Случаи одностороннего отказа от исполнения договора

Энциклопедия решений. Односторонний отказ от исполнения обязательства (договора)

Односторонний отказ от исполнения обязательства (договора)

Отказ от исполнения обязательства является односторонней сделкой (ст. 153, п. 2 ст. 154 ГК РФ). Как сделку отказ характеризует то, что его правовые последствия определяются в соответствии с волей лица, заявляющего о таком отказе, как одностороннюю сделку — то, что для возникновения ее правового эффекта достаточно волеизъявления одного лица (п. 2 ст. 154 ГК РФ). В зависимости от того, совершается ли полный либо частичный отказ от исполнения обязательства, такая сделка приводит соответственно к прекращению или изменению обязательства (п. 2 ст. 450.1 ГК РФ).

Наряду с формулировкой «отказ от исполнения обязательства» законодатель использует и такие, как «отказ от договора», «отказ от товара» и пр., являющиеся по своему содержанию тождественными. В то же время отказ от договора предполагает прекращение всех обязательств из договора.

Необходимо отличать право на односторонний отказ от договора от права требовать расторжения договора (последнее предусмотрено, например, п. 2 ст. 428, п. 3 ст. 615, ст.ст. 619, 692 ГК РФ). Если в первом случае договор расторгается во внесудебном порядке, по воле одной стороны обязательства, во втором случае договор будет считаться расторгнутым только в случае принятия судом решения о его расторжении и после вступления в силу такого решения (п. 2 ст. 450 ГК РФ).

Внимание

На практике стороны, предусматривая право на односторонний отказ от договора, нередко именуют это право «правом на досрочное расторжение договора» или «правом на одностороннее расторжение договора», тем самым не вполне очевидно указывая на внесудебный характер расторжения договора. Строго говоря, отказ от договора не является единственным основанием его расторжения (п.п. 1, 2 ст. 450 ГК РФ). Применяя правила ст. 431 ГК РФ, суд может квалифицировать подобные условия договора в качестве основания для расторжения договора в судебном порядке (п. 2 ст. 450 ГК РФ), а не путем одностороннего отказа от него (см. постановления Президиума ВАС РФ от 20.10.2011 N 9615/11, от 01.06.1999 N 6759/98). Поэтому при составлении проектов договоров целесообразно использовать терминологию, указанную в законе: «право на отказ от договора» или «право на отказ от исполнения обязательства».

Право на односторонний отказ от договора может быть как безусловным, так и связанным с нарушением другой стороной обязательств по договору. Последствия реализации таких прав различны.

Если право на отказ от нарушенного договора дает кредитору право требовать компенсации убытков, право на немотивированный отказ от договора такой возможности не предоставляет. Напротив, в ряде случаев сторона, реализующая это право, будет обязана сама выплатить другой стороне ту или иную компенсацию (ст.ст. 717, 782 ГК РФ). Отказ от договора в связи с его нарушением возлагает на отказавшееся лицо бремя доказывания наличия — а в ряде случаев и существенности — нарушения, что, безусловно, имеет значение при выборе основания одностороннего отказа. Поэтому если сторона имеет право на отказ от договора по нескольким основаниям, волеизъявление на односторонний отказ необходимо конкретизировать основанием, которое выбрано в соответствующем случае. Однако, как показывает анализ судебной практики, даже в том случае, если отказавшееся лицо не справится с бременем доказывания нарушения договора другой стороной или его существенности, суд, несмотря на это, вправе признать отказ от договора совершенным, если законом или договором за этим лицом предусмотрено право на немотивированный отказ от договора (см. постановление Президиума ВАС РФ от 23.09.2008 N 5103/08).

Отказ от частично исполненного договора, по общему правилу, является допустимым. Если предмет частично исполненного обязательства делим, при одностороннем отказе от договора такое обязательство, по смыслу п. 2 ст. 450.1, п. 2 ст. 328 ГК РФ, прекращается в неисполненной части.

Отказ от полностью исполненного договора, по общему правилу, невозможен, поскольку правовой эффект действия, направленного на прекращение обязательства, достижим лишь в отношении действующих — в частности, не прекращенных исполнением — обязательств (п. 1 ст. 408 ГК РФ; см., например, постановления ФАС Московского округа от 27.10.2010 N КГ-А40/10761-10-1,2, ФАС Поволжского округа от 19.12.2012 N Ф06-9996/12, Девятого ААС от 10.04.2012 N 09АП-4805/12, Двенадцатого ААС от 19.11.2009 N 12АП-8270/2009). Ретроактивное действие отказа от договора (действие на прошлое время) допустимо (п. 4 ст. 421 ГК РФ) лишь в случае, если возврат сторон в первоначальное положение не будет нарушать прав или интересов третьих лиц либо публичных интересов (см. также п.п. 3, 4 постановления Пленума ВАС РФ от 14.03.2014 N 16 «О свободе договора и ее пределах»).

Сторона, которой предоставлено право на отказ от договора (исполнения договора) или изменение его условий, должна при осуществлении этого права действовать добросовестно и разумно в пределах осуществления гражданских прав (п. 3 ст. 1, ст. 10, п. 3 ст. 307, п. 4 ст. 450, п. 4 ст. 450.1 ГК РФ). Нарушение этой обязанности может повлечь отказ в судебной защите названного права полностью или частично, в том числе признание ничтожным одностороннего изменения условий обязательства или одностороннего отказа от его исполнения. Например, по этому основанию суд может отказать во взыскании части процентов по кредитному договору в случае одностороннего, ничем не обусловленного непропорционального увеличения банком процентной ставки. (п. 14 постановления Пленума ВС РФ от 22.11.2016 N 54).

Частные последствия несоблюдения этого требования отражены в п.п. 5 — 7 ст. 450.1 ГК РФ. Так, если при наличии оснований для отказа от договора (исполнения договора) сторона, имеющая право на такой отказ, подтверждает действие договора, в том числе путем принятия от другой стороны предложенного последней исполнения обязательства, последующий отказ по тем же основаниям не допускается (п. 5 ст. 450.1 ГК РФ).

Аналогичные последствия влечет прямое заявление стороны об отказе от осуществления права на односторонний отказ от договора. В частности, если иное не предусмотрено нормативными правовыми актами или договором, в случае, когда сторона, осуществляющая предпринимательскую деятельность, при наступлении обстоятельств, предусмотренных правовыми актами или договором и служащих основанием для осуществления права на односторонний отказ от договора, заявляет отказ от осуществления этого права, в последующем осуществление этого права по тем же основаниям не допускается, за исключением случаев, когда аналогичные обстоятельства наступили вновь (п. 6 ст. 450.1 ГК РФ). Указанное правило применяется также при неосуществлении права на отказ от договора (исполнение обязательств) в определенный срок в случаях, предусмотренных нормативными правовыми актами или договором (п. 7 ст. 450.1 ГК РФ).

1. Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляются по обоюдному согласию супругов.

2. При совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Сделка, совершенная одним из супругов по распоряжению общим имуществом супругов, может быть признана судом недействительной по мотивам отсутствия согласия другого супруга только по его требованию и только в случаях, если доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать о несогласии другого супруга на совершение данной сделки.

3. Для заключения одним из супругов сделки по распоряжению имуществом, права на которое подлежат государственной регистрации, сделки, для которой законом установлена обязательная нотариальная форма, или сделки, подлежащей обязательной государственной регистрации, необходимо получить нотариально удостоверенное согласие другого супруга.

Супруг, чье нотариально удостоверенное согласие на совершение указанной сделки не было получено, вправе требовать признания сделки недействительной в судебном порядке в течение года со дня, когда он узнал или должен был узнать о совершении данной сделки.

Комментарий к Ст. 35 СК РФ

1. Комментируемая статья развивает положения, содержащиеся в ст. 253 ГК РФ.

В тех случаях, когда супруги являются участниками совместной собственности, они, согласно ст. 253 ГК РФ и комментируемой статье 35 СК РФ, сообща владеют и пользуются общим имуществом. Распоряжение таким имуществом осуществляется супругами по взаимному согласию. В случае распоряжения общим имуществом одним из супругов законодатель устанавливает презумпцию согласия второго супруга. При отсутствии согласия второй супруг вправе требовать признания судом недействительности сделки по распоряжению общим имуществом лишь в случае, если другая сторона сделки знала либо должна была знать о несогласии этого супруга на совершение указанной сделки.

2. В ГК РФ презумпция согласия не ограничивалась видом отчуждаемого имущества либо формой договора об отчуждении. До вступления в силу СК РФ супруг мог самостоятельно продать (или распорядиться иным образом) любое имущество, включая недвижимость.

Комментируемая статья ликвидировала данный пробел, указав на необходимость нотариального удостоверения согласия супруга в случаях:

— отчуждения другим супругом находящейся в совместной собственности недвижимости;

— совершения сделки, требующей нотариального удостоверения и (или) государственной регистрации.

При отсутствии надлежаще оформленного согласия супруг в течение года вправе требовать признания сделки недействительной. Очевидно, что рассматриваемая норма послужит защитой семьи от необдуманных решений нерадивых супругов. При этом норма комментируемой статьи 35 Семейного кодекса России не противоречит ГК РФ, поскольку в п. 4 ст. 253 ГК РФ говорится о возможности установления отличного от данного Кодекса режима владения, пользования и распоряжения совместной собственностью.

3. После смерти супруга — участника совместной собственности наследство открывается в общем порядке. Значит, если есть завещание, то к наследованию призывается лицо (лица), указанное в нем. Если же завещания нет, то имущество, принадлежавшее умершему супругу единолично, и право на долю в совместной собственности переходят наследникам первой очереди, к числу которых относится и супруг умершего. Например, супруги на момент смерти одного из них имели на праве совместной собственности кроме прочего имущества квартиру. При этом завещания не было, а значит, наследование должно осуществляться по закону. С учетом того что у супругов имеются двое детей, наследство открывается на 1/2 доли в праве собственности на квартиру, т.е. распределяется на троих наследников в равных долях — на пережившего супруга и двоих детей.

ВИДЫ ЛИЦЕНЗИОННЫХ ДОГОВОРОВ

Простая (неисключительная)лицензия

Выдача простой (неисключительной) лицензии не влечет никаких ограничений для правообладателя в части осуществления и распоряжения исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности. В случае выдачи простой (неисключительной) лицензии лицензиар сохраняет за собой право выдавать третьим лицам лицензии, предмет которых полностью или частично совпадает с предметом ранее выданных простых (неисключительных) лицензий, в том числе по критерию объекта, способа, территории и срока использования результата. Лицензиар также вправе сам осуществлять исключительное право на лицензируемый результат, в том числе путем его использования теми же способами и на той же территории, что и лицензиат.

В Гражданском кодексе РФ установлена презумпция того, что лицензионный договор признается заключенным на условиях простой (неисключительной) лицензии, если иное не предусмотрено условиями договора (п. 2 ст. 1236 ГК РФ)

Упомянутая в подп. 1 п. 1 ст. 1236 простая (неисключительная) лицензия позволяет:

а) лицензиату использовать результат интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации в пределах, предусмотренных в лицензионным договором;

б) лицензиару предоставлять на указанный результат лицензии другим лицам (заключив с ними отдельные лицензионные договоры). При этом такие лицензионные договоры могут по условиям быть такими же, как и лицензионные договоры, заключенный с первым лицензиатом, но могут и отличаться (предусматривая условия, которых в лицензионном договоре, заключенного с первым лицензиатом, нет). Предоставление неисключительной лицензии означает, что:

лицензиар может предоставлять другим лицам и неограниченное количество лицензий (если иное не предусмотрено в лицензионным договором);

все последующие лицензии могут быть только неисключительными;

Исключительная лицензия

Исключительная лицензия может быть выдана только по воле правообладателя на основании договора (лицензионного или смешанного с элементами лицензионного). Простая (неисключительная) лицензия, напротив, может быть как добровольной, так и принудительной.

Исключительная лицензия ограничивает право лицензиара распоряжаться исключительным правом на результат интеллектуальной деятельности посредством выдачи последующих добровольных договорных лицензий, которые по своему предмету (объекту, способу, территории и периоду времени использования результата интеллектуальной деятельности) полностью или частично совпадают с предметом ранее выданной исключительной лицензии. В период действия лицензионного договора на условиях исключительной лицензии лицензиар не вправе заключать последующие лицензионные договоры и любые смешанные договоры с элементами лицензионного, если их условия затрагивают интересы лицензиата, охраняемые договором на условиях исключительной лицензии.

Важно отметить, что формальная монополия лицензиата на использование результата интеллектуальной деятельности, основанная на исключительной лицензии, не является абсолютной. На практике наряду с лицензиатом, имеющим исключительную лицензию, лицензированный результат может использоваться теми же способами и на той же территории, которые определены в лицензионном договоре, одновременно еще несколькими категориями субъектов, но на условиях простой (неисключительной) лицензии. Во-первых, продолжают действовать все ранее выданные договорные и недоговорные простые (неисключительные) лицензии. Во-вторых, закон наделил определенные категории субъектов, не являющихся правообладателями, правом использования результата на условиях простой (неисключительной) лицензии. Такие права возникают у субъектов в отношении результатов, созданных по заказу (п. 2, 3 ст. 1296, п. 2, 3 ст. 1372, п. 2, 3 ст. 1431, п. 2, 3 ст. 1463 ГК), по договору (п. 1, 2 ст. 1297, абз. 2 п. 1, п. 2 ст. 1371, абз. 2 п. 1, п. 2 ст. 1462 ГК), в отношении служебных результатов (п. 3 ст. 1295, п. 4 ст. 1370, п. 4 ст. 1430 ГК). В-третьих, при определенных обстоятельствах закон возлагает на правообладателя обязанность выдать безвозмездную простую (неисключительную) лицензию: по требованию государственного (муниципального) заказчика в отношении результатов, созданных по государственному (муниципальному) контракту (п. 3 ст. 1298, ст. 1464, п. 4 ст. 1373); по указанию лица, осуществляющего от имени Российской Федерации распоряжение правом на единую технологию, в отношении единой технологии (п. 4 ч. 2 ст. 10 ФЗ «О передаче прав на единые технологии»); по требованию работодателя в отношении служебных результатов (п. 5 ст. 1370, п. 6 ст. 1430, п. 5 ст. 1461 ГК). Таким образом, запрет на выдачу последующих лицензий третьим лицам, установленный подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК, не препятствует выдаче принудительных лицензий в силу императивных указаний в законе. Во избежание негативных последствий стороны лицензионного договора могут включить условие о том, что факт выдачи принудительной лицензии является существенным изменением обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, и является основанием для его изменения или расторжения, если иное не следует из его существа (абз. 1 п. 1 ст. 451 ГК).

Следует отметить, что положения ст. 1236 Гражданского кодекса РФ оставляют без прямого ответа вопрос о том, вправе ли лицензиар в случае исключительной лицензии пользоваться результатом интеллектуальной деятельности в тех же пределах и теми же способами, которые установлены лицензионным договором. В соответствии с абз. 2 п. 2 ст. 1 ГК гражданские права и обязанности могут быть ограничены нормами ГК или федеральных законов. Принимая ко внимание буквальное содержание подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК, следует вывод о том, что заключение лицензионного договора на условиях исключительной лицензии не влечет ограничение права лицензиара самому использовать результат на тех же условиях и в тех же пределах, что определены лицензионным договором, поскольку это прямо не указано в законе. Данный вывод подтверждается сравнительным анализом нормы подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК с нормой абз. 2 п. 1 ст. 13 Патентного закона. В п. 2 ст. 13 Патентного закона было прямо установлено, что при исключительной лицензии за лицензиаром сохранялось право на использование лицензированного результата только в части, не переданной лицензиату. Однако законодатель не использовал такое решение в подп. 2 п. 1 ст. 1236 ГК. Таким образом, за лицензиаром сохраняется право самому использовать результат, в том числе способами и на территории, определенными в лицензионном договоре. Данное решение не ново для российского права. Тем не менее, стороны договора не лишены возможности, основываясь на принципе свободы договора (ст. 421 ГК), включить в лицензионный договор на условиях исключительной лицензии положение о том, что на срок действия лицензионного договора за лицензиаром сохраняется право использования результата только в части, не переданной лицензиату.

Ограничение права лицензиара самому использовать результат интеллектуальной деятельности в пределах, установленных лицензионным договором, характерно для полной лицензии. В Гражданском кодексе РФ не предусмотрено заключение лицензионного договора на условиях полной лицензии, хотя такой вид лицензионного договора известен правопорядку ряда стран, например, США и Казахстана. В случае полной лицензии лицензиар в течение срока действия лицензионного договора не вправе выдавать лицензии аналогичного содержания другим лицам и не вправе сам использовать результат на условиях, установленных договором, и никто, кроме лицензиата, не вправе в течение срока действия лицензионного договора использовать результат теми способами и на тех условиях, которые определены в лицензионном договоре. В таком случае, исключительное право на результат, принадлежащее лицензиару, в том объеме, который определен в лицензионном договоре, как бы «приостанавливается» на срок действия лицензионного договора. С момента прекращения лицензионного договора исключительное право лицензиара «восстанавливается» полностью.

В п. 3 ст. 1236 ГК отражен принцип делимости права использования результата интеллектуальной деятельности по критерию способа его использования, в силу которого лицензионный договор может быть заключен на условиях смешанной лицензии. Если по лицензионному договору предоставляется право использования результата несколькими способами, то в отношении каждого такого способа стороны лицензионного договора вправе определить разный лицензионный режим. Ничто не препятствует лицензиару и лицензиату в одном лицензионном договоре согласовать использование результата одним и тем же способом, но в разные временные периоды, на условиях исключительной и неисключительной лицензии. Например, указать в лицензионном договоре, что право на воспроизведение литературного произведения на территории РФ в форме звукозаписи передается лицензиату на срок пять лет, из которых в течение первых трех лет такое право передается на условиях исключительной лицензии, а, начиная с четвертого года — на условиях простой лицензии.

В случае предоставления исключительной лицензии (упомянутой в подп. 2 п. 1 ст. 1236):

а) лишает права лицензиара предоставлять лицензии другим лицам;

б) не лишает права лицензиата (если иное не предусмотрено в самом ЛД) заключать сублицензионные договоры.

Применяя правила п. 2 и 3 ст. 1236, нужно обратить внимание на следующее:

1) по общему правилу лицензия всегда предполагается простой (т.е. неисключительной). О том, что лицензия исключительная, необходимо прямо указывать в лицензионном договоре (в противном случае считается, что лицензия неисключительная).

2) в одном лицензионном договоре могут содержаться условия (одновременно!):

· о различных способах использования результата интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации (при условии, что лицензия неисключительная);

· предусматривающие, что лицензиат по такому лицензионному договору получает неисключительные лицензии по каждому из этих видов (способов) использования результата интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации.