Ст 21 1 КоАП РФ

Как взыскать госпошлину с ответчика, если он является проигравшей стороной?

Ответ: Взыскатель должен получить в суде исполнительный документ, который в общем случае затем нужно направить в территориальное подразделение ФССП России или в кредитную организацию, где ответчику открыт счет. Если решение суда принято против нескольких ответчиков, взыскатель должен получить в суде несколько исполнительных документов и предъявить их к исполнению в аналогичном порядке. Порядок распределения судебных расходов между ответчиками приведен в обосновании.

Обоснование: Госпошлина, уплаченная лицом, участвующим в деле и в пользу которого принят судебный акт, взыскивается арбитражным судом с проигравшей стороны. В случае если иск удовлетворен частично, судебные расходы относятся на лиц, участвующих в деле, пропорционально размеру удовлетворенных исковых требований. Вопрос о взыскании госпошлины разрешается арбитражным судом соответствующей судебной инстанции в судебном акте, которым заканчивается рассмотрение дела по существу, или в определении (ст. 101, ч. 1 ст. 110, ч. 1 ст. 112 АПК РФ).

Принудительное исполнение судебного акта производится на основании выдаваемого арбитражным судом исполнительного листа (ч. 2 ст. 318 АПК РФ).

Порядок взыскания госпошлины с проигравшей стороны

Исполнительный лист или судебный приказ, которыми государственная пошлина отнесена на ответчика, взыскатель представляет в территориальное подразделение ФССП России для возбуждения исполнительного производства и взыскания в принудительном порядке (ст. ст. 6, 12 и 30 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее — Закон N 229-ФЗ)). Вместо этого взыскатель вправе обратиться с ходатайством в суд, принявший решение, о направлении исполнительного документа в территориальное подразделение ФССП России в соответствии с ч. 3 ст. 319 АПК РФ.

Если взыскателю известны банковские реквизиты ответчика, он вправе направить исполнительный документ непосредственно в кредитную организацию, где ответчику открыт счет. К исполнительному документу необходимо приложить заявление, в котором изложить просьбу о принятии его к исполнению, включить сведения о самом взыскателе и его банковские реквизиты для перечисления платежа (ст. ст. 8 и 70 Закона N 229-ФЗ).

Обратите внимание!

Неисполнение кредитной организацией требований, содержащихся в исполнительном документе, является основанием для привлечения ее к административной ответственности в виде штрафа в размере 50% от указанной в исполнительном листе суммы, но не более 1 000 000 руб. (ст. 114 Закона N 229-ФЗ, ч. 2 ст. 17.14 КоАП РФ).

При отсутствии у взыскателя сведений о банковских счетах ответчика он может получить их из открытых источников информации (бланки, справочные площадки, интернет-сайт ответчика и др.) либо обратиться с запросом в налоговый орган. Право взыскателя на получение информации об открытых должнику банковских счетах предусмотрено ч. 8 — 9 ст. 69 Закона N 229-ФЗ. В запросе о предоставлении данной информации взыскатель должен обозначить цель ее получения (исполнение судебного акта против ответчика) (п. п. 6 — 7 Порядка доступа к конфиденциальной информации налоговых органов, утвержденного Приказом МНС России от 03.03.2003 N БГ-3-28/96, Письмо ФНС России от 10.04.2014 N СА-4-14/6708@).

К запросу необходимо приложить подлинник или нотариально заверенную копию исполнительного документа. Взыскатель может приложить к запросу заверенную им самим копию исполнительного документа, однако в этом случае налоговому органу потребуется дополнительное время для проведения его проверки. С запросом о представлении сведений о банковских счетах взыскатель вправе обратиться в любой территориальный налоговый орган (Письмо ФНС России от 24.07.2017 N СА-4-9/14444@ «О проведении анализа жалоб налогоплательщиков на отказы в предоставлении налоговыми органами сведений о банковских счетах должников»).

Особый порядок для взыскания денежных средств с ответчика законом установлен для случая, когда взыскание должно быть обращено на бюджетные средства. В такой ситуации применяются специальные правила, установленные гл. 24.1 БК РФ (ч. 2 ст. 1 Закона N 229-ФЗ).

В этом случае взыскатель должен оформить заявление по форме, приведенной в Приложении N 3 к Административному регламенту исполнения Федеральным казначейством государственной функции организации исполнения судебных актов, предусматривающих обращение взыскания на средства федерального бюджета по денежным обязательствам федеральных бюджетных учреждений, утвержденному Приказом Минфина России от 22.09.2008 N 99н (п. 2 ст. 242.1 БК РФ).

Указанное заявление со всеми приложениями взыскатель должен представить в Минфин России или иной финансовый орган в зависимости от статуса проигравшей стороны (ст. ст. 242.2 — 242.5 БК РФ).

Порядок взыскания госпошлины при принятии судом решения против нескольких ответчиков (солидарная ответственность)

Иск может быть предъявлен в арбитражный суд совместно к нескольким ответчикам (процессуальное соучастие) (ч. 1 ст. 46 АПК РФ).

В случае когда решение принято против нескольких ответчиков, понесенные истцом судебные расходы на уплату государственной пошлины взыскиваются судом с данных ответчиков как содолжников в долевом обязательстве независимо от требований истца взыскать такие расходы лишь с одного или нескольких из них (п. 18 Постановления Пленума ВАС РФ от 11.07.2014 N 46 «О применении законодательства о государственной пошлине при рассмотрении дел в арбитражных судах»).

Также, например, в Постановлении Второго арбитражного апелляционного суда от 25.04.2017 N 02АП-2147/2017 по делу N А31-11583/2016 отмечается, что размер подлежащих взысканию судебных расходов с каждого из соответчиков определяется с учетом приходящейся на такое лицо доли (части) судебных расходов. При взыскании судебных расходов, понесенных при рассмотрении требований неимущественного характера, следует исходить из равенства долей.

В п. 5 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 21.01.2016 N 1 «О некоторых вопросах применения законодательства о возмещении издержек, связанных с рассмотрением дела» при этом также отмечено, что, если лица, не в пользу которых принят судебный акт, являются солидарными должниками, судебные издержки возмещаются указанными лицами в солидарном порядке (ч. 5 ст. 3 АПК РФ, ст. ст. 323, 1080 ГК РФ).

В этом случае взыскатель должен обратиться в суд с заявлением о выдаче сразу нескольких исполнительных документов по количеству ответчиков согласно ч. 5 — 6 ст. 319 АПК РФ. Исполнительные документы взыскатель направляет в территориальное подразделение ФССП России или в кредитные организации.

Информация предоставлена справочно-правовой системой «КонсультантПлюс».

Отзыв на бессовестную экспертизу

Отзыв на экспертное заключение Балуева Д.Г.

по уголовному делу №26881

Автор отзыва: Савельев Андрей Николаевич, доктор политических наук, президент Фонда «Русский информационный центр». Опыт работы по специальности «политически институты и процессы» — 25 лет. Опыт проведения экспертиз документов общественно-политических организаций, а также внесудебных социолого-политических исследований и отзывов на судебные экспертизы, включая экспертизы по делам, связанным с проявлениями экстремизма – 12 лет.

Материалы для отзыва:

Копия документа, озаглавленного «Экспертное заключение по представленным документам «Армии Воли Народа» и «Инициативной Группа по Проведению Референдума «За ответственную власть»» — 7 с. (ниже использованы сокращения – АВН и ИГПР ЗОВ), поступившего от обвиняемого по делу Бутко П.А.

Основания для отзыва: Адвокатский запрос от адвоката Е.П.Губина, члена Нижегородской областной коллегии адвокатов №1 от 10.04.2015.

Задачи отзыва: Оценить компетентность эксперта и профессиональный уровень подготовленного им отзыва, указать на имеющиеся недостатки, определить степень обоснованности сделанных выводов.

Формальные признаки представленного на отзыв документа

Экспертное заключение эксперта Балуева Д.Г. составлено на 7 страницах, каждая из которых заверена его подписью и треугольной печатью. Имя и отчество эксперта не указано.

Эксперт идентифицирован по месту работы: заведующий кафедрой политического анализа и моделирования Института международных отношений и мировой истории ННГУ им Н.И. Лобачевского, доктор политических наук, профессор. Стаж работы по профессии не указан. Между тем, процессуальные кодексы требуют, чтобы в своем заключении судебный эксперт сообщил о своем образовании, специальности, стаже работы, о наличии ученой степени и (или) ученого звания (ст. 204 УПК РФ, ст. 86 АПК РФ).

На первой странице документ озаглавлен как «Экспертное заключение». В середине страницы указан другой тип документа: «Заключение эксперта». Там же указано, что г-ну Балуеву поступили материалы «для производства судебной экспертизы». Право проводить экспертизу, согласно законодательству, имеет только лицо, обладающее необходимыми специальными знаниями (ст. 57 УПК РФ, ст. 85 ГПК РФ, ст. 55 АПК РФ). Имеет ли эксперт такие знания, в Заключении не указано.

От вынесшего постановление о назначении судебной экспертизы следователя СЧ ГСУ ГУ МВД России по Нижегородской области старшего лейтенанта юстиции Д.В.Егорова, как видно из Заключения, поступили документы в виде акта, рапорта и оптического диска. Содержание каждого документа в Заключении не отражено, указаны лишь объемы первых двух документов. Содержание оптического диска не описано. Таким образом, несмотря на наличие перечня поступивших на экспертизу материалов, неясно, действительно ли эксперт анализировал те самые документы, которые являются материалами уголовного дела №26881. Излагая в исследовательской части содержание отдельных документов, эксперт не ссылается на страницы акта, рапорта или названия материалов и имена файлов с оптического диска, что исключает возможность уверенно говорить о достоверности этих пересказов.

Исследовательская часть изложена на 3 страницах, из которых 2 страницы представляют собой тексты перенесенных в документ словарных статей, посвященных общепонятным терминам «политическая программа», «политические цели», «идеология», а также не использованному в дельнейшем в тексте Заключения термину «механизм политический». Ниже по тексту Заключения используется другое общеупотребимое понятие «механизм деятельности». Справочные данные о значении общепонятных терминов, приведенных в Заключении, не требуют специальных знаний, ради которых проводится судебная экспертиза, что означает: исследовательская часть в данном Заключении занимает лишь около 1 страницы.

Текст экспертизы изобилует существенными опечатками. Так, организация «Армия воли народа» (АВН) неоднократно именуется в Заключении как АВР (с.4, 1-я строка снизу, с. 5 11-я и 17-я строка сверху), а также как АВП (5-я страница, 22-я строка сверху, 7-я страница 3-я строка снизу). Это свидетельствует о невнимательности и неаккуратности эксперта.

Собственно исследовательская часть имеет объемы явно, не соответствующие объему представленных для исследования документов и материалов — 16 листов материалов по указанному перечню, 27 листов рапорт без указания его содержания и оптический диск (приложение к акту) без указания содержания и объемов материалов.

Трудозатраты эксперта явно не соответствуют времени проведения экспертизы – с 29 октября по 18 декабря 2014 года, в течение которых эксперт занимался ознакомлением с документами, исследованием их содержания, сопоставлением (плод его работы — 1 страница) и формулированием выводов (1,5 страницы).

Предоставление эксперту огромного массива материалов, в том числе и не относящихся к существу дела (за пределами проблематики выявления признаков экстремистской деятельности), является существенным нарушением. В процессуальных кодексах указано, что эксперт имеет право знакомиться только с материалами, относящимися к предмету экспертизы (необходимыми для производства экспертизы). Исправляя ошибку следователя, эксперт Балуев, получив избыточные материалы по делу, должен был самостоятельно отобрать из них существенные, осознавая, что речь идет о признаках экстремистской деятельности, а не об общих сходствах и различиях между документами двух организаций. Отсутствие соответствующих действий со стороны эксперта говорит о его низкой квалификации, отсутствии опыта экспертной деятельности, незнании своих прав и обязанностей в качестве эксперта.

Особенности постановки вопросов перед экспертом

Первый вопрос предлагает эксперту определить, тождественны ли политические программы АВН и ИГПР ЗОВ. Что предполагает текстуальное сличение и выявление степени совпадений двух текстов. Данный вопрос не требует специальных знаний и вполне мог быть разрешен самим следователем.

Второй вопрос сформулирован не в вопросительном, а в императивном ключе: «На основании представленных материалов определить тождественность материалов «АВН» и «ИГПР ЗОВ»». Что исключает экспертную деятельность в принципе и, скорее, отражает предвзятую позицию следователя, с которой мог согласиться лишь эксперт, который готов эту предвзятую позицию разделить – выполнить императивно сформулированное задание, подогнав результаты экспертизы под предложенный ему вывод. Добросовестный эксперт отклонил бы такой «вопрос» и не стал бы проводить экспертизу с заранее обозначенным результатом.

Третий вопрос предполагает поисковую работу: выявление элементов программы АВН в документах ИГПР ЗОВ. В данном случае от эксперта требуется выявление смысловых совпадений в области целей и политических программ и указание на конкретные фрагменты в документах, в которых такие совпадения будут выявлены.

Четвертый вопрос предлагает определить, являются ли программа, цель и механизм деятельности ИГПР ЗОВ «основанной (тождественной) на идеологии АВН». Этот вопрос сформулирован некорректно и не подлежит исследованию экспертом. Поскольку неизвестно, к какому из объектов исследования (программе, цели или механизму) относится слово «основанной». Если исходить из того, что из трех объектов слова «программа» и «цель» являются существительным женского рода, то прилагательное «основанной» в единственном числе может относиться либо к тому, либо к другому слову. Но оно не может относиться к слову «механизм», которое является существительным мужского рода. Если бы перед экспертом был поставлен вопрос, предполагающий исследование всех трех элементов, содержащихся в документах ИГПР ЗОВ, то следовало бы употребить множественное число: «основанными», а не «основанной».

Предполагая в данном случае грамматическую ошибку эксперта (или следователя), мы должны указать на более существенный момент в постановке данного вопроса: в нем содержатся две разноречивые установки. Одновременно поставлены два вопроса: 1) являются ли программа, цель и механизм деятельности ИГПР ЗОВ основанными на идеологии АВН, и 2) являются ли программа, цель и механизм деятельности ИГПР ЗОВ тождественными идеологии АВН? Первый вопрос предполагает большую аналитическую работу по выявлению причинно следственных связей: эксперту необходимо доказать, что программа, цель и механизм деятельности ИГПР ЗОВ исходят из идеологии АВН. Второй вопрос предполагает поиск разночтений между программой, целью и механизмами деятельности ИГПР ЗОВ и идеологией АВН, и вывод о том, наличествует ли тождество (то есть полное совпадение) или отсутствует (при наличии хотя бы каких-то расхождений).

Из анализа поставленных перед экспертом вопросов следует, что они сформулированы крайне небрежно, в них делается упор на экстремистский характер одной из организаций и дается прямая установка на доказательство того, что другая организация по целям, программе, механизмам деятельности является тождественной другой.

Вопросы следователя полностью игнорируют содержание Решения Московского городского суда по делу № 3-0283/2010 о признании АВН экстремистской организацией, не выделяют из всего массива документации этой организации именно тех фрагментов, которые послужили причиной для запрещения данной организации. Вероятно, следователь просто не понимает, что АВН вела не только деятельность, которая была признана незаконной, но и законную деятельность. А также, что в документах АВН содержались не только положения, признанные экстремистскими, но и другие положения, к которым претензии предъявлены не были, и их использование другой организацией не является противоречием закону. Предложение эксперту анализировать огромный массив документов АВН поставило перед экспертом непосильную задачу, которую он не мог выполнить в обозримое время, а потому и не стал выполнять, имитируя исследовательскую работу и предоставив следователю лишь выводы, прямо предписанные во втором вопросе к эксперту.

Имея все основания для отказа от проведения экспертизы, г-н Балуев все же решился выполнить работу и ответить на поставленные перед ним вопросы. К сожалению, в процессе работы он не исправил очевидные ошибки следователя при постановке вопросов, не указал на эти ошибки, не создал обоснованных умозаключений, которые должны были логически связать фактическую сторону дела с экспертным выводами.

Эксперт Балуев обязан был уточнить вопросы у поставившего их лица, либо интерпретировать эти вопросы, отметив изменение формулировок в Заключении, сопроводив это обстоятельство словами: «Вопрос такой-то эксперт понимает в следующей редакции: (приводит свою редакцию вопроса)». Отсутствие соответствующих действии со стороны эксперта демонстрирует его низкую экспертную квалификацию и небрежность при проведении экспертизы.

Качество и характер экспертного исследования

В исследовательской части экспертизы г-на Балуева отсутствуют обязательные для экспертизы разделы: 1) Обзор и описание объектов исследования: оценка принятых на экспертизу материалов, выявление в них общих и частных признаков, вычленение объекта исследования, обзор содержания документов, акцентирование внимания на главном и второстепенном; 2) Аналитическая часть: систематизация и сопоставление материалов исследования, разделение материалов на группы, изучение каждой из групп; 3) Синтезирующая часть: соединение логически связанных частей объекта исследования, выявление нового знание об объекте, приведение доказательных умозаключений, 4) Резолютивная часть: обобщение результатов и развернутая формулировка будущих выводов с их обоснованием.

Также в исследовательской части должны быть указаны «содержание и результаты исследования с указанием примененных методик (методов)» (ст. 204 УПК РФ).

Анализ исследовательской части экспертизы г-на Балуева не обнаруживает никаких признаков исследования. В нем содержится лишь пересказ некоторых положений из представленных на экспертизу документов (без цитирования, без указания источника). В этих пересказах не выделено существенных по делу обстоятельств, связанных с экстремистской деятельностью.

Автор исследования г-н Балуев использовал термины, не имеющие общепонятного значения, и не дал определений этих терминов: «неконвенциональные формы политического участия», «традиционные политические процессы», «традиционные органы власти», «плебесцитарная демократия», «антисоциальные силы», «паралегальная политическая структура».

Г-н Балуев также применяет неясные термины, не дающие однозначного понимания его оценок: «практическая тождественность», «практическая идентичность», «весьма высокая степень тождественности». Эксперт был обязан дать либо однозначно отрицательный, либо однозначно положительный, либо альтернативный ответ. Либо речь идет о «тождественности» (идентичности), либо о «нетождественности» (неидентичности), либо о тождественности в одном и нетождественности в другом. Слово «практически» не имеет ясного смысла и может быть интерпретировано как «почти», «в общем и целом» и так далее. Столь же неясен термин «высокая степень тождественности». Что есть в данном случае «высокая степень», эксперт не определил.

Налицо невозможность уяснения смысла и значения терминологии, используемой экспертом, отсутствие внятных указаний на методики исследования, отсутствие указаний смысла и значения признаков, выявленных при изучении материалов, представленных на экспертизу, критериев оценки выявленных признаков.

Эксперт берет на себя функции оценки деятельности АВН и ИГПР, с точки зрения их способности к тем или иным действиям, хотя подобные вопросы не входят в его компетенцию и не содержатся в поставленных перед ним вопросах. Эксперт Балуев утверждает в отношении указанных организаций: «речь идет о создании политической организации с разветвленной региональной структурой, способной парализовать деятельность традиционных органов власти (Президент и Федеральное Собрание) и поставить их под собственный контроль, путем мобилизации антисоциальных сил с целью осуществления политического шантажа…». Данный пассаж можно расценить как политическую публицистику, но не как часть экспертного исследования.

Аналогичным образом г-н Балуев без всяких доказательств, которыми могли бы быть прямые указания на страницы представленных ему текстов, утверждает, что АВН и ИГПР ЗОВ «имеют военизированную иерархическую структуру и разветвленную региональную сеть». Никаких доказательство того, что в этих организациях была (или есть) некая военизированная структура или что у них была (есть) разветвленная региональная сеть, не приводится. Вероятно, эксперта смутило слово «Армия» в названии АВН. Тем не менее, это слово широко используется в мировой практике при создании общественных (невоенных) структур. Таких, как, скажем, «Армия спасения».

Г-н Балуев явно вышел за пределы поставленных перед ним вопросов и формата судебной экспертизы. Что иллюстрирует крайне низкий уровень его подготовленности в качестве эксперта.

Эксперт плавно переходит от предъявления очевидно нетождественных элементов из документов АВН и ИГПР ЗОВ к утверждению об относительной тождественности этих документов, а затем и к объявлению (в выводах) о полной тождественности. Между тем, при перечислении пунктов «идеологии» данных организаций (с. 4, Заключения) эксперт ссылается на стремление обоих организаций изменить Конституцию, и приводит ссылки на разные статьи Конституции, которыми однозначно разнят АВН и ИГПР ЗОВ. Это уже является существенным различием между ними. Необходимо также акцентировать внимание на том, что эксперт явно не выделяет существенного в представленных ему материалах– признаков экстремистской деятельности. Стремление изменить Конституцию, выявленное как общее в документах двух организаций, не является чем-то незаконным и не преследуется по законам РФ. То же самое касается и законопроектов, которые присутствуют в документах обоих организаций. Эти законопроекты существенно различны: в одном случае – «О суде народа над Президентом и членами ФС РФ», в другом – «Об оценке Президента и членов ФС РФ народом России». Каких-либо существенных признаков, относящихся к делу, эксперт не выявляет, указывая лишь на общее положение обоих законопроектов, связанное с выборами Президента и членов ФС РФ. «Практическая тождественность» (в терминологии эксперта) оказывается лишь тождественностью отдельных пунктов законопроектов. Но даже если бы эксперт показал полную (или хотя бы смысловую) тождественность указанных законопроектов, это не может иметь никакого отношения к делу, ибо данные законопроекты являются лишь попыткой формулировки некоей идеи на юридическом языке. Никаких признаков того, что в указанных законопроектах содержатся признаки экстремизма, эксперт не приводит, демонстрируя неспособность выделить существенные обстоятельства по делу, которые многократно отражены в поставленных перед ним вопросах (указание на «экстремизм» присутствует в половине вопросов эксперту).

Рассматривая организационные механизмы двух организаций, эксперт не озадачивается вопросом, насколько эти механизмы были реализованы на практике и насколько эти принципы могут указывать на наличие признаков экстремизма. Оценку «высокая степенно тождественности» получают положения документов АВН и ИГПР ЗОВ, где говорится о самоуправлении: «будем управлять сами». Подобное смысловое «тождество» можно найти и между сотнями общественных объединений, декларирующих вполне соответствующий законодательству РФ принцип самоуправления. Утверждая, что механизмы самоуправления в двух организациях тождественны, автор экспертизы указывает на некие пункты неизвестного документа (как и в других местах экспертизы), не утруждаясь ни цитированием, ни обоснованиями высказанной мысли.

Совершенно бездоказательным и неясным является утверждение г-на Балуева о том, что обе организации нацелены на «неконвенциональные формы политического участия». И вместо «форм участия» ссылается на некоторые государственные и общественные институты и порядок их функционирования. Какое это имеет отношение к поставленным вопросам, остается неясным.

Утверждение эксперта, что «плебисцитарные формы демократии» в современном мире невозможны, не соответствует действительности и российскому законодательству, в котором такая форма демократии присутствует и отражена во всеобщем избирательном праве и законодательстве о проведении референдумов. Утвердившаяся в РФ партийная демократия является одной из форм плебисцитарной демократии. По всей видимости, г-н Балуев не знаком со значением научного термина «плебисцитарная демократия».

Выводы эксперта

Г-н Балуев не затруднился дать краткие обоснования своих выводов, просто переписав то, что он сверхкратко изложил в разделе, названном им «Исследовательская часть». При этом в ответах вследствие непрофессионализма и крайней небрежности эксперта появляются новые оттенки его произвольных суждений.

На вопрос о тождественности программ двух организаций эксперт отвечает: «Можно говорить о тождественности…». Отчетливое (и ничем не обоснованное) «да» в ответе на вопрос перемежается неопределенным «можно говорить». В целом формулировка оказывается неопределенной. Что и неудивительно, поскольку г-н Балуев не провел анализа совпадающих текстуально или по смыслу разделов программ, вычленив из них только некоторые фрагменты, но даже не указав, какие именно и не процитировав их целиком.

На приказ (а именно так сформулирован «вопрос» следователя) определить тождественность материалов двух организаций, разумеется, эксперт не мог сказать ни «да», ни «нет», вновь уклонившись к лирическое отступление и допустив недоказанное утверждение: якобы, авторы второго комплекта документов (то есть документов ИГПР ЗОВ) пытались переформулировать основные положения документов АВН. В «исследовательской части» никаких оснований для такого утверждения нет. Объявленная экспертом «высокая степень сходства» двух проектов законов, имеющихся в комплектах документов двух организаций – это все, что он сформулировал в своем «ответе». То есть, без всяких оснований перешел от рассмотрения комплектов документов двух организаций к рассмотрению двух законопроектов. И вместо определения тождественности или нетождественности применил смутную формулировку о «высокой степени тождественности».

На третий вопрос эксперт не ответил. Поскольку этот вопрос содержал требование к эксперту вслед за «да» указать, в каких документах ИГПР ЗОВ содержится цель и политическая программа АВН. Эксперт предложил смотреть ответ на следующий вопрос, но в нем нет следов ответа на поставленный вопрос. «Да» эксперта не доказано (в исследовательской части такого доказательства нет), а вопрос следователя остался без ответа: документы экспертом не перечислены.

В ответе на четвертый вопрос эксперт приводит новые аргументы, нейтрализующие предшествующие. Он утверждает, что в обоих комплектах документов нет четко выраженной идеологической основы. Если это так, то о совпадении говорить не приходится, поскольку нечетко очерченная идеология не может быть идентичной другой нечетко очерченной идеологии. Исследованию на предмет смысловой идентичности (или тождественности) могут быть подвергнуты только четкие формулировки. Г-н Балуев, ответив «да» на вопрос о тождественности программ, целей, механизма деятельности двух организаций почему-то подкрепляет свое категоричное утверждение размышлениями об идеологии. Его заявление, что нечеткость может приводить к «высокой степени тождественности» программ является методологически абсурдным, демонстрирующим крайне низкую подготовленность эксперта к порученной ему работе. Ему невдомек, что его «да» в ответ на вопрос означает «да, тождественны», а его «высокая степень тождественности» в ответе на вопрос может означать только «в чем-то тождественны, а в чем-то нет». Таким образом, эксперт оказался неспособным дать однозначный и ясный ответ.

Выводы:

1. Документ, составленный г-ном Балуевым, имеет лишь формальные признаки судебной экспертизы, но не имеет смысловой нагрузки, методологически несостоятелен, его выводы не доказаны, исследовательская часть носит имитационный характер. У суда имеются все основания не согласиться с заключением г-на Балуева и мотивировать такое несогласие (ч. 3 ст. 86 ГПК РФ) низким профессиональным качеством экспертизы, в которой отсутствуют какие-либо ссылки на страницы представленных для заключения материалов, исследовательская часть — в силу своей краткости и бессодержательности — не соответствует ни затратам времени на подготовку экспертизы, ни объемам представленных на экспертизу материалов.

2. Вопросы, поставленные перед экспертом, являются некорректными и содержат прямое указание на выводы, которые обязан сделать эксперт. Имеются все основания не согласиться с заключением г-на Балуева и мотивировать такое несогласие (ч. 3 ст. 86 ГПК РФ) противоречиво поставленными и ненадлежащим образом сформулированными вопросами, в которых прямо предписывается дать определенный ответ, который г-н Балуев и представил в своем Заключении, по-разному сформулировав его несколько раз.

3. Эксперт использовал ряд терминов, которые являются неясными или не являются общепонятными, но не дал им определений. Налицо основания для проведения дополнительной экспертизы в силу неясности и неполноты заключения (Постановление Пленума от 21 декабря 2010 г. N 28 п. 13, п. 1, ст. 207 УПК РФ).

4. В силу крайней неаккуратности, безответственности, низкой степени квалификации, отсутствия представлений о правах и обязанностях лица, привлекаемого в качестве судебного эксперта, рекомендую следователям, дознавателям и суду впредь не приглашать Д.Г.Балуева для работы в качестве судебного эксперта.

А.Н.Савельев

 

Астраханский филиал ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая академия» объявляет набор на 2020/2021 уч.г.

Объявляется набор на 2020/2021 уч.г. на очную форму обучения на места за счет бюджетных ассигнований:

— направление 40.03.01 Юриспруденция,

— специальность 40.05.04 Судебная и прокурорская деятельность.

Направление подготовки (специальность)

Контрольные цифры приема за счет бюджетных ассигнований федерального бюджета

Всего

из них:
особая квота

40.03.01 Юриспруденция
Очная форма (бакалавриат)

40.05.04 Судебная и прокурорская деятельность
Очная форма (специалитет)

С подробной информацией о порядке приема на обучение можно ознакомиться:

— в разделе «Абитуриенту» http://af.ssla.ru/text/16

— на информационных стендах отборочной комиссии филиала по адресу: Астраханская область, г. Астрахань, ул. Красная Набережная 7/ ул. Куйбышева-1

— по тел. +79378268002 (отв. Секретарь Еременко Олег Владиславович).

ВСТРЕЧА ВРИО РЕКТОРА

САРАТОВСКОЙ ГОСУДАРСТВЕННОЙ ЮРИДИЧЕСКОЙ АКАДЕМИИ

Е.В. ИЛЬГОВОЙ С КОЛЛЕКТИВОМ АСТРАХАНСКОГО ФИЛИАЛА

4 декабря 2019 года состоялась встреча врио ректора Саратовской государственной юридической академии Екатерины Ильговой с коллективом Астраханского филиала СГЮА, в рамках которой обсуждались вопросы осуществления образовательной деятельности в филиальной сети академии в условиях современных требований, определенных федеральными образовательными стандартами в части уровня и качества образования (в соответствии с потребностями рынка труда), научно-исследовательских и материально-технических ресурсов вузов.

В процессе общения с участниками встречи врио ректора СГЮА Ильгова Е.В. подробно ответила на вопросы преподавателей, сотрудников, обучающихся и их родителей, касающиеся поэтапного (в течение трехлетнего периода) прекращения деятельности Астраханского филиала.

В ходе беседы Екатерина Владимировна отдельно подчеркнула, что в результате происходящего процесса не должны быть нарушены права ни одного обучающегося или сотрудника филиала.

В целях обеспечения прав обучающихся филиала планируется прекращение набора абитуриентов и выпуск основной части студентов. Оставшимся лицам будет представлена возможность перевода в другие вузы с сохранением формы и сроков, а также стоимости оплаты обучения. Более того, головным вузом прорабатывается вопрос о возможности снижения стоимости обучения для студентов из Астраханского филиала.

Все планируемые мероприятия будут отражены в плане-графике поэтапного прекращения деятельности филиала, который будет согласован с руководством региона. Профессорско-преподавательскому составу также будут предложены новые рабочие места в головном вузе в Саратове или же в иных образовательных учреждениях Астраханской области.

На встрече так же было отмечено, что для обучающихся филиала уже подготовлено более 200 мест в комфортабельных общежитиях в Саратове и 48 служебных квартир для сотрудников, которые выразят желание продолжить работу в головном вузе.

В целях повышения уровня подготовки абитуриентов, углубленного изучения предметов, необходимых для сдачи Единого государственного экзамена, и дальнейшего успешного обучения в Астраханском филиале ФГБОУ ВО «Саратовская государственная юридическая академия» проводится набор слушателей на курсы по подготовке к сдаче Единого государственного экзамена.

Работа курсов осуществляется в два потока продолжительностью 6 месяцев и 3 месяца.

Занятия на курсах проводятся высококвалифицированными преподавателями академии по следующим предметам:

— русский язык;

— история;

— обществознание.

Начало занятий: 1 поток – с 14 октября

2 поток — с 1 марта.

Занятия проходят по адресу: г. Астрахань, ул. Савушкина, 6, литер 2, 3 этаж (аудитория согласно расписанию).

СТОИМОСТЬ ОБУЧЕНИЯ

Наш адрес: г. Астрахань, ул. Савушкина, д. 6 литер 2; 3 этаж, деканат очного отделения

Телефон / факс: 8 (8512) 60-07-12

Режим работы: пн-пт, 8.30-16.00 (обед 12.30-13.00), сб. 8.30-13.30

Внимание!

Объявлен конкурс на замещение должностей педагогических работников.

Астраханский филиал федерального государственного бюджетного образовательного учреждения высшего образования «Саратовская государственная юридическая академия» объявляет конкурс на замещение должностей педагогических работников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу:

1. Кафедра общих гуманитарных и социально-экономических дисциплин:

— Доцент (1 ставка, 0,6 ставки).

2. Кафедра уголовно-правовых дисциплин:

— Старший преподаватель (0,27 ставки).

— Преподаватель (0,5 ставки).

3. Кафедра гражданско-правовых дисциплин:

— Доцент (0,5 ставки, 0,53 ставки, 0,5 ставки).

Перечень документов, которые претендент предоставляет для участия в конкурсе:

  • Заявление
  • Документ о высшем профессиональном образовании
  • Документ о присуждении ученой степени и присвоении ученого звания (при наличии)
  • Копия трудовой книжки, заверенная надлежащим образом или справка, подтверждающая стаж научно-педагогической работы или практической деятельности
  • Справка о наличии (отсутствии) судимости
  • Медицинская комиссия, в соответствии с Приложением №2 п.18 Приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 12.04.2011 г. №302н
  • Документ о повышении квалификации
  • Список учебных изданий и научных трудов

Конкурс на замещение должностей педагогических работников, относящихся к профессорско-преподавательскому составу (доцент, старший преподаватель, преподаватель) проводится 29 августа 2019 года по адресу: г. Астрахань, ул. Красная Набережная / ул. Куйбышева, 7/1 (3 этаж).

Окончательная дата приема заявлений для участия в конкурсе на замещение должностей профессорско-преподавательского состава 15 августа 2019 года.

ПРОФЕССИОНАЛЬНЫЙ СТАНДАРТ

Положение о порядке замещения должностей педагогических работников

Зарождение юридического образования в Саратове связано с созданием в 1917 г. юридического факультета в Саратовском университете. К осени 1917 г. факультет был укомплектован квалифицированными преподавателями, преимущественно приглашенными из Москвы и Петрограда.

http//pravo-minjust.ru, http//право-минюст.рф , регистрация в качестве сетевого издания Эл № ФС77-72471 от 05.03.2018 г.

Федеральный закон «О государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации» от 31.05.2001 N 73-ФЗ (ред. от 26.07.2019)

31 мая 2001 года N 73-ФЗ

РОССИЙСКАЯ ФЕДЕРАЦИЯ

О ГОСУДАРСТВЕННОЙ СУДЕБНО-ЭКСПЕРТНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ
В РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

Принят Государственной Думой 5 апреля 2001 года
Одобрен Советом Федерации 16 мая 2001 года

Настоящий Федеральный закон определяет правовую основу, принципы организации и основные направления государственной судебно-экспертной деятельности в Российской Федерации (далее — государственная судебно-экспертная деятельность) в гражданском, административном и уголовном судопроизводстве.
Производство судебной экспертизы с учетом особенностей отдельных видов судопроизводства регулируется соответствующим процессуальным законодательством Российской Федерации.

Глава I. Общие положения

Статья 1. Государственная судебно-экспертная деятельность

Статья 2. Задача государственной судебно-экспертной деятельности

Статья 3. Правовая основа государственной судебно-экспертной деятельности

Статья 4. Принципы государственной судебно-экспертной деятельности

Статья 5. Соблюдение законности при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности

Статья 6. Соблюдение прав и свобод человека и гражданина, прав юридического лица при осуществлении государственной судебно-экспертной деятельности

Статья 7. Независимость эксперта

Статья 8. Объективность, всесторонность и полнота исследований

Статья 9. Основные понятия, используемые в настоящем Федеральном законе

Статья 10. Объекты исследований

Статья 11. Государственные судебно-экспертные учреждения

Статья 12. Государственный судебный эксперт

Статья 13. Профессиональные и квалификационные требования, предъявляемые к эксперту

Глава II. Обязанности и права руководителя и эксперта государственного судебно-экспертного учреждения

Статья 14. Обязанности руководителя государственного судебно-экспертного учреждения

Статья 15. Права руководителя государственного судебно-экспертного учреждения

Статья 16. Обязанности эксперта

Статья 17. Права эксперта

Статья 18. Ограничения при организации и производстве судебной экспертизы

Глава III. Производство судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении

Статья 19. Основания производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении

Статья 20. Производство дополнительной и повторной судебных экспертиз в государственном судебно-экспертном учреждении

Статья 21. Производство комиссионной судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении

Статья 22. Комиссия экспертов одной специальности

Статья 23. Комиссия экспертов разных специальностей

Статья 24. Присутствие участников процесса при производстве судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении

Статья 25. Заключение эксперта или комиссии экспертов и его содержание

Глава IV. Особенности производства судебной экспертизы в государственном судебно-экспертном учреждении в отношении живых лиц

Статья 26. Производство судебной экспертизы в отношении живых лиц

Статья 27. Условия и место производства судебной экспертизы в отношении живых лиц

Статья 28. Добровольность и принудительность при производстве судебной экспертизы

Статья 29. Основания и порядок госпитализации лица в медицинскую организацию, оказывающую медицинскую помощь в стационарных условиях

Статья 30. Сроки пребывания лица в медицинской организации, оказывающей медицинскую помощь в стационарных условиях

Статья 31. Гарантии прав и законных интересов лиц, в отношении которых производится судебная экспертиза

Статья 32. Условия производства судебной экспертизы в отношении лиц, не содержащихся под стражей, в медицинских организациях, оказывающих психиатрическую помощь в стационарных условиях

Статья 33. Условия производства судебной экспертизы в отношении лиц, содержащихся под стражей, в медицинских организациях, оказывающих психиатрическую помощь в стационарных условиях

Статья 34. Обеспечение лиц, госпитализированных в судебно-психиатрические экспертные медицинские организации

Статья 35. Ограничения в применении методов исследований при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц

Статья 36. Присутствие участников процесса при производстве судебной экспертизы в отношении живых лиц

Глава V. Финансовое, организационное, научно — методическое и информационное обеспечение деятельности государственных судебно-экспертных учреждений

Статья 37. Финансирование судебно-экспертной деятельности

Статья 38. Организационное и научно — методическое обеспечение судебно-экспертной деятельности

Статья 39. Информационное обеспечение деятельности государственных судебно-экспертных учреждений

Статья 40. Охрана государственных судебно-экспертных учреждений

Глава VI. Заключительные положения

Статья 41. Распространение действия настоящего Федерального закона на судебно-экспертную деятельность лиц, не являющихся государственными судебными экспертами

Статья 42. Приведение нормативных правовых актов в соответствие с настоящим Федеральным законом

Статья 43. Вступление в силу настоящего Федерального закона