Ст 208 АПК

Товарные знаки и патенты: актуальная судебная практика

Право на товарный знак и патентное право занимают одно из центральных мест в законодательстве об интеллектуальной собственности (гл. 72, гл. 76 ГК РФ). Вместе с тем рассмотрение связанных с ними споров в суде имеет свои тенденции, о которых следует знать. Этот вопрос неоднократно обсуждался на различных площадках, включая организованный 16-17 апреля 2015 года газетой «Ведомости» Юридический форум.

Так, в последнее время судьи все чаще разрешают споры о сходстве товарных знаков с точки зрения рядовых потребителей, что вызывает немалый резонанс в экспертном сообществе. Патенты же заслуживают отдельного внимания, поскольку с 1 января 2015 года в ГК РФ действует норма, устанавливающая ответственность в виде компенсации за нарушение патентных прав, однако для этого сначала предстоит доказать сам факт нарушения, принимая во внимание ряд важных нюансов.

Рассмотрим эти особенности подробнее.

Рассмотрение судами споров по товарным знакам с позиции рядовых потребителей

Оптимально ли правовое обеспечение вашего бизнеса?

Проверить сейчас!

Еще в 2007 году ВАС РФ признал, что вопрос о сходстве товарных знаков до степени смешения является вопросом факта и по общему правилу может быть рассмотрен судьей с точки зрения рядового потребителя без назначения экспертизы (п. 13 Информационного письма Президиума ВАС РФ от 13 декабря 2007 г. № 122 «Обзор практики рассмотрения арбитражными судами дел, связанных с применением законодательства об интеллектуальной собственности»; далее – Информационное письмо). Экспертиза, подчеркнул Суд, назначается лишь в том случае, когда для сравнения обозначений требуются специальные знания. Указанное информационное письмо напрямую повлияло на дальнейшую судебную практику, причем в последнее время наметились некоторые негативные тенденции в рассмотрении подобных споров.

Напомним, один товарный знак считается сходным до степени смешения с другим, если он ассоциируется с ним в целом, несмотря на их отдельные отличия (абз. 6 п. 14.4.2 Правил составления, подачи и рассмотрения заявки на регистрацию товарного знака и знака обслуживания; далее – Правила). Так, в качестве установленных Правилами критериев определения сходства словесных обозначений указаны звуковые (фонетические), графические (визуальные) и смысловые (семантические) характеристики (п. 14.4.2.2 Правил).

Звуковое сходство может определяться, в частности, на основании следующих признаков:

  • наличие близких и совпадающих звуков в сравниваемых обозначениях;
  • наличие совпадающих слогов и их расположение, число слогов;
  • вхождение одного обозначения в другое;
  • ударение и т. д.

Графическое сходство определяется на основании общего зрительного впечатления, вида шрифта, алфавита, буквами которого написано слово, и т. д.

Смысловое сходство определяют с помощью следующих признаков:

  • подобие заложенных в обозначениях понятий и идей. Например, суды могут признавать сходными обозначения одного и того же предмета или явления, написанные на разных языках (постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 4 июля 2014 г. № С01-573/2014);
  • совпадение одного из элементов обозначений, на который падает логическое ударение и который имеет самостоятельное значение;
  • противоположность заложенных в обозначениях понятий, идей.

ПОЛЕЗНЫЕ ИНСТРУМЕНТЫ

Ознакомиться с позицией ВС РФ и ВАС РФ в отношении защиты исключительных прав можно в системе ГАРАНТ. Для этого в строке базового поиска (F2) необходимо ввести поисковый запрос, например, «товарные знаки и патенты». Полученный список документов следует отфильтровать, выбрав слева в фильтрах «Высшие суды».

Правилами также установлены критерии определения сходства для изобразительных и объемных, а также для комбинированных обозначений (п. 14.4.2.3-14.4.2.4 Правил).

При этом, рассматривая споры по товарным знакам, судам следует проверять сходство товарных знаков по всем возможным признакам (постановление Президиума Суда по интеллектуальным правам от 18 сентября 2014 г. № С01-565/2014).

Однако эксперты обращают внимание на следующую проблему. Рассматривая дело с точки зрения рядовых потребителей, судьи нередко не признают сходные обозначения таковыми, даже если формально в решении присутствует исследование признаков сходства. Генеральный директор ООО «Зуйков и партнеры», патентный поверенный Сергей Зуйков отмечает: «Суды не хотят слушать правила и убеждают себя в сходстве или отсутствии сходства товарных знаков, ориентируясь на собственные представления о сходстве обозначений. Однако в своем письме ВАС РФ ни слова не сказал о том, что, разрешая споры о сходстве товарных знаков до степени смешения, суды должны рассматривать их без учета каких-либо норм права».

ПРИМЕР

Одним из наиболее ярких примеров, характеризующих подобный подход судов, Сергей Зуйков считает следующий спор.

Истец обратился к ответчикам с иском о запрете незаконного использования товарного знака и взыскании компенсации. По мнению истца, одно из словесных обозначений, приведенных на товаре ответчиков, полностью совпадает с принадлежащим ему товарным знаком.

Решением Арбитражного суда г. Москвы от 28 февраля 2014 г. № А40-187101/2013 в удовлетворении иска отказано. Последующие инстанции оставили указанное решение без изменения (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 25 июня 2014 г. № 09АП-14142/14, постановление Суда по интеллектуальным правам от 26 сентября 2014 г. № С01-931/2014, Определение ВС РФ от 26 января 2015 г. № 305-ЭС14-6983).

Рассматривая данное дело, суды, по мнению эксперта, уделили недостаточно внимания звуковым, графическим и смысловым критериям сходства товарных знаков.

Обосновывая свою позицию, судьи отмечали, что оформление товара ответчика представляет собой комбинированное обозначение, в состав которого входят два разных словесных элемента, включая оспариваемый (содержащий слово, совпадающее с товарным знаком истца). При этом, с точки зрения судей, один из двух словесных элементов занимает доминирующее положение, поскольку расположен в центре и выполнен шрифтом большего размера. Таким образом, именно этот словесный элемент выполняет основную функцию индивидуализации товара. Оспариваемый же словесный элемент, несмотря на доводы истца о совпадении наименований, и по положению в комбинированном обозначении, и по смысловому значению был признан судом лишь описательной характеристикой товара, не обладающей различительной способностью (подп. 3 п. 1 ст. 1483 ГК РФ).

Разрешая спор, суды не назначали экспертизу. При этом проведенный судами анализ не позволяет с точностью сделать вывод о сходстве или различии товарных знаков.

Эксперт убежден, что рассмотрение судьями подобного рода споров с точки зрения потребителей без назначения экспертизы, приводит к тому, что огромное количество сходных товарных знаков признаются несходными (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 23 октября 2013 г. № 09АП-32575/13, постановление Десятого арбитражного апелляционного суда от 3 июля 2014 г. № 10АП-6197/14, постановление Суда по интеллектуальным правам от 4 декабря 2014 г. № С01-1129/2014 по делу № А40-135039/2013 и др.).

Это значит, что нарушители получают возможность и дальше использовать такие обозначения вместо того, чтобы нести установленную законом ответственность. К слову, за незаконное использование товарного знака действующим законодательством предусмотрена гражданская (ст. 1515 ГК РФ), административная (ст. 14.10 КоАП РФ) и уголовная ответственность (ст. 180 УК РФ). В частности, за такое преступление нарушителю может грозить штраф до 1 млн руб. и даже лишение свободы сроком до шести лет, а также другие виды наказания (ч. 3 ст. 180 УК РФ).

Принимая во внимание складывающуюся судебную практику, многие эксперты считают, что в разрешении споров, связанных с защитой товарных знаков от незаконного использования, судьи должны руководствоваться, прежде всего, не субъективным восприятием, а установленными Правилами критериями сходства. «Я хотел бы призвать всех убеждать суды, что, рассматривая дела с точки зрения потребителя, они не должны забывать о праве», – говорит Зуйков и советует участникам процесса использовать в качестве доказательств, подкрепляющих их позицию, заключение экспертов и/или настаивать в суде на проведении соответствующей экспертизы.

Возмещение вреда при нарушении патентных прав

Главная особенность, связанная с рассмотрением споров о нарушении патентных прав, заключается в достаточно низком количестве подобных дел в судах. «На 10 споров по товарным знакам всего один спор – патентный. Вызвано это, прежде всего, сложностью доказывания самого факта нарушения», – рассказывает управляющий партнер ООО «Центр интеллектуальной собственности «Сколково» Антон Пушков. Кроме того, до недавнего времени судьи часто отказывали истцам во взыскании компенсации даже за доказанные факты нарушения патентных прав (постановление ФАС Северо-Западного округа от 29 января 2013 г. по делу № А56-12802/2012, постановление ФАС Северо-Западного округа от 26 июня 2013 г. по делу № А56-39604/2010). Свою позицию суды мотивировали тем, что ГК РФ на то время не предполагал возможности патентообладателя защищать свои нарушенные права путем заявления требования о взыскании компенсации (п. 56 Постановления Пленума ВС РФ и Пленума ВАС РФ от 26 марта 2009 г. № 5/29).

Вместе с тем с 1 января 2015 года в ГК РФ появилась долгожданная статья, регламентирующая ответственность за нарушение патентных прав (ст. 1406.1 ГК РФ). Теперь, если факт нарушения доказан, то вместо возмещения убытков можно потребовать от нарушителя выплатить компенсацию (по выбору правообладателя):

  • в размере от 10 тыс. до 5 млн руб., определяемом по усмотрению суда исходя из характера нарушения;
  • или в двукратном размере стоимости права использования изобретения, полезной модели или промышленного образца, определяемой исходя из цены, которая при сравнимых обстоятельствах обычно взимается за правомерное использование соответствующих объектов исключительного права.

Однако стоит иметь в виду, что данная норма обратной силы не имеет, что также подчеркивают в своих решениях суды (постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 2 апреля 2015 г. № 09АП-6048/15). Иными словами, если нарушение патентного права произошло до 1 января 2015 года, компенсацию взыскать не получится.

Предметом доказывания по подобным спорам является факт незаконного использования изобретения, полезной модели или промышленного образца. Антон Пушков советует при подготовке иска в суд соблюдать следующий алгоритм действий.

1

Обеспечить наличие неопровержимых доказательств нарушения патентных прав. В качестве доказательств суды нередко рассматривают:

  • рекламные проспекты, в которых предлагаются к продаже те или иные товары и/или оборудование, и таможенные декларации о ввозе соответствующих товаров и/или оборудования (решение Арбитражного суда г. Москвы от 29 октября 2003 г. № А-40-31254/03-83-281);
  • публикации. Например, в публикации может содержаться описание способа использования товара, который полностью совпадает с признаками формулы изобретения, охраняемого патентом (постановление ФАС Московского округа от 12 ноября 2008 г. № К-А40/9331-08);
  • протокол осмотра нотариусом доказательств с официального сайта – обычно с помощью этого доказательства устанавливается факт продажи ответчиком товаров, изготовленных с нарушением чужого патентного права (решение Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 24 июня 2011 г. № 2-1428/2011) и т. д.

В этих же целях желательно предоставить суду заключение специалиста-патентоведа с профильным техническим образованием. Стоимость услуг такого специалиста напрямую зависит от количества сравниваемых функциональных элементов (узлов, блоков, деталей в устройстве), операций или приемов способа, компонентов или ингредиентов вещества и т. д.) и варьируется в среднем от 20 тыс. руб. до нескольких сотен тысяч рублей.

Кроме того, можно ходатайствовать перед судом о проведении соответствующей экспертизы. Обычно эксперту задаются два вопроса: являются ли признаки того или иного изделия (способа использования изделия и т. п.) аналогичными признакам, охраняемым патентом, и используется ли при производстве изделий ответчика каждый из таких признаков (постановление Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 21 февраля 2014 г. № 17АП-16869/13, решение Сормовского районного суда г. Нижнего Новгорода от 24 июня 2011 г. № 2-1428/2011). Добавим, что судебное разбирательство по патентным правам – это так называемая «война экспертиз», поэтому истец должен быть уверен, что сравнил все существенные признаки и доказал наличие факта нарушения.

2

Провести патентный поиск, чтобы избежать столкновения патентов. Во время слушания дела в суде иногда выясняется, что у ответчика уже есть патент на тот же объект исключительного права – и тогда начинается спор «патент на патент». В этом случае следует обратиться в Палату по патентным спорам с требованием о признании спорного патента недействительным (п. 1 ст. 1398 ГК РФ, приказ Роспатента от 22 апреля 2003 г. № 56 «О Правилах подачи возражений и заявлений и их рассмотрения в Палате по патентным спорам»). В этих целях также можно воспользоваться помощью экспертов – стоимость услуг по оспариванию патента составляет в среднем от 50 тыс. до 200 тыс. руб. в зависимости от сложности дела. После того, как оспариваемый патент будет признан недействительным, обладатель права на другой патент вправе вновь обратиться в суд за защитой своих прав, в том числе путем возмещения убытков за весь период использования его патента (п. 9 Информационного письма).

3

Подготовить расчет и обоснование размера компенсации. Так, например, можно представить суду расчет цены, которая обычно взимается за правомерное использование соответствующего объекта исключительного права – если истец выбрал именно такую форму компенсации (абз. 3 ст. 1406.1 ГК РФ).

Общая информация о ТП

Процедура технологического присоединения выполняется в случае:

  • присоединения впервые вводимых в эксплуатацию энергопринимающих устройств;
  • увеличения максимальной мощности ранее присоединенных реконструируемых энергопринимающих устройств;
  • изменения категории надежности электроснабжения энергопринимающих устройств;
  • изменения точек присоединения к сети;
  • изменения вида производственной деятельности, не влекущего пересмотр величины максимальной мощности, но изменяющего схему внешнего электроснабжения энергопринимающих устройств.

Критериями наличия технической возможности технологического присоединения являются:

а) сохранение условий электроснабжения (установленной категории надежности электроснабжения и сохранения качества электроэнергии) для прочих потребителей, энергопринимающие установки которых на момент подачи заявки заявителя присоединены к электрическим сетям сетевой организации или смежных сетевых организаций;

б) отсутствие ограничений на максимальную мощность в объектах электросетевого хозяйства, к которым надлежит произвести технологическое присоединение;

в) отсутствие необходимости реконструкции или расширения (сооружения новых) объектов электросетевого хозяйства смежных сетевых организаций либо строительства генерирующих объектов для удовлетворения потребности заявителя.

г) объекты электросетевого хозяйства (за исключением объектов заявителей в целях временного технологического присоединения) включены в инвестиционные программы субъектов естественных монополий. Это является основанием для заключения договора независимо от соответствия критериям, указанным в пунктах «а» — «в».

В целях проверки обоснованности установления сетевой организацией факта отсутствия технической возможности по критериям, указанным в пунктах «а» — «в», заявитель вправе обратиться в орган федерального государственного энергетического надзора для получения заключения о наличии (отсутствии) технической возможности технологического присоединения сетевой организацией.

Орган федерального государственного энергетического надзора направляет заявителю заключение о наличии (отсутствии) технической возможности технологического присоединения в срок не позднее 30 дней со дня поступления соответствующего обращения.

В случае несоблюдения любого из указанных критериев считается, что техническая возможность технологического присоединения отсутствует.

В случае если у сетевой организации отсутствует техническая возможность технологического присоединения энергопринимающих устройств, указанных в заявке, технологическое присоединение осуществляется по индивидуальному проекту в порядке, установленном Правилами технологического присоединения.

Технологическое присоединение осуществляется на возмездной основе, на основании договора, заключаемого между сетевой организацией и заявителем (юридическим лицом, физическим лицом, индивидуальным предпринимателем).

Для заявителей до 15 кВт включительно (с учетом ранее присоединенных в данной точке присоединения энергопринимающих устройств) плата за технологическое присоединение составляет не более 550 рублей при присоединении заявителя, владеющего объектами, отнесенными к третьей категории надежности (по одному источнику электроснабжения) при условии, что расстояние от границ участка заявителя до объектов электросетевого хозяйства необходимого заявителю класса напряжения сетевой организации, в которую подана заявка, составляет не более 300 метров в городах и поселках городского типа и не более 500 метров в сельской местности.

Для заявителей от 15 до 150 кВт (юридические лица и индивидуальные предприниматели) включительно (с учетом ранее присоединенных в данной точке присоединения энергопринимающих устройств), в договоре (по желанию таких заявителей) предусматривается беспроцентная рассрочка платежа в размере 95 процентов платы за технологическое присоединение с условием ежеквартального внесения платы равными долями от общей суммы рассрочки на период до 3 лет с даты подписания сторонами акта об осуществлении технологического присоединения.

Восстановление ранее выданных технических условий, утрата которых наступила в связи с ликвидацией, реорганизацией, прекращением деятельности прежнего владельца (заявителя), продажей объектов и по иным причинам не требует технологического присоединения (заключения договора).

Срок осуществления мероприятий по технологическому присоединению:

Заявители до 15 кВт — 6 месяцев, в случае технологического присоединения к электрическим сетям классом напряжения до 20 кВ включительно, если расстояние от существующих электрических сетей необходимого класса напряжения до границ участка заявителя, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства, составляет не более 300 метров в городах и поселках городского типа и не более 500 метров в сельской местности;

Заявители от 15 до 150 кВт — 6 месяцев, в случае технологического присоединения к электрическим сетям классом напряжения до 20 кВ включительно, если расстояние от существующих электрических сетей необходимого класса напряжения до границ участка заявителя, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства, составляет не более 300 метров в городах и поселках городского типа и не более 500 метров в сельской местности;

Заявители от 150 до 670 кВт – 1 год, если более короткие сроки не предусмотрены соответствующей инвестиционной программой или соглашением сторон;

Заявители свыше 670 кВт – 2 года, если иные сроки (но не более 4 лет) не предусмотрены соответствующей инвестиционной программой или соглашением сторон;

Индивидуальный проект не применяется к заявителям до 150 кВт и заявителям до 15 кВт, в случае осуществления технологического присоединения энергопринимающих устройств к электрическим сетям классом напряжения до 20 кВ включительно.

Заявители, осуществляющие технологическое присоединение посредством перераспределения максимальной мощности – 6 месяцев, в случае технологического присоединения к электрическим сетям классом напряжения до 20 кВ включительно, если расстояние от существующих электрических сетей необходимого класса напряжения до границ участка заявителя, на котором расположены присоединяемые энергопринимающие устройства, составляет не более 300 метров в городах и поселках городского типа и не более 500 метров в сельской местности.

Процедура технологического присоединения регламентирована «Правилами технологического присоединения энергопринимающих устройств потребителей электрической энергии, объектов по производству электрической энергии, а также объектов электросетевого хозяйства, принадлежащих сетевым организациям и иным лицам, к электрическим сетям», утверждёнными Постановлением

Статья 208. Подача заявления об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности

1. Заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности подается в арбитражный суд по месту нахождения или месту жительства заявителя либо по месту нахождения административного органа, которым принято оспариваемое решение о привлечении к административной ответственности .

2. Заявление может быть подано в арбитражный суд в течение десяти дней со дня получения копии оспариваемого решения, если иной срок не установлен федеральным законом.

В случае пропуска указанного срока он может быть восстановлен судом по ходатайству заявителя.

3. По ходатайству заявителя арбитражный суд может приостановить исполнение оспариваемого решения.

4. Заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности государственной пошлиной не облагается.

Комментарий к статье 208 Арбитражного Процессуального Кодекса РФ

1. О территориальной подсудности по данной категории дел см. ст. ст. 35 — 37, а также комментарий к ст. 37 АПК РФ. Акты несудебных органов и должностных лиц по делам об административных правонарушениях могут быть обжалованы в арбитражные суды субъектов РФ, которые рассматривают эти споры по общим правилам искового производства с особенностями, установленными КоАП и гл. 25 АПК РФ. Решение суда первой инстанции, как и другие решения, может быть обжаловано в суд апелляционной, кассационной инстанций и стать предметом рассмотрения Высшего Арбитражного Суда РФ по правилам, установленным в гл. 34, 35 и 36 АПК РФ.

2. Часть 2 комментируемой статьи распространяется и на случаи предъявления прокурором требований об отмене вступившего в законную силу постановления по делу об административном правонарушении <1>.

3. В настоящее время федеральными законами не устанавливаются иные сроки обжалования в арбитражные суды постановлений по делам об административных правонарушениях. В случае пропуска 10-дневного срока, установленного ч. 2 комментируемой статьи, данный срок может быть восстановлен в соответствии со ст. 117 АПК РФ (см. комментарий к данной статье).

В противном случае согласно ч. 2 ст. 115 АПК РФ заявления, поданные по истечении процессуальных сроков, если отсутствует ходатайство о восстановлении или продлении пропущенных сроков, не рассматриваются арбитражным судом и возвращаются лицам, которыми они были поданы.

4. О приостановлении исполнения постановления и сроке приостановления судьей арбитражного суда указывается в отдельном определении или в определении о принятии дела к производству. Приостановление исполнения постановления оканчивается с истечением срока приостановления, если заявление организации или индивидуального предпринимателя оставлено без удовлетворения. В этом случае также приостанавливается течение срока давности исполнения постановления, предусмотренного ст. 31.9 КоАП, согласно ч. 3 которой в случае отсрочки или приостановления исполнения постановления о назначении административного наказания течение срока давности приостанавливается до истечения срока отсрочки или срока приостановления.

Ходатайство о приостановлении исполнения оспариваемого акта рассматривается по правилам обеспечения иска.

5. Если при решении вопроса о принятии заявления к производству установлена неподсудность дела данному арбитражному суду, то суд на основании п. 1 ч. 1 ст. 129 АПК РФ возвращает заявление, о чем выносит определение.

Другой комментарий к статье 208 АПК РФ

1. В соответствии с ч. 1 ст. 208 АПК РФ заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности подается в арбитражный суд по месту нахождения или месту жительства заявителя либо по месту нахождения административного органа, которым принято оспариваемое решение о привлечении к административной ответственности.

Выбор между арбитражными судами, которым подсудно указанное дело по заявлению об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности, принадлежит заявителю.

При этом при рассмотрении дел об административных правонарушениях, связанных с деятельностью филиала (представительства), расположенного вне места нахождения юридического лица, извещение о времени и месте судебного заседания суду необходимо направить не только по месту нахождения самого юридического лица, но и по месту нахождения соответствующего филиала (представительства).

См.: п. 1 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (ред. от 10.11.2011).

Подсудность дела об оспаривании решения, вынесенного вышестоящим органом, должностным лицом по жалобе на постановление по делу об административном правонарушении, определяется исходя из подсудности дела об обжаловании указанного постановления, поскольку при рассмотрении соответствующего заявления арбитражным судом оценивается также и само постановление.

Порядок рассмотрения указанных дел определяется § 2 гл. 25 АПК РФ.

См.: п. 23 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (ред. от 10.11.2011).

Исходя из положений ч. 1 ст. 208 АПК РФ заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности иностранного лица, не имеющего места нахождения или места жительства на территории Российской Федерации, подается в арбитражный суд по месту нахождения административного органа, которым принято оспариваемое решение о привлечении к административной ответственности.

См.: п. 26 Постановления Пленума ВАС РФ от 02.06.2004 N 10 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при рассмотрении дел об административных правонарушениях» (ред. от 10.11.2011).

2. При применении содержащегося в ч. 2 ст. 208 АПК РФ положения необходимо также учитывать, что положения ч. 3 ст. 30.1 КоАП не могут толковаться таким образом, как исключающие право юридических лиц, индивидуальных предпринимателей обжаловать в вышестоящий в порядке подчиненности орган или должностному лицу постановление о привлечении к административной ответственности.

См.: п. 11 Постановления Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (ред. от 10.11.2011).

Истечение 10-дневного срока, исчисляемого с момента получения копии постановления об административном правонарушении, не может являться препятствием для дальнейшего обжалования постановления в судебном порядке, так как заявление подано в суд в течение 10 дней с момента вынесения решения вышестоящим органом.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 05.10.2004 N 5772/04.

Часть 2 ст. 208 АПК РФ предусматривает возможность восстановления арбитражным судом пропущенного обществом 10-дневного срока на обжалование постановления инспекции, что гарантирует заявителю судебную защиту прав, нарушенных в административном порядке. Отказ в восстановлении пропущенного срока в данном случае должен влечь такие же последствия, как и при отказе в восстановлении срока, предусмотренного ч. 4 ст. 198 АПК РФ, т.е. может быть основанием отказа в удовлетворении заявленного требования.

См.: Постановление Президиума ВАС РФ от 31.01.2006 N 9316/05.

3. В силу ч. 4 ст. 208 АПК РФ (ч. 5 ст. 30.2 КоАП) не облагается государственной пошлиной заявление об оспаривании решения административного органа о привлечении к административной ответственности. При подаче такого заявления не применяются положения подп. 3 п. 2 ст. 4 Закона РФ «О государственной пошлине».

См.: п. 13 Постановления Пленума ВАС РФ от 27.01.2003 N 2 «О некоторых вопросах, связанных с введением в действие Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях» (ред. от 10.11.2011).