Ст 96 44 ФЗ в новой редакции

Каковы правила установления обеспечения исполнения государственного контракта по статье 96 44-ФЗ?

В статье 96 44-ФЗ регламентируется порядок внесения денежного обеспечения. Обеспечение исполнения государственного контракта представляет собой определенное денежное обязательство, которое вносится победителем закупки при подписании государственного контракта. Оно имеет целью страхование заказчика на случай причинения ему ущерба от действий недобросовестного подрядчика: при некачественном исполнении условий контракта или при неисполнении.

Сфера правового регулирования

В рамках контрактной системы большое значение уделяется вопросам бюджетной экономии и обеспечению сохранности государственных денег. В целях снижения рисков заказчиков при проведении тендера используется две формы обеспечительных мер: обеспечение заявки и обеспечение исполнения государственного контракта.

Статья 96 44-ФЗ регулирует одну из форм обеспечения: обеспечение исполнения государственного контракта.

Статья закрепляет за заказчиком обязанность установить требование обеспечения исполнения контракта и содержит перечень исключений, когда заказчик может установить такое обеспечение, но не обязан этого делать. В 96 статье закрепляются допустимые способы внесения обеспечения контракта, правила определения размера обеспечения, способы его замены и возврата.

Заказчики в рамках гособоронзаказа по п. 10 ст. 96 44-ФЗ могут установить свои требования к обеспечению госконтракта по ФЗ-275 «О государственном оборонном заказе» от 2012 года.

В каких случаях обязательно требовать обеспечение исполнения контракта

На основании п. 1 ст. 96 44-ФЗ на заказчика возложена обязанность по установлению обеспечения государственного контракта. Сведения о размере обеспечения прописываются в обязательном порядке:

  1. В извещении о проведении закупки.
  2. В документации по госзакупке.
  3. В проекте контракта.
  4. В приглашении принять участие в закрытой закупке, которое направляется заказчиком в адрес поставщиков и подрядчиков.

Также заказчик должен прописать требования об установлении обеспечения по гарантийным обязательствам, если это предусмотрено ч. 4 ст. 33 44-ФЗ.

В случае недобросовестных действий подрядчика заказчик вправе удержать обеспечение и не возвращать его по результатам реализации контракта.

Форма обеспечения

На основании п. 4 ст. 96 44-ФЗ государственный контракт подписывается с участником закупки только после внесения обеспечения исполнения. Форму такого обеспечения победитель закупки вправе выбрать самостоятельно.

Исполнение контракта может быть обеспечено с помощью:

  1. Банковской гарантии, которую вправе выдать один из утвержденных Правительством банков. Требования к банковской гарантии содержатся в отдельной ст. 45 44-ФЗ. В частности, она должна быть безотзывной, а сведения о ней переданы банком в реестр банковских гарантий.
  2. Денежных средств, которые поставщик перечисляет на счет, указанный заказчиком.

Заказчик не имеет права регламентировать в закупочной документации форму внесения обеспечения исполнения контракта, иначе это будет считаться нарушением норм контрактной системы.

Поставщик вправе самостоятельно выбирать приемлемый и предпочтительный для себя вариант обеспечения контракта. Он вправе частично обеспечить контракт гарантией, а частично – денежными средствами.

Если участник закупки выбрал банковскую гарантию, то он может предоставить только одну гарантию на всю сумму. Сроки действия гарантии должны превышать сроки исполнения контракта минимум на один месяц. При этом заказчик вправе установить дополнительные требования о том, что сроки должны превышать 2 или 3 месяца. Поставщику при оформлении банковской гарантии нужно учитывать сроки, которые прописаны в закупочной документации, либо ориентироваться на месячные сроки, указанные в ст. 96 44-ФЗ.

Срок возврата обеспечения исполнения контракта в виде денежных средств законодательно не предусмотрен. Обычно заказчики возвращают обеспечение в течение месяца после реализации всех договорных условий. В ч. 27 ст. 34 44-ФЗ также подчеркивается, что заказчик обязан вернуть поставщику деньги в течение 30 дней от даты исполнения им своих обязательств по контракту. Для субъектов малого бизнеса эти сроки установлены в течение 15 дней от даты исполнения условий. Но заказчик может прописать более короткие временные рамки для возврата обеспечения исполнения контракта.

Если действия поставщика привели к формированию ущерба заказчика, то последний вправе не возвращать обеспечение или перечислить его в размере, уменьшенном на сумму начисленных пени и штрафов.

Банковская гарантия поставщику не возвращается и автоматически аннулируется при окончании сроков действия. В установленных случаях заказчик вправе обратиться к банку-гаранту за получением денежных средств по гарантии. Для этого он предъявляет один из документов, которые указывают на неисполнение поставщиком своих обязательств по контракту (перечень документов установлен Постановлением Правительства №1005 от 2013 г.). В дальнейшем банк взыскивает выплаченную сумму в адрес заказчика с поставщика.

Какой размер устанавливается

Размер обеспечения исполнения контракта устанавливается на основании ч. 6, 7 ст. 96 44-ФЗ. По ч. 6 размер обеспечения составляет 5-30% НМЦК. Конкретная величина обеспечения устанавливается заказчиком по своему усмотрению и прописывается в извещении или в проектной документации.

Если НМЦК превышает 50 млн р.,заказчик устанавливает требование об обеспечении исполнения контракта в размере 10-30% НМЦК, но не менее размера выплаченного аванса. Если аванс превысил 30% от цены контракта, то обеспечение приравнивается к сумме авансирования.

В ч. 6 ст. 96 44-ФЗ предусмотрены также антидемпинговые меры. Если НМЦК контракта в ходе торгов снизилась более, чем на 25%, поставщик вносит обеспечение в размере, превышающем в полтора раза размер обеспечения, указанный в закупочной документации.

Размер обеспечения по контрактам, которые подписываются с представителями малого предпринимательства и социально ориентированными НКО по п. 1 ч. 1 ст. 30 44-ФЗ, определяется на основании цены контракта, а не с опорой на НМЦК. При этом такое обеспечение не должно быть меньше авансирования.

Величина обеспечения гарантийных обязательств не может превышать 10% от НМЦК.

Уменьшение размера

Согласно изменениям в 44-ФЗ, которые были внесены через принятие 502-ФЗ от 2018 года, поставщику дали возможность изменить форму обеспечения исполнения контракта. Например, если первоначально поставщик внес обеспечение денежными средствами, то он вправе поменять его на гарантию. При этом величина обеспечения может быть уменьшена на размер уже исполненных поставщиком обязательств по государственному контракту.

Если реализация государственного контракта предполагает отдельные этапы его исполнения, то в ходе исполнения контракта размер обеспечения также допускается уменьшить (по ч. 7.1 ст. 96 44-ФЗ).

На основании ч. 7.2 ст. 96 44-ФЗ размер обеспечения исполнения контракта уменьшается по результатам размещения заказчиком в ЕИС сведений об исполнении обязательств по поставке товара, выполнению работы или оказанию услуги или по результатам завершения отдельного этапа закупки. Такие сведения направляются заказчиком в реестр контрактов на основании ст. 103 44-ФЗ.

Уменьшение размера обеспечения исполнения производится пропорционально стоимости исполненных обязательств. Денежные средства возвращаются поставщику, согласно положениям ч. 27 ст. 34 44-ФЗ в установленные контрактом сроки.

На основании ч. 7.3 ст. 96 44-ФЗ уменьшение размера обеспечения исполнения контракта осуществляется, если у поставщика отсутствуют неисполненные требования об уплате неустоек, пени и штрафов.

Когда обеспечение не требуется

На основании п. 8 ст. 96 44-ФЗ заказчик не должен выдвигать требования об обеспечении контракта в случае:

  1. Подписания договора с государственными и муниципальными казенными учреждениями.
  2. Закупки услуг кредитования.
  3. Заключения контракта банковской гарантии унитарным предприятием.

Заказчик имеет право, но не обязан требовать внесения обеспечения исполнения контракта в трех ситуациях:

  1. Заказчик проводит государственную закупку в форме запроса котировок, если НМЦК контракта не превышает 500 тыс. р.
  2. Заказчик проводит закупку в форме запроса предложений, и предметом государственного контракта являются спортивный инвентарь и оборудование для олимпийской сборной; лекарства по решению врачебной комиссии; изделия народных промыслов; услуги по защите интересов страны в международном суде.
  3. Заказчик проводит неконкурентную закупку у единственного поставщика. По ст. 93 44-ФЗ речь идет о закупках в пределах 300 тыс. р. (с июля 2019 года), до 600 тыс. р. – для учреждений культуры и образования.

В ч. 2 ст. 96 44-ФЗ прописан исчерпывающий перечень обстоятельств, когда заказчик может отказаться от обеспечения. В остальных случаях заказчик обязан установить требование об обеспечении исполнения контракта.

Таким образом, обязательность установления обеспечения зависит от формы закупки. Если закупка происходит в формате конкурса или аукциона (включая их закрытые или электронные формы), то обеспечение устанавливается заказчиком в обязательном порядке, тогда как при запросе предложений и котировок, закупках у единственного поставщика заказчик может установить такое требование по своему усмотрению.

Особенности внесения

По ч. 8.1 ст. 96 44-ФЗ участник закупки, который относится к субъектам малого бизнеса, может быть освобожден от внесения обеспечения исполнения государственного контракта (в том числе от внесения обеспечения в рамках антидемпинговых мероприятий в повышенном размере). Для этого компании необходимо предъявить заказчику сведения из реестра контрактов, которые подтвердили бы добросовестное исполнение как минимум 3 контрактов за последние 3 года. Под добросовестным исполнением понимаются реализованные контракты без начисления по ним пени и штрафов.

Эти сведения передаются до подписания государственного контракта с победителем закупки. В ст. 96 44-ФЗ приводится еще одно допущение: сумма по цене таких контрактов составляет не менее НМЦК по закупочному извещению и документации о закупке.

В случае если обстоятельства непреодолимой силы препятствуют подписанию госконтракта в течение 30 дней и более, то денежные средства, внесенные в качестве обеспечения, возвращаются поставщику.

На основании ч. 9 ст. 96 44-ФЗ заказчику отводится на это не более 5 рабочих дней.

Ответственность за нарушение положений ст. 96

Нарушение положений ст. 96 44-ФЗ грозит ответственность как для поставщика, так и для заказчика. Поставщик, который не предоставит обеспечение исполнения контракта в установленные законом сроки, будет считаться уклонившимся от подписания государственного контракта (на основании п. 5 ст. 96 44-ФЗ). В этом случае заказчик обязан передать сведения о таком поставщике в реестр недобросовестных поставщиков. Включение в РНП фактически закрывает возможности для такой компании дальше участвовать в закупках в рамках контрактной системы.

Стоит отметить, что сроки для внесения обеспечения контракта и подписания соглашения являются достаточно ограниченными. Так, при проведении закупки через электронный аукцион у поставщика есть 5 дней на подписание государственного контракта после получения проекта от заказчика.

Для заказчика предусмотрено два типа ответственности за нарушение положений ст. 96 44-ФЗ. Это административная ответственность по нормам КоАП и дисциплинарная – по положениям Трудового кодекса.

Меры ответственности к контрактному управляющему или специалисту контрактной службы могут быть применены в случаях:

  1. Если заказчик не установил обязательное требование об исполнении государственного контракта в закупочной документации, в проекте контракта и прочих документах, которые должны содержать указание на обеспечение.
  2. Если заказчик установил размер обеспечения с нарушением положений законодательства в сфере закупок.
  3. При установлении сроков действия гарантии с нарушением норм законодательства.

Дисциплинарная ответственность наступает по нормам ст. 192 Трудового кодекса. Решение о привлечении сотрудника к ответственности принимает руководство государственного или муниципального заказчика. Дисциплинарная ответственность может предполагать предупреждение, выговор, строгий выговор или даже увольнение. Мера ответственности зависит от тяжести последствий от противоправного деяния специалиста контрактной службы.

Административная ответственность наступает по нормам КоАП ч. 4.2 ст.7.30. К такой ответственности заказчика могут привлечь по результатам внеплановой проверки со стороны антимонопольной службы. Данная статья предусматривает наложение штрафа на должностных лиц в размере 3000 р.

Планируемые изменения в ст. 96 44-ФЗ

21 октября 2019 года Минтранс опубликовал проект ФЗ, который может изменить ст. 96 44-ФЗ в части внесения обеспечения.

В качестве предполагаемых нововведений законодателями указаны новые формы и особенности внесения обеспечения при наличии этапов в реализации государственного контракта. Проект ФЗ предлагает дополнить ст. 96 частями 3.1, 3.2. Здесь предполагается наделить государственного и муниципального заказчика правом требования поэтапного обеспечения исполнения государственного контракта. Это нововведение распространяется не на все контракты, а на те, которые заключаются в отрасли строительства, реконструкции или капитального строительства.

В этом случае поэтапное обеспечение исполнение контракта вносится поставщиком в виде банковской гарантии, сроки которой превышают на месяц сроки выполнения обязательств по этапу контракта.

Также заказчик сможет установить требование об обеспечении по годам исполнения госконтракта, если проект закона будет принят.

Указанные нововведения в части строительных контрактов являются актуальными ввиду их долгосрочного характера. Поставщикам приходится нести большие издержки при получении банковской гарантии, а обеспечивать контракты денежными средствами на длительный период является весьма обременительной практикой. Изменения могли бы способствовать благоприятному развитию конкуренции в строительной отрасли при закупках по 44-ФЗ.

Таким образом, вопросы внесения обеспечения исполнения контракта регламентируются в ст. 96 44-ФЗ. Установление обеспечения является обязанностью заказчика, а в ограниченных случаях – его правом. Обеспечение устанавливается заказчиком в размере 5-30%, но не менее размера аванса по контракту. Для субъектов малого бизнеса предусмотрены льготы при внесении обеспечения, а в некоторых случаях они вправе не вносить его. Государственный контракт может быть подписан только после того, как поставщик перечислит обеспечение на счет заказчика или передаст ему банковскую гарантию. В противном случае, его признают уклонившимся от подписания государственного контракта, и сведения о нем будут переданы в реестр недобросовестных поставщиков. Нарушение указанных норм заказчиком грозит ему привлечением к административной ответственности.

Рейтинг автора 319 Автор статьи Наталья Чернова Юрист Написано статей 571

Каждый год в российских судах рассматриваются сотни дел по признанию сделок недействительными и применению последствий их недействительности. Со временем закон и судебная практика выработали ряд положений, которые позволяют определить критерии «дефектных» сделок.

Категории недействительных сделок

Гражданский кодекс разграничивает сделки на оспоримые и ничтожные. От этого разграничения зависит определение последствий недействительности и сроки предъявления претензий в судебном порядке. Истцом по любой из этих категорий может быть не только одна из сторон сделки, но и третье лицо, если сделка задевает его интересы. Например, если после смерти престарелой бабушки, находившейся под старость лет не в своем уме, наследники внезапно узнают, что она незадолго до смерти продала кому-то свою квартиру, то у них появляются закономерные вопросы к покупателям данной квартиры, и они, будучи заинтересованной стороной, хотя и не участвовавшей в сделке, вправе инициировать судебное разбирательство.

Оспоримая сделка действительна до момента, когда суд признает обратное. Правовые последствия также наступают только с момента судебного решения. Эти сделки, с точки зрения закона, не являются изначально юридической фикцией, но обладают некими пороками, несоответствием законным требованиям, которые могут повлечь их аннулирование.

Относительно ничтожных сделок закон говорит о том, что такие сделки являются как бы не существующими с самого момента совершения. То есть эта сделка, по сути, просто фикция и существует только на бумаге. Но важный нюанс здесь в том, что, хотя такая сделка и является недействительной независимо от признания ее судом, но пока суд не примет решение о ее ничтожности, последствия ее недействительности применяться не будут. Иными словами, признание недействительности ничтожной сделки схоже с известным воображаемым экспериментом из области физики про кота Шредингера. Суть эксперимента в том, что в закрытой коробке сидит кот и находится плошка с ядом, и пока коробку не откроют, то для наблюдателя кот в равной вероятности одновременно как жив, так и мертв, и только факт того, что наблюдатель откроет коробку и увидит, что там на самом деле происходит, «впишет» невезучего (или наоборот) кота в объективную реальность в живом или не очень состоянии. В нашем же «эксперименте» под котом понимается как раз та самая ничтожная сделка, а под наблюдателем – суд. Пока суд не «увидит» сделку как «мертвую», т.е. недействительную, и не примет соответствующее решение, нет документального основания и повода посчитать ее дефектной. Но зато после вступления в силу решения о применении последствий «несуществования» сделки будет считаться, что она была недействительна «задним числом», то есть с момента совершения, и последствия ее недействительности начинают отсчитываться с того же времени.

Оспорима сделка или ничтожна — в каждом случае решается сугубо индивидуально, в зависимости от обстоятельств ее совершения и оснований ее потенциального оспаривания.

Основания недействительности сделки

Гражданский кодекс выделяет ряд таких оснований; в данной статье мы рассмотрим наиболее часто встречающиеся на практике.

Сделка, которая нарушает предписания закона или иных правовых актов.

В общем-то, в этой статье охвачена в целом вся тема «дефектных» сделок, поскольку изначально недействительность договора существует именно потому что он нарушает те или иные положения закона. Самые часто рассматриваемые в судах случаи выделены в ГК РФ в виде отдельных статей, но поскольку нереально предусмотреть и описать все случаи, возникающие на практике, потому выделяются «общие» основания.

Мнимые и притворные сделки.
Данный «зверь» в лесах судебных баталий встречается часто, причем порой инициирует разбирательство как раз сторона, которая и была основным выгодополучателем от таких манипуляций.

Мнимая сделка совершается «для вида», чисто формально, стороны не намерены реально принять и применить влекомые ею правовые последствия. Например, задолжав кому-то кругленькую сумму, должник, злорадно потирая руки, «дарит» свою квартиру любимой теще, чтобы вывести ее из-под угрозы взыскания по долгу. При этом тщательно оформляет все документы, строго соблюдая, а порой и «перевыполняя» все формальности. Ну так, чтобы никто не догадался. Однако на самом деле ничего не меняется, ключи и квартира не передаются, «одаряемый» ничего не приобретает, а «даритель» — не теряет. Если, конечно, теща, дождавшись оформления документов, не изъявит собственное мнение и, не распорядится свежеприобретенным имуществом по своему усмотрению… Вот тогда в суд, сломя голову, может прибежать уже сам инициатор такой сделки.

Притворная сделка — это своего рода договор-маска, под которым «прячется» совсем другая сделка. Например, под договором дарения может быть «спрятана» купля-продажа. То есть на самом деле вступает в силу не та договоренность, что указана в «договоре-маске», а та, что существует в спрятанной под ним сделке. Подвидом такой хитрости является вариант, когда и «маскировочная» и реальная сделки — это договоры одной разновидности, но с разными условиями. Например, при купле-продаже квартиры обговоренная сторонами стоимость в 2 миллиона заменяется сторонами (разумеется, по согласию обеих) на 1 миллион для «облегчения» налогового бремени. Так сказать, «Три пишем, два – в уме». В таких случаях «сделка-прикрытие» недействительна, а вот прикрываемый ею договор может быть признан действующим. Оба вида сделок – и мнимую, и притворную – характеризует то, что их заключают «для вида».

Совершение сделки недееспособным лицом (ст. 171 ГК РФ).
Эта статья является родственной другой, касающейся сделок, совершенных людьми, не способными понимать значение своих действий и руководить ими (ст. 177 ГК РФ). Эти статьи объединяет психическая и/или физическая несостоятельность стороны по договору, которая попросту не в состоянии понимать, что она делает, подписывая договор и не представляет, каковы потенциальные и неизбежные последствия этих действий. Различие между двумя этими статьями в том, что в первом случае недееспособность человека как правило зафиксирована документально и является его длительным и устойчивым состоянием. Медицинские документы и заключение эксперта часто являются самым весомым аргументом по данным спорам. Заключение о том, в состоянии ли была сторона заключать какие-либо договоры, возможно сделать даже в случаях, когда данная сторона уже покинула этот бренный мир. Например, в уже упомянутом выше случае со страдающей психическим расстройством старушкой, продавшей перед смертью свою квартиру, безутешные родственники могут собрать прижизненные медицинские документы, пригласить свидетелей и заявить в суде ходатайство о проведении посмертного психолого-психиатрического экспертного исследования чтобы узнать, в состоянии ли была ныне покойная совершить сделку осознанно. Если же старушка была признана недееспособной еще при жизни, то достаточно просто подтверждающих этот факт документов.

Касательно лиц, ограниченных судом в дееспособности (но не признававшихся полностью недееспособными, ст. 177 ГК РФ), их участие в сделке не влечет априори ее «дефектность», и только по иску попечителя суд может решить ее судьбу и признать недопустимой.

Сделки под влиянием существенного заблуждения.
Данная разновидность споров до сих пор вызывает самый обширный круг вопросов. Тем не менее, закон старается очертить рамки понятий «заблуждения» и уровня его «существенности».

Сделка может быть в судебном порядке оспорена, если одна из сторон добросовестно (именно добросовестно, это важный нюанс) заблуждается относительно различных вещей:

  • самого предмета сделки или его важных для стороны сторон и качеств;
  • если сторона не осознает истинную природу сделки или даже заблуждается насчет своего контрагента;
  • если она недопонимает какие-то важные для нее обстоятельства, от наличия или отсутствия которых зависит для нее сама ценность сделки.

К примеру, покупатель приобрел жилой дом, а позднее стало очевидно, что подвал дома и первый этаж стабильно подтапливается грунтовыми водами в теплое время года, причем откачать их полностью возможности нет, и в результате вместо уютного жилья он получил вечно сырую, заплесневелую и потенциально опасную для здоровья пещеру. Сложность в данном случае будет представлять обеспечение достаточной и достоверной доказательной базы того, что вода действительно есть, она не откачивается полностью без несоразмерных затрат и т.д., но законом такая возможность оспаривания покупателю предоставляется.
При этом важную роль играет то, знала ли вторая сторона по сделке об ее существующей или предполагаемой «дефектности», и если да, то насколько это знание доказуемо. В случае, если это доказуемо, то речь идет уже не просто о заблуждении, а непосредственно об обмане второй стороны.

Сделки, совершенные под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств.
К сожалению, встречаются чаще других разновидностей. Основной юридической сложностью в таких спорах является необходимость доказать наличие этих обстоятельств не только в воображении пострадавшей стороны. Можно было бы подумать, что подобные «методы делового оборота» — такие как угроза и насилие — остались в ушедших в прошлое 90х годах, но, увы, это не так. Уголовные дела по данным фактам возбуждаются редко и неохотно, хотя в последние годы идет небыстрый, но позитивный перелом следственной и судебной практики. И если удается возбудить дело и добиться обвинительного приговора, то иск о недействительности такой сделки разрешается с учетом приговора, то есть, фактически, по правилам преюдиции. Иными словами, «гражданский» суд не может спорить с обвинительным приговором и выносит решение о недействительности подобной сделки.

Недействительны сделки, совершенные подростком младше 14 лет.
Малолетние граждане (лица от 6 до 14 лет) могут похвастать лишь частичной дееспособностью и, следовательно, до крупных сделок еще «не доросли». В статье 172 ГК РФ имеется две оговорки. Первая: она не касается мелких бытовых сделок и тех, в которых подросток распоряжается деньгами, полученными им от его законных представителей, а также сделок, в которых подросток безвозмездно получает выгоду (если для договора не предусмотрена гос. регистрация или заверение нотариусом.). Вторая оговорка: даже в случае совершения априори «порочной» крупной сделки, которая, однако же, совершена к выгоде малолетнего, его законный представитель может попросить суд признать такую сделку действительной. Иными словами, если 12-летний мальчик на карманные деньги купил жвачку, или обменял свою игрушку на книжку у другого мальчика, то вопросов к нему не возникает. А вот если он в обмен на ту же книжку отдал подаренную родителями дорогостоящую игровую приставку, то это уже совсем другая юридическая ситуация. Но если, допустим, полученная им в обмен на приставку книжка внезапно оказалась букинистическим сокровищем, с оценкой стоимости во много нулей после первой цифры, то в судебном порядке можно эту сделку «легализовать» — разумеется, в зависимости от того, кто был второй стороной сделки, на каких условиях она была совершена и т.д.

Отдельной статьей выделяются также сделки, подростков от 14 до 18 лет. Их отличие от малолетних сотоварищей в том, что если крупные сделки малолетних априори считаются недействительными, и могут быть «легализованы» только по иску их законных представителей, то с подростками от 14 до 18 лет все обстоит несколько иначе. Они обладают признаком «недействительности» только если на их совершение не было дано согласие законных представителей. Кроме того, если подросток не достиг 18 лет, но признан дееспособным, то ничье согласие ему больше не требуется.

Категория сделок, совершаемых юридическим лицом в противоречие с целями его деятельности или с интересами собственников.
Так, сделка, которая противоречит прописанным в учредительных документах целям и задачам фирмы, по иску заинтересованной стороны может быть признана судом недействительной. Кроме того, та же судьба может постигнуть сделку, полномочий на которую у представляющих фирму лиц не имелось, а также сделку, которая противоречит интересам самого юридического лица. Собственно, здесь Кодексом просто уточняются общие положения: любое лицо, совершающее сделку, должно обладать правом на ее совершение, а для исполнительного органа фирмы недопустимо действовать ей во вред.

Как признать сделку недействительной и каковы сроки исковой давности?

Для того, чтобы получить судебное решение, необходимо подать в суд иск о признании сделки недействительной и применении последствий ее недействительности, подготовить необходимую доказательную базу и, при необходимости, пригласить свидетелей. В случае, если суд сочтет позицию истца достоверной и доказанной, то он вынесет соответствующее решение. Если же в иске будет отказано, то сделка продолжит свое действие.

Сроки исковой давности различны для оспоримых и ничтожных сделок.
Для оспоримых сделок срок исковой давности ограничен 1 годом и должен начинаться с момента, когда прекратилось воздействие на пострадавшую сторону негативных факторов, которые оказали влияние на заключение «порочного» договора, либо с момента, когда истец проведал о том, что есть основания для оспаривания.
Для пострадавших от ничтожных сделок отмерено 3 года с момента начала исполнения сделки. Для лица, не являющегося стороной по такой сделке, законом сделано исключение: для него срок предъявления требований начинает течь с момента узнавания о данной сделке. Ну, и в любом случае этот срок не может превышать 10 лет с этого момента.

Последствия

Последствия признания сделки недействительной в каждом случае — вопрос индивидуальный, зависит от обстоятельств дела, и его основные моменты рассмотрены в отдельной статье. Вкратце же, последствия базируются на восстановлении положения, существовавшего до момента сделки, а иногда — также «наказании» виновной в сложившейся ситуации стороны.
Зачастую столкнувшись с проблемой сделки, реально или мнимо нарушающей его права, гражданин спешит в суд, не задумываясь о возможных и вероятных результатах. А ведь как в случае «выигрыша» в деле, так и в случае неудачи его ждут определенные последствия, и их стоит предвидеть перед тем как «ввязываться в драку». В противном случае может возникнуть ситуация «Мы победили. Но вот рады ли мы этому?..»

Оспаривание сделок или, наоборот, отстаивание их действительности, является одной из наиболее запутанных и неоднозначных категорий споров в гражданском праве, и судебная практика по ним находится в постоянном движении и изменении. Как порой пишут в рекламе, «Не пытайтесь повторить этот трюк дома – он выполнен профессионалами». Так и в случае, если у вас возникла проблема, связанная с темой сделок и их возможных пороков, рекомендуется обратиться к юристам, практикующим в этой сфере.

Проблемы квалификации статьи 165 УК РФ в судебной и следственной практике

Разобраться в хитросплетениях российского законодательства порой весьма и весьма непросто. Российские законодатели вновь доказали это.

В марте 2003 г. Президент РФ внес в Государственную Думу проект федерального закона «О внесении изменений и дополнений в Уголовный кодекс Российской Федерации», который впоследствии стал одноименным Федеральным законом от 8 декабря 2003 г. N 162-ФЗ. Данный акт ставил задачей гуманизацию уголовно-правовых норм.

До каких же пределов простирается гуманизм депутатского корпуса?

Обратимся к действующему УК РФ и для наглядности процитируем ст. 165 «Причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием»:

«1. Причинение имущественного ущерба собственнику или иному владельцу имущества путем обмана или злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения — наказывается штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до двух месяцев, либо обязательными работами на срок от ста двадцати до ста восьмидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо арестом на срок до четырех месяцев, либо лишением свободы на срок до шести лет.

2. То же деяние, совершенное группой лиц по предварительному сговору либо в крупном размере, — наказывается штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет либо лишением свободы на срок до трех лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового.

3. Деяния, предусмотренные частями первой или второй настоящей статьи:

а) совершенные организованной группой;

б) причинившие особо крупный ущерб, —

наказываются лишением свободы на срок до пяти лет со штрафом в размере до восьмидесяти тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до шести месяцев либо без такового» (выделено мной. — В.Е.).

Таким образом, уголовное наказание в виде лишения свободы составляет: по ч. 1 — до шести лет; по ч. 2 — до трех лет; по ч.3 — до пяти лет. Это означает, что по воле законодателя нарушен основной принцип назначения наказаний — более тяжкое преступление влечет более суровое наказание Казарина А. Криминализация экономики и проблемы ответственности//Уголовное право. 2003. N 4. С. 138-143..

Чтобы понять сложившуюся ситуацию, совершим небольшое путешествие во времени и рассмотрим стадии принятия анализируемого закона. Особенно нас будут интересовать изменения, вносимые в ч. 1 ст. 165, так как именно «благодаря» им совершен означенный «революционный переворот».

Итак, когда Президент РФ внес законопроект на рассмотрение парламентариев, текст изменения в ст. 165 УК РФ гласил:

«18) в статье 165:

из части второй слова «или неоднократно» исключить;

из части третьей пункт «в» исключить».

Пока «революции» ничто не предвещало.

23 апреля 2003 г. проект был принят в первом чтении в варианте, внесенном Президентом РФ.

В тексте, подготовленном ко второму чтению 18 ноября 2003 г., читаем:

«88) в статье 165:

в части первой слова «до двухсот минимальных размеров оплаты труда» заменить словами «до восьмидесяти тысяч рублей», слова «до двух» заменить словами «до шести»».

Тут «революционные события» стали назревать — в ч. 1 слова «до двух» оказались записанными два раза.

21 ноября 2003 г. проект был возвращен к процедуре второго чтения, рассмотрен во втором чтении и принят Госдумой. Никто не внял голосам отдельных депутатов, которые указывали на то, что поспешное принятие закона может привести к ошибкам: материалы не были заранее подготовлены к заседанию и раздавались «на ходу».

И вот «революция» свершилась: от ока творцов не ускользнуло, что выражение «до двух» встречается два раза, посему решили уточнить, к какому из двух словосочетаний оно относится. Оказалось, к назначению наказания в виде лишения свободы. Получилось следующее:

«88) в статье 165:

в части первой слова «до двухсот минимальных размеров оплаты труда» заменить словами «до восьмидесяти тысяч рублей», слова «до двух лет» заменить словами «до шести лет»».

В таком виде закон попал в Совет Федерации РФ, а затем на стол Президента РФ, где без проволочек был одобрен и подписан.

Но нашлись люди, которые еще помнят об основополагающих принципах, закрепленных в Конституции РФ и Общей части Уголовного кодекса РФ. Видимо, их настойчивость заставила депутатов Госдумы РФ нового созыва П.В. Крашенинникова и В.Н. Плигина внести проект федерального закона, предлагающего изменить эту не поддающуюся никакому логическому объяснению норму, чтобы вернуть все на круги своя.

Комитету Госдумы по гражданскому, уголовному, арбитражному и процессуальному законодательству, ответственному за работу над этим проектом, поручено собрать замечания и предложения по проекту и подготовить его к рассмотрению в марте 2004 г Казарина А. Экономическая преступность и правотворческая практика//Законность. 2004. С. 2-7..

Пока же, до принятия изменений, остается надеяться на то, что судьи не забыли основы юриспруденции и будут снисходительны к преступникам.

В судебной и следственной практике по ст. 165 обычно квалифицируются следующие виды причинения имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием: уклонение от уплаты обязательных платежей путем использования заведомо подложных документов при отсутствии признаков преступлений, предусмотренных ст. 194, 198, 199 УК РФ (например, представление в бухгалтерию по месту работы поддельной справки о наличии иждивенцев для уменьшения размера подоходного налога); обманное бесплатное пользование электрической или тепловой энергией, газом, водой; использование в корыстных целях чужого имущества, вверенного виновному, без уплаты собственнику или законному владельцу должной компенсации (например, обращение в свою собственность работником предприятия сферы обслуживания населения денежных средств, полученных от заказчика за выполнение без оформления заказа работы); получение проводником вагона, водителем автобуса и других транспортных средств денег с пассажиров за безбилетный проезд и т.п.

В ряде случаев суды ошибочно квалифицируют действия обвиняемых, находя в них состав преступления, предусмотренного ст. 165 УК. Обратимся к примеру.

Приговором районного суда Д. признан виновным в причинении крупного имущественного ущерба ОАО «Татагромодуль» путем злоупотребления доверием при отсутствии признаков хищения и осужден по п. «б» ч. 3 ст. 165 УК РФ. Д., являясь директором фирмы ООО «Слава ЛТД», используя свое давнее знакомство с директором ОАО «Татагромодуль» Г., устно договорился с ним о проведении коммерческой сделки по взаимозачету с векселями «Ак Барс» банка (в дальнейшем именуемого АББ). Согласно договоренности, Д. получил в бухгалтерии ОАО «Татагромодуль» векселя АББ на общую сумму 143 тыс. руб. Впоследствии, рассчитавшись по векселям на сумму 76 191 руб., он стал уклоняться от погашения оставшейся части векселей АББ, уверяя Г., что погасит долг поставкой продукции и металла. Своими действиями Д. причинил предприятию ОАО «Татагромодуль» ущерб на сумму свыше 66 тыс. руб., что относится к крупному размеру ущерба при отсутствии признаков хищения. Кассационная инстанция квалификацию действий Д. в приговоре признала правильной. Заместитель председателя Верховного Суда РФ в протесте поставил вопрос об отмене судебных решений и прекращении дела за отсутствием в действиях Д. состава преступления. Президиум Верховного Суда Республики Татарстан протест удовлетворил, указав следующее Уголовный закон в практике мирового судьи: Научно-практическое пособие/Под ред. к.ю.н., доц. А.В. Галаховой. — Норма, 2005 г..

Как видно из материалов дела, между Д. и Г. как руководителями двух организаций был заключен устный договор, в соответствии с которым Г. добровольно выдал Д. вексель АББ на сумму 143 тыс. руб. Впоследствии Д. не сумел полностью погасить задолженность перед ОАО «Татагромодуль», однако это объясняется объективными причинами; другие организации, имевшие долги перед ООО «Слава ЛТД», также не погашали их. Признаки хищения в действиях Д. не установлены. С учетом изложенного судебные решения в части осуждения Д. по п. «б» ч. 3 ст. 165 УК РФ отменены, а дело прекращено за отсутствием в его действиях состава преступления (БВС РФ. 2002. N 11. С. 9-10) Квалификация и расследование преступлений в сфере экономики/Под ред. М.В. Немытиной, В.М. Юрина. Саратов, 1999. 172 с..