Стабилизационная оговорка

Статья 270 АПК РФ. Основания для изменения или отмены решения арбитражного суда первой инстанции

1. Основаниями для изменения или отмены решения арбитражного суда первой инстанции являются:

1) неполное выяснение обстоятельств, имеющих значение для дела;

2) недоказанность имеющих значение для дела обстоятельств, которые суд считал установленными;

3) несоответствие выводов, изложенных в решении, обстоятельствам дела;

4) нарушение или неправильное применение норм материального права или норм процессуального права.

2. Неправильным применением норм материального права является:

1) неприменение закона, подлежащего применению;

2) применение закона, не подлежащего применению;

3) неправильное истолкование закона.

3. Нарушение или неправильное применение норм процессуального права является основанием для изменения или отмены решения арбитражного суда первой инстанции, если это нарушение привело или могло привести к принятию неправильного решения.

4. Основаниями для отмены решения арбитражного суда первой инстанции в любом случае являются:

1) рассмотрение дела арбитражным судом в незаконном составе;

2) рассмотрение дела в отсутствие кого-либо из участвующих в деле лиц, не извещенных надлежащим образом о времени и месте судебного заседания;

3) нарушение правил о языке при рассмотрении дела;

4) принятие судом решения о правах и об обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле;

5) неподписание решения судьей или одним из судей, если дело рассмотрено в коллегиальном составе судей, либо подписание решения не теми судьями, которые указаны в решении;

6) отсутствие в деле протокола судебного заседания или подписание его не теми лицами, которые указаны в статье 155 настоящего Кодекса, в случае отсутствия аудиозаписи судебного заседания;

7) нарушение правила о тайне совещания судей при принятии решения.

5. Утратил силу. — Федеральный закон от 30.04.2010 N 69-ФЗ.

См. все связанные документы >>>

1. К первой группе оснований для отмены или изменения решения относятся обстоятельства, при которых существенные для рассмотрения дела обстоятельства выяснены не полностью, суд признал установленными недоказанные обстоятельства, выводы суда, изложенные в решении, не соответствуют обстоятельствам дела.

Ссылаясь на неполноту выяснения обстоятельств, суд апелляционной инстанции обязан указать на конкретный их круг в привязке к правовой квалификации спорного правоотношения, а также их значимость для итоговых выводов по результатам рассмотрения дела во второй судебной инстанции.

Если суд апелляционной инстанции приходит к выводу о наличии обстоятельств, признанных судом первой инстанции установленными, при отсутствии в материалах дела достаточных доказательств, то он должен обосновать погрешность в представленных доказательствах, указать на причину их непринятия по мотивам отсутствия относимости и допустимости, констатировать отсутствие доказательств или отсутствие оснований для их признания общеизвестными. В этой части мотивация вывода суда апелляционной инстанции должна быть неразрывно связана с мотивацией решения, принятого судом первой инстанции.

Несоответствие выводов суда, изложенных в судебном решении, обстоятельствам дела как основание к его полной или частичной отмене может быть связано не только с нарушением правил формальной логики, но и с другими обстоятельствами, к числу которых относится, в частности, неверное толкование применимых норм материального и процессуального права. Суд апелляционной инстанции не имеет обременений, связанных с установлением причин, по которым судом первой инстанции сделан ошибочный вывод. Достаточно сослаться на верно установленные обстоятельства дела и обосновать собственный вывод суда апелляционной инстанции по результатам их рассмотрения.

2. Ко второй группе обстоятельств, являющихся основанием для отмены или изменения судебного решения, относятся те, которые связаны с нарушением или неправильным применением норм материального права.

Законодатель указывает на неприменение закона, подлежащего применению, применение закона, не подлежащего применению, неправильное истолкование закона.

Названные признаки являются формальными, не отражают всю сложность правоприменительной деятельности, которая связана с принятием судебного решения. На них удобно ссылаться при отмене решения суда первой инстанции. Но следует помнить о нерасторжимой связи между ними и фактическими обстоятельствами дела.

Неправильное истолкование закона одновременно может являться причиной применения закона, не подлежащего применению, и неприменения закона, подлежащего применению. Толкование норм материального права, содержащихся в законе, неразрывно связано с заявленными обстоятельствами по делу.

Поэтому названные основания к отмене судебного решения, связанные с неправильным применением норм материального права, не могут служить критериями классификации судебных ошибок. Анализ судебных ошибок не может останавливаться на этих признаках. Он должен глубже вскрывать характер, видовую принадлежность действительной связи между обстоятельствами дела и применимыми нормами права.

3. Нарушение или неправильное применение норм арбитражного процессуального права может служить основанием для отмены или изменения судебного решения только тогда, когда оно привело или могло привести к судебной ошибке. Примером может служить отказ в удовлетворении ходатайства о приобщении к материалам дела документов в качестве доказательств по делу, без которых всестороннее рассмотрение заявленного требования не представляется возможным.

Суждение о том, что нарушение процесса могло привести к принятию судом первой инстанции неправильного решения, не должно быть умозрительным и абстрактным. Его состоятельность проверяется по результатам исправления допущенного судом первой инстанции процессуального нарушения и восполнения недостающей информации. Если суд апелляционной инстанции допросил свидетеля, ходатайство о вызове которого судом первой инстанции было отклонено, но его показания не изменили совокупную оценку собранных по делу доказательств, то основания для отмены судебного решения по процессуальному мотиву отсутствуют.

4. Перечень безусловных оснований к отмене судебного решения по причине нарушения норм арбитражного процессуального права приведен как закрытый (исчерпывающий).

Незаконный состав суда, указанный в этом перечне, может быть связан со многими обстоятельствами: единоличное рассмотрение дела, подлежащего коллегиальному разрешению; рассмотрение дела без участия арбитражных заседателей, о рассмотрении дела с участием которых заявление своевременно поступило в арбитражный суд первой инстанции; повторное рассмотрение дела тем же судьей (судом) при наличии указания суда кассационной инстанции о его новом рассмотрении в ином составе судей (в ином суде арбитражного округа) и др.

Отсутствие у кого-либо из лиц, участвующих в деле, извещенности о времени и месте судебного заседания также может быть вызвано различными обстоятельствами. В частности, суду необходимо обеспечить безотлагательное направление заказной корреспонденции в их адрес из расчета возврата уведомления о ее вручении адресатам до начала судебного заседания либо обеспечить иные фиксированные способы передачи уведомлений (телеграммы, телефонограммы, электронная почта и др.).

Корреспонденция суда может быть не вручена по причине отсутствия адресата. Связанные с этим обстоятельства в действующем АПК регламентируются более тщательно в сравнении с предыдущим Кодексом, поэтому их судебная оценка не вызывает сомнений.

Если уведомление арбитражного суда признается не врученным надлежащим образом, с учетом действующих процессуальных правил (ст. ст. 121 — 124 АПК), хотя бы одному из лиц, участвующих в деле, судебное решение подлежит отмене.

Такая категоричность законодателя направлена на пресечение попыток суда, направленных на рассмотрение дела при отсутствии доказательств надлежащего извещения всех участников судебного разбирательства. Если объяснения лица, не участвовавшего в заседании суда первой инстанции по названным причинам, не влияют на выводы при окончании рассмотрения заявленного требования, то в этом случае может быть принято аналогичное судебному решению постановление суда апелляционной инстанции при обязательной отмене решения суда первой инстанции.

Нарушение правил о языке судопроизводства как безусловное основание к отмене судебного решения может быть связано с ведением процесса вопреки требованию закона (ст. 12 АПК) не на государственном языке, с отказом в предоставлении возможности давать объяснения каждому из его участников на родном языке, с отсутствием возможности пользоваться услугами переводчика.

К безусловным основаниям отмены решения, вынесенного судом первой инстанции, отнесены также дефекты организации судебного разбирательства (принятие решения о правах и обязанностях лиц, не привлеченных к участию в деле), дефекты судебного решения (отсутствие подписей кого-либо из судей, участвовавших в рассмотрении дела, а также наличие подписей судей, не принимавших участия в его рассмотрении), дефекты протокола судебного заседания (его отсутствие в материалах дела или наличие в нем подписей неполномочных лиц), возможные дефекты волеизъявления судей по результатам рассмотрения дела (нарушение тайны совещания судей при принятии решения).

Глава 6. Органы местного самоуправления и должностные лица местного самоуправления (ст.ст. 34 — 42)

Глава 6. Органы местного самоуправления и должностные лица местного самоуправления

  • Статья 34. Органы местного самоуправления
  • Статья 35. Представительный орган муниципального образования
  • Статья 35.1. Фракции в представительном органе муниципального образования
  • Статья 36. Глава муниципального образования
  • Статья 37. Местная администрация
  • Статья 38. Контрольно-счетный орган муниципального образования
  • Статья 39. Избирательная комиссия муниципального образования
  • Статья 40. Статус депутата, члена выборного органа местного самоуправления, выборного должностного лица местного самоуправления
  • Статья 41. Органы местного самоуправления как юридические лица
  • Статья 42. Муниципальная служба
<< Статья 33.
Другие формы непосредственного осуществления населением местного самоуправления и участия в его осуществлении
Статья 34. >>
Органы местного самоуправления
Содержание
Федеральный закон «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации»

«Дедушкина» оговорка

September 24, 2013 — 4:05am | administrator

В отношении иностранных организаций, осуществляющих инвестиционную деятельность на территории России, законодательством РФ предусмотрена система определенных гарантий в сфере налогообложения, которые выражены в наличии стабилизационной оговорки.

Нормативно-правовое регулирование
Стабилизационная, или, как ее принято называть, «дедушкина» оговорка, представляет собой сложившийся в мировой практике принцип защиты инвестора от ужесточения национального законодательства, регулирующего режим инвестиций, в течение конкретного периода.
Положения об этой оговорке содержатся одновременно в двух законодательных актах РФ:
— ст. 9 Федерального закона от 09.07.1999 № 160-ФЗ «Об иностранных инвестициях в Российской Федерации» (далее — «Закон об иностранных инвестициях»);
— ст. 15 Федерального закона от 25.02.1999 № 39-ФЗ «Об инвестиционной деятельности в Российской Федерации, осуществляемой в форме капитальных вложений» (далее — «Закон об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений»).
Надо отметить, что существует некоторая коллизия этих двух законов в части применения «дедушкиной» оговорки. Оба они закрепляют практически аналогичные по своему содержанию положения о стабилизационной оговорке и оба распространяются на случаи осуществления иностранных инвестиций.
Так, Закон об иностранных инвестициях действует только в отношении иностранных инвесторов, а Закон об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений — в отношении как российских, так и иностранных инвесторов. При этом условия реализации стабилизационной оговорки, предусмотренные указанными законами, имеют ряд отличий, в связи с чем и возникает неопределенность в их применении.
В частности, в Законе об иностранных инвестициях установлен суммовой порог в отношении приоритетных инвестиционных проектов, на которые могут распространяться правила «дедушкиной» оговорки. А в Законе об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений — нет (примеры данных различий будут приведены более подробно далее). Возникает вопрос: нормы какого закона (имеются в виду нормы, регулирующие «дедушкину» оговорку) должны применяться в случаях осуществления иностранным инвестором инвестиций в форме капитальных вложений? Закона об иностранных инвестициях (в силу того, что он является специальным законом, регулирующим правоотношения с участием именно иностранных инвесторов при осуществлении ими инвестиций на территории РФ) или Закона об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений?
К сожалению, судебной практики, которая могла бы дать ответ на данный вопрос, не существует, как и не существует в принципе прецедентов прямого применения «дедушкиной» оговорки в российской судебной практике.

Содержание стабилизационной оговорки
Суть стабилизационной («дедушкиной») оговорки, закрепленной в названных законодательных актах, сводится к следующему: новые федеральные законы и иные нормативные правовые акты РФ, а также изменения и дополнения к ним не применяются в отношении иностранных инвесторов, а также коммерческих организаций с иностранными инвестициями в течение определенных сроков в случае, если такие нормативные акты:
1) изменяют размеры (в сторону повышения) федеральных налогов и взносов в государственные внебюджетные фонды. При этом указанное положение не распространяется на случаи изменения размеров акцизов, налога на добавленную стоимость и взносов в Пенсионный фонд РФ, либо
2) приводят к увеличению совокупной налоговой нагрузки на деятельность иностранных инвесторов и коммерческих организаций с иностранными инвестициями по сравнению с той совокупной налоговой нагрузкой, которая действовала на день начала финансирования инвестиционного проекта за счет иностранных инвестиций, либо
3) устанавливают режим запретов и ограничений в отношении иностранных инвестиций (в том числе в форме капитальных вложений) по сравнению с режимом, действовавшим на день начала финансирования инвестиционного проекта за счет иностранных инвестиций.
Необходимо отметить, что «дедушкина» оговорка может действовать и в отношении регионального законодательства (в частности, налогового) в случаях, когда она прямо предусмотрена законами субъектов РФ.

Условия применения оговорки
Несмотря на очень схожие формулировки «дедушкиной» оговорки, содержащиеся одновременно в Законе об иностранных инвестициях и в Законе об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений, они имеют ряд принципиальных отличий в части условий применения оговорки. В частности, это касается субъектного состава.
Согласно Закону об иностранных инвестициях «дедушкина» оговорка действует не только в отношении самих иностранных инвесторов, но и в отношении российских коммерческих организаций с иностранными инвестициями — организаций, созданных в форме хозяйственного товарищества или чаще всего общества (ООО, АО), в которой иностранный инвестор владеет долей (акциями) в размере не менее чем 10% уставного (складочного) капитала.
В то же время Закон об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений распространяет действие «дедушкиной» оговорки только непосредственно на иностранных инвесторов. В этом случае опять возникает коллизия двух законов.
Возможность применения к указанным лицам «дедушкиной» оговорки зависит от наличия целого ряда довольно жестких условий.
Во-первых, она распространяется только на тех иностранных инвесторов и те коммерческие организации с иностранными инвестициями, которые реализуют так называемые приоритетные инвестиционные проекты. И здесь снова расхождение двух законов в определении таких проектов.
Оба закона в качестве одного из критериев отнесения инвестиционных проектов к категории приоритетных устанавливают необходимость наличия определенного суммарного объема вложений в него. Однако Законом об иностранных инвестициях прямо установлен такой суммовой порог — не менее 1 млрд руб. А в Законе об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений дана лишь ссылка на то, что он должен соответствовать требованиям законодательства РФ, то есть. сумма инвестиций в данном случае может варьироваться. Опять-таки возникает вопрос: на какую норму в таком случае опираться? На наш взгляд, применительно к иностранным инвестициям необходимо все-таки руководствоваться нормами специального закона, то есть Закона об иностранных инвестициях.
Также Закон об иностранных инвестициях в отличие от Закона об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений относит к числу приоритетных проектов еще и те инвестиционные проекты, в которых принадлежащая иностранному инвестору доля в уставном капитале российской коммерческой организации будет составлять не менее 100 млн руб.
В то же время названные различия в формулировках двух законов и возникающая в связи с этим неопределенность не имеют столь принципиального значения, поскольку и в том и в другом случае законом предусмотрено, что приоритетные инвестиционные проекты должны быть включены в специальный перечень, утверждаемый Правительством РФ. Это означает, что не все проекты, отвечающие вышеназванным признакам, признаются приоритетными и подпадают под действие «дедушкиной» оговорки. Данный вопрос в каждом случае решается в индивидуальном порядке, исходя из его значимости для экономики страны.
Отметим, что сейчас в РФ действует ряд нормативных актов Правительства РФ, регулирующих порядок отбора и утверждения перечней приоритетных инвестиционных проектов в различных сферах (1, а также утвержденных на их основании самих перечней приоритетных проектов. В основном они утверждены в рамках реализации Стратегии социально-экономического развития РФ, в частности ее регионов, и охватывают различные области — промышленность (в основной массе), транспортную инфраструктуру, инновационную сферу, энергетику и т. д.
Примечательно, что названными нормативными актами Правительства установлены в каждом случае разные суммовые пороги для приоритетных инвестиционных проектов, но все они составляют менее предусмотренного Законом об иностранных инвестициях 1 млрд руб. Кроме того, они приняты в рамках Закона об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений и ни в одном из них не дана ссылка на Закон об иностранных инвестициях, хотя в самой Стратегии социально-экономического развития РФ речь идет в том числе и об иностранных инвестициях.
Во-вторых, дополнительным условием применения «дедушкиной» оговорки к иностранным инвесторам является необходимость целевого использования ввозимых в РФ товаров иностранными инвесторами для реализации приоритетных инвестиционных проектов.
В-третьих, «дедушкина» оговорка не распространяется на следующие сферы инвестирования:
— инвестирование иностранного капитала в банки и иные кредитные организации;
— инвестирование иностранного капитала в страховые организации;
— вложение иностранного капитала в некоммерческие организации, действующие в образовательной, благотворительной, научной или религиозной сфере.
В-четвертых, стабилизационная оговорка не действует в случае, если принимаются новые нормативно-правовые акты или вносятся изменения в существующие в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства.
Стоит также обратить внимание на еще один пример неудачной формулировки закона, которая порождает ряд проблем. Дело в том, что в соответствии с Законом об иностранных инвестициях «дедушкина» оговорка распространяется на «коммерческую организацию с иностранными инвестициями, если доля иностранного инвестора в ней составляет свыше 25%, а также на коммерческую организацию с иностранными инвестициями, реализующую приоритетный инвестиционный проект, независимо от доли иностранных инвесторов в ее уставном (складочном) капитале». И опять же возникает вопрос: распространяется ли действие «дедушкиной» оговорки на коммерческие организации с иностранными инвестициями с долей иностранного инвестора более 25%, если при этом такие организации не реализуют приоритетный инвестиционный проект?
В данном случае имеет место явный законодательный пробел, поскольку законодатель, сформулировав положение о «дедушкиной» оговорке, в качестве основного условия ее применения указал на необходимость реализации инвесторами приоритетных инвестиционных проектов, то есть проектов с большим объемом вложений, имеющих важное значение для экономики страны, в то время как стоимость доли в размере 25% уставного капитала организации может быть совсем небольшой.

Период действия и практика применения
Гарантии, которые предоставляются инвестору стабилизационной оговоркой, действуют в течение срока окупаемости инвестиционного проекта (срок со дня начала финансирования инвестиционного проекта до дня, когда разность между накопленной суммой чистой прибыли с амортизационными отчислениями и объемом инвестиционных затрат приобретает положительное значение), но не более семи лет со дня начала финансирования указанного проекта за счет иностранных инвестиций.
В отдельных случаях, если срок окупаемости инвестиционного проекта превышает семь лет, Правительство РФ может увеличить в индивидуальном порядке срок применения стабилизационной оговорки. Условием такого увеличения является реализация приоритетных инвестиционных проектов в конкретных сферах деятельности — производство или создание транспортной либо иной инфраструктуры. При этом суммарный объем иностранных инвестиций в указанные проекты должен быть не менее 1 млрд руб.
Как видно из всего вышесказанного, законодательство, регулирующее порядок иностранного инвестирования, содержит массу противоречий и пробелов, в связи с чем на практике может возникнуть проблема применения положений «дедушкиной» оговорки к конкретной ситуации.
Случаев прямого применения ст. 9 и 15 Закона об иностранных инвестициях и Закона об инвестиционной деятельности в форме капитальных вложений в судебной практике, как было отмечено ранее, также практически не существует.
Общий вывод закономерен: в таком виде «дедушкина оговорка» просто никому не нужна, чем, собственно, на наш взгляд, и объясняется отсутствие практики ее применения.

1. Постановление Правительства РФ от 03.08.2011г. № 648; Распоряжение Правительства РФ от 06.09.2010 № 1485-р; Постановление Правительства РФ от 30.06.2007 № 419.

Ссылка на публикацию.