Судебная практика по микрозаймам

ВС формирует практику по микрозаймам

Законодатель ужесточает контроль

За первые полгода 2018 года микрофинансовые организации выдали населению 11,1 млн займов на 110 млрд руб. Число займов выросло на 19%, а сумма — на 17% по сравнению с таким же периодом прошлого года. При этом годовые ставки могут составлять нескольких сотен процентов.
МФО, в отличие от банков, выдают кредиты и заемщикам с «плохими» долгами. По статистике ЦБ, среднерыночное значение полной стоимости краткосрочных потребительских кредитов (на срок до одного месяца и на сумму до 30000 руб.) на конец 2017 года составило 614% годовых. Как рассказал Право.ru Андрей Паранич, заместитель директора СРО «МиР», cредняя сумма
— оффлайн-займов физлицам составляет 11 500 руб.,

— онлайн-займов физлицам – 8500 руб.,

— займов юрлицам и ИП – 1,2 млн руб.

Средняя сумма займа растет — по результатам первого квартала 2018 года она составила 12 900 руб.

«В структуре совокупного портфеля МФО четверть займов составляют так называемые займы «до зарплаты» (сроком до месяца), две четверти — среднесрочные потребительские займы (сроком до года). Еще четверть приходится на займы юрлицам. Это отдельная, довольно специфическая категория, в которой максимальный срок сейчас ограничен 3 годами, но в скором времени будет увеличен до 5 лет»,- рассказал Паранич.

21-27% составляла в 2017 году доля займов с просрочкой более 90 дней

«Кредиты до зарплаты» дороги для заёмщика, но очень востребованы. На конец 2017 года количество действующих договоров микрозаймов составляло до 6,6 млн., говорит Паранич. Число заёмщиков за 2017 год возросло на 64% по сравнению с предыдущим годом и составило 8,4 млн человек. Среди них много заемщиков с плохими долгами — по сообщению РИА «Новости», в первом квартале на МФО пришлось 85% таких кредитов. Это в два с половиной раза больше, чем в начале 2015 года. Продолжает рост и средняя сумма займа, по результатам первого квартала 2018 года она составила 12900 руб.

Финансовый омбудсмен вскоре появится в России. Это новый институт защиты прав потребителей финансовых услуг, к которому граждане смогут прибегать для решения споров с банками, МФО, страховыми компаниями и другими участниками финрынка.

Регулирование на законодательном уровне предельного размера ставки проводится уже давно – она ограничена максимально-допустимыми значениями полной стоимости кредита, которые устанавливает Банк России на ежеквартальной основе. Кроме того, в марте 2016 года заработало ограничение предельного размера обязательств заемщика перед МФО. Сейчас оно установлено на уровне 2-2,5-кратного размера по отношению к «телу» долга. То есть если вы взяли в долг 1000 руб. на год, то отдать придется не больше 3500 руб.

МФО и суды: как складывается практика

Судебная практика различается по регионам. Однако за последний год последовало сразу несколько определений ВС, которые могут способствовать унификации практики.

Основная тенденция — призыв судам в каждом конкретном деле устанавливать разумный баланс интересов сторон сделки, считает Юлия Карпова, партнер и руководитель судебной практики Инфралекс Инфралекс Федеральный рейтинг группа Антимонопольное право группа Банкротство группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Транспортное право группа Цифровая экономика группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Интеллектуальная собственность группа Коммерческая недвижимость/Строительство группа Корпоративное право/Слияния и поглощения группа Налоговое консультирование группа Налоговые споры 4 место По выручке на юриста (Больше 30 Юристов) 6 место По выручке 15 место По количеству юристов × .

Принцип свободы договора в сочетании с принципом добросовестности участников гражданских правоотношений не исключает, что суд должен оценить условия конкретного договора с точки зрения их разумности и справедливости. При этом следует учесть, что условия договора займа, с одной стороны, не должны быть явно обременительными для заемщика, а с другой — должны учитывать интересы кредитора, права которого нарушил не исполнивший обязательства должник.

Юлия Карпова, партнер «Инфралекс».

За последние три года прослеживается эволюция точек зрения Верховного суда, объединенных одной целью – защиты имущественных интересов заемщиков со ссылкой на недобросовестность займодавца, установившего в договоре драконовские проценты, замечает Вячеслав Калабин, юрист практики по разрешению споров и банкротства Линия Права Линия Права Федеральный рейтинг группа Рынки капиталов группа Финансовое/Банковское право группа Антимонопольное право группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа ГЧП/Инфраструктурные проекты группа Налоговое консультирование группа Уголовное право × .

Определения № 16-КГ17-1 от 28 февраля 2017 года (спор между гражданами о взыскании задолженности по договору займа) и № 83-КГ16-2 от 29 марта 2016 года (спор между гражданами о взыскании денег) содержат общий вывод о возможности снизить высокие договорные проценты по займам, но привязки к специфике микрозаймов в них нет.

Практика Лайфхак для неплательщика: суд объяснил, когда за неоплату коммуналки не отключат услуги

Следующим этапом стало Определение № 7—КГ17-4 от 22 августа 2017 года по спору между гражданином и ООО «Доступно Деньги». В нем эта позиция была применена к спорам с МФО, дело вошло в Обзор практики по делам, связанным с защитой прав потребителей финансовых услуг. В рамках спора ВС указал, что в конкретном деле необходимо снизить проценты за пользование займом, которые продолжают начисляться после даты возврата кредита. Снижение предполагалось до средневзвешенной процентной ставки по кредитам, предоставляемым физлицам в рублях на срок больше года, по состоянию на момент заключения договора. ВС пресек ранее сложившуюся практику, при которой МФО начисляли «сверхвысокие проценты» за пользование микрозаймом по истечении срока его возврата, установленного договором.

«ВС дал разъяснение, что «сверхвысокие» проценты за пользование микрозаймом, выданным на короткий срок (менее 1 года), могут начисляться только в период предоставления займа согласно договору. Их начисление за пределами этого срока неправомерно. Сумму таких процентов суд снизит на основании оценки условий конкретного договора о предоставлении микрозайма с точки зрения их разумности и справедливости для всех участников сделки», — говорит Юлия Карпова.

При этом суды не будут снижать размер процентов по договору ниже сложившегося на рынке для подобных займов по мотивам добросовестности и справедливости, поскольку такой размер уже отвечает этим критериям, отмечает Ольга Бенедская, советник Муранов, Черняков и партнеры Муранов, Черняков и партнеры Федеральный рейтинг группа Арбитражное судопроизводство (крупные споры — high market) группа Международный арбитраж × (п. 10 Обзора от 27 сентября 2017 года).

Далее, в Определении № 45-КГ17-24 от 13 марта 2018 года (спор между гражданином и ООО «Микрофинансовая организация Управляющая компания Деньги Сразу Юг») ВС закрепил этот подход, но уже в виде общей, абстрактной правовой позиции, а не в виде решения по конкретному делу. «Такой порядок ВС использует для договоров микрозайма, которые были заключены до 29 марта 2016 года, когда не действовали ограничения, установленные п. 9 ч. 1 ст. 12 Закона о микрофинансовой деятельности. В соответствии с действующей редакцией этой статьи МФО не праве начислять проценты за пользование займом, выданным на период до года, если их сумма превышает трехкратный размер самой суммы займа», — отмечает Вячеслав Калабин.

Требовать уплаты процентов в большем размере микрофинансовая организация не вправе. В этой связи в споре с микрофинансовой организацией необходимо обратить внимание на правильность расчета суммы предъявленных требований.

Одним из последних дел, рассмотренных ВС по спорам граждан и МФО, стал спор с ООО «Экспрессденьги» (дело № 41-КГ18-3). Проценты по займам компании составили 1738% и 3678% от суммы полученного кредита, которая изначально составляла 10000 руб. Однако по дополнительному условию в договорах при невыполнении обязательств начислялись 4% за каждый день просрочки. В итоге МФО решила взыскать с заемщиков 208000 и 369000 руб. Гражданская коллегия ВС заключила, что в такой ситуации нельзя полагаться исключительно на свободу договора, а сверхвысокие проценты за долгий срок использования микрозайма приводят к «искажению цели деятельности микрофинансовых организаций». Повышенные проценты можно взыскивать только до конца срока предоставления займа, подтвердил ВС. В этом деле такой срок составил две недели.

Что делать потребителю

Задолженность заемщика перед МФО, рассчитанная организацией, с большой вероятностью будет отличаться от суммы, которую, в свете судебной практики, взыщет суд. Чтобы защитить свои имущественные интересы, Вячеслав Калабин дает рекомендации заёмщику.

Как заемщику защитить свои интересы в судебном споре с МФО
Если заем выдан до 29.03.2016 и период пользования им больше, чем период предоставления займа, то чтобы верно посчитать проценты с даты, когда заем должен быть возвращен, нужно:
— выяснить средневзвешенную процентную ставку по кредитам, предоставленным кредитными организациями физлицам в рублях, на дату заключения договора.
Эту информацию можно найти на сайте www.cbr.ru в подразделе «Процентные ставки и структура кредитов и депозитов по срочности» раздела «Банковский сектор».
Если заем выдан после 29.03.2016, сумма процентов за пользование займом не может быть выше:
— четырехкратного размера суммы займа (если договор заключен с 29.03.2016 по 01.01.2017)
-трехкратного размера суммы займа (если договор заключен с 01.01.2017).
Если процент выше — обратите внимание суда на то, что проценты за пользование займом, превышающие указанную сумму, взыскиваться не могут.
3аявите ходатайство о снижении неустойки на основании ст. 333 ГК.

Признать договор займа недействительным на основании ст. 179 ГК — из-за кабальности его условий — не получится, такие требования суды отклоняют, говорит Юлия Карпова.

  • Банки

ФИПС — единственная в стране организация, объединяющая специалистов во всех технических и естественнонаучных областях знаний, осуществляющих экспертизу заявок на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, товарные знаки, топологии интегральных микросхем и базы данных, выдачу и регистрацию патентов и свидетельств.

Работа государственного эксперта по интеллектуальной собственности для тех, кого интересует изобретательство, инновации, технический прогресс, творчество. От работы эксперта зависит становление рынка товаров и изделий в стране, а также возможность не допустить блокирования отечественных разработок и диктата цен. Каждое вынесенное экспертом решение – кирпичик в строительстве «большого здания», именуемого технический прогресс.

Особенности требований, предъявляемых к экспертам:

  • профессиональные знания, полученные в вузе;
  • знания правовых основ охраны интеллектуальной собственности;
  • склонность к постоянному обучению, повышению квалификации, совершенствованию знания иностранных языков;
  • обязательная профессиональная переподготовка, являющаяся залогом успешного освоения профессии;
  • высокая исполнительская и трудовая дисциплина;
  • коммуникабельность, умение общаться с посетителями, авторами, патентными поверенными, убедительно отстаивать точку зрения, основанную на законодательстве и действующих нормативных документах.

В ФИПС востребованы кадры практически всех специальностей.

Доход успешного эксперта достигает порядка 200 тысяч рублей в месяц и выше.

Работать в ФИПС интересно, ведь – это:

  • поиск и анализ источников информации по самым различным базам, включая опубликованные патентные документы всех стран мира, в том числе на электронных носителях, по многочисленным интернет-базам и периодическим изданиям, а также в фондах крупных библиотек;
  • аналитическая работа, развивающая творческое, нестандартное мышление и логику, правильную речь и умение вест и деловую переписку;
  • работа психолога, который за достаточно короткое время обязан разобраться в ходе мыслей автора-изобретателя;
  • возможность проявить свой профессионализм и знания иностранных языков, будучи на острие новых и самых передовых научных разработок;
  • возможность повышения квалификации в Российской государственной академии интеллектуальной собственности (РГАИС) без отрыва от экспертной работы, с получением диплома специалиста по Патентному праву в области Гражданского права;
  • возможность карьерного роста от эксперта до главного государственного эксперта по интеллектуальной собственности.

Работа в ФИПС помогает человеку стать личностью, ощущать свою востребованность и значимость, повышает уверенность в себе.

И наконец, работа в ФИПС – это и просто жизнь в большом, дружном коллективе со сложившимися традициями, насыщенная яркими культурными и спортивными событиями, профсоюзными мероприятиями, достойная и бесперебойная зарплата, зависящая от Ваших способностей.

ФИПС – сообщество технической элиты и специалистов, оценивающих передовые технические разработки. Присоединяйтесь к коллективу уникальных специалистов!

Инвестиционные договоры и инвестиционные контракты

Инвестиционные договоры и инвестиционные контракты

Инвестиционный контракт (договор) не предусмотрен в законе. При этом, несмотря на допущение возможности заключения непоименованного законом договора, стоит признать, что порой за подобным в лучшем случае стоит заключение смешанного договора.

Во всех остальных случаях это обычные классические договоры, чаще всего связанные с отчуждением имущества, выполнением работ.

Именно поэтому нам в очередной раз стало интересным вернутся к этой теме. Грамотное и четкое определение квалификации договора позволит выбрать наиболее подходящие правовые нормы, распространяющие свою силу на отношения сторон. При возникновении спорных ситуаций – выбрать надлежащий способ защиты, поскольку использование ненадлежащего способа приведет к отказу и несению дополнительных убытков, расходов.

1. Инвестиции.

Есть старый Закон РСФСР от 26.06.1991 N 1488-1 «Об инвестиционный деятельности в РСФРС», который определил содержание термина «инвестиции».

Инвестициями являются денежные средства, целевые банковские вклады, паи, акции и другие ценные бумаги, технологии, машины, оборудование, кредиты, любое другое имущество или имущественные права, интеллектуальные ценности, вкладываемые в объекты предпринимательской и других видов деятельности в целях получения прибыли (дохода) и достижения положительного социального эффекта.

Однако его содержание слабо соотносится с юридической техникой, используемой в Гражданском кодексе РФ. Это приводит к тому, что инвестиции описаны не столько с юридической точки зрения, сколько с экономической.

Именно это привело к появлению Постановления Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации № 1039/13 от 02 июля 2013 г. В этом судебном акте Президиум ВАС РФ пришел к следующим выводам: “Термины «инвестиции», «инвестиционная деятельность», «инвестиционный договор» не имеют своего собственного строгого юридического содержания и обычно используются в законодательстве в качестве общего обозначения для целой группы различных гражданско-правовых сделок, имеющих своей целью приобретение имущественных прав на возмездной основе.

Из пунктов 4–7, 11 постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 № 54 следует, что экономическим понятием «инвестиционные сделки» обозначаются, например, договоры купли-продажи, договоры участия в долевом строительстве, договоры подряда, договоры простого товарищества.

Однако суды при разрешении споров, возникающих из договоров, поименованных сторонами как «инвестиционные», должны устанавливать их правовую природу и применять положения Гражданского кодекса Российской Федерации о соответствующих договорах. Необходимость выявления гражданско-правовой природы договоров, именуемых сторонами как «инвестиционные», выражена в постановлениях Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 06.09.2011 № 4784/11 и от 24.01.2012 № 11450/11.

Таким образом, наименование документа может быть никак не связано с его правовой природой. Но наименование документа, к сожалению, может приводит к смятению в головах участников сделок, правоприменителей.

2. Установление правовой природы договора.

На мой личный взгляд, базовой правовой нормой для установления правовой природы любого договора является ст. 421 ГК РФ, а судебным актом, определяющим подходы к установлению этой самой природы – Постановление Пленума ВАС РФ №16 от 14 марта 2014 «О свободе договора и ее пределах».

В статье 421 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой настоящей статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Согласно же Постановлению Пленума ВАС РФ условия договора определяются через толкование его условий (благо в этом особо ничего нового нет), но с учетом различных факторов (слабая-сильная сторона, есть или нет навязывание условий договора, императивные или диспозитивные нормы, есть ли основания для применения аналогии закона или нет, имеется ли злоупотребление правом или нет и так далее).

Таким образом, чтобы верно установить правовую природу договора, пользуемся общим правилом из ст. 421 ГК РФ и помним про чек-лист с дополнительным факторами.

3. Арбитражная практика.

Какое толкование и квалификация инвестиционного договора превалирует на практике?

Всегда ли суды следуют указаниям Президиума ВАС РФ? Продолжают ли принимать во внимание утративший силу Закон РСФСР от 26.06.1991 N 1488-1 «Об инвестиционный деятельности в РСФРС»?

Ознакомление с выдержками из актуальной судебной арбитражной практики по «инвестициям» точно снимет ряд вопросов.

1) «Инвестиционный договор в сфере финансирования строительства или реконструкции – договор купли-продажи будущей недвижимой вещи»

Фабула. Между Администрацией (инвестор) и ООО «ИНТЭК» (застройщик) был заключен муниципальный контракт № МК 367/13 на приобретение в муниципальную собственность жилых помещений (квартир) путем инвестирования в строительство многоквартирного жилого дома, в пгт. Новоаганск. По условиям контракта застройщик обязуется не позднее 15.11.2013 завершить строительство многоквартирного жилого дома, произвести работы по благоустройству прилегающей территории и передать инвестору не позднее 01.03.2014 квартиры №№ 1-44 в многоквартирном жилом доме.

Выводы суда (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 28.04.2016 N Ф04-1153/2016 по делу N А75-3517/2015):

— Положения законодательства об инвестициях (в частности, ст.5 Закона РСФСР «Об инвестиционной деятельности в РСФСР», ст. 6 Федерального закона «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений») не могут быть истолкованы в смысле наделения лиц, финансирующих строительство недвижимости, правом собственности (в том числе долевой собственности) на возводимое за их счет недвижимое имущество.

— В соответствии с пунктом 4 Постановления № 54, при рассмотрении споров, вытекающих из договоров, связанных с инвестиционной деятельностью в сфере финансирования строительства или реконструкции объектов недвижимости, судам следует устанавливать правовую природу соответствующих договоров и разрешать спор по правилам глав 30 («Купля-продажа»), 37 («Подряд»), 55 («Простое товарищество») Кодекса и т.д.

— Если не установлено иное, судам надлежит оценивать договоры, связанные с инвестиционной деятельностью в сфере финансирования строительства или реконструкции объектов недвижимости, как договоры купли-продажи будущей недвижимой вещи.

— Судами первой и апелляционной инстанций данные разъяснения не учтены, поскольку из обжалуемых судебных актов не усматривается, что суды установили правовую природу соответствующего контракта.

2) «Инвестиционный договор в сфере финансирования строительства и реконструкции – смешанный договор с элементами купли-продажи и подряда»

Фабула. По результатам конкурса инвестиционных проектов между муниципальным образованием «Город Томск» в лице Департамента экономического развития и управления муниципальной собственностью администрации Города Томска (переименован в Департамент управления муниципальной собственностью администрации Города Томска) и ООО «Рилонд» (инвестором) заключен инвестиционный договор от 09.04.2010 на реконструкцию Восточной трибуны стадиона «Труд». По договору инвестор обязался осуществить инвестиционную деятельность в виде капитальных вложений, выполнять функции застройщика (заказчика-застройщика) по проведению реконструкции Восточной трибуны, расположенной по адресу: г. Томск, ул. Белинского, 11/1, стр. 2 (объекта инвестиционной деятельности), входящей в состав сооружения стадион «Труд».

Указывая на отсутствие устранения нарушений проектной документации обществом, нарушение инвестором сроков выполнения работ, на отказ общества от подписания соглашения о расторжении инвестиционного договора, Департамент управления муниципальной собственностью обратился в арбитражный суд с требованием о расторжении договора.

Выводы суда (Постановление Арбитражного суда Западно-Сибирского округа от 13.08.2015 N Ф04-20785/2015 по делу N А67-4807/2014).

— Стороны могут заключить договор, в котором содержатся элементы различных договоров, предусмотренных законом или иными правовыми актами (смешанный договор). К отношениям сторон по смешанному договору применяются в соответствующих частях правила о договорах, элементы которых содержатся в смешанном договоре, если иное не вытекает из соглашения сторон или существа смешанного договора.

— Исследовав условия инвестиционного договора, суды пришли к обоснованному выводу о том, что заключенный сторонами договор от 09.04.2010 по своей правовой природе и содержанию обязательств относится к категории договоров смешанного типа, исполнение обязательств по которому регулируется положениям договора о подряде, в том числе в части исполнения обязательств по реконструкции трибуны стадиона, и положениями купли-продажи будущей вещи (пункт 6 Постановление Пленума ВАС РФ от 11.07.2011 № 54 «О некоторых вопросах разрешения споров, возникающих из договоров 9 А67-4807/2014 по поводу недвижимости, которая будет создана или приобретена в будущем»).

3) «Инвестиционный договор – договор подряда?»

Фабула. Гущин Александр Викторович (далее – истец) обратился в Арбитражный суд Новосибирской области с иском к Варламову Владимиру Анатольевичу (далее – ответчик) о взыскании 2 532 627 руб. долга по инвестиционному договору от 25.01.2010 и 373 876 руб. 22 коп. процентов за пользование чужими денежными средствами (с учетом принятого судом уточнения размера исковых требований).

Суд первой и апелляционной инстанции пришли к выводу, что Истцу полагается только сумма основного долга. Кассация не согласилась и отменила ранее вынесенные судебные акты, направив дело на новое рассмотрение.

Выводы суда (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.05.2013 по делу N А45-22902/2012):

— Если наименование договора не совпадает с его содержанием, вид договора следует определять исходя из содержания. Правовая природа подписанного сторонами договора имеет существенное значение, так как вид договора определяет порядок и срок исполнения договорных обязательств, а также ответственность сторон за их неисполнение.

— Суд, придя к выводу о том, что инвестиционный договор содержит признаки договора подряда и, применив к спорным правоотношениям статью 715 ГК РФ, не учел отсутствие в договоре от 25.01.2010 условия о сроках выполнения работ, являющегося существенным условием для данного вида договоров (статьи 432, 708 ГК РФ).

— Делая вывод о передаче спорной суммы исполнителю, суд не исследовал вопрос об оформлении Варламовым В.А. заявок на финансирование, о подписании сторонами дополнительных соглашений о размерах выплат применительно к условиям пунктов 2.2, 2.7 договора.

4) «Правовая природа платежей по инвестиционному контракту»

Фабула. между Правительством Москвы и ООО «ИРБИС» на основании решения Городской конкурсной комиссии реализации инвестиционных проектов заключен инвестиционный контракт от 16.06.2006 № 14-071212-5201- 0050-11-06 на реализацию инвестиционного проекта строительства подземного 4 гаража-стоянки с наземной въездной частью на 99 машиномест по адресу: ул. Грекова, вл. 9-13.

По условиям п. 5.2 контракта инвестор обязался перечислить в бюджет города Москвы в качестве компенсации городу за социальную, инженерную и транспортную инфраструктуру денежные средства в сумме 115 000 долларов США (в рублевом эквиваленте по курсу Центрального Банка Российской Федерации на дату платежа).

Во исполнение вышеуказанного контракта истцом были оформлены земельно-правовые отношения.

На основании решения ГЗК от 27.03.2014 инвестиционный контракт прекращен. Полагая, что при расторжении инвестиционного контракта у ответчика отпали основания для удержания перечисленных истцом денежных средств, истец обратился в суд с иском.

Выводы суда (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 30.06.2016 N Ф05-8464/2016 по делу N А40-69348/15)

— Учитывая буквальное толкование условий контракта, суды первой и апелляционной инстанции пришли к выводу, что истец перечислил в пользу ответчика задаток (затраты при участии в аукционе) и долю города (компенсация за инфраструктуру).

— Суды первой и апелляционной инстанций, установив, что договорные отношения, вытекающие из инвестиционного контракта прекращены, а истец встречного обеспечения по контракту не получил, пришли к выводу об отсутствии у ответчика оснований для удержания перечисленных инвестором денежных средств.

Доводы ответчика (см. ниже) о природе платежей по инвестиционному контракту не были приняты во внимание судами:

— спорные денежные средства в размере 115 000 долларов США являются платой за право заключения инвестиционного контракта, а не затратами претендента на участие в аукционе.

— спорные денежные средства были оплачены истцом за исполнение ответчиком своей обязанности по заключению инвестиционного 3 контракта 16.11.2006.

— оплаченные истцом денежные средства являются денежными средствами за инженерную, транспортную и социальную инфраструктуру, которые истец обязался оплатить в соответствии с п. 5.2.1. контракта.

5) «Распоряжение паями инвестиционного фонда»

Фабула. Миронов Р.М., приобретя у Банка права требования к должникам на сумму более 600 000 000 рублей, передал в счет оплаты паи Фонда, рыночная стоимость которых на момент сделки составляла 648 071 328 рублей. Между тем, в результате действий управляющей компании — общества «МФОНД», в которой управляющим и единственным учредителем является также Миронов Р.М., стоимость паев, переданных истцу, уменьшилась до нуля рублей. В результате указанных действий Банку был причинен реальный ущерб в виде разницы в стоимости паев инвестиционного фонда.

Выводы суда (Определение Верховного Суда РФ от 28.03.2016 N 305-ЭС16-1249 по делу N А40-178197/14)

— Действия управляющей компании, в результате которых ликвидные активы Фонда были заменены на необеспеченные права требования из договоров займа, не могут быть признаны добросовестными, поскольку в результате указанных действий Банку был причинен реальный ущерб в виде разницы в стоимости паев инвестиционного фонда.

— Банк находится в процедуре конкурсного производства, требовать выкупа от управляющей компании паев он не вправе, паевой инвестиционный фонд действует до 2026 года, реализовать паи в ходе процедуры банкротства истец также не смог, так как торги были признаны несостоявшимися в силу отсутствия покупателей.

6) «Инвестиционный займ»

Фабула. Между участником ответчика Компанией с ответственностью ограниченной акциями, Зирмания Ивестментс Лимитед/ZIRMANIA INVESTMENTS LIMITED (заимодавец) и ООО «Брайт Бокс» (заемщик) заключен договор от 02.06.2014 инвестиционного займа на сумму 4 000 000 руб., согласно которому последнему заимодавец обязался передать заем в размере 4 000 000 руб., а заемщик — возвратить заимодавцу сумму займа и уплатить на нее проценты за пользование займом в размере и порядке, установленных договором.

Судами установлено, что ООО «Брайт Бокс» 01.11.2012 подало заявку на заключение соглашения об осуществлении технико-внедренческой деятельности в особой экономической зоне в г. Дубна Московской области. Истцу предоставлен подготовленный в соответствии с установленными требованиями бизнес-план, который впоследствии, при заключении Соглашения, стал его неотъемлемой частью.

Согласно указанному бизнес-плану ООО «Брайт Бокс» планировало реализовать на территории особой экономической зоны «Дубна» проект по разработке и производству IT-решений для компаний автомобильной отрасли.

Бизнес-план предполагал разработку двух продуктов, которые, как установлено судами, ООО «Брайт бокс» создало и успешно реализует в России и за рубежом.

Выводы суда (Постановление Арбитражного суда Московского округа от 29.06.2016 N Ф05-8218/2016 по делу N А40-139996/2015)

— Утверждая бизнес-план и подписывая Соглашение, истец соглашался с тем, что бизнес-план подготовлен на период начиная с 2012 года, что фактически бизнес-план находился в процессе реализации с момента подачи заявки, т.е. с ноября 2012 года.

— Истец не возражал и не оспаривал положения бизнес-плана, то есть, заключая Соглашение, понимал, что разработка программного обеспечения уже находится на стадии завершения и начало его реализации запланировано на 2012 год и бизнес-план должен исполняться с 01 ноября 2012 года.

— В процессе согласования бизнес-плана и подписания Соглашения от истца не поступало требований о внесении изменений в положения бизнес-плана, что свидетельствует о согласии истца с условиями и сроками реализации проекта, предусмотренными бизнес-планом.

— Также судами установлено и учтено, что ответчик продолжил финансирование проекта и в следующих периодах получил инвестиции в большем размере, чем предусматривал бизнес-план.

Из анализа судебной практики видно, что суды не ограничиваются формальным подходом и уделяют внимание деталям – учитывают, каким образом определен порядок внесения платежей, сроки исполнения договора, встречность исполнения и т.д.

Безусловно при квалификации инвестиционного договора и определения характера отношений во внимание принимается цель заключения договора, сфера отношений, виды деятельности сторон (помните про чек-лист с дополнительными факторами?). Только так можно установить действительное намерение сторон и экономический смысл от заключения и исполнения договора под названием «инвестиционный».

Отступления от такого встестороннего подхода, как правило, оборачиваются для арбитражных судов первой и апелляционной инстанций, отменой их судебных актов в кассации (при должной активности участников процесса). Это не может не радовать в вопросе установления правовой природы инвестиционного договора.

Елизавета Разина

Текст Ст. 51 Конституции РФ в действующей редакции на 2020 год:

1. Никто не обязан свидетельствовать против себя самого, своего супруга и близких родственников, круг которых определяется федеральным законом.

2. Федеральным законом могут устанавливаться иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания.

Комментарий к Ст. 51 Конституции Российской Федерации

1. Закрепление в Основном законе страны этого принципа и изъятие из Уголовного кодекса РФ нормы об ответственности за недонесение о совершении преступления близкими родственниками и за уклонение от дачи свидетельских показаний, если они касаются близких родственников, свидетельствует, на взгляд авторов комментария, о гуманизации российского законодательства, его соответствии общечеловеческим ценностям. Отметим, что данная гарантия впервые закреплена в России на конституционном уровне.

К близким родственникам относятся супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные, родные братья и родные сестры, дедушка, бабушка, внуки (ст. 5 УПК РФ). При согласии свидетеля дать показания он должен быть предупрежден о том, что данные им показания могут быть использованы в качестве доказательств по уголовному делу, в том числе и в случае его последующего отказа от них.

Бесплатная юридическая консультация по телефонам: +7 (499) 653-60-72 — доб. 543 (Москва и МО)
+7 (812) 426-14-07 — доб. 698 (Санкт-Петербург и ЛО)
+8 (800) 500-27-29 — доб. 242 (Регионы РФ)

Согласно статье 51 Конституции РФ лицо вправе не давать показаний против самого себя, в каком бы правовом положении оно ни находилось (свидетель, потерпевший, подозреваемый, обвиняемый и т.д.), что особенно важно в уголовном судопроизводстве. Недобровольная дача показания против самого себя недопустима, поскольку лицо, по существу, становится в положение подозреваемого, начиная свидетельствовать против самого себя.

Отсутствие обязанности свидетельствовать против себя означает, что признание своей вины должно осуществляться только добровольно, а не под принуждением. Закон не предусматривает ответственности подозреваемого и обвиняемого за дачу ложных показаний. Они могут строить свою защиту при привлечении их к ответственности по своему усмотрению. Если показания получены под угрозой применения любых взысканий за непризнание своей вины, они являются незаконными и на них не может быть основан обвинительный приговор.

Право не свидетельствовать против себя и своих близких находится в одном ряду с такими конституционными правами и свободами человека и гражданина, как право на свободу и личную неприкосновенность, неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, защиту своей чести и доброго имени. Тем самым каждый должен иметь право хранить в тайне любые сведения, относящиеся к нему и его близким, посредством умолчания о них (неразглашения)*(243).

2. Права и свободы человека, его интересы обладают большими приоритетами по сравнению с другими ценностями. Такое положение заключает в себе глубокий нравственный смысл и в целом направлено на защиту морально-нравственных норм.

Федеральным законом могут быть установлены иные случаи освобождения от обязанности давать свидетельские показания. Имеются в виду случаи, когда определенные лица могут иметь право не давать показаний, исходя из иных обстоятельств: нахождения лица в какой-либо должности, выполнения лицом определенных видов деятельности, связанных с получением сведений, составляющих тайну (например, адвокат, врач, священник).

Согласно положениям уголовно-процессуального законодательства, этим правом обладает защитник обвиняемого, который не может быть допрошен об обстоятельствах дела, ставших ему известными в связи с выполнением обязанностей защитника; адвокат, представитель профессионального союза или другой общественной организации, которые не обязаны свидетельствовать об обстоятельствах, ставших известными им в связи с исполнением ими обязанностей представителя*(244).