Срок кассационного обжалования по уголовному делу

В какие сроки можно подать кассационую жалобу

Каждое противоправное деяние должно наказываться государством, а лицо, его совершившее, отвечать за свои поступки. Какое назначено наказание обычно излагается в приговоре суда, обжалование которого должно носить крайне существенные причины для его пересмотра.

Довольно редко, но все же бывают случаи предвзятого отношения судебной власти к конкретным лицам, находящимся на скамье подсудимых, а так как суд должен быть беспристрастным, то первоначальное решение дозволено обжаловать абсолютно любому заинтересованному лицу. Более того, срок кассационного обжалования УПК и вовсе не ограничивается временными рамками.

Подробнее о порядке обжалования приговора суда читайте в этой статье https://lexconsult.online/8433-kak-obzhalovat-prigovor
Кассационная жалоба, поданная на вынесенное решение судебного органа по уголовному делу, — это протест, высказанный против приговора суда первой инстанции, равно как и на любое решение апелляционной инстанции, подающийся в суд, к исключительной компетенции которого относится ведение процесса в кассационном порядке.

Правом подачи протеста в кассацию обладают:

  • лицо, осужденное или оправданное по приговору;
  • лица, к которым в принудительном порядке применялось лечение от наркомании, алкоголизма и других заболеваний;
  • защитник, государственный обвинитель, прокурор;
  • потерпевший, законный представитель потерпевшего.

Срок подачи кассационной жалобы

Срок подачи кассационной жалобы по уголовному делу, как и другие сроки, предусмотренные УПК, в 2010 и в 2012 годах претерпели существенные изменения.

По состоянию на сегодняшний день сроки кассационного обжалования по уголовному делу никак не ограничены, т.е. обжаловать вступившее в законную силу судебное решение можно в любое время с момента утверждения приговора, но только по основаниям нарушения законности, вынесения несправедливого решения, нарушения прав и законодательно закрепленных интересов граждан.

До недавнего времени срок подачи жалобы был ограничен одним годом с момента вступления приговора в силу, но даже пропущенный срок в последующем мог быть восстановлен при наличии определенных уважительных причин:

  • тяжелая болезнь;
  • признание недееспособным;
  • иная причина, признанная судом уважительной.

Срок рассмотрения кассационной жалобы

Срок рассмотрения кассационной жалобы по уголовному делу установлен УПК РФ и он разнится в зависимости от того, какой инстанцией будет рассмотрено кассационное обращение.

Так, суды кассационной инстанции (исключение из общего правила составляет лишь Верховный суд) вправе изучать и совершать действия, направленные на принятие единственно верного и законного решения по обращению в кассацию, в течение следующего времени:

  1. Один месяц с момента поступления обращения в случае, когда в кассации еще не имеется уголовного дела;
  2. Два месяца с момента поступления обращения, если дело еще не получено кассационной инстанцией (за вычетом времени с момента направления соответствующего запроса до момента прибытия томов в адрес запрашиваемой стороны).

Для Верховного суда РФ законом установлены более лояльные сроки, позволяющие изучать дела дольше обычного. Скорее всего, законодатель пошел по такому пути в связи с тем, что дела, поступающие в эту структуру, более сложные и трудоемкие. Для Президиума Верховного суда законом установлены следующие сроки вынесения решений по кассационным обращениям:

  1. Два месяца если материалы обжалуемого дела не истребовано;
  2. Три месяца, если дело истребовано (за исключением времени, проходящего от направления запроса на истребование до момента поступления сопроводительного письма о направлении затребованного дела в адрес кассационной инстанции).

Разграничивает компетенцию судов, занимающихся рассмотрением кассационных обращений, действующая редакция Уголовно-процессуального кодекса РФ, в частности его статья 401.3 УПК РФ, где четко регламентирован порядок подачи жалоб в тот или иной уровень. Так, в Президиум Верховного суда автономных регионов, республик, городов федерального значения и остальных приравненных к ним судов кассационные прошения могут быть поданы только в случае рассмотрения дела этим же органом в качестве суда первой инстанции.

Верховный суд РФ (точнее, его судебная коллегия) уполномочен вновь рассматривать в порядке надзора решения, принятые судами краевого значения, областных судов, городов федерального значения, приговора верховного суда республики и некоторых других судебных органов более высокого уровня.

По истечению срока, отведенного законом на рассмотрение доводов, изложенных в кассационной жалобе по уголовному делу, должно быть принято одно из решений, указанных в списке:

  • полное удовлетворение;
  • частичное удовлетворение;
  • отказ в удовлетворении требований.

На основании этого возможны следующие варианты развития событий:

Обратите внимание Срок подачи апелляционной жалобы по уголовному делу в суде первой инстанции — 10 дней, а срок ее рассмотрения — 15 суток. Однако, это верно для районных судов. Так, если дело ведется в краевом или Верховном суде, сроки рассомтрения увеличиваются.

  1. Оставление решения в первоначальном виде без каких-либо поправок и изменений.
  2. Прекращение производства по материалам.
  3. Направление уголовного дела на повторное рассмотрение в суд, вынесший первоначальное решение.
  4. Если была апелляция, то отмена последнего решения и направление дела на новое апелляционное рассмотрение.
  5. Отмена кассации и направление дела в кассацию на повторное его рассмотрение.
  6. Самостоятельное корректирование текста приговора.

После вынесения решения у секретарей суда есть всего семь дней на то, чтобы направить его в суд, выносивший первоначальный приговор, а также заинтересованным в исходе дела лицам.

К подаче кассационной жалобы следует тщательно подготавливаться, так как решение кассационного суда окончательно и обжалованию по тем же основаниям и в той же части не подлежит.

В соответствии с Таможенным кодексом Таможенного союза, Федеральным законом от 27.11.2010 № 311-ФЗ «О таможенном регулировании в Российской Федерации», Административным регламентом Федеральной таможенной службы по исполнению государственной функции по ведению таможенного реестра объектов интеллектуальной собственности, утвержденным приказом ФТС России от 13.08.2009 № 1488 (зарегистрирован Минюстом России 14.12.2009, рег. № 15592), Управление торговых ограничений, валютного и экспортного контроля ФТС России уведомляет, что на основании обращения правообладателя товарные знаки, указанные в приложении, включены в таможенный реестр объектов интеллектуальной собственности.

В случае выявления товаров, обладающих признаками контрафактных, при проведении таможенного контроля и совершении таможенных операций с товарами надлежит принимать меры и проводить мероприятия, предусмотренные законодательством Таможенного союза и законодательством Российской Федерации.

Прошу довести содержание настоящего письма до сведения подчиненных таможенных органов и заинтересованных лиц.

Приложение: на 5 л. в 1 экз.

Начальник Управления торговых ограничений, валютного и экспертного контроля генерал-майор таможенной службы П.А. Баклаков

Приложение
к письму Федеральной таможенной службы
от 18 июля 2012 г. № 14-42/36056

1. Объект интеллектуальной собственности:

1.1. Товарный знак:

См. графический объект

“Товарные знаки компании “Apple Inc.”

См. графический объект

“Товарные знаки компании “Apple Inc.” (продолжение 1)

См. графический объект

“Товарные знаки компании “Apple Inc.” (продолжение 2)

1.2. Регистрационный номер по таможенному реестру объектов интеллектуальной собственности:

См. графический объект

“Регистрационный номер по таможенному реестру объектов интеллектуальной собственности”

См. графический объект

“Регистрационный номер по таможенному реестру объектов интеллектуальной собственности” (продолжение)

2. Правообладатель:

Аррlе Iпс. (Эппл Инк.:-) — 1 Инфинит Луп, Купертино, Калифорния 95014, США (1 Infinite Loop Cupertino, СА 95014, USA).

3. Лицензиаты/уполномоченные импортеры:

3.1. Лицензиаты: нет.

3.2. Уполномоченные импортеры:

1. ООО «ДИХАУС» ИНН 7709751313

Адрес: 117105, РФ, Москва, Новоданиловская наб., д. 4а

2. ООО «Марко» ИНН 7716540659

Адрес: 129327, РФ, Москва, ул. Менжинского, д. 9

3. ОАО «МегаФон» ИНН 7812014560

Адрес: 115035, РФ, Москва, Кадашевская наб., д. 30

4. ОАО «Мобильные ТелеСистемы» ИНН 7740000076

Адрес: 109147, РФ, Москва, ул. Марксистская, д. 4

5. ОАО «Вымпелком» ИНН 7713076301

Адрес: 127083, РФ, Москва, ул. Восьмого Марта, дом 10, стр. 14

6. ООО «Эйд» ИНН 7717631436

Адрес: 129301, РФ, Москва, ул. Космонавтов, дом 18, стр. 3

4. Срок принятия мер, связанных с приостановлением выпуска: 15.05.2013 г.

5. Реквизиты представителя правообладателя (контактные лица):

Международная юридическая фирма «Бейкер и Макензи-Си-Ай-Эс. Лимитед»

Адрес: Долгоруковская ул., 7, Садовая плаза, 11 этаж, г. Москва, 127006

тел.: (495) 787-27-00, факс: 787-27-01

Контактные лица — Хабаров Денис Иванович, Ермолина Дарья Евгеньевна

6. Дополнительная информация:

6.1. Товарные позиции в соответствии с ТН ВЭД ТС, по которым могут классифицироваться товары,обладающие признаками контрафактных:

См. графический объект

“Товарные позиции в соответствии с ТН ВЭД ТС, по которым могут классифицироваться товары,обладающие признаками контрафактных”

* Классификация товара приведена в справочных целях.

Принцип публичности и диспозитивности

⇐ ПредыдущаяСтр 14 из 76

Принцип публичности (ст. 21 УПК РФ).Сущность этого принципа заключается в обязанности стороны обвинения осуществлять уголовное преследование при обнаружении признаков преступления независимо от волеизъявления других участников процесса.

В соответствии с этим принципом

а) уголовное преследование от имени государства по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения осуществляют прокурор, а также следователь и дознаватель;

б) прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель при обнаружении деяния с признаками преступления обязаны принять предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по установлению события преступления и уголовному преследованию (изобличению) лица или лиц, виновных в его совершении;

в) уголовное преследование от имени государства по делам частного или частно-публичного обвинения в случаях, предусмотренных ч. 4 ст. 20 УПК РФ, осуществляют следователь, а также дознаватель с согласия прокурора независимо от волеизъявления потер-певшего или его законного представителя;

г)требования, поручения и запросы должностных лиц органов, осуществляющих предварительное расследование (досудебное производство), обязательны для исполнения всеми учреждениями, предприятиями, организациями, должностными лицами и гражданами.

Принцип диспозитивности в уголовном судопроизводстве можно определить как зависимость движения дела (его возбуждение, формулирование обвинения, возможность примирения, отказа от поддержания обвинения и др.) от волеизъявления сторон. Построение уголовного процесса на диспозитивных началах предполагает наделение сторон правами, предопределяющими возникновение, движение и окончание процесса, т.е. возможностью совершать распорядительные действия, от которых зависит юридическая судьба дела. В частности, принцип диспозитивности предполагает, что государство не должно вмешиваться в конфликт между частными лицами, если он не нарушает общественных или государственных интересов. Потерпевший в таких случаях, сознавая возможность судебной защиты своих прав, сам решает вопрос о необходимости обращения в суд либо о прекращении судопроизводства на любой стадии процесса. Отсюда наиболее последовательно принцип диспозитивности реализуется в производстве по делам частного обвинения.

Однако институтом производства по делам частного обвинения данный принцип не ограничен. Поскольку Конституция и УПК признали приоритетными именно интересы личности, то уголовный процесс может и должен существовать, прежде всего, ради интересов пострадавшего от преступления лица, а не безликого государственного интереса. Преступное деяние, причинившее вред личности, всегда должно влечь признание за потерпевшим правового статуса частного обвинителя в уголовном процессе, в том числе и по делам частно-публичного и публичного обвинения, с тем, чтобы он мог полноценно, как равноправный участник процесса выражать в нем свою волю. Тем не менее, становится или не становиться обвинителем – это право, а не обязанность потерпевшего, он должен иметь возможность в любой момент отказаться от поддержания обвинения. Прекратится процесс или нет в данном случае, зависит только от того, участвует ли в нем государственный обвинитель. Продолжение процесса с участием только государственного обвинителя не противоречит диспозитивности, ибо оно обусловлено тем, что прокурор представляет публичные интересы, и необходимость их защиты выступает предпосылкой к продолжению процесса.

Принцип диспозитивности не сводится к частному началу в уголовном процессе. Здесь важно четко отграничивать одно понятие от другого, не допуская путаницы в терминологии. Так, Седаш Е.А. считает что «частное начало можно определить через свободу участников уголовного процесса распоряжаться своими правами, но это будет всего лишь определенная часть диспозитивности. Хотя диспозитивность и частное начало и обладают некоторой схожестью, их различие очевидно. И состоит оно в назначении и пределах действия этих начал. Если диспозитивность представляет собой основу организации всего гражданского процесса, то частное начало в уголовном судопроизводстве — это всего лишь элемент организации уголовно-процессуальной деятельности, представляющей по своей сути дополнение к принципу публичности». Данное суждение представляется нам недостаточно обоснованным по следующим причинам. Частное начало уголовного судопроизводства – это возможность защиты в процессе частных интересов, т.е. интересов физических и юридических лиц (потерпевшего, гражданского истца и ответчика, обвиняемого), а не свобода участников распоряжаться своими процессуальными правами.

Формой проявления диспозитивности в уголовном судопроизводстве является закрепленное в законе или вытекающее из смысла закона диспозитивное право участника уголовного процесса или иного лица, отстаивающего (защищающего, представляющего) в уголовном деле личный интерес. Уточним, что не реализацию участником уголовного процесса диспозитивного права при производстве по конкретному уголовному делу, а само существование (закрепление в законе) такого права следует считать формой проявления диспозитивности.

Не все процессуальные права, предоставляемые законом участникам уголовного процесса, отстаивающим (защищающим, представляющим) в уголовном деле личный интерес, являются диспозитивными.

Для диспозитивных прав характерен ряд черт.

Во-первых, право является диспозитивным только в том случае, если ему соответствует безусловная обязанность должностного лица совершить определенные действия (воздержаться от их совершения).

Надо отметить, что обязанность эта в стадии досудебного производства может быть возложена не только на должностное лицо, осуществляющее предварительное расследование, но и на органы, осуществляющие надзорные и контрольные функции: прокурора и суд.

Во-вторых, диспозитивные права реализуются в целях отстаивания (защиты, представительства) участниками уголовного процесса личных интересов. Из этого следует, что к диспозитивным не могут быть отнесены права, реализация которых является публичной обязанностью участника уголовного процесса.

Некоторые ученые придерживаются мнения, что законные интересы отдельного человека и есть публичный интерес. Более правильной представляется позиция В. С. Шадрина, по мнению которого законный интерес личности не нуждается в присвоении ему титула публичного.

Он сам по себе представляет ценность, которая в любом случае должна рассматриваться как отнюдь не меньшая, чем ценность общественного интереса.

В-третьих, к диспозитивным относятся только те права, реализация которых оказывает значительное влияние на производство по уголовному делу.

Для отечественной науки уголовного процесса уже в советский период было характерно выделение материальной и процессуальной (формальной) диспозитивности, хотя эти термины применительно к уголовному судопроизводству практически не употреблялись. Так, например, М. С. Строгович, А. Л. Цыпкин различали свободу распоряжения предметом уголовного преследования (обвинением) и свободу распоряжения процессуальными средствами для отстаивания своих интересов и защиты прав.

Материальную диспозитивность составляет право распоряжения предметом уголовного процесса — обвинением (или право распоряжения уголовным иском). О наделении лица правом распоряжения уголовным иском можно говорить лишь тогда, когда ему принадлежат полномочия возбуждать уголовное преследование, формулировать и изменять обвинительный тезис, а также отказаться от обвинения.

Материальная диспозитивность в уголовном процессе выражается также в возможности распоряжения спорным материальным правом при производстве по гражданскому иску в уголовном деле.

Действие процессуальной диспозитивности связано с предоставлением участникам уголовного судопроизводства и иным заинтересованным лицам для отстаивания (защиты, представительства) личных интересов процессуальных прав, реализация которых не связана с распоряжением предметом уголовного процесса, но оказывает значительное влияние на производство по уголовному делу.

Для участников уголовного процесса, выступающих на стороне обвинения или защиты, процессуальная диспозитивность — это прежде всего возможность, используя свои процессуальные права, отстаивать свою позицию по уголовному делу, эффективно осуществлять уголовно-процессуальную функцию. В. А. Рязановский писал: «…если стороне в процессе принадлежит распоряжение самим субъективным правом — ей должно принадлежать и распоряжение процессуальными средствами борьбы для защиты этого права: приводить доказательства или не приводить их, обжаловать решение суда или нет и т. п. (формальная диспозитивность)»10 . Для свидетелей процессуальная диспозитивность выражается в свободе распоряжения предоставленными им в целях защиты личных интересов процессуальными правами (например, в праве в предусмотренных законом случаях воспользоваться свидетельским иммунитетом, явиться на допрос с адвокатом и т. д.).

Говоря о значении диспозитивности в уголовном судопроизводстве, следует отметить, что в советской Правосудие и судебная практика науке уголовно-процессуального права преобладало мнение, согласно которому отдельные черты диспозитивности, проявляющиеся в уголовном процессе, не достигают такой зрелости, чтобы приобрести статус принципа. Вместе с тем М. С. Строгович отмечал, что в уголовном процессе имеет применение именно принцип диспозитивности, хотя его и нельзя признать основным принципом уголовного процесса.