Ст 53 3 ГК РФ

Статья 53. Органы юридического лица

1. Юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительным документом.

Порядок образования и компетенция органов юридического лица определяются законом и учредительным документом.

Учредительным документом может быть предусмотрено, что полномочия выступать от имени юридического лица предоставлены нескольким лицам, действующим совместно или независимо друг от друга. Сведения об этом подлежат включению в единый государственный реестр юридических лиц.
2. В предусмотренных настоящим Кодексом случаях юридическое лицо может приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности через своих участников.

3. Лицо, которое в силу закона, иного правового акта или учредительного документа юридического лица уполномочено выступать от его имени, должно действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно. Такую же обязанность несут члены коллегиальных органов юридического лица (наблюдательного или иного совета, правления и т.п.).
4. Отношения между юридическим лицом и лицами, входящими в состав его органов, регулируются настоящим Кодексом и принятыми в соответствии с ним законами о юридических лицах.

Комментарий к статье 53 ГК РФ

1. Под органом юридического лица следует понимать лицо или совокупность лиц, уполномоченных в соответствии с законом, иными правовыми актами или учредительными документами осуществлять управление деятельностью юридического лица.

Состав, порядок образования органов, а также распределение компетенции между ними зависят от организационно-правовой формы юридического лица и определяются законом и учредительными документами юридического лица.

Органы юридического лица не могут рассматриваться как самостоятельные субъекты гражданских правоотношений и являются частью юридического лица (см. Постановления Президиума ВАС РФ от 30.05.2000 N 9507/99 <1>, от 09.02.1999 N 6164/98 <2>).

———————————
<1> ВВАС РФ. 2000. N 9.
<2> ВВАС РФ. 1999. N 5.

По общему правилу юридическое лицо имеет как минимум два органа: орган, объединяющий (представляющий) учредителей (участников) юридического лица, а также исполнительный орган. Исключение из этого правила составляет унитарное предприятие. Единственным органом унитарного предприятия является его руководитель, который назначается собственником либо уполномоченным собственником органом и им подотчетен (п. 4 ст. 113 ГК).

В ГК применительно к хозяйственным обществам и производственным кооперативам эти органы именуются соответственно высшим и исполнительным. Аналогичная классификация существует и в системе некоммерческих организаций. В соответствии с Законом о некоммерческих организациях высшими органами управления некоммерческими организациями в соответствии с их учредительными документами являются: коллегиальный высший орган управления для автономной некоммерческой организации; общее собрание членов для некоммерческого партнерства, ассоциации (союза). Порядок управления фондом определяется его уставом. Состав и компетенция органов управления общественными организациями (объединениями) устанавливаются в соответствии с законами об их организациях (объединениях) (см. ст. 29).

Задача высшего органа управления ограничивается формированием воли юридического лица по основополагающим вопросам деятельности юридического лица, отнесенным к компетенции такого органа. Основная функция высшего органа управления некоммерческой организацией состоит в обеспечении соблюдения некоммерческой организацией целей, в интересах которых она была создана.

Исполнительный орган (директор, правление и т.п.) призван осуществлять волю юридического лица, выраженную в решениях учредителей (участников), при ведении текущих дел юридического лица (организации производства, совершении сделок и т.д.).

Исполнительный орган осуществляет текущее руководство деятельностью некоммерческой организации и подотчетен высшему органу управления некоммерческой организацией. К компетенции исполнительного органа некоммерческой организации относится решение всех вопросов, которые не составляют исключительную компетенцию других органов управления некоммерческой организацией, определенную законом и учредительными документами некоммерческой организации (см. ст. 30 Закона о некоммерческих организациях).

Третьим органом управления юридического лица, предусмотренным законодательством, является наблюдательный совет (совет директоров), создание которого обязательно для производственного кооператива и АО с числом членов кооператива или соответственно числом акционеров общества более 50 (см. ст. ст. 103, 110 ГК). Совет директоров, наблюдательный совет решает вопросы общего руководства деятельностью юридического лица, осуществляет контроль за деятельностью исполнительного органа.

Говоря о том, что юридическое лицо приобретает гражданские права и принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, п. 1 комментируемой статьи имеет в виду прежде всего исполнительный орган. Основное отличие исполнительного органа от других органов состоит в том, что именно он представляет юридическое лицо в гражданском обороте, без доверенности совершая от его имени действия, направленные на установление, изменение и прекращение гражданских прав и обязанностей юридического лица.

Вместе с тем положение п. 1 комментируемой статьи касается и таких органов юридического лица, как общее собрание участников (акционеров, членов) и совет директоров (наблюдательный совет) хозяйственного общества, производственного кооператива. Указанные органы участвуют в приобретении юридическим лицом гражданских прав и обязанностей посредством образования исполнительного органа и принятия в рамках своей компетенции обязательных для исполнительного органа решений, осуществления контроля за его деятельностью, в том числе путем одобрения крупных и иных сделок юридического лица или дачи согласия на совершение таких сделок.

Соблюдение органами юридического лица своей компетенции, определенной в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами, является необходимым условием для признания действительности сделок юридического лица (см. п. 4 коммент. к ст. 103).

2. Согласно п. 2 комментируемой статьи в предусмотренных законом случаях юридическое лицо может приобретать гражданские права и принимать на себя гражданские обязанности через своих участников. При этом имеются в виду участники полного товарищества и товарищества на вере (кроме коммандитистов), которые могут выступать в гражданском обороте от имени юридического лица без доверенности (см. ст. ст. 72, 84 ГК).

3. Пункт 3 комментируемой статьи обязывает лицо, выступающее в силу закона или учредительных документов юридического лица от его имени, действовать в интересах представляемого им юридического лица добросовестно и разумно.

Принцип добросовестности и разумности является объективным критерием оценки деятельности органа или соответственно участника юридического лица, действующего от его имени, который не связан с их фактическими способностями к осуществлению такой деятельности. В рамках этого принципа соответствующее лицо обязано не только действовать в интересах юридического лица, не нарушать обязанности, возложенные на него законом или учредительными документами юридического лица, но и вести дела способом, оптимальным для достижения целей юридического лица.

В соответствии с п. 3 ст. 10 ГК разумность и добросовестность действий органа или соответственно участника юридического лица предполагаются.

С нарушением принципа добросовестности и разумности п. 3 комментируемой статьи связывает обязанность соответствующего лица по требованию учредителей (участников) возместить убытки, причиненные им юридическому лицу. Законом или договором могут быть предусмотрены иные условия ответственности лиц, выступающих от имени юридического лица. В частности, возмещение убытков может быть ограничено или вообще исключено.

Действующие в настоящее время нормы Законов об АО (ст. 71) и об ООО (ст. 44) к числу лиц, привлекаемых к ответственности за причинение убытков, относят не только единоличный исполнительный орган, управляющую организацию или управляющего, осуществляющих переданные им по договору полномочия исполнительного органа, но и членов коллегиального исполнительного органа, а также членов совета директоров (наблюдательного совета) общества. Члены коллегиальных органов управления не несут ответственности только в том случае, если они голосовали против решения, которое повлекло причинение обществу убытков, или не принимали участия в голосовании.

В то же время ни в ГК, ни в названных федеральных законах в целом не решен вопрос об ответственности акционеров (участников), владеющих крупным пакетом акций (долей в уставном капитале) общества и имеющих возможность предопределять решения, принимаемые общим собранием акционеров (участников), советом директоров (наблюдательным советом) и (или) исполнительным органом общества. При этом имеется в виду их ответственность не как акционеров (участников), а как лиц, фактически участвующих в управлении обществом.

В направлении вычленения данного вида ответственности развивается законодательство об АО в странах с развитой рыночной экономикой. Отдельные положения, касающиеся этого вопроса, содержатся в абз. 2 п. 3 ст. 56, ст. 105 ГК.

Другой комментарий к статье 53 Гражданского Кодекса РФ

1. Рассматривая указания, сосредоточенные в п. п. 1 и 2 комментируемой статьи, необходимо иметь в виду следующее:

1) компетенция (полномочия) и название органа того или иного юридического лица (даже «внутри» одной организационно-правовой формы) определяются нормами права, регламентирующими организацию и деятельность различных юридических лиц, и учредительными документами. Например, высшим органом управления акционерным обществом является общее собрание его акционеров. В обществе с числом акционеров более 50 создается совет директоров (наблюдательный совет). Исполнительный орган общества может быть коллегиальным (правление, дирекция) и (или) единоличным (директор, генеральный директор) (ст. 103 ГК);

2) когда речь идет о приобретении юридическим лицом гражданских прав и принятии им на себя гражданских обязанностей через свои органы, то в первую очередь имеется в виду, что при вступлении юридического лица в некие гражданско-правовые отношения от имени юридического лица действуют его органы. Наиболее отчетливо это видно при заключении договоров (поставки, аренды, подряда и др.). Соответствующие договоры (как документы) чаще всего подписываются органом (генеральным директором, иным должным образом уполномоченным лицом). Орган выступает от имени юридического лица также при приобретении вещных прав на основании решения государственного или муниципального органа, при совершении юридическим лицом односторонних сделок, например, таких, как публичное обещание награды, принятие наследства и т.д.;

3) юридическое лицо может приобретать права и принимать на себя обязанности не только через свои органы, но и через представителей (п. 1 ст. 182 ГК). Конечно же орган представителем не является <1>. Представители действуют на основании и в рамках доверенности, полномочие может явствовать из обстановки, в которой действует представитель. Орган юридического лица действует от его имени без доверенности, но «в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительными документами»;

4) возникновение прав и появление обязанностей у юридического лица могут быть обусловлены действиями работников данного юридического лица. Так, юридическое лицо возмещает вред, причиненный его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей (ст. 1068 ГК);

5) возникновение прав и обязанностей юридического лица происходит также вследствие событий, с которыми закон или иной правовой акт связывает наступление гражданско-правовых последствий (п. 1 ст. 8 ГК).

Таким образом, возникновение прав и обязанностей у юридического лица происходит в результате действий различных субъектов и даже вследствие событий. Другое дело, что в комментируемой статье говорится о приобретении прав и принятии на себя обязанностей (а не о возникновении прав и обязанностей), т.е. речь идет о деятельности органов, направленной на появление прав и обязанностей. Ту же направленность имеет и деятельность представителей, поскольку она осуществляется на основании предварительно выраженной воли органов (выдача доверенности, допуск к работе (продавца, кассира и т.д.)).

Орган юридического лица не является субъектом гражданского права (он «часть» юридического лица);

6) органы юридического лица классифицируются по различным основаниям (исполнительные и контрольно-ревизионные, единоличные и коллегиальные, назначаемые и избираемые и т.д.).

Назначение или избрание органов юридического лица осуществляется по правилам, установленным законом (но не иными правовыми актами) и учредительными документами. Так, органом унитарного предприятия является руководитель, который назначается собственником либо уполномоченным собственником органом (ст. 113 ГК). В уставе общества с ограниченной ответственностью, в частности, должны быть определены состав и компетенция органов управления обществом; высшим органом общества является общее собрание его участников, к компетенции которого, кроме прочего, отнесено образование исполнительных органов общества (ст. 89 ГК);

7) комментируемая статья предоставляет возможность в отдельных законодательных актах (и только в них) предусмотреть случаи, когда правоспособность юридического лица реализуется им через своих участников. В частности, согласно п. 1 ст. 72 ГК РФ каждый участник полного товарищества вправе действовать от имени товарищества, если учредительным договором не установлено, что все его участники ведут дела совместно либо ведение дел поручено отдельным участникам. В соответствии с п. 1 ст. 84 ГК РФ управление деятельностью товарищества на вере осуществляется полными товарищами. Порядок управления и ведения дел такого товарищества его полными товарищами устанавливается ими по правилам ГК РФ о полном товариществе.

2. До 1 марта 2013 г. в п. 3 ст. 10 ГК РФ была установлена презумпция разумности и добросовестности участников лишь в тех случаях, когда закон ставит защиту гражданских прав в зависимость от того, осуществлялись ли эти права разумно и добросовестно. В действующей в настоящее время редакции п. 5 ст. 10 ГК РФ говорится о том, что добросовестность и разумность таких участников предполагаются. При этом полагаем, что нет никакой связи между правилом, предусмотренным п. 3 комментируемой статьи, и правилом п. 5 ст. 10 ГК РФ (кроме того, что в том и другом случае используются слова «разумность», «добросовестность»). Если в последнем говорится о презумпции, то в комментируемой статье речь идет об обязанности лица, выступающего от имени юридического лица. Оно должно действовать в интересах юридического лица разумно и добросовестно. Причем эта обязанность возлагается как на то лицо, которое выступает от имени юридического лица в силу закона или учредительных документов, так и на членов коллегиальных органов.

На случай неисполнения или ненадлежащего исполнения указанной обязанности установлена следующая санкция: такое лицо должно возместить убытки (реальный ущерб и упущенную выгоду (ст. 15 ГК)). Соответствующее требование может быть заявлено учредителями (участниками) юридического лица (и никем более). Оно может быть удовлетворено лишь при наличии вины лица, выступавшего от имени юридического лица. Хотя на это не указывается в комментируемой статье, однако такой вывод логично следует из ее содержания, ибо действия неразумные и (или) недобросовестные свидетельствуют о вине. И напротив, если действия разумные и добросовестные, то о вине говорить не приходится.

Законом или договором может быть предусмотрено, что названная санкция не применяется (применяется) при наличии определенных условий, в определенных пределах и т.д.

3. Когда речь идет о внутренних отношениях юридического лица и лиц, входящих в состав его органов, ГК РФ использует отсылку к федеральным законам.

Порядок рассмотрения и признания незаконным действия (бездействия)

Законодательство не дает точного ответа на вопрос, обязательно ли предварительное (до предъявления иска о возмещении вреда) обжалование актов, действий (бездействия) государственных органов, должностных лиц и необходимо ли их признавать незаконными.

Хотя признание действий незаконными является одним из специальных условий наступления ответственности, существуют по этому поводу различные мнения (подходы).

Первый подход заключается в том, что для того чтобы суд мог вынести решение о возмещении вреда причиненного государством, необходимо, чтобы акты, действия (бездействия) государственных органов первоначально были признаны недействительными (незаконными) в судебном или административном порядке. Сторонником данного подхода является Р.Н. Любимова, мнение которой основано на применении абз. 2 ст. 13 ГК РФ, которая гласит, что в случае признания судом акта недействительным нарушенное право подлежит восстановлению либо защите иными способами, предусмотренными ст. 12 ГК РФ. То есть сначала признание акта, действия (бездействия) недействительным, а затем восстановления права, нарушенного этим актом, действием (бездействием).

Противоположный подход заключается в том, что оценка законности акта, действия (бездействия) власти и возмещение причиненного им вреда могут производиться в одном судебном процессе. Сторонником данного подхода является А.Л. Маковский, по мнению которого «в ст. 16 и 1069 ГК РФ имеется в виду косвенный судебный контроль за законностью правовых актов власти в отличие от ст. 13 ГК РФ, закрепляющей прямой контроль. Установив, что есть все необходимые основания для признания акта, действия (бездействия) незаконным суд может удовлетворить требования о возмещении вреда. Кроме того, суд правомочен поступить так на основании ст. 120 Конституции РФ, в силу которой «суд, установив при рассмотрении дела несоответствие акта государственного органа или иного органа закону, принимает решение в соответствии с законом».

Судебная и арбитражная практика по этому вопросу имеет противоречия. И можно, конечно, сказать, что в настоящее время предварительное обжалование необязательно, так как на это нет специального указания в законе. Можно попробовать решить возникшую проблему о необходимости предварительного обжалования, если ответить на такие вопросы, как: существуют ли различия установления незаконности актов при осуществлении прямого или косвенного контроля и возможно ли изменить сроки, которые установлены для ряда случаев, обжалования административных актов?

Изучив судебную практику можно сказать о том, что независимо от того, какой контроль осуществляется прямой или косвенный, используются единые основания для признания недействительным (незаконным) акта власти.

Все же существует веский аргумент в пользу необходимости предварительного обжалования, который заключается в том, что для ряда случаев установлены более короткие сроки для обжалования по сравнению с общим сроком исковой давности. Между тем, на требования о возмещении вреда, причиненного государством, распространяется общий срок исковой давности — 3 года, т.е. граждане которые пропустили срок для обжалования, могут «обойти» норму закона и подать иск о возмещении вреда. Однако это не следует признавать незаконным, так как иск о возмещении вреда в любой случае будет удовлетворен судом при установлении не только противоправности действий органа власти, но и других элементов составляющих правонарушение (вред, причинная связь, и т.д.).

Таким образом, если придерживаться вышеизложенного, можно говорить о том что, изменение срока для обжалования незаконных действий находится в соответствии с законом и предварительное обжалование административного акта можно не признавать необходимым условием предъявления иска о возмещении вреда по ст. 1069 ГК РФ. Предъявление иска о возмещении вреда без предварительного признания действий (бездействия) незаконными является, конечно, более упрощенным подходом возмещения вреда по сравнению с таким подходом как предварительное признание действий (бездействия) незаконными, а затем предъявление иска о возмещении вреда.

Рассмотрев различные подходы, автор придерживается того, что действия (бездействия) должностных лиц необходимо все же сначала признать незаконными. Так как, во-первых, на действия (бездействие) должностных лиц может быть подана жалоба, как вышестоящему должностному лицу, так и в суд, а вред может быть возмещен только в порядке искового производства.

Во-вторых, как показывает практика, суду будет гораздо проще рассматривать иски о возмещении вреда причиненного незаконными действиями (бездействием) должностных лиц, если в деле имеется решение о том, что действия (бездействия) уже признаны незаконными. И, кроме того, если нет решения о том, что действия (бездействия) должностного лица признаны незаконными, нельзя говорить ни о какой подаче иска о возмещении вреда. Говоря о признании незаконными действий (бездействия) должностных лиц, законодательство позволяет выделить 2 порядка признания действий (бездействия) незаконными:

* Административный порядок предполагает признание неправомерными действий (решений) или бездействия органов власти (должностного лица) и отмену незаконности правового акта управления во внесудебном порядке этим же органом власти (должностным лицом) или вышестоящим в порядке подчиненности органом.

Для рассмотрения дела о признании неправомерными действий (бездействия) органов власти (должностного лица) в административном порядке могут послужить такие факты как:

· жалоба гражданина;

· протест или представление прокурора;

· результаты контрольных проверок вышестоящего органа власти (должностного лица).

Право гражданина на подачу жалобы закреплено в ст. 33 Конституции РФ. В соответствии с Федеральным законом № 59-ФЗ от 02.05.2006 г. «О порядке рассмотрения обращений граждан Российской Федерации»: «Граждане имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы, органы местного самоуправления и должностным лицам».

Более подробно порядок подачи рассмотрения жалобы в административном порядке определяется в специальных законах, которые регулируют деятельность органов власти в той или иной сфере». Например, глава 7 Таможенного кодекса РФ закрепляет право всех заинтересованных лиц, считающих, что их права нарушены какими-либо действиями (бездействием), решениями должностных лиц таможенного органа, обжаловать эти действия в установленном порядке в суд либо вышестоящему должностному лицу.

Следующим фактом для рассмотрения дела о признании действий (бездействия) органов власти (должностных лиц) незаконными могут быть акты прокурора на нарушение закона. Так в соответствии с ФЗ РФ «О прокуратуре» одним из направлений деятельности органов прокуратуры является надзор за соблюдением прав и свобод человека и гражданина органами власти (их должностными лицами). При осуществлении данной функции они обязаны рассматривать и проверять заявления, жалобы и иные сообщения о нарушении прав и свобод граждан; разъяснять гражданам порядок защиты прав и свобод; принимать меры по предупреждению и пресечению нарушений прав и свобод граждан, привлечению к ответственности лиц, нарушивших закон, и возмещению причиненного ущерба. При наличии акта прокурора о допущенных нарушениях, уполномоченный орган должен принять соответствующие меры к устранению нарушений прав и свобод гражданина. Из практики:

В Тольяттинскую таможню поступило представление Прокуратуры Самарской области о нарушении действующего законодательства при таможенном оформлении товара на таможенном посту, об устранении допущенных нарушений и о привлечении таможенного инспектора к дисциплинарной ответственности.

Проведенной проверкой руководством таможни установлено, что указанные в представлении прокурора нарушения действительно допущены таможенным инспектором. Все допущенные нарушения устранены, виновное должностное лицо привлечено к дисциплинарной ответственности в виде замечания. Прокурору Самарской области дан ответ».

Третьим фактом возможности признания незаконными действий (бездействия) решений должностных лиц могут быть контрольные проверки вышестоящими органами (должностными лицами).

* Судебный порядок заключается в признании неправомерными действий (бездействия) должностных лиц и отмену незаконного правового акта, действия (бездействия). Судебный порядок предусматривает наличие таких фактов как:

· жалоба гражданина;

· протест прокурора.

В ч. 2 ст. 46 Конституции РФ закреплено право гражданина на обжалование действий (бездействия) должностных лиц.

В соответствии с ФЗ РФ «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», граждане могут обжаловать в суд общей юрисдикции любые действия (бездействия), решения государственных органов или должностных лиц, кроме действий (бездействия) решений, проверка которых отнесена законодательством к исключительной компетенции Конституционного Суда РФ, либо в отношении которых предусмотрен иной порядок судебного обжалования.

На государственные органы (должностных лиц), действия (бездействия) решения которых обжалуются гражданином возлагается обязанность доказать документально законность обжалуемых действий (бездействия).

Таким образом, гражданин освобождается от обязанности доказывать незаконность обжалуемых действий (бездействия) решений, но он обязан доказать тот факт, что его права и свободы нарушены.

Суд в случае установления обоснованности жалобы принимает решение о восстановлении нарушенных прав гражданина и в том числе о возмещении ущерба, если требования о возмещении ущерба были предъявлены гражданином.

Прокурор имеет право опротестовать незаконный правовой акт должностного лица в судебном порядке, порядок опротестования осуществляется в соответствии с ФЗ РФ «О прокуратуре Российской Федерации.

Порядок возмещения вреда в порядке ст. 1069 и 1070 ГК РФ имеет некоторые различия, которые заключатся в следующем.

Для возмещения вреда в порядке ст. 1070 и 1100 ГК РФ гражданину необходимо сначала разъяснить его право на возмещение вреда и компенсацию морального вреда причиненного в результате незаконного привлечения к уголовной ответственности.

В соответствии со ст. 213 Уголовно-процессуального кодекса РФ при прекращении уголовного дела за отсутствием в деянии состава преступления, недосказанностью участия гражданина в совершении преступления, а также при постановлении оправдательного приговора, следователь, прокурор, орган дознания, суд обязаны разъяснить гражданину порядок восстановления его нарушенных прав и принять предусмотренные законом меры к возмещению ущерба.

Согласно п. 6 Инструкции от 02 марта 1982 г. по применению Положения от 18 мая 1981 г. гражданину (в случае смерти его наследникам) одновременно с уведомлением о прекращении дела, либо с копией вступившего в законную силу оправдательного приговора суда, направляется извещение, разъясняющее право и порядок возмещения ущерба.

В извещении разъясняется право на возмещение ущерба, и указываются конкретные органы, в которые гражданин в течение определенного времени может обратиться с требованием о возмещении того или иного ущерба.

В случае невиновности гражданина подвергшегося аресту или осуждению и т.д., для предъявления иска в суд у гражданина должен быть реабилитирующий документ, который подтверждает его невиновность. Реабилитация означает, что обвиняемый или осужденный официально признается невиновным в совершении преступления (административного правонарушения), так как отсутствуют законные основания для привлечения его к уголовной (административной) ответственности.

При освобождении от ответственности издается правовой акт (приговор, постановление и т.д.), который принимается компетентным органом дознания, следствия, прокуратуры и суда. Гражданин может быть реабилитирован на любой стадии процесса.

Возможность возмещения вреда в результате реабилитации является очень важным моментом, так как граждане ставшие жертвами судебно-следственных ошибок испытывают сильнейшие переживания. Многомесячное, а иногда многолетнее пребывание человека под стражей, всегда сопряжено с огромными физическими страданиями.

Общим признаком оснований реабилитации является недоказанность обвинения или незаконность наказания.

К реабилитирующим основаниям прекращения уголовного (административного) преследования или вынесения оправдательного приговора, указанным в уголовно-процессуальном законодательстве, относятся следующие:

· отсутствие события преступления,

· отсутствие в деянии состава преступления,

· недоказанность участия обвиняемого в совершении преступления.

Реабилитирующие основания должны быть указаны в соответствующем процессуальном акте. Это может быть оправдательный приговор суда первой инстанции; определение суда кассационной инстанции или постановление суда надзорной инстанции об оправдании подсудимого или прекращении уголовного дела; постановление органа дознания, предварительного следствия или прокуратуры о прекращении дела, а также постановление судебно-надзорного органа о прекращении административного производства. В случае, когда вопрос о возмещении вреда решается в порядке гражданского судопроизводства, вышеперечисленные акты судебно-следственных органов имеют для суда, который рассматривает дело, преюдициальное значение.

Если говорить о нереабилитирующих основаниях, то, несмотря на то, что уголовное (административное) дело прекращается, гражданин, который был привлечен к ответственности, не имеет права на возмещение имущественного и морального вреда.

В.М. Савицкий отметил: «самооговор, дающий право на отказ в удовлетворении имущественных требований гражданина, не должен быть вынужденным, а должен носить умышленный характер и его необходимо зафиксировать в протоколе допроса этого гражданина». Поэтому любое провоцирование против себя возбуждения уголовного дела, заключения под стражу, привлечения к уголовной ответственности и осуждения лишают гражданина, даже понесшего определенный ущерб, права на его возмещение.

В практике кроме самооговора встречаются и такие обстоятельства, которые ставят под сомнение право гражданина на возмещение вреда. К ним можно отнести умолчание обвиняемого на допросе о фактах, которые, будучи своевременно сообщены органу дознания, следствия, прокуратуры или суда, могли бы исключить не только осуждение лица, но и само привлечение его у уголовной ответственности. Также гражданин может предпринять и попытки скрыться от следствия и суда, что в свою очередь может расцениваться как косвенное признание им своей вины в совершенном преступлении.

На практике встречаются, и случаи когда лицо препятствует судебным и следственным органам в установлении истины по делу. Например, путем склонения свидетелей к даче заведомо ложных показаний, фальсификации или уничтожении доказательств, ложном обвинении других граждан в преступлении либо просто в пассивном поведении на следствии, в суде и т.п.

Для правильной оценки указанных действий при решении вопроса о возмещении вреда, необходимо чтобы компетентный орган исходил из принципа презумпции невиновности гражданина. Попытки скрыться от следствия, молчание в ходе следствия и судебного разбирательства, не должны служить обстоятельствами, лишающими гражданина права на возмещение вреда. Лишить права на возмещение вреда могут только действия, которые умышленно вводят в заблуждение судебные и следственные органы, провоцирующие эти органы на возбуждение уголовного дела против гражданина, заключения его под стражу и др.

К таким действиям можно отнести: инсценировку преступления, заведомо ложный донос, самооговор, фальсификацию документов против себя и др.

В уголовно-процессуальном или гражданском законодательстве необходимо было бы сформулировать критерии, руководствуясь которыми органы предварительного следствия, дознания прокуратуры и суда могли бы правильно решать вопрос, какие действия гражданина лишают его права требовать возмещения вреда, причиненного этими органами и дать хотя бы примерный перечень таких действий.

Рассмотрев порядок возмещения вреда реабилитированным можно сделать вывод о том, что данный механизм имеет многоступенчатый характер и к тому же не урегулирован единым законодательным актом. К тому же данный механизм отталкивает большую часть реабилитированных граждан, так как это довольно длительный процесс хождения по инстанциям.

Также можно сказать о том, что основная масса реабилитированных граждан просто не знает своих прав на возмещение ущерба, а как показывает практика, в большинстве случаев должностные лица не доводят до сведения реабилитированного содержание его прав, не редко даже из-за незнания, что такая норма закона существует.

Право

Право — это система общеобязательных формально определенных норм, выражающих меру свободы человека, принятых или санкционированных государством и охраняемых им от нарушении.

Право, как и государство, является продуктом общественного развития. Оно регулирует общественные отношения. Без права невозможно существование цивилизованного общества. В нашей стране право служит выражением воли и интересов трудящихся и их социальных групп.

Человеческое общество является сложной социальной системой. Многочисленные формы взаимодействия индивидов во многих ситуациях характеризуются противоречивыми интересами их участников. Поскольку важными качествами общества являются организованность, упорядоченность образующих социальную жизнь общественных отношений, одним из способов согласования интересов людей и сглаживания возникающих между ними и их объединениями конфликтов является нормативное регулирование.

Регулировать (в социальной жизни) — значит определять поведение людей и коллективов, давать ему направление функционирования, рамки, целеустремленно его упорядочивать. Важнейшими средствами регулирования являются социальные регуляторы: нормы нрава, морали, общественных организаций, традиций, обычаев и ритуалов.

Право — это совокупность правил поведения, определяющих границы свободы, равенства людей в реализации и защите их интересов, регулирующих борьбу и согласование свободных воль в их отношениях друг с другом, закрепленных в законе или ином официальном акте, исполнение которого обеспечивается принудительной силой государства. В любом цивилизованном обществе право выступает государственным регулятором общественных отношений, закрепляя и развивая их.

Устанавливая конкретные права и обязанности сторон (граждан, должностных лиц, общественных и государственных организаций), право служит средством достижения общественного компромисса не путем насилия и подавления, а путем согласования индивидуальных, классовых и общечеловеческих интересов.

Понятие права

Понятие «право» имеет несколько значений. Чаще всего под ним понимают систему общеобязательных норм, охраняемых государством. В этом базовом определении право сводится к совокупности однозначных и документально зафиксированных государственных предписаний, т.е. фактически совпадает с законом. Право в таком значении принято называть позитивным правом.

Однако ряд исследователей предполагает, что право создается не государством, а существует изначально, так как вытекает из естественных потребностей и природы человека. Каждый человек от рождения обладает естественными правами и свободами — правом на жизнь, труд, свободу мысли и слова и т.д. Государство не создает эти права, а просто подтверждает и охраняет их. Право как притязание людей на жизнь и на все, что способствует се сохранению и развитию, называют естественным правом.

Кроме того, правом называют закрепленную в законе возможность субъекта, например право собственности или право быть и избранным в органы власти. Это так называемое право в субъективном смысле. Наконец, право можно трактовать предельно широко, обозначая им все правовые явления, включая и позитивное право, и естественное, и право в субъективном смысле. В этом случае говорят о праве в широком смысле. Регулируя социальные отношения в различных сферах жизни человека и общества, право способствует решению важных задач: согласует интересы разных людей, помогает разрешать конфликты, определяет меру свободы человека в обществе, а также служит выразителем идей coциальной справедливости.

Правовые формы

Обычно правовые нормы выражены в виде разрешений, предписаний, запретов и рекомендаций. Однако внешняя форма выражения еще не является основанием для ее неукоснительного выполнения. Чтобы она стала юридически обязывающей, необходимо придать ей определенную правовую форму. К правовым формам (иначе называемым источниками права) относят:

  • правовой обычаи — формируется стихийно, на протяжении многих поколений. Государство не создает правовой обычай, а просто признает его в своих официальных документах. Первые своды судебных норм — Законы Хаммурапи (XVIII в. до н.э.), Законы двенадцати таблиц (V в. до н.э.), Русская Правда (XI-XII вв.) и т.д. — в основном включали в себя правовые обычаи;
  • прецедент — признание состоявшегося судебного решения образцом для решения всех подобных случаев в суде. Суд в этом случае не просто применяет, но фактически создает правовые нормы. Прецедентное право распространено в Великобритании, США, Австралии и т.д.;
  • нормативный договор — соглашение субъектов, в котором содержатся юридические нормы, определяющие права и обязанности сторон. Сюда можно отнести договор между государствами, субъектами федерации, руководством предприятия и профсоюзом работников и т.д. Нормативный договор обычно применяется в международном, конституционном, трудовом праве;
  • нормативный правовой акт — официальный документ, созданный компетентными государственными органами и устанавливающий нормы права.

Иерархия правовых актов (на примере Российской Федерации) представлена ниже (чем выше положение акта, тем большей юридической силой он обладает):

  • Конституция (основной закон);
  • законы;
  • подзаконные акты:
  • указы Президента Российской Федерации;
  • постановления Правительства Российской Федерации;
  • ведомственные нормативные акты;
  • нормативные акты органов местного самоуправления;
  • внугриорганизационные акты (приказы, распоряжения).

В Российской Федерации высшей юридической силой обладают законы (в том числе Конституция) — нормативные акты, принятые высшей законодательной властью (парламентом) или на всенародном референдуме.

Понимание права в мировой и отечественной юриспруденции

Право настолько уникальный, сложный и общественно необходимый феномен, что на протяжении всего времени его существования научный интерес к нему не только не исчезает, но возрастает. Вопросы правопонимания принадлежат к числу «вечных» уже потому, что человек на каждом из витков своего индивидуального и общественного развития открывает в праве новые качества, новые аспекты соотношения его с другими явлениями и сферами жизнедеятельности социума. В мире существует множество научных идей, течений и точек зрения по поводу того, что есть право, но лишь в последнее время ученые стали задаваться вопросом, что значит понимать право.

Правопонимание — это научная категория, отражающая процесс и результат целенаправленной мыслительной деятельности человека, включающий в себя познание права, его восприятие (оценку) и отношение к нему как к целостному социальному явлению.

Субъектом правопонимания всегда выступает конкретный человек, например: гражданин, обладающий минимальным правовым кругозором, столкнувшийся с проблемами права вообще; юрист-профессионал, имеющий достаточный запас знаний о праве, способный применять и толковать правовые нормы; ученый, человек с абстрактным мышлением, занимающийся изучением права, обладающий суммой исторических и современных знаний, способный к интерпретации не только норм, но и принципов права, владеющий определенной методологией исследования. Правопонимание всегда субъективно, оригинально, хотя представления о праве могут совпадать у группы лиц и у целых слоев, классов.

Объектом правопонимания могут быть право в планетарном масштабе, право конкретного общества, отрасль, институт права, отдельные правовые нормы. При этом знания об отдельных структурных элементах экстраполируются на право в целом. Важную познавательную нагрузку здесь несут среда и взаимодействующие с правом общественные явления.

Содержание правопонимания составляют знания субъекта о его правах и обязанностях, конкретных и общих правовых дозволениях, запретах, а также оценка и отношение к ним как справедливым или несправедливым. В зависимости от уровня культуры, методической оснащенности субъекта и выбора предмета изучения правопонимание может быть полным или неполным, правильным или искаженным, положительным или отрицательным.

Обыкновенный человек понимает право так, как это позволяет ему собственный разум в определенных культурологических традициях соответствующей эпохи и общества. Для него понимание права во временном масштабе ограничено рамками его жизни. Однако это не означает, что после его смерти право- понимание исчезает совсем. Такие элементы правопонимания, как знания, оценки, могут передаваться другим людям, а исследователь-ученый оставляет после себя еще и письменные представления о праве. Другими словами, образ права, сложившийся в умах наших предшественников и выразившийся в виде той или иной концепции, оказывает заметное влияние на формирование правопонимания у потомков.

При рассмотрении различных теорий и взглядов о праве необходимо учитывать следующие обстоятельства: во-первых, исторические условия функционирования нрава и рамки культуры, в которых жил и работал «исследователь»; во-вторых, зависимость результата правопонимания от философской, нравственной, религиозной, идеологической позиции познающего его субъекта; в-третьих, что берется в качестве основы той или иной концепции (источник правообразования или сущность самого явления), что понимается под источником права (человек. Бог или Космос) и под его сущностью (водя класса, мера свободы человека или природный эгоизм индивида); в-четвертых, устойчивость и долгожительство концепций в одних случаях и их динамичность, способность адаптироваться к развивающимся общественным отношениям — в других.

Современный уровень развития гуманитарной науки и методологии исследования социальных явлений позволяет систематизировать различные взгляды о праве на основе определенных критериев. Уже само отношение к праву, его судьбе, положительное или отрицательное значение его для общества, существование в качестве самостоятельного социального явления или в качестве элемента иной системы регулирования, выявляет противоположные мнения. В частности, представители ряда философских течений рассматривали право как часть нравственности (А. Шопенгауэр) или как низшую ступень нравственности и отрицали социально-ценностный характер права (J1. Н. Толстой, В. С. Соловьев). Негативное отношение к праву высказывали анархисты. Проблемы отмирания права с построением коммунизма активно обсуждались в рамках марксистской правовой теории.

При решении основного вопроса философии о соотношении бытия и сознания выделяются идеалистический и материалистический подходы к изучению права. Для первого характерны теологические учения о праве. Фома Аквинский утверждал, что право имеет не только Божественное происхождение, но и Божественную сущность. Позитивное право (человеческие законы) является лишь средством осуществления целей, предначертанных Богом для человека. Последователи Фомы Аквинско- го — неотомисты — пытаются увязать религиозную сущность права с естественно-правовыми началами и эмпирическими оценками общественных отношений с целью обосновать более жизнеспособные и реалистические варианты его учения. На другом полюсе, в рамках материалистического подхода, разрабатывается марксистская теория права, основными постулатами которой выступают: обусловленность права экономическим базисом общества; классовый характер права; жесткая зависимость права от государства; обеспеченность права принудительной силой государства.

В зависимости от того, что рассматривается в качестве источника правообразования — государство или природа человека, различают естественно-правовую и позитивистскую теории права.

Естественно-правовая теория берет начало еше в Древней Греции и Древнем Риме. Она связана с именами Демокрита, Сократа, Платона и отражает попытки выявления нравственных, справедливых начал в праве, заложенных самой природой человека. «Закон, — подчеркивал Демокрит, — стремится помочь жизни людей. Но он может этого достигнуть только тогда, когда сами граждане желают жить счастливо: для повинующихся закону закон — только свидетельство их собственной добродетели». Естественно-правовая теория прошла сложный путь развития, ее популярность, всплески расцвета всегда были связаны со стремлениями людей изменить свою жизнь к лучшему — это и эпоха Возрождения, и эпоха буржуазных революций, и современная эпоха перехода к правовому государству.

Позитивное значение естественно-правовой теории состоит в следующем: во-первых, она утверждает идею естественных, неотъемлемых прав человека; во-вторых, благодаря этой теории стали различать право и закон, естественное и позитивное право; в-третьих, она концептуально соединяет право и нравственность. Критическое замечание в адрес данной теории может состоять в том, что не всегда представление о праве как справедливом или несправедливом можно объективировать в правовой действительности.

Позитивистская теория права (К. Бергбом, Г. Ф. Шершене- вич) возникла в значительной степени как оппозиционная «естественному праву». В отличие от естественно-правовой теории, для которой основные права и свободы первичны по отношению к законодательству, позитивизм вводит понятие «субъективное право» как производное от объективного права, установленного, созданного государством. Государство делегирует субъективные права и устанавливает юридические обязанности в нормах права, составляющих закрытую совершенную систему. Позитивизм отождествляет право и закон.

Положительным здесь нужно признать возможность установления стабильного правопорядка, детального изучения догмы права — структуры правовой нормы, оснований юридической ответственности, классификации норм и нормативных актов, видов интерпретации.

К негативным сторонам теории следует отнести вводимую ею искусственную отграниченность права как системы от фактических общественных отношений, отсутствие возможности нравственной оценки правовых явлений, отказ от исследований содержания права, его целей.

В зависимости от того, в чем усматривалась основа (базовый элемент) права — норма права, правосознание, правоотношение, — сформировались нормативистская, психологическая и социологическая теории.

Нормативистская теория основана на представлении о том, что право — это совокупность норм, внешне выраженных в законах и иных нормативных актах. Автором ее считают Г. Кель- зена, по мнению которого право представляет собой стройную, с логически взаимосвязанными элементами иерархическую пирамиду во главе с «основной нормой». Юридическая сила и законность каждой нормы зависит от «вышестоящей» в пирамиде нормы, обладающей более высокой степенью юридической силы. Современное понимание права в рамках этой теории можно выразить следующей схемой:

  • право — это система взаимосвязанных и взаимодействующих норм, изложенных в нормативных актах (текстах);
  • нормы права издаются государством, в них выражается государственная воля, возведенная в закон;
  • нормы права регулируют наиболее важные общественные отношения;
  • само право и его реализация обеспечиваются в необходимых случаях принудительной силой государства;
  • от норм зависят возникновение правоотношений, формирование правосознания, правовое поведение.

Позитивное значение нормативизма заключается в том, что такой подход:

  • позволяет создавать и совершенствовать систему законодательства;
  • обеспечивает определенный режим законности, единообразное применение норм и индивидуально-властных велений;
  • содействует формированию «нормативного» представления о праве как формально-логической основе правосознания граждан;
  • обеспечивает формальную определенность права, что позволяет четко обозначать права и обязанности субъектов, фиксировать меры и средства государственного принуждения;
  • позволяет абстрагироваться от классово-политических характеристик права, что особенно важно при правоприменении.

Ущербность нормативистского подхода усматривается в его отрицании обусловленности права потребностями общественного развития, игнорировании естественных и нравственных начал в праве и роли правосознания в реализации юридических норм, абсолютизации государственного влияния на правовую систему.

Психологическая теория, родоначальником которой является Л. И. Петражицкий, правом признает конкретную психическую реальность — правовые эмоции человека. Последние имеют императивно-атрибутивный характер и подразделяются на переживание позитивного права, установленного государством, и переживание интуитивного, личного права. Интуитивное право и выступает регулятором поведения человека и потому рассматривается как реальное, действительное право.

Положительным здесь является то, что теория обращает внимание на одну из важнейших сторон правовой системы — психологическую. Нельзя готовить и издавать законы, не изучая уровень правовой культуры и правосознания в обществе, нельзя и применять законы, не учитывая психологических особенностей индивида.

Недостатками данной теории можно считать ее односторонний характер, отрыв от объективной реальности, невозможность структурировать право, отличать его от иных социально- регулятивных явлений.

Социологическая теория права зародилась в середине XIX в. Наиболее видными представителями социологической юриспруденции были Л. Дюги, С. А. Муромцев, Е. Эрлих, Р. Паунд. Социологическая теория рассматривает право как эмпирическое явление. Основной постулат ее состоит в том, что «право следует искать не в норме или психике, а в реальной жизни». В основу понятия права положено общественное отношение, защищенное государством. Нормы закона, правосознание не отрицаются, но и не признаются правом. Они являются признаками права, а само право — это порядок в общественных отношениях, в действиях людей. Выявить суть такого порядка, разрешить спор в той или иной конкретной ситуации призваны судебные или административные органы.

Позитивными в данном случае можно признать следующие положения:

  • общество и право рассматриваются как целостные, взаимосвязанные явления;
  • теория доказывает, что изучать нужно не только нормы права, установленные государством, но и всю совокупность сложившихся в обществе правовых отношений;
  • учение подчеркивает роль права как средства социального контроля и достижения социального равновесия, возвышает роль судебной власти.

Критически же в этой теории надо относиться к отрицанию нормативности как важнейшего свойства права, недооценке в праве нравственно-гуманистических начал, смешению одного из факторов образования права — интереса — с самим правом.

Каждая из названных теорий имеет свои преимущества и недостатки, их появление и развитие обусловлены естественным развитием человеческого общества и свидетельствуют о необходимости и социальной ценности права в жизни людей.

Выводы

Право представляет собой наиболее эффективный регулятор общественных отношений и поведения людей.

Право выражает интересы человека и общества и имеет общесоциальную сущность.

Право неразрывно связано с государством, которое придает юридическим нормам официальное значение и обеспечивает их реализацию.