лица должна иметь следующие параметры ликвидности:

  • Желательно действующие номер телефона, почтовый адрес и сайт компании;
  • Информация о Должнике мелькает в поисковиках;
  • Должник является действующим предприятием;
  • ООО не должно быть банкротом;
  • ООО не должно быть в стадии ликвидации, либо реорганизации;
  • Приветствуется участие в действующих государственных контрактах;
  • ООО не должно иметь задолженностей перед налоговой инспекцией;
  • Должник не должен иметь юридический адрес массовой регистрации;
  • Его директор не в категории «массовый»;
  • Иск к должнику обязательно должен иметь категорию «просуженный»;

Пример подтверждения ликвидности долга в результате всестороннего анализа реального лота

Открытый аукцион

Дебиторская задолженность ООО «ГарантСтройЭксперт» — 49709,03 руб.
Регион: Алтайский край

Иски к должнику: 39 539 руб. 52 коп. суммы неосновательного обогащения и 10 169 руб. 51 коп. процентов за пользование.

О компании: Общество с ограниченной ответственностью «ГарантСтройЭксперт»

1. Реквизиты компании: ИНН 2225091811
2. Юридический адрес компании
3. Фактический адрес компании: (совпадение с юридическим) да
4. Виды деятельности: Строительство жилых и нежилых зданий.
5. Дата регистрации компании: Зарегистрирован 30.01.2008, действующий+
6. Используемая система налогообложения: использует УСНО
7. Директор: Директор Руднев Максим Александрович
8. Численность сотрудников
9. Телефон: 8 (3852) 26-60-10
10. Сайт: гарант22.рф .
11. Учредители компании: Руднев Максим Александрович,он же директор
12. Связь с другими компаниями: нет
13. Филиалы компании: нет
14. Уставной капитал (тыс. рублей): 12

Финансовый анализ: прогнозируемый рост дохода на 2018 год: + 36%

Результаты деятельности за предыдущие годы:

Эффективность: высокая.
Доход собственника выше среднего (70 коп. на вложенный рубль).
Рентабельность имущества (68%) выше среднеотраслевого значения (2%) по отрасли «Строительство».
Рентабельность продаж (292%) выше среднеотраслевого значения (6%) по отрасли «Строительство».

Имущественное положение: нормальное.
Управление оборотными активами стало более экономным: долги покупателей стали собираться на 14% быстрее.
За последний год имущество выросло на 36% (с 867 тыс. руб. до 1182 тыс. руб.), что увеличило потенциал предприятия.
На долгосрочное развитие средств не выделено.

Финансовое положение: хорошее.
Платежеспособность высокая: оборотные активы (источники погашения обязательств) больше обязательств на 5273%.
Угрозы финансовой зависимости нет: заемные средства в балансе (2%) не превышают собственные.
Обеспеченность текущей деятельности собственными средствами хорошая (98%> 30% суммы оборотных активов)

Надежность компании: выше среднего.
Суды (истец, ответчик, исполнительные листы): отсутствуют исполнительные производства.

Факторы для успешного взыскания:

  • Наличие телефона и сайта, что очень хорошо для взыскания.
  • Отличные экономические показатели.
  • Наличие гос. контрактов.
  • Надежность ООО выше среднего.
  • Иск к должнику только наш.

Рекомендации для покупки ДЗ: очень высокая вероятность взыскания.

План взыскания:

  • Предложение заключения мирового соглашения после процедуры правоприемства долга с дисконтом от 10% до 30%.
  • Полное взыскание.
  • Банкротство должника.

Выбранная мною дебиторская задолженность полностью отвечала всем перечисленным критериям ликвидности долга.

Покупка лота

Наступила важная фаза сделки. Вопросы на которые важно найти ответы этом этапе:

  • По какой цене покупать лот?
  • На каком периоде публичного предложения?
  • Как сделать так, чтобы организатор торгов не узнал мою цену?
  • И не сорвал покупку?

Опыт, приобретенный мною за 4 года деятельности на этом поприще, позволил мне принять правильные решения и победить в торгах. Выкладываю для вас протокол торгов:

Однако победа в аукционе считается окончательной только после взыскания долга.

Взыскание долга

Нет взыскания — нет дохода от всей сделки. На этом этапе гибнут надежды и мечты 97% участников покупки чужих долгов. Как-то на просторах интернета я ознакомился с письмом двух поварих. Они купили долг ООО на общую сумму 12 млн. Потратили 500 тыс. общих денег.

ООО через месяц обанкротилось. И поварята наивно просили конкурсного управляющего вернуть им 500 тысяч кровных, заработанных ими в поте лица, денег. Но эти злосчастные полмиллиона ушли уже в конкурсную массу должника. И таких примеров на торгах по банкротству не счесть.

Вывод: инвестировать только с профессионалами аукционов по банкротству.

Вернемся к моему повествованию.

Претензия должнику

Уведомление должника о том, что я выиграл лот)
В претензии я указал величину выигранного долга и ряд параметров, главным из которых был рассказ о тех компаниях, в которые по моему мнению должник может перевести активы своей ООО.

В конечном итоге именно эта информация сыграла основную роль в быстром окончании взыскания долга.

Через неделю после получения уведомления мне позвонил один из учредителей компании и мы, долго не торгуясь, договорились подписать мировое соглашение.

В доказательство изложенного в статье материала прилагаю сканы фрагмента мирового соглашения и копию оплаты долга:

19 декабря 2018 г. завершилось рассмотрение мирового соглашения, о котором я рассказываю в статье.

ОПРЕДЕЛЕНИЕ об утверждении мирового соглашения:

Вот так моя команда за четыре месяца на торгах по банкротству заработала 3,7 миллиона.

Стоит еще отметить, что мы перечислили на счет инвестора 1.239 миллиона, потраченных на оплату лота, а также прибыль, которую инвестор получил по договору со-инвестирования равную одному миллиону рублей.

Если использовать формулу доходности:

о мы заработали 543% годовых!

Если вы заинтересованы в доходном инвестировании, то обращайтесь:

Александр Верхошинский, владелец проекта дебиторки.рф
Подать заявку