Суд вышел за пределы своих полномочий

Определение Свердловского областного суда от 18.12.2007 по делу n 33-9180/2007 Суд вышел за пределы своих полномочий и разрешил вопросы, не входящие в его компетенцию.

СВЕРДЛОВСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД
ОПРЕДЕЛЕНИЕ
от 18 декабря 2007 г. о делу N 33-9180/2007
Судебная коллегия по гражданским делам Свердловского областного суда в составе:
председательствующего Мазановой Т.П.,
судей Сомовой Е.Б.,
Панкратовой Н.А.
рассмотрела в судебном заседании 18 декабря 2007 г. гражданское дело по жалобе А. на постановление судебного пристава-исполнителя Ленинского районного отдела судебных приставов г. Нижнего Тагила Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области Л. об окончании исполнительного производства по кассационной жалобе третьего лица — Негосударственного образовательного учреждения «Автомобильная школа Вираж-НТ» на решение Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 22 октября 2007 г.
Заслушав доклад судьи Сомовой Е.Б., объяснения А., представителя третьего лица Паркышева Н.Ш., судебная коллегия
установила:
решением Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 11 мая 2007 г., вступившим в законную силу 21 мая 2007 г., признан незаконным приказ от 20 сентября 2006 г. N 13 об отчислении А. из группы N 28 за систематические прогулы теоретических занятий согласно п. 5.1 договора и А. восстановлена в группе N 28 НОУ «Автомобильная школа Вираж-НТ».
29 июня 2007 г. А. выдан исполнительный лист N 2-461/2007.
Постановлением судебного пристава-исполнителя Ленинского районного отдела судебных приставов г. Нижнего Тагила Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области Л. от 10 августа 2007 г. возбуждено исполнительное производство N 9/11040/492/9/2007 о восстановлении взыскателя А. в группе N 28 должника — Негосударственного образовательного учреждения «Автомобильная школа Вираж-НТ» (далее — НОУ «Автомобильная школа Вираж-НТ»).
14 мая 2007 г. директором НОУ «Автомобильная школа Вираж-НТ» издан приказ N 4/4 «О восстановлении», в соответствии с которым курсант А. восстановлена в группе N 28 на основании решения Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила. В связи с тем, что группа N 28 набора 25 мая 2006 г. закончила обучение 26 февраля 2007 г., предписано зачислить А. в группу N 28 набора 2007 г. по формировании группы.
Постановлением судебного пристава-исполнителя Л. от 23 августа 2007 г. исполнительное производство N 9/11040/492/9/2007 окончено на основании подпункта 1 пункта 1 статьи 27 Федерального закона «Об исполнительном производстве» в связи с фактическим исполнением исполнительного документа и исполнительный лист N 2-461/2007 возвращен в суд.
Копия постановления от 23 августа 2007 г. об окончании исполнительного производства вручена взыскателю А. 31 августа 2007 г.
10 сентября 2007 г. (дата почтового отправления) взыскатель А. обратилась в суд в порядке статьи 441 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации с жалобой на вышеуказанное постановление судебного пристава-исполнителя Л. от 23 августа 2007 г. об окончании исполнительного производства, в которой просит отменить спорное постановление и обязать судебного пристава-исполнителя Л. исполнить решение Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 11 мая 2007 г. о восстановлении взыскателя в группе N 28 НОУ «Автомобильная школа Вираж-НТ».
В обоснование своих требований А. указала, что должник ограничился изданием приказа от 14 мая 2007 г. N 4/4, но фактически А. не восстановлена в учебной группе образовательного учреждения. По этой причине взыскателем был получен в суде исполнительный лист и предъявлен в службу судебных приставов для принудительного исполнения. 31 августа 2007 г. на личном приеме у судебного пристава-исполнителя А. одновременно были вручены копии постановлений о возбуждении и об окончании исполнительного производства. При этом судебный пристав-исполнитель Л. пояснила, что поскольку должником был издан приказ о восстановлении, то требования исполнительного документа считаются исполненными. Вместе с тем группа N 28 НОУ «Автомобильная школа Вираж-НТ» набора 2007 г. не сформирована в организации должника до настоящего времени и исполнительный лист не может считаться исполненным.
Представитель должника — адвокат Паркышев Н.Ш. пояснил, что группа N 28 набора 23 мая 2006 г. фактически закончила обучение 1 мая 2007 г. и 6 июня 2007 г. сдала экзамены в МРЭО ГИБДД УВД по г. Нижнему Тагилу, о чем судебному приставу-исполнителю Л. была представлена соответствующая справка. На сегодняшний день исполнение решения суда от 11 мая 2007 г. невозможно, так как количество учебных групп в НОУ «Автомобильная школа Вираж-НТ» не превышает 10-ти и в организации должника нет учебной группы N 28. Нумерация групп ведется в порядке их формирования с начала каждого календарного года. А. предлагалось продолжить обучение в составе любой другой группы, но взыскатель отказалась. Представитель должника считает, что А. злоупотребляет процессуальными правами, поскольку по имеющимся сведениям 13 мая 2007 г. А. было выдано водительское удостоверение без прохождения полного курса обучения в автошколе.
Судебный пристав-исполнитель Л. в судебное заседание не явилась, о времени и месте разбирательства дела была надлежащим образом извещена, что, согласно части 2 статьи 441 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, не является препятствием к разрешению жалобы.
Судом постановлено решение, которым требования А. удовлетворены в полном объеме, постановление судебного пристава-исполнителя Ленинского районного отдела судебных приставов г. Нижнего Тагила Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области Л. от 23 августа 2007 г. об окончании исполнительного производства N 9/11040/492/9/2007 о восстановлении взыскателя А. в группе N 28 должника — Негосударственного образовательного учреждения «Автомобильная школа Вираж-НТ» отменено. Судебный пристав-исполнитель Ленинского районного отдела судебных приставов г. Нижнего Тагила Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области Л. обязана принять меры к принудительному исполнению требований исполнительного листа N 2-461/2007, выданного 29 июня 2007 г. Ленинским районным судом г. Нижнего Тагила Свердловской области.
В кассационной жалобе представитель третьего лица — Негосударственного образовательного учреждения «Автомобильная школа Вираж-НТ» просит решение суда отменить как незаконное.
Проверив материалы дела, обсудив доводы кассатора, судебная коллегия приходит к следующему выводу.
В соответствии с ч. 5 ст. 198 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации резолютивная часть решения суда должна содержать выводы суда об удовлетворении иска либо об отказе в удовлетворении иска полностью или в части, указание на распределение судебных расходов, срок и порядок обжалования решения суда.
В ст. 441 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации каких-либо особенностей по содержанию резолютивной части решения суда по жалобе на действия (бездействие) судебного пристава-исполнителя не предусмотрено.
В связи с отсутствием нормы, регулирующей возникшее в гражданском судопроизводстве отношение, руководствуясь ч. 4 ст. 1 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации (аналогия закона), в данном случае следует применить ст. 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации.
Согласно ч. 1 ст. 258 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации суд, признав заявление обоснованным, принимает решение об обязанности соответствующего должностного лица устранить в полном объеме допущенное нарушение прав и свобод гражданина или препятствие к осуществлению гражданином его прав и свобод.
С учетом изложенного в резолютивной части решения суда по жалобе на действия судебного пристава-исполнителя следует только указывать на удовлетворение жалобы о признании действий судебного пристава-исполнителя незаконными и возложение на судебного пристава-исполнителя обязанности по устранению допущенных нарушений.
Прежде всего это обусловлено компетенцией как суда, так и судебного пристава-исполнителя. Полномочия суда в производстве, связанном с исполнением судебных постановлений и постановлений иных органов, ограничены разд. VII Кодекса. Компетенция судебного пристава-исполнителя предусмотрена Законом «Об исполнительном производстве».
Однако в данном случае суд вышел за пределы своих полномочий и разрешил вопросы, не входящие в его компетенцию.
Не признавая постановление судебного пристава-исполнителя незаконным, суд первой инстанции сам отменил постановление об окончании исполнительного производства, хотя по конкретному исполнительному производству данное действие своим постановлением может совершить только судебный пристав-исполнитель.
С точки зрения закона суду надлежало обязать судебного пристава-исполнителя отменить постановление, признанное судом незаконным, а не отменять его, подменяя судебного пристава-исполнителя.
Более того, суд первой инстанции не только отменил постановление судебного пристава-исполнителя, но и решил вопрос дальнейшего движения исполнительного производства — обязал принять меры к принудительному исполнению требований исполнительного листа, что отнесено к исключительной компетенции судебного пристава-исполнителя.
Кроме того, суд, удовлетворяя требования А., пришел к выводу о том, что судебным приставом-исполнителем были приняты не все предусмотренные законом меры по исполнению решения суда. Фактически исполнительный документ не исполнен, а спорное постановление судебного пристава-исполнителя Л. от 23 августа 2007 г. об окончании исполнительного производства создает препятствия в осуществлении взыскателем своего права на судебную защиту, является незаконным и недействующим с момента его принятия (статьи 45, 46 Конституции Российской Федерации, статья 7 Закона Российской Федерации «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан»).
С позицией суда судебная коллегия не согласна, поскольку при исполнительном производстве судебный пристав-исполнитель действует в рамках ст. 12, 13, 44 ФЗ «Об исполнительном производстве», согласно которым судебный пристав-исполнитель принимает меры, в том числе и принудительные, по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов в двухмесячный срок со дня поступления к нему исполнительного документа. В данном случае исполнительным документом является исполнительный лист. Как видно из представленных материалов, в исполнительном листе, выданном на основании решения суда, указано на восстановление взыскателя А. в группе N 28 должника — Негосударственного образовательного учреждения «Автомобильная школа Вираж-НТ».
При этом 14 мая 2007 г. директором НОУ «Автомобильная школа Вираж-НТ» издан приказ N 4/4 «О восстановлении», в соответствии с которым курсант А. восстановлена в группе N 28 на основании решения Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила. В связи с тем, что группа N 28 набора 25 мая 2006 г. закончила обучение 26 февраля 2007 г., предписано зачислить А. в группу N 28 набора 2007 г. по формировании группы.
Таким образом, действия судебного пристава-исполнителя обоснованны и произведены в рамках исполнительного производства, а следовательно, действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления об окончании исполнительного производства в связи с фактическим исполнением законны. То обстоятельство, что группа N 28 набора 2007 г. не сформирована и не зарегистрирована в органах ГИБДД, не является основанием для признания действий судебного пристава-исполнителя по окончанию исполнительного производства незаконными. Как указано выше, судебный пристав-исполнитель действовала рамках постановленного судом решения о восстановлении А. именно в группе N 28, которое никем не оспорено и не отменено. Изменять содержание решения судебный пристав-исполнитель не вправе. Правом обращения за разъяснением решения суда стороны также не воспользовались.
Выводы суда об уважительности пропуска срока для обжалования рассматриваемого постановления об окончании исполнительного производства и о его восстановлении являются верными, с указанным суждением судебная коллегия согласна.
Поскольку обстоятельства, имеющие значение для дела, установлены на основании имеющихся материалов, а при разрешении возникшего спора суд неправильно применил нормы материального закона, судебная коллегия находит возможным, не передавая дело на новое рассмотрение, вынести новое решение об отказе в удовлетворении жалобы заявителя.
Принимая во внимание изложенное, руководствуясь ст. 374 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации, судебная коллегия
определила:
решение Ленинского районного суда г. Нижнего Тагила от 22 октября 2007 г. по данному делу отменить.
Жалобу А. на постановление судебного пристава-исполнителя Ленинского районного отдела судебных приставов города Нижнего Тагила Управления Федеральной службы судебных приставов по Свердловской области Л. об окончании исполнительного производства от 23 августа 2007 г. оставить без удовлетворения.
Председательствующий
МАЗАНОВА Т.П.
Судьи
СОМОВА Е.Б.
ПАНКРАТОВА Н.А.

Способы обеспечения исполнения договорных обязательств

Обеспечение обязательств — традиционный институт гражданского права. Такие способы обеспечения исполнения обязательств, как задаток, неустойка, поручительство и залог, были известны еще римскому праву. Необходимость их использования объяснялась тем, что кредитор имеет существенный интерес в том, чтобы быть уверенным в исполнении обязательств, и в том, чтобы обеспечить себе возмещение возможных убытков, и в том, чтобы побудить должника к своевременному исполнению обязательств под страхом невыгодных для должника последствий в случае их неисполнения или ненадлежащего исполнения.

В соответствии с российским законодательством обязательство может быть обеспечено одним из способов: неустойка, поручительство, задаток, залог, банковская гарантия и удержание имущества должника.

Стороны также могут применять и иные способы обеспечения обязательств, не противоречащие императивным нормам гражданского законодательства, например внесение определенной денежной суммы в депозит третьего лица.

1. Неустойка (штраф, пени) — определенная законом или договором денежная сумма, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства, в частности в случае просрочки исполнения.

Неустойка выполняет две функции: с одной стороны она является способом обеспечения исполнения обязательств, с другой — формой гражданско-правовой ответственности.

Она представляет собой удобное средство упрощенной компенсации потерь кредитора, вызванных неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств. Порядок исчисления денежной суммы, составляющей неустойку, может быть различным: в виде процентов от суммы договора или его неисполненной части; в кратном отношении к сумме неисполненного или ненадлежаще исполненного обязательства; в твердой сумме.

2. Залог

Сущность залога заключается в том, что кредитор по обеспеченному залогом обязательству (залогодержатель) имеет право в случае неисполнения должником этого обязательства получить удовлетворение из стоимости заложенного имущества преимущественно перед другими кредиторами лица, которому принадлежит это имущество (залогодателя), за изъятиями, установленными законом (п. 1 ст. 334 ГК).

Залог является одним из самых предпочтительных способов обеспечения обязательств.

Во-первых, договор залога имущества обеспечивает наличие и сохранность этого имущества на тот момент, когда должнику придется рассчитываться с кредитором.

Во-вторых, залог имущества должника обеспечивает кредитору-залогодержателю возможность удовлетворить свои требования за счет предмета залога преимущественно перед другими кредиторами.

В-третьих, реальная опасность потерять имущество в натуре (а предметом залога является, как правило, особо ценное, т.н. быстроликвидное имущество) является хорошим стимулом для должника исполнить свои обязательства надлежащим образом.

Как правило, в качестве залогодателя имущества выступает должник по обеспеченному залогом обязательству, но залогодателем может быть и третье лицо. В любом случае вещь, передаваемая в залог, должна принадлежать ему на праве собственности.

В определенных случаях допускается участие в этих отношениях не собственника вещи, а субъектов права хозяйственного ведения (государственные и муниципальные унитарные предприятия). Но поскольку передача имущества в залог означает распоряжение этим имуществом, то залогодателем унитарные предприятия могут стать лишь с согласия собственника. Несоблюдение этого требования влечет признание договора залога ничтожной сделкой.

Что касается залогодержателя, то в этом качестве может выступать кредитор по любому гражданско-правовому обязательству.

Залогом обеспечиваются, прежде всего, требования, основанные на отношениях по кредиту, хотя использовать его можно для обеспечения любых иных обязательств, не противоречащих закону.

Предметом залога может служить всякое имущество (ст. 336 ГК). Вместе с тем в состав имущества (в гражданско-правовом смысле) входят не только вещи, т.е. имущество в натуре, но и имущественные права (ст. 128 ГК). Однако далеко не всякое право может отчуждаться или передаваться другому лицу в иной форме. В частности, не допускается переход к другому лицу прав, неразрывно связанных с личностью кредитора, например требований об алиментах и о возмещении вреда жизни или здоровью (п. 1 ст. 336 ГК). В тех случаях, когда предметом залога выступают иные имущественные права, их залогодателем может быть лишь лицо, которому принадлежит закладываемое право.

По общему правилу, необходимым признаком предмета залога должна признаваться его «товарность»: в залог принимается только то, что закон не запрещает продавать. Не допускается использования в качестве предмета залога, во-первых, вещей, которые изъяты из оборота, во-вторых, требований, неразрывно связанных с личностью кредиторов, в-третьих, отдельных видов имущества, залог которых прямо запрещен законом.

Предметом залога могут быть деньги и ценные бумаги, но такой залог должен предполагать передачу денег в депозит залогодержателю, третьему лицу или нотариусу.

Отношения по залогу имущества должны быть оформлены договором. К разряду существенных условий договора о залоге отнесены: предмет залога и его оценка, существо, размер и срок исполнения основного обязательства, обеспечиваемого залогом, указание на то, у кого находится залоговое имущество (п. 1 ст. 339 ГК).

Условие договора о предмете залога должно содержать сведения, позволяющие идентифицировать заложенное имущество. Судебная практика исходит из того, что при отсутствии в договоре залога таких сведений существенное условие договора о его предмете является несогласованным, а сам договор залога — незаключенным.

Общее требование к форме договора залога состоит в том, что он должен быть заключен в письменной форме. Вместе с тем договор об ипотеке всегда подлежит нотариальному удостоверению. В такой же квалифицированной форме (нотариальное удостоверение) должны заключаться договоры о залоге движимого имущества или прав на имущество, которые служат обеспечением обязательств по договору, требующих нотариального удостоверения. Однако требования к оформлению договора ипотеки также подлежат и государственной регистрации, как и любая другая сделка с недвижимым имуществом (ст. 131 ГК). Несоблюдение нотариальной формы договора залога, или правил о государственной регистрации договора залога влечет его недействительность.

3. Поручительство заключается в том, что поручитель обязуется перед кредитором другого лица отвечать за исполнение последним его обязательства полностью или в части (ст. 361 ГК). Тем самым поручительство увеличивает для кредитора вероятность исполнения обязательства, поскольку в случае его нарушения должником кредитор может предъявить свои требования поручителю.

Поручительство является договором, для которого установлена обязательная письменная форма (ст. 362 ГК). Содержание обязательства, вытекающего из договора поручительства, состоит в том, что поручитель обязуется при нарушении должником основного обязательства, обеспеченного поручительством, нести ответственность перед кредитором наряду с должником по основному обязательству. При этом размер денежного обязательства поручителя перед кредитором определяется, по общему правилу, объемом ответственности должника за соответствующее нарушение основного обязательства. Иной размер денежного обязательства поручителя может быть определен договором поручительства. В этом случае говорят о том, что поручитель принял на себя обязанность нести не полную, а частичную ответственность за должника.

Если соответствующее условие в договоре отсутствует, поручитель будет отвечать перед кредитором так же и в том же объеме, что и должник, т.е. помимо суммы долга он должен будет уплатить причитающиеся кредитору проценты, возместить судебные издержки по взысканию долга и другие убытки, вызванные неисполнением или ненадлежащим исполнением должником своих обязательств (п. 2 ст. 363 ГК).

Что касается порядка исполнения обязательства, вытекающего из договора поручительства, то действующий ГК исходит из того, что это обязательство, по отношению к ответственности должника перед кредитором за неисполнение или ненадлежащее исполнение основного обязательства, носит солидарный характер (п. 1 ст. 363 ГК).

Солидарный характер обязательства поручителя означает, что кредитор вправе предъявить свои требования как к должнику по основному обязательству, так и к поручителю; как совместно, так и по отдельности; как полностью, так и в части долга (п. 1 ст. 323 ГК). Окончательный вид требования, решение таких процессуальных вопросов, как состав ответчиков и предмет иска к каждому из них, зависит только от кредитора.

Договором поручительства может определяться срок, на который оно дано.

В качестве правоотношения договор поручительства представляет собой обязательство, которое в целом является односторонним: на стороне кредитора — право требования к поручителю нести ответственность за должника, не исполнившего обязательство, на стороне поручителя — нести такую обязанность.

Поручитель, исполнивший свое обязательство, т.е. понесший ответственность за должника, нарушившего обязательство, наделяется правом обратного требования к должнику. В этом случае к поручителю переходят права кредитора по основному обязательству, а также права кредитора как залогодержателя (в том числе и в отношении третьего лица, выступающего в роли залогодателя). Объем прав кредитора, которые переходят к поручителю, определяется размером удовлетворенных последним требований.

Помимо прав требований, вытекающих из основного обязательства и обеспечивающего его залога, поручитель, исполнивший свое обязательство, получает и самостоятельные права требования, в виде уплаты процентов на сумму, выплаченную кредитору, а также возмещения убытков, понесенных в связи с ответственностью за должника по причине нарушения последним основного обязательства (п. 1 ст. 365 ГК).

4. Банковская гарантия состоит в том, что банк, иное кредитное учреждение или страховая организация (гарант) дают по просьбе другого лица (принципала) письменное обязательство уплатить кредитору принципала (бенефициару) в соответствии с условиями даваемого гарантом обязательства денежную сумму по представлении бенефициаром письменного требования о ее уплате (ст. 368 ГК).

Здесь в качестве гаранта могут выступать только банки, иные кредитные учреждения или страховые организации. Лицо, обращающееся к гаранту с просьбой о выдаче банковской гарантии (принципал), суть должник в основном обязательстве, исполнение которого обеспечивается банковской гарантией. И наконец, лицо, наделенное правом предъявлять требования к гаранту (бенефициар), является кредитором в основном обязательстве.

Банковская гарантия представляет собой облекаемое в письменную форму одностороннее обязательство, в соответствии с которым гарант обязуется уплатить бенефициару-кредитору по обеспечиваемому банковской гарантией обязательству определенную денежную сумму.

Право бенефициара в отношении гаранта может быть реализовано путем предъявления письменного требования, которое должно соответствовать условиям, предусматриваемым самой банковской гарантией. Таковым могут быть признаны претензия либо любое иное представление требования в письменной форме, которое соответствовало бы условиям выданной гарантии. В претензии (требовании) должно быть указано, в чем состоит нарушение принципалом основного обязательства, в обеспечение которого выдана банковская гарантия. Требование бенефициара должно быть представлено гаранту до истечения срока, определенного в гарантии (ст. 374 ГК).

Далее, отношения гаранта и принципала характеризуются тем, что банковская гарантия должна выдаваться на возмездной основе, т.е. за выдачу банковской гарантии принципал уплачивает гаранту вознаграждение (п. 2 ст. 369 ГК). Размер такого вознаграждения и порядок его уплаты устанавливаются сторонами.

По общему правилу банковская гарантия является безотзывной, а права бенефициара по банковской гарантии непередаваемы, т.к. принадлежащее бенефициару требование к гаранту не может быть передано другому лицу (ст. 371, 372). Оба эти правила носят диспозитивный характер. Поэтому гарантией может быть предусмотрено иное правило.

Одна из главных отличительных черт банковской гарантии, выделяющих ее из круга всех остальных способов обеспечения исполнения обязательств, — независимость банковской гарантии от основного обязательства. В ГК специально подчеркивается, что предусмотренное банковской гарантией обязательство гаранта перед бенефициаром не зависит в отношениях между ними от того основного обязательства, в обеспечение исполнения которого она выдана, даже если в гарантии будет содержаться ссылка на это обязательство (ст. 370 ГК).

Основаниями прекращения банковской гарантии могут быть: уплата бенефициару суммы, на которую выдана гарантия; окончание определенного в гарантии срока, на который она выдана; отказ бенефициара от своих прав по гарантии и возвращение ее гаранту; отказ бенефициара от своих прав по гарантии путем письменного заявления об освобождении гаранта от его обязательств; отступное (ст. 409); зачет встречного однородного требования (ст. 410); совпадение должника и кредитора в одном лице (ст. 413); новация обязательства (ст. 414 ГК) и другие.

Исключение составляет лишь такое основание прекращения обязательства, как невозможность исполнения (ст. 416), которое не подлежит применению к любому денежному обязательству, включая и банковскую гарантию.

Гарант, уплативший соответствующую сумму бенефициару, имеет право на предъявление регрессных требований к принципалу.

5. Удержание. Существо удержания заключается в том, что кредитору, у которого находится вещь, подлежащая передаче должнику или указанному им лицу, предоставлено право в случае неисполнения должником в срок обязательства по оплате этой вещи или возмещение кредитору связанных с этой вещью издержек и других убытков удерживать ее у себя до тех пор, пока соответствующее обязательство должником не будет исполнено (ст. 359 ГК).

Особенность такого обеспечения исполнения обязательства, как удержание, состоит в том, что кредитор наделен правом удерживать вещь должника до исполнения последним его обязательства непосредственно, т.е. для реализации этого права кредитору не требуется, чтобы возможность удержания вещи должника была предусмотрена договором. Правом удержания обладает всякий кредитор по любому договорному обязательству (например, хранитель, ожидающий оплаты услуг, связанных с хранением вещи, перевозчик, не выдающий груз получателю до полного расчета за выполненную перевозку и т.п.), за исключением только тех случаев, когда договором предусмотрено иное (п. 3 ст. 359 ГК).

Если, несмотря на принятые кредитором меры по удержанию вещи, должник, тем не менее, не исполнит свое обязательство, то кредитор вправе обратить взыскание на удерживаемую им вещь (ст. 360 ГК) в порядке, предусмотренном для залоговых отношений.

Исходя из анализа действующего законодательства предметом удержания может быть движимое имущество за исключением денег.

По своей правовой природе право удержания значительно отличается от права залога. Во-первых, основанием возникновения права залога является, как правило, договор и, как исключение, прямое указание в законе. Основанием же возникновения права удержания признается нахождение у кредитора имущества должника. Во-вторых, удержание не обладает таким неотъемлемым признаком залога, как право следования, напротив, выбытие имущества из фактического владения кредитора прекращает право удержания, поэтому субъект права удержания, в отличие от залогодержателя при закладе, не наделен правом истребовать предмет удержания у третьих лиц. В-третьих, существенными условиями договора залога являются предмет залога и его оценка, в то время как удержание имущества представляет собой одностороннюю сделку.

6. Задаток. Задатком признается сумма, выдаваемая одной из договаривающихся сторон в счет причитающихся с нее по договору платежей другой стороне, в доказательство заключения договора и в обеспечение его исполнения (п.1 ст. 380 ГК).

Специфические черты задатка заключаются в следующем.

Во-первых, задатком могут обеспечиваться лишь обязательства, возникающие из договоров, следовательно, он не может быть использован для обеспечения деликтных обязательств, обязательств, возникающих вследствие неосновательного обогащения, и некоторых других.

Во-вторых, задаток, являясь способом обеспечения договорного обязательства, одновременно выполняет роль доказательства заключения договора. Это означает, что, если сторонами не оспаривается факт выдачи (получения) задатка, а также если и оспаривается, но этот факт подтверждается доказательствами, договор считается заключенным.

В-третьих, задатком может быть обеспечено только исполнение денежных обязательств.

Соглашение о задатке независимо от его суммы должно быть заключено в письменной форме. Задаток может выступать в качестве способа обеспечения договорных обязательств, сторонами в которых являются как граждане, так и юридические лица и индивидуальные предприниматели.

Правовое регулирование задатка дополняется положениями, определяющими судьбу денежной суммы, внесенной в качестве задатка в двух конкретных случаях, а именно: когда имеются сомнения в том, является ли уплаченная сумма задатком (в частности, вследствие несоблюдения правила о простой письменной форме соглашения о задатке), в этом случае внесенная денежная сумма признается авансом, если не будет доказано другое (п. 3 ст. 380); когда обязательство, обеспеченное задатком прекращается по основаниям, установленным законом, до начала его исполнения, в этом случае уплаченная денежная сумма должна быть возвращена стороне, внесшей задаток (п. 1 ст. 381 ГК).

Задаток, прежде всего, имеет целью предотвратить неисполнение договора. Этой цели служат нормы о последствиях неисполнения обязательства, обеспеченного задатком. Если за неисполнение обязательства ответственна сторона, предоставившая задаток, денежная сумма, внесенная в качестве задатка, остается у другой стороны. Если же за неисполнение обязательства ответственна сторона, получившая задаток, она обязана уплатить стороне, внесшей задаток, двойную сумму задатка (п. 2 ст. 381). Названные правила применяются лишь, когда обязательство не исполнено сторонами в полном объеме, и не распространяются на случаи ненадлежащего исполнения договорных обязательств.

Неисполнение обязательства, естественно, влечет и возмещение убытков. Если за неисполнение договора отвечает сторона, предоставившая задаток, она должна возместить убытки в части, превышающей сумму задатка. В случаях, когда за неисполнение договора отвечает сторона, получившая задаток, другая сторона в обязательстве, предоставившая задаток, может потребовать уплаты двойной суммы задатка и, сверх того, возмещения убытков в части, превышающей однократную сумму задатка.

Разные мощности в электроэнергетике

В электроэнергетике под понятием «мощность», в зависимости от того какая она, понимается много разных величин.

Давайте попробуем их систематизировать и разобраться чем они отличаются друг от друга.

Максимальная мощность — наибольшая величина мощности, определенная к одномоментному использованию энергопринимающими устройствами (объектами электросетевого хозяйства) в соответствии с документами о технологическом присоединении и обусловленная составом энергопринимающего оборудования (объектов электросетевого хозяйства) и технологическим процессом потребителя, в пределах которой сетевая организация принимает на себя обязательства обеспечить передачу электрической энергии, исчисляемая в мегаваттах.

Если потребитель включил все свои энергопринимающие устройства, то за час его потребление не должно превышать величины максимальной мощности, установленной в Акте об осуществлении технологического присоединения (Акте разграничения балансовой принадлежности). В пределах максимальной мощности и не изменяя схему внешнего электроснабжения потребитель может осуществлять свое потребление не согласовывая его с сетевой организацией или гарантирующим поставщиком (энергосбытовой организацией).

За превышение максимальной мощности законодательством предусмотрены серьезные санкции.

Порядок определения превышения максимальной мощности (превышение за месяц, за час или мгновенное превышение) в настоящее время законодательно не урегулирован.

Увеличить объем максимальной мощности или изменить схему внешнего электроснабжение можно с помощью процедуры технологического присоединения.

Разрешенная мощность — в настоящее время такой термин в законодательстве отсутствует. Часто его используют как синоним максимальной мощности.

Присоединенная мощность — совокупная величина номинальной мощности присоединенных к электрической сети (в том числе опосредованно) трансформаторов и энергопринимающих устройств потребителя электрической энергии, исчисляемая в мегавольт-амперах.

Это определение утратило силу при утверждении Правил розничных рынков электроэнергии (Постановления Правительства от 04.05.2012 г. №442). Однако на оптовом рынке до сих пор присоединенная мощность используется. Например, при определении необходимости оборудования точек поставки «транзитных потребителей» системой коммерческого учета, соответствующей требованиям оптового рынка электроэнергии. Для совокупности точек поставки, величина присоединенной мощности которых меньше 2,5% от присоединенной мощности предприятия достаточно создание технического учета.

Хоть определение присоединенной мощности на данный момент и отсутствует, под ней понимается трансформаторная мощность потребителя, то есть мощность вводных трансформаторов, определяемая в мегавольт-амперах.

Сетевая мощность — в законодательстве нет понятия сетевой мощности. Вместо этого короткого определения используется следующее: объем услуг по передаче электрической энергии, оплачиваемых потребителем электрической энергии (мощности) за расчетный период по ставке, отражающей удельную величину расходов на содержание электрических сетей, двухставочной цены (тарифа) на услуги по передаче электрической энергии. Так что для краткости, всё-таки предлагаю использовать более кратное определение.

Сетевая мощность — это объем мощности оплачиваемой потребителями, применяющими в расчетах за услуги по передаче электрической энергии двухставочный тариф. Объем сетевой мощности умножается на ставку на содержание объектов электросетевого хозяйства.

Объем сетевой мощности — равен среднему арифметическому значению из максимальных значений в каждые рабочие сутки расчетного периода из суммарных по всем точкам поставки на соответствующем уровне напряжения, относящимся к энергопринимающему устройству (совокупности энергопринимающих устройств) потребителя электрической энергии (мощности) почасовых объемов потребления электрической энергии в установленные системным оператором плановые часы пиковой нагрузки.

Как правило, прочитав определение выше, никто не понимает как всё-таки определяется объем сетевой мощности. Поэтому на energo.blog есть статья «Расчет объема сетевой мощности» где приведен пошаговый алгоритм.

Покупная мощность (потребленная, оптовая). На оптовом рынке электрической энергии и мощности торгуются два товара — электрическая энергия и мощность. Если при оплате сетевой мощности потребитель компенсирует сетевой организации затраты на содержание объектов электросетевого хозяйства, то оплачивая покупную мощность, потребитель платит производителям электроэнергии на оптовом рынке за генерирующее оборудование, на котором возможно производить электрическую энергию.

То есть еще раз и грубо:

  • Сетевая мощность — плата за столбы, ЛЭП и трансформаторы
  • Покупная мощность — плата за турбины и энергоблоки.

Объем покупной мощности — равен среднему за месяц из значений потребления предприятия в часы пиковой нагрузки, в которые наблюдалось максимальное совокупное потребление по субъекту Российской Федерации, в котором находится предприятие.

Пошаговый алгоритм также описан в статье Расчет объема покупной (потребленной) мощности.

Принципиальное отличие в расчете покупной и сетевой мощности состоит в том, что для сетевой мощности определяется максимальное потребление в часы пиковой нагрузки самого предприятия, а для покупной мощности берется час максимальной нагрузки региона и потребление именно в этот час принимается для расчета.

Таким образом, в данный день величина электроэнергии для расчета покупной мощности может быть равной сетевой (если собственный пик совпадает с пиков региона), либо величина электроэнергии для расчета покупной мощности будет меньшей, чем величина электроэнергии для расчета сетевой мощности (если пики не совпадают). Таким образом, объем оплачиваемой покупной мощности для предприятия будет всегда меньше, чем объем сетевой мощности.

Резервируемая максимальная мощность (резервируемая мощность) — рассчитывается как разность между максимальной мощностью и сетевой мощностью. Определяется для потребителей с максимальной мощностью не менее 670 кВт. В настоящее время доводится до потребителей в информационных целях в счетах на оплату электроэнергии. ПАО «Россети» активно продвигают законопроект, согласно которому потребители вынуждены будут оплачивать резервируемую максимальную мощность, если она составляет более 40%, а затем вообще планируется переход на оплату услуг по передаче исходя из максимальной мощности. На дату написания статьи законопроект не принят.

Заявленная мощность — величина мощности, планируемой к использованию в предстоящем расчетном периоде регулирования, применяемая в целях установления тарифов на услуги по передаче электрической энергии и исчисляемая в мегаваттах.

То есть заявленная мощность используется только для расчетов между сетевыми организациями по индивидуальным тарифам на услуги по передаче электрической энергии. У потребителей электрической энергии применение заявленной мощности не законно.

Установленная мощность — электрическая мощность объектов по производству электрической и тепловой энергии на момент введения в эксплуатацию соответствующего генерирующего объекта.

Располагаемая мощность — максимальная технически возможная мощность электростанции с учетом ограничений и допустимого превышения над установленной мощностью отдельных агрегатов.

Потребители оплачивают генераторам объемы располагаемой мощности. Но не стоит сравнивать объемы располагаемой и покупной мощности — они не соответствуют из-за того, что в энергосистеме должен поддерживаться резерв генерирующих мощностей. Генераторы должны удовлетворить не только спрос на фактическую мощность, но и обеспечить надежное электроснабжение в том числе при незапланированном увеличении спроса, а также при аварийных ситуациях в энергосистеме. Из-за этого располагаемая мощность больше покупной на коэффициент резервирования мощности, который как правило составляет 1,5-2.

Вопрос 29. Способы собирания доказательств защитником. Порядок представления доказательств защитником.

⇐ ПредыдущаяСтр 23 из 54

Что касается участия адвоката- защитника в доказывании, которое включает выявление, собирание, закрепление и представление доказательств, то в силу презумпции невиновности подозреваемый, обвиняемый, подсудимый не обязаны доказывать свою невиновность, а не устраненные сомнения в виновности толкуются в их пользу.

В этом состоят особенности участия защитника в доказывании субъектом которого он признан ч.3 ст. 86 УПК РФ. Согласно ее предписаниям адвокат вправе собирать доказательства путем:

-получения предметов и иных сведений;

-опроса лиц с их согласия;

-истребования справок, характеристик, различных документов от органов государственной власти, органов местного самоуправления и др.

В соответствии с принципом равенства сторон сведения, собранные защитником, сразу должны становиться доказательствами так же, как и сведения, собираемые его процессуальными противниками — следователем, органом дознания, дознавателем. Вместе с тем по смыслу ч. 2 ст. 159 УПК РФ в ходе предварительного расследованияследователь и дознаватель фактически имеют возможность отказать в удовлетворении соответствующего ходатайства защитника, если сочтут, что обстоятельства, об установлении которых ходатайствует защитник, не имеют значения для данного уголовного дела. Однако по окончании предварительного расследования и ознакомления обвиняемого и его защитника с материалами уголовного дела следователь обязан выяснить, какие свидетели, эксперты, специалисты подлежат вызову в судебное заседание для допроса и подтверждения позиции стороны защиты (ч. 4 ст. 217 УПК РФ). В обвинительном заключении указывается перечень доказательств, на которые ссылается сторона защиты (п. 6 ч. 1 ст. 220 УПК РФ). Кроме того, к обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц со стороны защиты с указанием их места жительства и (или) места нахождения (ч. 4 ст. 220 УПК РФ). Следователь и прокурор не вправе дополнить или сократить список лиц, подлежащих вызову в суд, если речь идет о списке свидетелей со стороны защиты. Это говорит, во-первых, о том, что формирование списка не есть продукт деятельности следователя; во-вторых, данный запрет указывает на то, что закон признает формирование списка доказательств со стороны защиты ее исключительным правом, которое она реализует по собственному усмотрению. Следователь не вправе отказать защите во включении и в этот список указания на тех или иных свидетелей или доказательства. Примечательно, что в дальнейшем суд также не вправе отказать в удовлетворении ходатайства о допросе в судебном заседании лица в качестве свидетеля или специалиста, явившегося в суд по инициативе сторон (ч. 4 ст. 271 УПК РФ). Таким образом, защитник имеет практическую возможность добиться допроса ранее опрошенных им лиц в судебном разбирательстве, даже если следователь и дознаватель отказали ему в этом на предварительном расследовании.

Письменные объяснения, полученные в результате опроса, также могут быть представлены следователю, дознавателю и в суд в качестве иных документов (ст. 84 УПК РФ). Это, конечно, не исключает, а предполагает в дальнейшем допрос этих лиц как свидетелей, но не потому, что их объяснения не являлись доказательствами, а потому, что письменные объяснения есть не что иное, как производные доказательства.

Получаемые защитником предметы и документы, иные сведения должны отвечать требованиям допустимости доказательств. Так, должен быть известен, зафиксирован и проверяем их первоисточник; они должны быть получены только тем защитником, который допущен к участию в данном уголовном деле; лица, у которых получены сообщения в порядке опроса, должны быть информированы о том, что эти данные необходимы для представления в качестве судебных доказательств. Опрос лиц производится только с их согласия. Адвокат не вправе опрашивать уже допрошенных дознавателем, органом дознания, следователем или судом лиц с целью склонить их к отказу от показаний или их изменению. Защитник не может производить или использовать результаты негласных действий, которые можно квалифицировать как оперативно-розыскные, поскольку право на проведение ОРД в силу ст. 13 ФЗ «Об оперативно-розыскной деятельности» принадлежит только подразделениям определенных государственных органов. Вместе с тем защитник вправе воспользоваться помощью лиц, занимающихся частной детективной (сыскной) деятельностью в соответствии с Законом РФ от 11 марта 1992 г. N 2487-1 «О частной детективной и охранной деятельности в Российской Федерации».