Способы собирания доказательств в уголовном процессе

Способы собирания доказательств в уголовном процессе

Следственные действия

Уголовно-процессуальный закон неоднократно упоминал о собирании доказательств, дает самую общую нормативную характеристику способов осуществления этой деятельности. Ст. 86 УПК устанавливает: «дознаватель, следователь, орган дознания и суд вправе по находящимся в их производстве делам собирать доказательства путем производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных УПК РФ.

Доказательства могут быть представлены подозреваемым, обвиняемым, защитником, а также потерпевшим, гражданским истцом, гражданским ответчиком и их представителями.

Таким образом, способами собирания доказательств закон считает:

  • — процессуальные:
    • 1. Производство следственных действий;
  • — непроцессуальные:
    • а) предусмотренные УПК:
      • 2. Требование о передаче документов и материалов (ч. 2 ст. 144 УПК РФ);
      • 3. Проверка сообщений о преступлении (ч. 1 ст. 144 УПК РФ);
      • 4. Составление протокола устного заявления о преступлении (ст. 141 УПК РФ);
      • 5. Составление протокола явки с повинной (ст. 142 УПК РФ);
      • 6. Истребование документов (ст. 286 УПК РФ)
  • б) непредусмотренные УПК:
    • 7. Гласные оперативно-розыскные мероприятия;
    • 8. Гласные розыскные действия;
    • 9. Судебно-медицинское освидетельствование;
    • 10. Освидетельствование лиц, подозреваемых в совершении административного правонарушения, по поводу наличия в организме алкоголя или наркотических средств (п. 19 ст. 11 Закона РФ «О милиции»);
    • 11. Исследование веществ и объектов;
    • 12. Административное изъятие (ст. 27.1, 27.10 КоАП РФ);
    • 13. Досмотр (ст. 27.1, 27.7, 27.9 КоАП РФ);
    • 14. Осмотр принадлежащих юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю помещений, территорий и находящихся там вещей и документов (ст. 27. 1,27.8 КоАП РФ);
    • 15. Акт добровольной сдачи наркотического средства, психотропного вещества, оружия, боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств (ст. 222, 223, 228 УК РФ).

Столь обобщенная правовая характеристика выдвигает в качестве научной задачи исследование вопроса об особенностях каждого из этих способов, и служит указанием источников, из которых получена доказательственная информация, а также о том, в какой мере они оказываются применимыми на отдельных стадиях процесса.

Несмотря на то, что термин «следственные действия» многократно упоминается в уголовно-процессуальном законе, содержание его не разъясняется. Неудивительно, что в правовой науке по этому вопросу высказываются весьма различные суждения.

На первый взгляд, следственными можно считать все многообразные действия, совершаемые следователем на основе закона и в целях разрешения стоящих перед ним задач. Однако при ближайшем рассмотрении такое представление требует ограничения. Прежде всего, из него необходимо исключить розыскные действия, возможность проведения которых, наряду со следственными, прямо предусмотрены законом.

Осуществляя свои функции, следователь предпринимает различные меры организационно-технического порядка. Это составление плана расследования, взаимный обмен информацией с оперативными работниками, и многие другие. Хотя такие действия и основаны, в конечном счете, на положениях закона, они им непосредственно не регулируются и поэтому также не входят в число следственных.

Однако причисление к следственным только регламентированных уголовно-процессуальным законом действий, не вносит ясности в рассматриваемый вопрос. Из сопоставления ряда норм видно, что данному термину законодатель придает различный смысл. В одних случаях под следственными действиями понимают все без исключения процессуально значимые акты поведения следователя. Соответственно этому многие ученые считают следственными лишь действия по собиранию доказательств, все же иные предусмотренные законом акты поведения следователя предпочитают именовать процессуальными.

Определяя объем понятия «следственное действие» целесообразно исходить не из субъекта, а из задач процессуальной деятельности, осуществляемой посредством этих действий. Указанная деятельность представляет собой исследование явлений действительности в целях формирования доказательств, т.е. носит познавательный характер. Поэтому правомерно именовать следственными любые действия управомоченного органа государства, носящие познавательный характер, т.е. направленные на собирание и проверку доказательств и осуществляемые в особой процессуальной форме.

Следственное действие — это разновидность процессуальных действий, выделяемая из общей их массы с учетом специфических познавательных задач.

Анализ способов собирания доказательств в стадиях возбуждения уголовного дела и предварительного расследования, сравнение результатов, полученных при их проведении, приводят к следующим выводам:

1) Получение управомоченными органами государства фактических данных в стадии возбуждения уголовного дела сопровождается в ряде случаев преобразованием информации в целях ее сохранения и использования, т.е. обладает существенными чертами собирания доказательств.

В стадии предварительного расследования наиболее эффективными способами собирания доказательств являются следственные действия. Следует отнести к следственным только процессуальные действия управомоченного государственного органа, направленные на собирание доказательств.

И.Е. Быховский в определении следственного действия акцентирует внимание на том, что это — вид деятельности следователя, состоящей в обнаружении, исследовании, фиксации и изучение доказательств, осуществляемой со специальной процедурой. Однако и он не указывает, каким образом эта деятельность приводит к появлению доказательства. Между тем, преобразование «доказательств — следов» в доказательства в процессуальном смысле этого слова является важнейшей функцией следственного действия.

Наблюдение, расспрос и другие методы познания применяются в форме установленной уголовно-процессуальным законом. Это превращает их в операции поискового, познавательного и удостоверительного характера, с помощью которых следователь выявляет и отображает информацию, заключенную в следах события. В структуре следственного действия отдельные методы познания могут выступать одновременно как поисковые и познавательные операции (наблюдение, сравнение, измерение, эксперимент) или как познавательные и удостоверительные операции (измерение, описание, моделирование), выполняемые по определенным правилам следователем.

«Специализация» отдельных операций, входящих в структуру следственного действия, приводит к тому, что и каждое следственное действие в целом также имеет строго определенную его целью сферу применения. Каждое следственное действие приспособлено к отображению не любых, а лишь определенных следов события; в рамках одного следственного действия с применением входящих в него операций не может быть достигнута цель, стоящая перед другим следственным действием.

Для правильного понимания структуры следственного действия важно подчеркнуть, что составляющие его элементы образуют систему — упорядоченный и неповторимый комплекс.

Именно в силу этого семь «фактофиксирующих» операций — наблюдение, расспрос, сравнение, измерение, эксперимент, моделирование и описание — различными своими сочетаниями образуют значительно большее число самостоятельных следственных действий. Даже те следственные действия, которые имеют в своей основе одни и те же операции, отличаются друг от друга спецификой связи между ними, обусловленной разным удельным весом той или иной операции, а также особенностями правовой формы использования одного и того же метода.

Традиционно под следственными понимают познавательные действия, состоящие в том, что они на основе непосредственного восприятия следов события, отображают, запечатлевают содержащиеся в них фактические данные.

С учетом сказанного следственное действие можно определить как комплекс регламентированных уголовно-процессуальным законом и осуществляемых следователем (судом) поисковых, познавательных и удостоверительных операций, соответствующих особенностям следов определенного вида и приспособленных к эффективному отысканию, восприятию и закреплению содержащийся в них доказательственной информации.

Следственное действие — это сложный акт применения уголовно-процессуального права следователем или судом, состоящий из:

анализа ситуации, сопоставления ее с нормативными предписаниями и принятия решения об извлечении искомых фактических данных;

выполнения решения путем осуществления поисковых и познавательных операций, побуждения привлеченных лиц к исполнению своих обязанностей, создания для этого, а также для реорганизации прав указанных лиц, необходимых условий;

принятия промежуточных решений в целях эффектного управления ходом познавательной деятельности;

отражения в материалах дела ее хода и результатов.

Иные процессуальные способы собирания доказательств

Ст. 86 УПК предусматривает возможность истребования предметов и документов следователем и судом, представления доказательств участниками процесса, должностными лицами и гражданами, но не определяет процедуры применения данных приемов.

В процессуальной литературе неоднократно отмечалась необходимость устранения этого недостатка. Такая мера была бы полезной с разных точек зрения. Более широкое использование приема истребования доказательств в ряде случаев сделает ненужным проведение выемки — действия, затрагивающие неприкосновенность жилища и сопряженного с немалыми затратами труда. В материалах дела получат более точное отражение сведений о том, откуда и по чьему волеизъявлению появилось доказательство: было ли оно истребовано следователем или представлено по инициативе владельца. Это обстоятельство имеет важное значение для оценки допустимости доказательства, ибо случаи, когда невозможно прояснить происхождение субъекта, не столь уж редки на практике. Кроме того, создаются условия для предотвращения возможности нефиксируемого изъятия предметов и документов «на всякий случай», т.е. при отсутствии достаточных оснований. Наконец, удостоверение факта представления предмета или документа и их индивидуальных признаков послужит гарантией фактической реализации прав обвиняемого, потерпевшего и других лиц на участие в доказывании, будет способствовать предотвращению утраты доказательственных материалов (ибо подобные явления, хотя и в редких случаях, все же наблюдаются на практике).

Так, судом Железнодорожного района г. Воронежа рассматривалось уголовное дело №1-128 по обвинению Проскурина С.П. и Ильичева В.И. по ст. 158 ч. 2 УК РФ. Проскурин и Ильичев путем выбивания входной двери проникли в квартиру гр. Никитина С.Н., откуда похитили принадлежащий ему телевизор. Обвиняемые свою вину не признали, ссылаясь на то, что телевизор принадлежал Проскурину и был оставлен у Никитина в залог. Ими был представлен также паспорт к телевизору, который, по словам Никитина, был украден вместе с телевизором. В качестве доказательства принадлежности телевизора Никитину в деле фигурировал товарный чек, который был представлен потерпевшим. Однако данный документ в надлежащем процессуальном порядке не был оформлен следователем: не произведены выемка, приобретение в качестве вещественного доказательства и осмотр вещественного доказательства. В результате данный документ не был признан вещественным доказательством, а уголовное дело прямо направлено на доследование.

Истребование доказательств — это такой прием доказывания, который соответствует познавательной ситуации на любом этапе производства по делу и поэтому находит применение на каждой стадии процесса.

Специфическим приемом доказывания является принятие доказательств, представленных гражданами и организациями. В этом случае предмет или документ появляется в поле зрения следователя по инициативе лиц, им обладающих.

Обвиняемый, защитник, потерпевший, гражданский истец и гражданский ответчик, заявляя ходатайства о приобщении доказательств, реализуют одно из правомочий на участие в доказывании.

В каждом из этих случаев возникает обязанность следователя зафиксировать и рассмотреть имеющую правовое значение просьбу об исследовании объекта, изучить представленный объект, принять обоснованное решение о приобщении его к делу либо о возвращении обладателю.

Оба приема получения доказательств обладая общими чертами существенно различаются между собой. Истребование предметов и документов следователем есть активный акт познания, порождающий правовую обязанность соответствующих граждан и должностных лиц; представление доказательства происходит по инициативе последних, т.е. не обусловлено требованием следователя.

Различия между истребованием и представлением доказательств, обусловлены тем, что в первом случае инициатива в пополнении доказательственного материала исходит от следователя (суда), а во втором — от лица, обладающего доказательством. Общим для этих случаев является то, что доказательства представляются управомоченному государственному органу. Структура и наиболее целесообразная форма осуществления этих приемов подвергалась в процессуальной литературе достаточно широкому обсуждению. Обобщая высказанные при этом соображения, можно охарактеризовать процессуальную деятельность по истребованию доказательств в виде совокупности операций, а другие — лицо, обладающее доказательственным материалом. Истребование доказательств охватывает собой:

направление требования лицу или организации;

доставление истребуемого объекта, отражение этого факта и индивидуальных признаков объекта в материальном деле;

приобщение доказательства к делу.

Представление доказательств включает:

  • 1) доставление следователю (суду) участником процесса, должностным лицом предприятия, учреждения, организации, а также любым гражданином предмета или документа с ходатайством или заявлением о приобщении объекта к делу;
  • 2) отражение факта представления, обстоятельств обнаружения и индивидуальных признаков объекта в материалах дела;

рассмотрение ходатайства и принятие решения о приобщении доказательства либо о возврате объекта лицу, его представившему.

Рассмотрим теперь, в какой процессуальной форме могут быть реализованы указанные операции, уделяя при этом особое внимание предложениям, носящим дискуссионный характер.

Следует согласится с суждениями и тех авторов, которые считают, что требование о представлении предметов и документов должно быть обличено в письменную форму. Этим не только предотвращается получение ненадлежащего объекта, но и обеспечиваются интересы предприятий и организаций, т.к. представление предмета или документа по устному запросу не оставило бы следов в организации делопроизводства предприятия порождая неясность в вопросе о том, куда делся соответствующий документ. Необходимость составления письменного запроса послужит препятствием и для неправомерного истребования предметов и документов, в т.ч. и в случаях, когда фактически произведенная выемка маскируется так называемой «добровольной выдачей». Наконец, наличие в деле письменного запроса объясняет пути появления доказательства в деле.

Исследование уголовных дел, проведенные в суде Заднепровского района г. Смоленска показало, что в первую очередь истребуют документы, свидетельствующие о наличии судимости, характеристики, документы подтверждающие стоимость имущества.

Находящиеся в деле документы приобщены без соблюдения какого-либо процессуального порядка: так, характеристики просто подшиты в дело. Поэтому не всегда ясно, как они туда попали: были истребованы или представлены.

При приобщении к делу документов, свидетельствующих о наличии судимости, сведения фиксируются на бланке запроса.

Как правило, в деле характеризующие данные подшиваются в конце.

Обязательным элементом истребования или представления доказательств должно стать удостоверение факта представления соответствующего объекта и отражение его особенностей. Наилучшей формой для этого послужит протокол, т.е. акт, фиксирующий в соответствии с требованиями закона место и дату производства процессуального действия, его содержание, время начала и окончания, круг лиц, принимающих участие в его производстве, применения этого приема доказывания.

Предусмотренные законом приемы получения доказательств: истребование предметов или документов, принятие доказательств, представленных участниками процесса, гражданами и должностными лицами, не являются разновидностями осмотра, обыска, выемки или других следственных действий. Каждый из этих приемов — самостоятельный способ получения доказательств.

Все эти способы должны получить достаточную правовую регламентацию.

День юриста в России 

День юриста – профессиональный праздник адвокатов, судей, правозащитников, следователей, прокуроров, нотариусов, юрисконсультантов. К ним присоединяются их друзья, близкие люди, члены семьи. Праздник также считают своим преподаватели, студенты, выпускники юридических учебных заведений.

В России в 2020 году праздник отмечается 3 декабря и проходит на официальном уровне 13-й раз.

Значение: праздник приурочен к принятию 3.12.1864 законов и уставов суда, ставших основой судебной реформы.

В этот день проходят торжественные чествования. Традиционно вручается премия «Юрист года».

История праздника

3 декабря было профессиональным праздником юристов в Российской империи до Октябрьской революции. После 1917 года традиция чествования правоведов утратилась. Она восстановилась в 2008 году.

Инициатором возобновления праздника выступила Московская областная Дума. Ее депутаты обратились с предложением в Ассоциацию юристов России. До этого в стране отмечались лишь праздничные дни отдельных категорий юристов: День работника прокуратуры, День специалиста юридической службы. Единого праздника в честь всех правоведов не существовало. 29 января 2008 года инициативу депутатов Думы поддержал заместитель председательства правительства России Д. Медведев. 4 февраля 2008 г. Президент Российской Федерации В. Путин издал Указ № 130, который учредил День юриста.

Дата праздника приурочена к принятию 3 декабря 1864 г. в Российской империи законов и уставов суда, которые стали основой судебной реформы.

Традиции праздника

В этот праздник высшие чины законодательной, исполнительной и других ветвей власти направляют официальные поздравления своим коллегам. Лучшие студенты-юристы получают почетные грамоты. Устраиваются презентации книг по праву.

Выдающихся деятелей в области права награждают престижной премией «Юрист года». Вручать награду инициировала Ассоциация юристов России. После окончания Торжественной церемонии проводится праздничный вечер.

Задание на день

Посмотрите фильм или прочтите книгу об истории становления юридической службы в РФ.

Интересные факты

  • Многие юридические термины пришли из времен античности. Например, слово «прокурор» с латинского переводится как «человек, заботящийся о чем-либо», а «юрист» — «право».
  • Такие известные личности, как Владимир Ленин, Махатма Ганди, Фидель Кастро, Петр Чайковский, Шарль Перро, Оноре де Бальзак имели юридическое образование.
  • Начало юридической ответственности было положено в Вавилоне. Царь
    Хаммурапи издал юридический документ Свод Законов.
  • Около 70% вакансий на рынке труда относятся к юридической или экономической сфере.
  • Наиболее широким профессиональным словарем располагают юристы, священники и врачи. В их лексиконе насчитывается более 15000 слов.
  • Британское футурологическое общество выдвинуло предположение, что к 2030 году юрист виртуального права станет наиболее востребованной профессией.

Тосты

«Поздравляю всех юристов в России, с профессиональным праздником! Желаю, чтобы жизнь всегда была повернута к Вам своей светлой и безопасной стороной! Крепкого здоровья, терпения и выдержки, сил и энергии, вдохновения и удачи. Желаю много выигранных дел, внутреннего удовлетворения своим трудом, достатка и благополучия»!

«Сегодня мы всей Россией отмечаем День юриста. Это замечательный праздник, восхваляющий всех те людей, кто выбрал для себя эту нелегкую профессию. Дорогие друзья, мы поздравляем вас с этим праздником и желаем успехов в работе и карьерного роста. Пусть все законы мира будут подвластны только вам».

«Красноречив и образован, умен и честен – это портрет идеального юриста, и сегодня мы имеем честь поздравить его с профессиональным праздником! Пусть в твоей работе царит порядок и корректность, а в личной жизни – всегда доля веселья, азарта и море благополучия»!

Подарки

Дизайнерская ручка. Дизайнерская ручка с именной гравировкой послужит отличным презентом юристу к его профессиональному празднику. Этот аксессуар он будет использовать в ежедневной работе, а также он станет неотъемлемой частью делового стиля.

Портфель. Вместительный кожаный портфель станет практичным и стильным презентом для человека юридической специальности. Он позволит удобно переносить и иметь под рукой необходимые документы.

Подарочный сертификат. Юристы – представители эмоционально напряженной сферы труда, поэтому они оценят презент, который позволит расслабиться и выплеснуть адреналин. С этой целью можно преподнести подарочный сертификат на сеанс экзотического массажа, прогулку на лошадях, прыжок с парашютом или пилотирование самолета.

Конкурсы

Удержи удачу
В конкурсе может принимать участие 5-10 человек. Конкурсанты становятся в линию. Ведущий дает первому участнику надутый воздушный шар. Задача игроков – удерживать и передавать друг другу шар, без помощи рук. Тот, кто не смог его удержать, выбывает из конкурса. Побеждает последний оставшийся участник.

Один день нашей работы
В конкурсе принимают участие две команды по 5 человек. Задача игроков придумать и продемонстрировать миниатюру на тему «Один день нашей работы». Побеждает команда, участники которой покажут лучшую актерскую игру и постановку.

Командное чувство
В конкурсе участвуют две команды с равным количеством участников. Всем игрокам надеваются плотные повязки. Ведущий каждому шепотом сообщает его место в линии. Не произнося слов, конкурсанты должны выстроиться, согласно указанным номерам. Та команда, которая быстрее справится с заданием, побеждает в конкурсе.

О профессии юриста

Юрист изучает и толкует правовые нормы, контролирует и обеспечивает законную деятельность организаций, учреждений, граждан. Такой специалист может устанавливать факты правонарушения, лиц, совершивших их, а также определять меры наказания за нарушение закона.

Карьера начинается после получения среднего или высшего юридического образования по специальности «Правоведение».

Юристы применяют свои знания во всех сферах жизни общества. Наиболее широко такие специалисты востребованы в правоохранительной деятельности. В экономической жизни общества они применяют свои знания в регулировании взаимоотношений между организациями и гражданами, решении их споров, связанных с финансами и ресурсами. В общественной сфере юристы обеспечивают социальную защиту, помогают решать вопросы, связанные с реализацией прав граждан. Важная сторона деятельности таких специалистов – законотворчество.

Этот праздник в других странах

В Беларуси День юриста проходит в первое воскресенье декабря. В Киргизии этот праздник отмечается в последнее воскресенье июня. В Украине – 8 октября. В Молдавии – 19 октября.

Похожие праздники в РФ

  • 12 января в России справляется День работника прокуратуры РФ.
  • 29 марта отмечается День специалиста юридической службы в Вооруженных Силах Российской Федерации.
  • 6 апреля празднуется День работника следственных органов.
  • 26 апреля проходит День нотариата.
  • На 31 мая приходится День российской адвокатуры.
  • 19 июля справляется День юридической службы МВД РФ.
  • 25 июля – День сотрудника органов следствия.
  • 1 ноября – День судебного пристава.

I. Первая ценовая категория
(для объемов покупки электрической энергии (мощности), учет
которых осуществляется в целом за расчетный период)
 

1. Конечная регулируемая цена

Уровень напряжения
ВН СН I СН II НН
Конечная регулируемая цена (рублей/МВт·ч, без НДС)

2. Средневзвешенная регулируемая цена на электрическую энергию (мощность), используемая для расчета конечных регулируемых цен для первой ценовой категории (рублей/МВт·ч, без НДС) ___________________. 3. Составляющие расчета средневзвешенной регулируемой цены на электрическую энергию (мощность), используемой для расчета конечных регулируемых цен для первой ценовой категории: а) средневзвешенная регулируемая цена на электрическую энергию на оптовом рынке (рублей/МВт·ч) _______________; б) средневзвешенная регулируемая цена на мощность на оптовом рынке (рублей/МВт) _______________; в) коэффициент оплаты мощности потребителями (покупателями), осуществляющими расчеты по первой ценовой категории (1/час) _______________; г) объем фактического пикового потребления гарантирующего поставщика (энергосбытовой, энергоснабжающей организации) на оптовом рынке (МВт) _______________; д) сумма величин мощности, оплачиваемой на розничном рынке потребителями (покупателями), осуществляющими расчеты по второй — шестой ценовым категориям (МВт) _______________, в том числе: по второй ценовой категории (МВт) _______________; по третьей ценовой категории (МВт) _______________; по четвертой ценовой категории (МВт) _______________; по пятой ценовой категории (МВт) _______________; по шестой ценовой категории (МВт) _______________; е) объем потребления мощности населением и приравненными к нему категориями потребителей (МВт) _______________; ж) фактический объем потребления электрической энергии гарантирующим поставщиком (энергосбытовой, энергоснабжающей организацией) на оптовом рынке (МВт·ч) _______________; з) сумма объемов потребления электрической энергии потребителями (покупателями), осуществляющими расчеты по второй — шестой ценовым категориям (МВт·ч) _______________, в том числе: по второй ценовой категории (МВт·ч) _______________; по третьей ценовой категории (МВт·ч) _______________; по четвертой ценовой категории (МВт·ч) _______________; по пятой ценовой категории (МВт·ч) _______________; по шестой ценовой категории (МВт·ч) _______________; и) объем потребления электрической энергии населением и приравненными к нему категориями потребителей (МВт·ч) _______________; к) величина изменения средневзвешенной регулируемой цены на электрическую энергию (мощность), связанная с учетом данных за предыдущие расчетные периоды (рублей/МВт·ч) <1> _______________; л) сумма объемов мощности за расчетный период (m) производителей электрической энергии на розничном рынке, учтенных в прогнозном балансе на период регулирования, по договорам купли-продажи (поставки) электрической энергии (мощности), заключенным с соответствующим гарантирующим поставщиком (МВт) _______________; м) сумма объемов электрической энергии за расчетный период (m) производителей электрической энергии на розничном рынке, учтенных в прогнозном балансе на период регулирования, по договорам купли-продажи (поставки) электрической энергии (мощности), заключенным с соответствующим гарантирующим поставщиком (МВт·ч) _______________.

Понятие международного частного права

1.2. Коллизия права и общий метод международного частного права

Коллизия права — явление многоаспектное. Коллизия (от латинского слова collisio — столкновение) в общем виде означает расхождение содержания (столкновение) разных норм права, относящихся к одному вопросу. В этом плане различают коллизию норм права, содержащихся в разновременно изданных законах; коллизию правовых норм, порождаемую иерархией законодательных актов (законы, подзаконные акты); коллизию, порождаемую федеративным устройством государства (например, федеральные законы и законы субъектов Российской Федерации). Все это примеры коллизий, возникающих между нормами внутреннего права одного государства. Их разрешение лежит в сфере конституционного и иных отраслей права соответствующего государства.

Вместе с тем коллизия права — это основополагающая категория международного частного права. Коллизия права в международном частном праве — это прежде всего коллизия между материальными нормами национального частного права (гражданского, семейного, трудового и др.) разных государств . Ее разрешение является необходимой предпосылкой правового регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом.

Коллизия права обусловлена двумя причинами. Первая и главная причина кроется в сущностном качестве самого предмета международного частного права. Являющиеся его предметом частноправовые отношения лежат в сфере действия частного права, имеющего национальный характер. Наличие в таком отношении иностранного элемента связывает его с частным правом не одного государства, а нескольких. Как отмечалось выше, потенциально это отношение может быть урегулировано правом каждого государства, которому принадлежит тот или иной его элемент.

Вторая причина сугубо юридическая — частное право разных государств отличается, подчас существенно, по своему содержанию: одни и те же вопросы по-разному решаются в праве разных государств. В результате возникает коллизия права, заключающаяся в том, что одни и те же фактические обстоятельства могут быть различно оценены юридически, и в итоге в соответствии с правом разных государств может быть дан разный ответ на один и тот же вопрос.

Например, гражданин России во Владивостоке заключил с японским гражданином договор о совместной хозяйственной деятельности. Однако в связи с тем, что японская сторона не выполнила своих обязательств, российский гражданин понес убытки. На его требование возместить убытки японский контрагент ответил, что в момент заключения договора ему еще не было 20 лет, по японскому законодательству он был недееспособным и поэтому договор был недействительным. Российский гражданин обратился в суд Владивостока с исковым требованием, в котором указал, что договор был заключен на территории России, а по российскому гражданскому праву гражданская дееспособность в полном объеме возникает в 18 лет, и поэтому ссылка японской стороны на недействительность договора в связи со своей недееспособностью юридически несостоятельна. Как видно, однозначного ответа на возникшие вопросы нет.

Наличие в данном гражданском правоотношении российского и японского элементов связывает его как с российским, так и с японским гражданским правом: согласно п. 1 ст. 21 ГК РФ гражданская дееспособность в полном объеме возникает по достижении 18-летнего возраста, а ст. 3 ГК Японии 1898 г. (со многими поправками он действует и в настоящее время) устанавливает возраст гражданского совершеннолетия «полных двадцать лет». Вопрос о том, дееспособен японский гражданин или нет, а значит, действителен договор или нет, может быть решен по-разному, в зависимости от того, по российскому или японскому праву он будет рассматриваться.

Таким образом, коллизия права — это объективно возникающее явление. Оно порождается двумя причинами: наличием иностранного элемента в частноправовом отношении и различным содержанием частного права разных государств, с которыми это отношение связано.

Исходя из этого можно определить коллизию права в международном частном праве как обусловленную спецификой частноправового отношения, осложненного иностранным элементом, объективную возможность применения частного права двух или более государств к данному отношению, что может привести к разным результатам, к различному решению возникающих вопросов.

Для того чтобы ответить на спорный вопрос по существу, необходимо прежде всего разрешить или преодолеть коллизию права. Преодоление коллизии права есть основная задача, основное назначение (основная функция) международного частного права. Для решения этой задачи в международном частном праве исторически сложился особый юридический механизм. С этим связано понимание единого метода правового регулирования, присущего международному частному праву.

Из теории права известно, что каждой отрасли права свойствен свой особый метод правового регулирования, который в концентрированном виде выражает самую суть, стержень юридического воздействия . Метод — это комплекс взаимосвязанных приемов, средств, через которые право воздействует на ту или иную область общественных отношений, на поведение их участников, устанавливая их права и обязанности. В методе проявляется юридическое своеобразие отрасли права.

Международное частное право имеет свои собственные приемы и средства регламентации прав и обязанностей участников международного частноправового оборота. Данное обстоятельство является наиболее важным показателем юридического своеобразия международного частного права, что дает основание для выделения его в особую отрасль системы права.

Специфика международного частного права, включая метод регулирования, обусловлена уникальностью объекта регулирования — частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом. С одной стороны, поскольку речь идет о частноправовых отношениях, международное частное право основано на первичном, исходном методе частного права в целом. Это метод диспозитивного регулирования, или метод координации. Он характеризуется автономией и равноправием сторон регулируемых отношений. Его началами являются принципы независимости, самостоятельности и равноправия сторон, защиты частной собственности, свободы договоров .

С другой стороны, наличие иностранного элемента в частноправовом отношении и его связь с правом разных государств порождает особую проблему — коллизию между нормами частного права разных государств, решение которой является необходимым условием регулирования данного отношения. Именно это предопределяет своеобразие комплекса юридического инструментария, используемого в международном частном праве, что позволяет выделить его особый метод.

Метод международного частного права — это совокупность конкретных приемов, способов и средств юридического воздействия, направленного на преодоление коллизии права разных государств. Прежде всего он объединяет способы регулирования, т.е. пути юридического воздействия, выраженные в юридических нормах. Их два: коллизионно-правовой и материально-правовой. Оба они направлены на преодоление коллизии права. Сюда же входят конкретные юридические приемы, вплетенные в ткань того или иного способа регулирования, такие как применение оговорки о публичном порядке, решение интерлокальных и интертемпоральных коллизий, обратной отсылки и отсылки к праву третьего государства и др. Наконец, все конкретные приемы, средства, способы неотделимы от первичного метода частного права — координации, являются его выражением. Особенно зримо это проявляется в категории автономии воли — основополагающем принципе международного частного права, также в конечном итоге направленном на преодоление коллизии права.

1.3. Способы и формы правового регулирования частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом

Первым способом регулирования частноправовых отношений с иностранным элементом является коллизионно-правовой, сущность которого заключается в выборе компетентного правопорядка для разрешения конкретного дела. Во внутреннем праве государств есть особые нормы — коллизионные, которые содержат правила выбора права: они тем или иным образом указывают, право какого государства должно быть применено для урегулирования отношения с иностранным элементом.

В приведенном выше примере иск был предъявлен в российском суде. Прежде чем рассмотреть его по существу, необходимо преодолеть коллизию права и ответить на так называемый коллизионный вопрос: право какого государства — российского или японского — должно быть применено для рассмотрения искового требования, т.е. выбрать право. Ответить на этот вопрос, собственно, как и на любой другой, суд обязан с применением норм российского права. Иначе говоря, в российском праве необходимо найти такую норму, которая и обосновывала бы ответ на возникший коллизионный вопрос. Такая норма и называется коллизионной нормой.

Приведенный пример относится к гражданско-правовым отношениям. В России коллизионные нормы по этим отношениям содержатся в части третьей Гражданского кодекса, в разд. VI, который называется «Международное частное право». В п. 1 ст. 1197 сказано: «Гражданская дееспособность физического лица определяется его личным законом». А согласно п. 1 ст. 1195 личным законом лица является право страны, гражданином которой это лицо является. В рассматриваемом деле спор возник о дееспособности японского гражданина. Поэтому все, что связано с дееспособностью японского гражданина (возраст наступления полной гражданской дееспособности, частичная дееспособность и ее объемы и т.д.), должно рассматриваться по японскому праву. В данном случае коллизия права, коллизионный вопрос решаются в пользу японского права: суд обязан для рассмотрения предъявленного иска выбрать гражданское право Японии.

Таким образом, выбор права, а следовательно, и коллизионно-правовой способ регулирования осуществляются посредством коллизионных норм, которые и содержат предписание о том, право какого государства надо применить. Этот способ называют также отсылочным. Коллизионная норма, указывая компетентный правопорядок, как бы отсылает для определения прав и обязанностей участников отношения к праву определенного государства. Причем коллизионная норма может отослать как к отечественному праву, так и к иностранному.

С отсылочным характером коллизионного способа связана еще одна его особенность. При его применении умозрительно выделяются две стадии регулирования: первая — выбор права с помощью коллизионной нормы (решение коллизионного вопроса); вторая — применение материальных норм избранного частного права для определения прав и обязанностей сторон, что является конечной целью выбора права. Поэтому данный способ регулирования не прямой, а опосредованный: регулирование по существу осуществляется материальными нормами частного права того государства, которое избрано посредством коллизионной нормы.

Коллизионно-правовой — исторически первый способ регулирования в международном частном праве. Первые правила, а затем и первые доктрины, относящиеся к сфере международного частного права, появились тогда, когда стали возникать многочисленные коллизии права в результате развития взаимоотношений между государственными образованиями, в которых сложились свои, обособленные, с достаточно четкими различиями нормы частного права . Эти правила, получившие название коллизионных норм, применялись для решения проблем, возникающих из коллизии разноместных законов. В течение долгого времени международное частное право существовало и развивалось только как коллизионное право. В некоторых странах (например, в Англии, США, ФРГ, Японии) такая позиция по отношению к международному частному праву сохранилась и по настоящее время, там оно называется коллизионным. Более того, в последнее время и в отечественной юридической науке стали возрождаться взгляды, ограничивающие международное частное право исключительно коллизионными нормами.

Несмотря на свою традиционность, применение коллизионно-правового способа связано с большими трудностями юридико-технического характера. Некоторые из них обусловлены национальным характером коллизионных норм. Так же как и нормы частного материального права, коллизионные нормы разных государств неизбежно отличаются по своему содержанию: они по-разному решают коллизионные вопросы при регулировании однородных отношений с иностранным элементом. В результате выбор права при одной и той же совокупности фактических обстоятельств может быть разным в зависимости от того, по коллизионным нормам какого государства он будет осуществляться. Описываемое явление носит название «коллизии коллизий», т.е. коллизии коллизионных норм, и является деструктивным фактором в организации международного делового оборота.

Расхождение в содержании материального частного и коллизионного права различных государств приводит к появлению так называемых хромающих отношений. Это такие отношения, которые по праву одного государства являются юридически действительными, законными, а по праву другого государства они незаконны и не порождают никаких юридических последствий. Такие отношения возникают в практике довольно часто, осложняя реализацию международных деловых связей.

Сложность коллизионно-правового способа регулирования связана с возможным применением иностранного права: коллизионная норма может отослать как к собственному праву, так и к иностранному. В последнем случае суд или иной правоприменительный орган будет обязан в силу предписаний отечественной коллизионной нормы рассмотреть дело на основе иностранного гражданского права. Судьи ex officio применяют и знают свое собственное право, иностранное право они знать не обязаны. Как показывает практика, установить содержание и квалифицированно применить нормы иностранного права довольно сложно.

Осуществление коллизионного способа регулирования затрудняется и тем, что многие государства либо вообще не имеют системы коллизионных норм, либо она слабо развита. Правда, в последнее время набирает силу процесс создания и совершенствования национальных коллизионно-правовых норм. В ряде стран были приняты новые законы или подготовлены проекты. Например, в 1978 г. был принят Закон о международном частном праве в Австрии; в 1979 г. — Закон о международном частном праве в Венгрии; в 1982 г. — Закон о разрешении коллизий законов с нормами иностранного права в Югославии, Закон о международном частном праве и процессе в Турции; в 1986 г. — Закон о новом регулировании в области международного частного права в Германии; в 1987 г. — Закон о международном частном праве в Швейцарии; в 1995 г. — Закон о реформе итальянской системы международного частного права; в 1998 г. — Закон о международном частном праве в Венесуэле и др.; подготовлены и обсуждены проекты соответствующих законов в Бельгии, Франции и других странах. Тем не менее эта проблема и до сих пор остается острой.

Сложность перечисленных и некоторых других проблем , возникающих при применении коллизионного способа регулирования, порождает серьезные, подчас непреодолимые трудности в правовой регламентации частноправовых отношений, осложненных иностранным элементом. Интересы развития международного делового оборота требуют совершенствования этого способа. С конца XIX в. начался процесс унификации, т.е. создания единообразных (унифицированных) коллизионных норм. Унификация осуществляется в форме международных договоров, заключаемых между государствами. Последние берут на себя международно-правовое обязательство применять сформулированные в договоре единообразные коллизионные нормы по определенному кругу частноправовых отношений. Использование унифицированных норм снимает частично рассмотренные недостатки коллизионного способа: способствует ликвидации такого негативного явления, как «коллизия коллизий», уменьшает вероятность возникновения «хромающих отношений», восполняет пробелы в национальном коллизионном праве.

Однако несмотря на то, что унификация является более совершенной формой регулирования, она не получила большого распространения. Начавшийся в конце XIX в. процесс унификации завершился принятием в 1902 и 1905 гг. пяти конвенций, устанавливающих правила разрешения коллизий по ряду вопросов в сфере семейно-брачных отношений . Но и они не получили широкого распространения: в них участвовали лишь некоторые европейские государства (Россия, хотя активно участвовала в их разработке, к ним не присоединилась), причем впоследствии число участвующих государств уменьшалось. Некоторые из названных конвенций в 70-е гг. были заменены новыми . Из других соглашений, направленных на унификацию коллизионного права, можно отметить Конвенцию о праве, применимом к международной купле-продаже, 1986 г., заменившую аналогичную Конвенцию 1955 г.

Примером наиболее удачной унификации коллизионно-правовых норм является региональная унификация, предпринятая латиноамериканскими странами. На VI Панамериканской конференции в 1928 г. был принят договор, получивший название по имени его составителя известного кубинского юриста, — Кодекс Бустаманте . По существу, это единственная довольно полная унификация коллизионно-правовых норм (состоит из 437 статей). Правда, даже в своем регионе договор не получил всеобщего применения: его ратифицировали 15 государств Центральной и Южной Америки. (США не присоединились к нему.) Кодекс Бустаманте оказал серьезное влияние на развитие коллизионного права на всех континентах. Более широко унификация коллизионных норм происходит на двусторонней основе, как правило, в форме заключения договоров об оказании правовой помощи.

Россия имеет такие договоры более чем с 50 государствами. Большинство из них содержит коллизионные нормы, которые государство обязуется применять в своих двусторонних отношениях. Кроме того, в рамках СНГ в 1993 г. подписана многосторонняя Конвенция о правовой помощи и правовых отношениях по гражданским, семейно-брачным и уголовным делам, в рамках которой Россия также применяет унифицированные коллизионные нормы.

Унифицированные коллизионные нормы являются выражением коллизионного способа регулирования: они так же, как и коллизионные нормы, создаваемые единолично государствами в своем внутреннем праве, содержат предписания о том, право какого государства следует применить. Различаются они лишь правовой формой своего создания.

Таким образом, коллизионный способ регулирования в настоящее время осуществляется в двух правовых формах — национально-правовой (посредством национальных коллизионных норм, разработанных каждым государством в своем праве самостоятельно) и международно-правовой (посредством унифицированных коллизионных норм, разработанных государствами совместно в международных договорах). Обе формы относятся к одному способу регулирования — коллизионному, так как в обоих случаях коллизия права разрешается способом выбора права, отсылки к праву конкретного государства.

Второй способ регулирования отношений, осложненных иностранным элементом, — унификация материальных норм частного права. Как уже отмечалось, одной из причин возникновения коллизии и проблемы выбора права являются различия в содержании частного права разных государств. Следовательно, коллизионную проблему можно снять, если будут созданы и применяться единообразные, одинаковые по своему содержанию правовые нормы. Это достигается посредством создания унифицированных (единообразных) материальных норм различных отраслей частного права, что снимает саму коллизионную проблему. Такие нормы непосредственно применяются к отношениям с иностранным элементом, минуя коллизионную стадию, стадию выбора права. Поскольку унифицированные нормы по своей природе являются материальными правовыми нормами, устанавливающими права и обязанности участников частноправовых отношений, способ унификации называют также материально-правовым.

Важно подчеркнуть, что обязательным условием унификации материального частного права как способа регулирования является использование международно-правовых форм (главным образом международного договора). В процессе взаимодействия государств происходит взаимовлияние национальных правовых систем, в результате чего в частном праве разных государств встречаются одинаковые по содержанию правила. Такие совпадения могут быть значительными; встречаются в практике и полные текстуальные совпадения законов разных стран. Известный пример такого совпадения — гражданское право Франции и Бельгии: в обеих странах действует Кодекс Наполеона.

Однако никакое фактическое совпадение, даже значительное, в частном праве разных стран не исключает возможности возникновения коллизий и необходимости выбора права: формально совпадающие нормы позитивного права получают различную интерпретацию в реальной юридической практике, подвергаются изменениям и дополнениям, что приводит к различной регламентации однородных отношений. При фактическом совпадении материального права действие коллизионных норм сохраняется. Так, если возникает гражданское правоотношение, состоящее из французских и бельгийских элементов, то, несмотря на действие Кодекса Наполеона и во Франции и в Бельгии, нужно поставить коллизионный вопрос и решить, гражданское право какого государства (Франции или Бельгии) подлежит применению.

Напротив, создание унифицированных материальных частноправовых норм при использовании международно-правовой формы (договор, обычай), в которой выражена согласованная воля договаривающихся государств к единообразному регулированию определенного вида отношений, снимает саму предпосылку возникновения коллизии и ликвидирует условия применения коллизионной нормы. Поэтому унификация материального права является выражением единого метода международного частного права, так как она по своей сути направлена на преодоление коллизии права. Нормы, созданные в результате унификации, входят в систему международного частного права.

Унификация материального частного права, собственно, как и унификация коллизионного права, возникла в практике международного частного права в конце XIX в. Интенсификация развития экономических, научно-технических и прочих международных связей показала недостаточность коллизионно-правовых норм, которые опосредовали эти связи. Кроме указанных сложностей коллизионного способа регулирования побудительную роль в унификации сыграло то обстоятельство, что во внутреннем праве государств, к которому отсылали коллизионные нормы, часто не было правил для решения вопросов, возникающих в международном частном обороте. Национальное частное право, и прежде всего гражданское, оказалось неприспособленным к регулированию нарождающихся новых международных хозяйственных связей. Наибольшее применение унификация материального права имеет при регулировании торговых, производственных, научно-технических, транспортных отношений.

В области торговли, например, широкое применение получили договоры, создавшие единообразные материальные гражданско-правовые нормы, такие как Женевские конвенции о векселях 1930 г., Женевские конвенции о чеках 1931 г., Конвенция о договорах международной купли-продажи 1980 г., Конвенция об исковой давности в международной купле-продаже товаров 1974 г., Конвенция о международном финансовом лизинге 1988 г.

Унификация частного права — более совершенный способ регулирования. Ее широкое внедрение может снять все недостатки коллизионно-правового способа и обеспечить гармонизированное регулирование частноправовых отношений международного характера. К сожалению, это только идеал, еще далекий от своего воплощения. Унификация предполагает высокий уровень сотрудничества государств, характеризующийся большой степенью доверия. Меняющийся в настоящее время характер межгосударственных взаимоотношений, проявляющийся в том числе в стремлении создать единое правовое пространство, европейское и мировое, может придать новый импульс процессу унификации права. А пока она не стала преобладающим способом регулирования, охватив в основном торговлю и то, что с ней тесно связано: перевозки, расчеты и т.д. Однако и здесь одновременно применяется коллизионный способ, иногда являющийся единственной возможностью для решения возникающих вопросов. В других же областях частных отношений — собственность, семейно-брачные отношения, наследственные, деликтные и др. — по-прежнему господствует традиционный способ регулирования посредством коллизионных норм.

Материально-правовой способ регулирования в отличие от коллизионного, являющегося отсылочным способом, часто в литературе называют прямым способом регулирования. Здесь необходимо предостеречь от возможного неправильного толкования этого термина. Прямое регулирование в данном контексте используется только для сопоставления с коллизионным регулированием. Прямое регулирование означает такое регулирование, при котором не возникают коллизионный вопрос и проблема выбора права. Унифицированные нормы регулируют отношения прямо, минуя коллизионную стадию. В то же время унифицированные нормы применяются не прямо, не непосредственно, а через определенный национально-правовой механизм, который придает международно-правовой норме национально-правовую силу. В равной степени это относится к унифицированным коллизионным нормам.

Рассмотренное соотношение коллизионно-правового и материально-правового способов регулирования частноправовых отношений международного характера нашло отражение в разд. VI Гражданского кодекса «Международное частное право». Если международный договор Российской Федерации содержит материально-правовые нормы, подлежащие применению к соответствующим отношениям, определение на основе коллизионных норм права, применимого к вопросам, полностью урегулированным такими материально-правовыми нормами, исключается. Данное правило установлено в п. 3 ст. 1186. В нем подчеркнуты два важных момента, связанных с взаимодействием двух способов регулирования. Во-первых, наличие унифицированных материально-правовых норм снимает коллизионную проблему и необходимость обращения к коллизионным нормам. Значит, унифицированные материально-правовые нормы применяются к частноправовым отношениям международного характера прямо, непосредственно, минуя коллизионную стадию. Во всех остальных случаях регулирование осуществляется посредством коллизионных норм. Во-вторых, в России применяются только такие унифицированные материально-правовые нормы, которые созданы международным договором с участием Российской Федерации. Материально-правовые нормы, возникающие в процессе гармонизации права, как бы они ни совпадали формально по содержанию, не снимают коллизионный вопрос и необходимость выбора компетентного права.

Таким образом, международному частному праву присущи два способа регулирования: во-первых, коллизионно-правовой, который осуществляется в двух правовых формах — национальной и международной, и, во-вторых, материально-правовой, осуществляемый в международно-правовой форме. Оба они направлены на преодоление коллизионной проблемы, хотя и разными средствами. Именно это объединяет их в юридическую общность: они являются различным проявлением единого метода международного частного права. В процессе регулирования частных правоотношений, осложненных иностранным элементом, оба способа взаимодействуют, дополняя друг друга.