Ст 385 ГПК РФ

Верховный суд поддержал взыскательный подход судей к страховщикам

Важные разъяснения по спорам потребителей со страховщиками дал Верховный суд РФ в 167-страничном обзоре судебной практики, пятом за этот год.

Как отмечает ВС, определение страховых рисков по договору страхования жизни и здоровья гражданина-потребителя и предоставление страхователю необходимой информации о страховой услуге – обязанность страховщика, на котором лежит бремя доказывания надлежащего исполнения этой обязанности.

Х. обратился в суд с иском к страховой компании о взыскании суммы страхового возмещения и компенсации морального вреда. В обоснование требований истец указал, что между ним и ответчиком заключен договор страхования от несчастных случаев. К страховым рискам отнесено в том числе наступление инвалидности в результате несчастного случая. В период действия договора истцу была установлена I группа инвалидности. Х. обратился в страховую компанию с заявлением о выплате страхового возмещения, приложив все необходимые документы, однако ответчик в выплате отказал, сославшись на отсутствие страхового случая, так как инвалидность установлена истцу в результате заболевания, а не несчастного случая.

Х. счел данный отказ незаконным и нарушающим его права, в связи с чем просил взыскать в его пользу сумму страхового возмещения в размере 1 000 000 руб. и 300 000 руб. в счет компенсации морального вреда.

Как установлено судом, указанный договор страхования заключен между сторонами на основании утвержденных страховщиком Общих правил страхования от несчастных случаев и болезней (далее также – Правила). В качестве страховых рисков по указанному договору определены: временная утрата трудоспособности (здоровья) в результате несчастного случая; травма в результате несчастного случая; инвалидность в результате несчастного случая; смерть в результате несчастного случая; госпитализация в результате несчастного случая; операция в результате несчастного случая.

В период действия договора Х. установлена I группа инвалидности вследствие ишемического инсульта.

Отказ в выплате страхового возмещения страховая компания обосновала тем, что инвалидность Х. установлена в результате общего заболевания, а потому согласно условиям договора страхования данное событие не является страховым случаем.

Исследовав и оценив доказательства, а также дав толкование условиям договора, суд первой инстанции, с которым согласился и суд апелляционной инстанции, пришел к выводу о том, что в связи с установлением Х. I группы инвалидности наступил предусмотренный договором страхования страховой случай, а страховая компания неправомерно отказала истцу в выплате страхового возмещения.

Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ, оставляя названные судебные акты без изменения, исходила из следующего.

Согласно ст. 9 Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 г. № 4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации» (далее – Закон об организации страхового дела) страховым риском является предполагаемое событие, на случай наступления которого проводится страхование. Событие, рассматриваемое в качестве страхового риска, должно обладать признаками вероятности и случайности его наступления (п. 1).

Страховым случаем является совершившееся событие, предусмотренное договором страхования или законом, с наступлением которого возникает обязанность страховщика произвести страховую выплату страхователю, застрахованному лицу, выгодоприобретателю или иным третьим лицам (п. 2).

Согласно ст. 10 Закона РФ от 7 февраля 1992 г. № 2300-I «О защите прав потребителей» (далее – Закон о защите прав потребителей) изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность их правильного выбора.

Как разъяснено в п. 44 Постановления Пленума Верховного суда РФ от 28 июня 2012 г. № 17 «О рассмотрении судами гражданских дел по спорам о защите прав потребителей», при рассмотрении требований потребителя о возмещении убытков, причиненных ему недостоверной или недостаточно полной информацией о товаре (работе, услуге), суду следует исходить из предположения об отсутствии у потребителя специальных познаний о его свойствах и характеристиках, имея в виду, что в силу Закона о защите прав потребителей изготовитель (исполнитель, продавец) обязан своевременно предоставлять потребителю необходимую и достоверную информацию о товарах (работах, услугах), обеспечивающую возможность компетентного выбора.

В соответствии со ст. 431 ГК РФ при толковании условий договора судом принимается во внимание буквальное значение содержащихся в нем слов и выражений. Буквальное значение условия договора в случае его неясности устанавливается путем сопоставления с другими условиями и смыслом договора в целом.

Если правила, содержащиеся в части первой данной статьи, не позволяют определить содержание договора, должна быть выяснена действительная общая воля сторон с учетом цели договора. При этом принимаются во внимание все соответствующие обстоятельства, включая предшествующие договору переговоры и переписку, практику, установившуюся во взаимных отношениях сторон, обычаи, последующее поведение сторон.

Судом по делу установлено, что при заключении договора страхования были заполнены и подписаны заявление на страхование от несчастного случая, а также карточка сведений о лице, подлежащем страхованию. Страхователю выдан полис с указанием на ознакомление с Правилами страхования и получение этих правил застрахованным.

При этом как в заявлении, так и в полисе отсутствует указание на какое-либо различие между наступлением инвалидности от несчастного случая и от заболевания, равно как и то, что инвалидность вследствие болезни исключается из числа страховых случаев по договору.

Доказательств, свидетельствующих о том, что истцу разъяснялось, что инвалидность по болезни не будет являться страховым случаем, а также о наличии возможности заключить договор с дополнительным условием страхования от инвалидности вследствие болезни, суду не представлено.

Из содержания заявления и полиса усматривается, что указанные документы заполнены печатным способом, включая отметки – значок «V» – о том или ином выборе условий страхования. При этом варианта страхования на предмет инвалидности по болезни не имеется.

При таких обстоятельствах суд, оценив волеизъявление сторон при заключении договора страхования с учетом отсутствия у потребителя специальных познаний, пришел к выводу о том, что наступившая у истца инвалидность относится к страховым случаям, на предмет которых заключался договор страхования.

Доводы заявителя о том, что договор страхования заключен на основании Общих правил страхования от несчастных случаев и болезней, сами по себе не опровергают вывода судов.

Так, п. 1.12.1 Правил предусмотрено, что несчастный случай – фактически происшедшее извне, возникшее внезапно, непредвиденно, помимо воли застрахованного событие, произошедшее в период действия договора страхования, в том числе: взрыв, утопление, действие электрического тока, удар молнии, нападение злоумышленников или животных, падение какого-либо предмета на застрахованного, падение самого застрахованного, удушение, отравление вредными веществами, наезд средств транспорта или их авария, резкое физическое перенапряжение конечностей или позвоночника, в результате чего происходит вывих сустава, частичный или полный разрыв мускулов, сухожилий, связок или сосудов. Если это прямо предусмотрено договором страхования, к несчастным случаям относятся также неправильные медицинские манипуляции.

В п. 1.12.2 Правил указано, что заболевание (болезнь) – заболевание, впервые выявленное (диагностированное) в период действия договора страхования либо, если это предусмотрено договором страхования, заявленное страхователем (застрахованным) и принятое страховщиком на страхование.

Таким образом, перечень указанных в Правилах несчастных случаев является не исчерпывающим, а определение в п. 1.12.2 заболевания (болезни) уточняет только период его выявления.

В соответствии с ч. 1 ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Между тем в возражениях на иск и в кассационной жалобе ответчиком не представлено обоснования того, что инсульт, вызванный внешними факторами, произошедший внезапно, непредвиденно и помимо воли застрахованного, не является предусмотренным договором страховым случаем.

Как видно из материалов дела, программы по страхованию от несчастных случаев и болезней, включая программу страхования, по которой был застрахован истец, не предусматривают каких-либо различий в страховых рисках инвалидности от несчастного случая и от болезни, в том числе и в тарифах. Каких-либо сведений о программах, предусматривающих страхование лишь от болезни или от болезни в дополнение к несчастному случаю, не имеется.

Решение суда основано на оценке обстоятельств дела и толковании условий договора.

Доводы кассационной жалобы страховой компании, основанные на несогласии с оценкой обстоятельств дела и с толкованием судом условий договора, сами по себе не могут служить основанием для кассационного пересмотра состоявшихся по делу судебных постановлений.

В соответствии с ч. 2 ст. 390 ГПК РФ при рассмотрении дела в кассационном порядке суд проверяет правильность применения и толкования норм материального права и норм процессуального права судами, рассматривавшими дело, в пределах доводов кассационных жалобы, представления.

Суд кассационной инстанции не вправе устанавливать или считать доказанными обстоятельства, которые не были установлены либо были отвергнуты судом первой или апелляционной инстанции, предрешать вопросы о достоверности или недостоверности того или иного доказательства, преимуществе одних доказательств перед другими.

Кроме того, из материалов дела следует, что решение суда исполнено, денежные средства истцу – инвалиду I группы – выплачены, являются его собственностью.

В соответствии с принципом правовой определенности не допускается пересмотр окончательного решения суда исключительно в целях проведения повторного слушания по делу и постановления нового решения, а в соответствии с принципом уважения собственности не допускается произвольное лишение полученного по решению суда имущества (определение № 18-КГ17-27).

РЕАЛЬНАЯ СДЕЛКА

Смотреть что такое «РЕАЛЬНАЯ СДЕЛКА» в других словарях:

  • РЕАЛЬНАЯ СДЕЛКА — в гражданском праве сделка, для совершения которой недостаточно одного лишь соглашения сторон, а необходима еще передача вещи (отсюда название: лат. res вещь). Реальными являются некоторые сделки по передаче имущества в собственность или иное… … Юридическая энциклопедия

  • Реальная сделка — см. Сделки … Энциклопедия права

  • Реальная сделка — см. Сделки … Большой юридический словарь

  • РЕАЛЬНАЯ СДЕЛКА — см. Сделки … Юридический словарь современного гражданского права

  • СДЕЛКА РЕАЛЬНАЯ — РЕАЛЬНАЯ СДЕЛКА … Юридическая энциклопедия

  • Сделка Биржевая Реальная — сделка биржевая по продаже или приобретению товара с поставкой реального товара на склад биржи или с получением его со склада. Биржевая сделка на реальный товар с короткими сроками поставок называется спот . Сделки на реальный товар могут быть с… … Словарь бизнес-терминов

  • Сделка — У этого термина существуют и другие значения, см. Сделка (значения). Сделка действия физических и юридических лиц, направленные на установление, изменение или прекращение гражданских прав и обязанностей. Таким образом, сделку… … Википедия

  • СДЕЛКА РЕАЛЬНАЯ — (см. РЕАЛЬНАЯ СДЕЛКА) … Энциклопедический словарь экономики и права

  • Реальная биржевая сделка — биржевая сделка по продаже или приобретению товаров с поставкой реального товара на склад биржи или с получением товара со склада. По английски: Real bargain См. также: Сделки с реальным товаром Финансовый словарь Финам … Финансовый словарь

  • РЕАЛЬНАЯ БИРЖЕВАЯ СДЕЛКА — совершенная на бирже сделка по продаже или приобретению товаров с поставкой реального товара на склад биржи или с его получением со склада. Райзберг Б.А., Лозовский Л.Ш., Стародубцева Е.Б.. Современный экономический словарь. 2 е изд., испр. М.:… … Экономический словарь

Статья 69. Противопожарные расстояния между зданиями, сооружениями и строениями

Статья 69. Противопожарные расстояния между зданиями, сооружениями и строениями

1-15. Комментируемая статья устанавливает требования к противопожарным расстояниям между жилыми, общественными и административными зданиями, зданиями, сооружениями и строениями промышленных организаций в зависимости от степени огнестойкости и класса их конструктивной пожарной опасности.

Ранее эти требования предусматривались, прежде всего, в Приложении 1 «Противопожарные требования» к СНиП 2.07.01-89* «Градостроительство. Планировка и застройка городских и сельских поселений». Так, в п. 1 названного приложения к СНиП 2.07.01-89* устанавливалось, что противопожарные расстояния между жилыми, общественными и вспомогательными зданиями промышленных предприятий следует принимать по таблице 1, содержащейся в данном пункте, а между производственными зданиями промышленных и сельскохозяйственных предприятий — по СНиП II-89-80* «Генеральные планы промышленных предприятий» и СНиП II-97-76 «Генеральные планы сельскохозяйственных предприятий».

Упомянутая таблица п. 1 Приложения 1 к СНиП 2.07.01-89* воспроизведена, но с определенными изменениями, в таблице 11 приложения к комментируемому Закону (см. комментарий к указанной таблице), к которой и отсылает часть 1 комментируемой статьи, предписывая принимать в соответствии с данной таблицей противопожарные расстояния между жилыми, общественными и административными зданиями, зданиями, сооружениями и строениями промышленных организаций.

К указанной таблице п. 1 Приложения 1 к СНиП 2.07.01-89* приведен целый ряд примечаний, большинство из которых вошло непосредственно в положения комментируемой статьи. Так, в примечаниях к данной таблице наряду с прочим предусмотрено следующее:

расстоянием между зданиями и сооружениями считается расстояние в свету между наружными стенами или другими конструкциями. При наличии выступающих более чем на 1 м конструкций зданий или сооружений, выполненных из горючих материалов, принимается расстояние между этими конструкциями (прим. 2);

расстояние между стенами зданий без оконных проемов допускается уменьшать на 20%, за исключением зданий IIIа, IIIб, IV, IVа и V степеней огнестойкости (прим. 3);

в районах сейсмичностью 9 баллов расстояние между жилыми зданиями, а также между жилыми и общественными зданиями IVа, V степеней огнестойкости следует увеличивать на 20% (прим. 4);

расстояния от зданий любой степени огнестойкости до зданий IIIа, IIIб, IV, IVа, V степеней огнестойкости в береговой полосе шириной 100 км, но не далее чем до ближайшего горного хребта, в климатических подрайонах IБ, IГ, IIА и IIБ следует увеличивать на 25% (прим. 5);

расстояния между жилыми зданиями IV и V степеней огнестойкости в климатических подрайонах IА, IБ, IГ, IД и IIА следует увеличивать на 50% (прим. 6*);

для двухэтажных зданий каркасной и щитовой конструкции V степени огнестойкости, а также зданий, крытых горючими материалами, противопожарные расстояния необходимо увеличивать на 20% (прим. 7);

расстояния между зданиями I и II степеней огнестойкости допускается предусматривать менее 6 м при условии, если стена более высокого здания, расположенная напротив другого здания, является противопожарной (прим. 8);

расстояния от одно-, двухквартирных жилых домов и хозяйственных построек (сарая, гаража, бани) на приусадебном земельном участке до жилых домов и хозяйственных построек на соседних земельных участках принимаются по табл. 1*. Расстояния между жилым домом и хозяйственными постройками, а также между хозяйственными постройками в пределах одного земельного участка (независимо от суммарной площади застройки) не нормируются (прим. 9);

расстояния между жилыми зданиями, а также жилыми зданиями и хозяйственными постройками (сараями, гаражами, банями) не нормируются при суммарной площади застройки, включая незастроенную площадь между ними, равной наибольшей допустимой площади застройки (этажа) одного здания той же степени огнестойкости без противопожарных стен (прим. 10);

расстояния между хозяйственными постройками (сараями, гаражами, банями), расположенными вне территории усадебных участков, не нормируются при условии, если площадь застройки сблокированных хозяйственных построек не превышает 800 м2. Расстояния между группами сблокированных хозяйственных построек принимаются по табл. 1* (прим. 11).

В п. 5 Приложения 1 к СНиП 2.07.01-89* установлено, что расстояния от границ застройки городских поселений до лесных массивов должны быть не менее 50 м, а от застройки сельских поселений и участков — садоводческих товариществ не менее 15 м; в городских поселениях для районов одно- двухэтажной индивидуальной застройки с приусадебными участками расстояние от границ приусадебных участков до лесных массивов допускается уменьшать, но принимать не менее 15 м. Данные положения инкорпорированы в часть 15 комментируемой статьи.

В положения ч. 12 и 14 комментируемой статьи вошли соответствующие требования НПБ 103-95 «Торговые павильоны и киоски. Противопожарные требования»*(85), утв. приказом ГУГПС МВД России от 31 января 1995 г. N 5. Так, в п. 2.2 названных норм предусмотрено, что на отведенной территории допускается установка киосков, а также одноэтажных павильонов площадью 20 кв. м и менее группами; в одной группе может размещаться не более 10 сооружений I, II, III, IIIа степеней огнестойкости или 6 — IIIб, IV, IVа, V степеней огнестойкости; расстояния между ними в группе не нормируются. Согласно п. 2.3 НПБ 103-95 расстояние между указанными группами, между павильонами площадью более 20 кв. м, а также между павильонами и киосками, предназначенными для продажи горючих жидкостей и газов (независимо от их площади), следует принимать в соответствии с таблицей, которая приведена в данном пункте и которая согласуется с таблицей п. 1 Приложения 1 к СНиП 2.07.01-89* (как указано в прим. к п. 2.3 НПБ 103-95, при наличии в группе киосков и павильонов различных степеней огнестойкости расстояние от группы до соседних зданий принимается по сооружению, имеющему наиболее низкую степень огнестойкости). В соответствии с п. 2.5 НПБ 103-95 места сбора сгораемых отходов следует размещать на расстоянии не менее 15 м от киосков и павильонов.