Расторжение договора аренды по законодательству РФ

Расторжение договора аренды: нюансы, сложности, важные моменты 

Аренда имущества – одна из наиболее распространенных сделок гражданско-правового характера, используемая в повседневной деятельности как частными лицами, так и компаниями. Аренда квартир, аренда нежилых помещений, аренда предприятий или бизнеса в целом – вариантов правоотношений по аренде имущества действующее законодательство предполагает великое множество.

Законодательно все положения о договоре аренды отражены в главе 34 ГК РФ и детально прописывают самые разные условия и нюансы заключения, исполнения и прекращения данного договора.

Наибольшее число юридических проблем возникает именно при досрочном расторжении договора аренды по инициативе любой из его сторон ввиду грубого нарушения условий или же по причине утраты потребности в аренде имущества.

Каким условиям стоит уделить особое внимание в договоре аренды

С учетом положений указанной главы, безосновательный односторонний отказ от исполнения договора аренды сторонам не разрешен. Стороны могут предусмотреть такой порядок прекращения договора аренды и без существенных нарушений его условий, предусмотренных ст.ст. 619-620 ГК РФ.

Помимо изложенных в вышеуказанных статьях причин для расторжения, стороны могут дополнить договор любыми другими условиями, не противоречащими ГК РФ и правилам свободы заключения договора.

При заключении и последующем исполнении договора аренды нужно обратить внимание на следующие условия:

    • Порядок и возможность расторжения договора по инициативе любой из сторон;
  • Штрафные санкции за досрочное расторжение договора;
  • Дополнительные основания для расторжения договора аренды, не предусмотренные ст. 619-620 ГПК РФ.

Пример. В договор аренды коммерческого помещения было включено право арендатора досрочно и в одностороннем порядке отказаться от исполнения договора при условии уведомления арендодателя не позднее чем за 2 месяца до даты окончания договора. В случае нарушения обязанности по уведомлению арендатор должен был уплатить арендодателю двойной размер арендной платы за месяц.

Таким условием владелец помещения страхует себя от досрочного освобождения помещения арендатором и компенсирует упущенную выгоду вследствие простоя помещения.

При этом, не взирая на содержание договора, стороны в любой момент могут договориться о прекращении действующего соглашения без оглядки на причины такого прекращения.

Способы и основания расторжения договора аренды

Стороны могут завершить арендные правоотношения одним из следующих способов:

    • Вследствие истечения срока действия договора;
    • По соглашению сторон до истечения срока действия договора;
    • Путем одностороннего отказа в порядке, предусмотренном договором;
  • В судебном порядке по основаниям, предусмотренным ст. 619-620 ГК РФ.

Прекращение действия договора аренды вследствие истечения его срока носит более чем простой характер. Обычно от одной из сторон требуется уведомление в письменном виде в адрес второй стороны об отсутствии намерений по пролонгации договора. В остальных же случаях расторжение договора аренды потребует куда больше внимания и даже квалифицированной юридической помощи.

Читайте также — «Одностороннее расторжение договора строительного подряда»

Ничто не мешает сторонам в любое время договориться о прекращении договора до завершения срока его действия.

Достигнутое соглашение лучше оформить письменно во избежание возможных претензий, а в случаях, когда договор аренды прошел государственную регистрацию – потребуется и государственная регистрация соглашения о его прекращении.

В соглашение стороны могут внести ряд самых разных условий, касающихся порядка освобождения помещения и сроков. Например:

    • Размер и сроки возвращаемого депозита за аренду;
    • Размер и порядок выплаты компенсации за простой помещения;
  • Сроки высвобождения площадей, порядок демонтажа оборудования и отделимых улучшений и т.д.

Соглашение составляется в двух экземплярах по одному для каждой из сторон. А при необходимости в его госрегистрации – в трех экземплярах.

Односторонний отказ

Согласно положениям ст. 310 ГК РФ не допускается односторонний отказ от исполнения обязательств, если только такое право не дано сторонам сделки или одной из них в условиях договора.

Стороны в договоре аренды могут предусмотреть возможность расторжения договоренности в одностороннем порядке, прописав условия для него и порядок. Это могут быть:

    • Сроки извещения второй стороны о разрыве договорных отношений;
    • Компенсации за односторонний отказ;
  • Санкции и пени за нарушение порядка одностороннего расторжения.

Судебная практика на этот счет однозначна и подтверждает право сторон включить условие об одностороннем отказе в договор. При наступлении условий, дающих право отказаться в одностороннем порядке от исполнения договоренности, обращаться в суд не потребуется.

Расторжение через суд: основания и порядок

Самым сложным и длительным способом расторжения договора аренды является судебный порядок, применяемый при отсутствии договоренности между сторонами или же в случаях грубого нарушения условий соглашения одной из сторон. Гражданский кодекс устанавливает несколько оснований для каждой из сторон, но они не являются исчерпывающими и стороны могут внести в договоренность любые другие условия для досрочного расторжения договора.

Когда можно досрочно расторгнуть договор аренды через суд со стороны арендодателя?

  1. Нарушение установленного договором порядка использования имущества, его назначения, в том числе и при неоднократном нарушении этого условия;
  2. Использование имущества арендатором ведет к его ухудшению, причем существенному;
  3. Отсутствие оплаты аренды более 2 раз подряд;
  4. Отказ от проведения ремонта и иных работ по поддержанию работоспособности имущества, если таковые условия отражены в договоре.

Также ст. 619 устанавливает ограничение в требовании досрочного расторжения договора со стороны арендодателя, если не было направлено письменное требование в адрес арендатора об исполнении всех обязанностей и устранении недостатков.

Когда арендатор может досрочно расторгнуть договор через суд?

  1. Арендодатель не передал имущество в пользование арендатору или же чинит препятствия в его использовании;
  2. Недостатки имущества не позволяют использовать его по назначению и были сокрыты от арендатора при передаче имущества и заключении договора
  3. Арендодатель не осуществляет необходимые ремонтные работы, устранение недостатков имущества, если обязанность их производства возложена на него;
  4. Вследствие не находящихся в ведении арендатора обстоятельств имущество может быть утрачено или повреждено.

При этом ст. 620 ГК РФ не вменяет арендатор обязанность предварительно требовать с арендодателя исполнения своих обязательств по договору.

Порядок расторжения договора аренды через суд

Предварительно любая из сторон по договору, желающая добиться через суд его досрочного расторжения, должна направить письменное требование в адрес второй стороны. В документе указываются причины, по которым договор может быть расторгнут, и отражаются требования об исполнении обязательств по договору или же устранении препятствий в его исполнении.

Это позволит обезопасить себя от заявлений ответчика в суде о том, что он «не знал, не видел, не предполагал».

После того, как срок претензии истечет, будет получен отказ в ее исполнении или же ответ не поступит вовсе, можно обращаться в суд.

Все перечисленные выше обстоятельства доказывать придется с предоставлением соответствующих доказательств, мотивируя каждую причину для досрочного расторжения договора объективными фактами.

Иск о расторжении договора аренды между участниками предпринимательской деятельности будет рассматриваться в арбитражном суде по месту нахождения имущества, а между юридическими лицами или ИП и физическим лицом – в суде общей юрисдикции по месту нахождения имущества.

Помощь юриста

Для судебного расторжения договора аренды обязательно потребуется помощь квалифицированного юриста по договорным спорам. Наши юристы готовы оказать полный комплекс правовой поддержки по расторжению договора аренды как в досудебном, так и в судебном порядке.

Статья 139. Служебная и коммерческая тайна

(статья утратила силу с 1 января 2008 года — Федеральный закон от 18 декабря 2006 года N 231-ФЗ

Комментарий к статье 139 Гражданского Кодекса РФ

1. Защита прав на техническую, организационную и коммерческую информацию, составляющую секреты производства (ноу-хау), в качестве особого объекта гражданского права, была впервые введена в России Основами ГЗ (ст. 151). 9 июля 2004 г. Государственная Дума приняла Федеральный закон N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» — РГ, 2004, N 166 (далее — Закон о коммерческой тайне).

Комментируемая статья не раскрывает содержание сведений, составляющих коммерческую тайну, и не приводит их перечень. Как и в Основах, установлен один общий признак, которым должна обладать такая информация, — коммерческая ценность, т.е. способность быть объектом рыночного оборота.

В Законе о коммерческой тайне сделана попытка разграничить понятия «коммерческая тайна» и «информация, составляющая коммерческую тайну». Под «коммерческой тайной» понимается «конфиденциальность» информации, позволяющая ее обладателю получить коммерческую выгоду. Определяя же критерии «информации, составляющей коммерческую тайну», Закон, по сути, воспроизводит положения п. 1 ст. 139 ГК об условиях отнесения информации к категории коммерческой тайны. При соблюдении этих условий под нормы Закона подпадает научно-техническая, производственная, экономическая и иная информация, включая секреты производства (ноу-хау), практическое использование которой в самых разных областях коммерческой деятельности может дать экономический результат. В зарубежных нормативных и литературных источниках подобная информация обозначается различными терминами: «необщедоступная информация», «коммерческая тайна», «секреты производства», «ноу-хау», «торговая тайна», которые в аспекте правовых категорий воспринимаются как синонимы.

В отличие от Закона, сфера действия которого ограничена коммерческой тайной, комментируемая статья устанавливает общие нормы для коммерческой тайны и служебной информации. Однако вызывает сомнение правомерность распространения условий охраны коммерческой тайны на служебную информацию. Это разноплановые понятия. Различны и основания, по которым сведения, относящиеся к служебной тайне, и сведения, составляющие коммерческую тайну, признаются конфиденциальными. Сохранение в тайне служебной информации не обусловлено ее коммерческой ценностью (хотя такая информация и может содержать сведения коммерческого характера). Служебная тайна не может быть объектом гражданского оборота. Запрещение ее разглашать, как правило, основывается на законодательстве, регламентирующем отдельные виды деятельности, затрагивающей в т.ч. сферу частной жизни гражданина (см., например, ст. 33 Закона об организации страхового дела, ст. 63 Закона о связи). Определенные категории работников, занимающихся такой деятельностью, обязаны сохранять в тайне сведения, к которым они имеют доступ в связи с выполняемой работой (банковские служащие, работники связи, налоговые инспекторы, страховые агенты, врачи и др.).

2. В отличие от служебной тайны признание тех или иных сведений коммерческой тайной является прерогативой правообладателя. Исключения из этой общей нормы установлены ст. 5 Закона о коммерческой тайне, где перечислены сведения, в отношении которых не допускается режим коммерческой тайны. Этот перечень может быть расширен иными федеральными законами.

Предприниматели обязаны представлять эти сведения по требованию органов власти, управления, контролирующих и правоохранительных органов, других организаций, обладающих таким правом в соответствии с законодательством.

3. Обладателем коммерческой тайны может быть как юридическое лицо, так и физическое лицо — индивидуальный предприниматель. Право на информацию, полученную в рамках трудовых отношений (т.е. при выполнении работником его трудовых обязанностей), принадлежит работодателю. Причем Закон не предусматривает выплату вознаграждения работнику или какое-либо иное его поощрение. Его авторство также не имеет юридической защиты (поскольку обладателями самостоятельно полученных аналогичных решений могут быть и другие лица, отсутствует критерий творчества). Таким образом, за правообладателем закрепляется первоначальное право на коммерческую информацию, в отличие, например, от права на изобретение, художественное произведение, созданные в рамках тех же трудовых отношений (п. 2 ст. 8 Патентного закона, ст. 14 Закона об авторском праве). В последнем случае исключительные права работодателя на служебные творческие результаты являются производными от прав их создателей. Они закрепляются за работодателем, если иное не предусмотрено трудовым договором с автором.

4. Согласно п. 1 ст. 7 Закона о коммерческой тайне права обладателя коммерческой информации возникают «с момента установления им в отношении такой информации режима коммерческой тайны». Представляется, однако, что еще одним условием следует признать воплощение такой информации на материальном носителе, позволяющем воспринять ее третьим лицам. Права на защиту коммерческой тайны не имеют срочного характера, что обусловлено самой системой охраны, основанной на соблюдении мер по сохранению конфиденциальности. Поэтому срок охраны ограничивается временем действия этих мер. Причем они могут быть отменены самим правообладателем, а могут быть нарушены противоправными действиями работника или третьих лиц.

5. В Законе о коммерческой тайне достаточно подробно расписаны права обладателя охраняемой информации (ст. 7). Только он вправе устанавливать, изменять и отменять режим коммерческой тайны, разрешать доступ к информации, требовать от лиц, получивших на законном основании доступ к информации, соблюдения обязанностей по охране ее конфиденциальности. Кроме этих правомочий, обусловленных особыми условиями предоставления защиты прав на коммерческую информацию, Закон закрепляет за правообладателем правомочия, необходимые ему для ее введения в коммерческий оборот. Поскольку любая информация по своей природе нематериальна, правовой базой ее гражданского оборота может служить инструментарий, учитывающий особенности, свойственные интеллектуальным продуктам. Об этом, в частности, свидетельствуют и нормы ст. 1027 ГК РФ, согласно которым права на охраняемую коммерческую информацию входят в комплекс исключительных прав, предоставляемых по договору коммерческой концессии, а также международный опыт. В Соглашении по торговым аспектам прав интеллектуальной собственности (ТРИПС), присоединиться к которому готовится Россия (в связи со вступлением во Всемирную торговую организацию), «закрытая информация» (разд. 7) прямо отнесена к категории «интеллектуальная собственность» (п. 2 ст. 1 ч. 1). Исследуя природу охраны «секретов промысла» (ноу-хау), В.А. Дозорцев приходит к следующему выводу: «За обладателем секрета промысла закрепляется своеобразное исключительное право, не являющееся при этом абсолютным, это квазиабсолютное право, которое может принадлежать одновременно нескольким лицам. Такое исключительное право является чисто гражданско-правовой категорией» (Интеллектуальные права. М., 2003. С. 256). Соответственно система защиты прав обладателя коммерческой информации конструируется по модели исключительных прав с учетом свойственных этой системе особенностей, обусловленных прежде всего необходимостью строгого соблюдения конфиденциальности, нарушение которой влечет прекращение действия прав. Правообладатель может сам использовать принадлежащую ему информацию, составляющую коммерческую тайну (п. 2 ст. 7 Закона о коммерческой тайне), и может вводить ее в гражданский оборот (п. 4 ст. 7), т.е. распорядиться своим правом на договорной основе.

6. Комментируемая статья не затрагивает условия осуществления обладателем коммерческой информации своих прав. К сожалению, Закон о коммерческой тайне также не уделил необходимое внимание договорам, регулирующим отношения, возникающие при передаче прав на использование коммерческой информации. Хотя, по нашему мнению, именно в этих целях и была введена правовая защита коммерческой информации сначала в Основах ГЗ, а затем и в ГК. В Законе о коммерческой тайне не регламентированы ни договоры о лицензии на использование информации, признанной коммерческой тайной, ни договоры об отчуждении (уступке) прав на такую информацию, хотя это два основных договора, на основании которых правообладатель может реализовать свои правомочия по распоряжению правом на коммерческую информацию. Положения ст. 12 Закона не восполняют этот пробел, поскольку обязательства по сохранению конфиденциальности лишь одно из существенных условий таких договоров.

Основной акцент в Законе о коммерческой тайне сделан на регламентации административных мер, устанавливающих режим коммерческой тайны.

7. Техническое, организационное или иное решение, признанное коммерческой тайной, может быть создано в самой коммерческой организации, а может быть получено ею по договору со сторонним лицом — первоначальным создателем такого решения. В этих целях между коммерсантом, заинтересованным в использовании решения, и обладателем информации, содержащей это решение, должен быть заключен гражданско-правовой договор о предоставлении коммерсанту права использовать информацию в его хозяйственной деятельности на условиях конфиденциальности в режиме коммерческой тайны, согласно требованиям, установленным в Законе о коммерческой тайне. Отношения между правообладателем (лицензиаром) и пользователем (лицензиатом) оформляются лицензионным договором. Типичным является договор на передачу готовых научно-технических разработок — технологий, конструкций, содержащих незапатентованные технические решения, и т.п. В международном обороте четко отмечается тенденция существенного роста объема таких лицензионных договоров.

Элементы лицензионного договора о передаче прав на коммерческую информацию могут включаться в другие гражданско-правовые договоры: в договор коммерческой концессии, договоры на выполнение НИОКР, подряда, о создании акционерного общества. Во всех договорах, предусматривающих предоставление разрешения на использование сведений, составляющих коммерческую тайну, на пользователя должна быть возложена обязанность по соблюдению ее конфиденциальности. Для отдельных видов договоров такое условие прямо предусмотрено ГК (ст. 727, 771, 1032).

8. В судебной практике возникают споры, связанные с квалификацией договоров, объектом которых служат права на использование технических и иных практических решений, относящихся к коммерческой информации.

Так, ОАО «Нижнекамскшина» обратилось в Нижнекамский городской суд с иском к X., М. и П. о признании недействительным лицензионного договора «О передаче ноу-хау», заключенного между М. и П. (лицензиарами) с одной стороны и предпринимателем X (лицензиатом) с другой.

Исковые требования основывались на том, что оспариваемый договор, по мнению истца, относится к договорам коммерческой концессии. Лицензиары М. и П. не обладали правами на заключение такого договора, т.к. не занимались коммерческой деятельностью. Истец ссылался на правила ст. 1027 ГК, согласно которой сторонами по договору коммерческой концессии могут быть лишь коммерческие организации и граждане, зарегистрированные в качестве индивидуальных предпринимателей, тогда как таким статусом обладал только X. — лицензиат, получивший права на использование ноу-хау.

Ответчик исковые требования не признал в полном объеме. Аргументируя свои возражения, он сослался на то, что «спорный договор не является договором коммерческой концессии, а форма договора полностью соответствует требованиям ГК РФ».

Однако суд не принял возражения ответчика и согласился с доводами истца, признав оспариваемый договор договором коммерческой концессии.

Обосновывая свое решение, суд исходил прежде всего из характера предмета договорных отношений. В соответствии с пп. 1.1 — 1.4 и 5.1 — 5.4 договора лицензиар передавал лицензиату «материалы по ноу-хау — способ изготовления шипованной шины, ошипованного ленточного протектора для этой шины и шипа противоскольжения для этого протектора». По мнению суда, переданные по договору материалы содержали «коммерческую информацию», права на использование которой были предоставлены лицензиаром лицензиату. Это послужило основанием для сделанного судебными инстанциями заключения о том, что спорный договор является договором коммерческой концессии. А поскольку сторонами договора коммерческой концессии могут быть лишь коммерческие организации либо предприниматели, лицензионный договор как противоречащий закону в соответствии со ст. 168 ГК был признан недействительным.

Между тем по договору коммерческой концессии предоставляется право использовать комплекс исключительных прав, принадлежащих правообладателю (ст. 1027 ГК), что, в частности, отличает этот договор от лицензионного договора, по которому права передаются лишь на отдельные объекты интеллектуальной собственности. Кроме того, в комплекс передаваемых по договору прав, в качестве обязательных его составляющих входит: право на фирменное наименование и (или) коммерческое обозначение, а также на охраняемую коммерческую информацию (которая нужна пользователю для осуществления переданных ему прав). Это установленные законом существенные условия договора, без соблюдения которых договор не может быть признан заключенным. Таким образом, договорные отношения, не охватывающие комплекс исключительных прав, включающий права на фирменное наименование (или коммерческое обозначение), не могут быть отнесены к коммерческой концессии. Поскольку специальное регулирование договоров о передаче прав на коммерческую информацию законом не установлено, стороны в соответствии с п. 2 ст. 1 ГК были свободны в определении любых не противоречащих законодательству условий заключенного ими гражданско-правового договора.

9. Пункт 2 ст. 139 предусматривает имущественную ответственность в форме возмещения убытков для лиц, получивших охраняемую информацию незаконными методами, контрагентов, разгласивших информацию в нарушение заключенного ими с правообладателем гражданско-правового договора, и работников, разгласивших информацию вопреки трудовому договору.

В отношении лиц, получивших информацию незаконными методами, эта норма применяется, если в действиях виновного лица нет состава уголовного преступления. В сфере высоких технологий хищение информации о научно-технических разработках — одно из основных направлений экономического шпионажа.

Уголовная ответственность за собирание сведений, составляющих коммерческую тайну, путем похищения документов, подкупа или угроз, а равно иным незаконным способом в целях разглашения либо незаконного использования этих сведений, а также за их разглашение или незаконное использование, совершенные из корыстной или иной личной заинтересованности и причинившие крупный ущерб правообладателю, установлена ст. 183 гл. 22 «Преступления в сфере экономики» УК.

К контрагентам, нарушившим обязательства, принятые по гражданско-правовому договору, применяются общие нормы ГК о договорной ответственности за нарушение обязательств (гл. 25).

10. Закон о коммерческой тайне устанавливает имущественную ответственность работника за разглашение информации, с которой он был ознакомлен в связи с выполнением им трудовых обязанностей, как в период трудовых отношений, так и после их прекращения. В обоих случаях ответственность наступает, если разглашение имело место по вине работника.

Условия о неразглашении работником сведений, составляющих коммерческую тайну, могут быть включены в трудовой договор (ст. 57 Трудового кодекса). Кроме трудового договора с работником заключается соглашение о неразглашении ставшей ему известной коммерческой информации после прекращения трудового договора, что является существенной новеллой российского законодательства. В соглашении указывается также срок его действия. Если такое соглашение не было заключено, то обязанность сохранения информации в тайне действует в течение трех лет после прекращения трудовых отношений.

В период трудовой деятельности работник возмещает работодателю причиненный ему ущерб, а после прекращения трудовой деятельности — понесенные работодателем убытки. Очевидно, что такая дифференциация основывается на общих нормах Трудового кодекса, которые ограничивают имущественную ответственность работника в период трудовой деятельности «прямым действительным ущербом», причиненным работодателю. Неполученные доходы (упущенная выгода) не подлежат взысканию (ст. 238). Прямой действительный ущерб включает уменьшение имущества, затраты на восстановление имущества, а также на возмещение ущерба иным лицам, что соответствует понятию реального ущерба, предусмотренного ст. 15 ГК. Попутно следует заметить, что с учетом терминологии Трудового кодекса и ГК представляется не вполне корректным термин «ущерб», использованный Законом о коммерческой тайне. Нельзя также не отметить, что отрицательные имущественные последствия, вызванные разглашением коммерческой тайны, в подавляющем большинстве случаев выражаются не в прямом ущербе, а в упущенной выгоде, связанной с утратой ее обладателем преимуществ перед конкурентами. В этой ситуации работодатель будет лишен реальной возможности взыскать с работника какие-либо денежные суммы. Поэтому нам представляется, что действие этой нормы имеет узкую сферу применения. Практически она может применяться лишь в случаях, когда разглашение информации повлечет нарушение договорных обязательств работодателя о конфиденциальности информации, переданной ему контрагентами, и с него будут взысканы убытки, причиненные контрагенту. Однако следует иметь в виду, что помимо имущественной ответственности Трудовой кодекс предусматривает меры дисциплинарной ответственности вплоть до расторжения трудового договора (п. «в» ст. 81).

Отношения между работником и работодателем после прекращения трудовой деятельности выходят за рамки трудовых отношений и носят уже гражданско-правовой характер. Закон о коммерческой тайне устанавливает в этом случае иную санкцию за разглашение коммерческой информации, принадлежащей бывшему работодателю, — возмещение причиненных ему убытков. Исходя из ст. 15 ГК в этом случае ответственность работника не ограничивается реальным ущербом. Он должен будет возместить работодателю также и не полученные им доходы (упущенную выгоду), которые тот мог бы получить, если бы его права не были нарушены.

Другой комментарий к статье 139 ГК РФ

1. Субъекты гражданского права могут в своих интересах ограничивать доступ других лиц к известной им информации. Поэтому в отличие от государственной тайны состав сведений, которые составляют служебную или коммерческую тайну, определяется не нормативными актами, а самими обладателями информации. Виды информации, составляющие служебную и коммерческую тайну, определяются внутренними (локальными) нормативными актами организаций, гражданско-правовыми и трудовыми договорами.

Отношения, связанные с отнесением информации к коммерческой тайне, передачей такой информации, охраной ее конфиденциальности, кроме ГК, регулируют Федеральные закон от 29.07.2004 N 98-ФЗ «О коммерческой тайне» <1> и другие федеральные законы. Так, например, ст. 15 Федерального закона от 07.05.1998 N 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах» к коммерческой тайне относится информация о состоянии пенсионных счетов и производимых фондом выплатах негосударственных пенсий. Согласно п. 4 ст. 10 Закона о бухучете содержание регистров бухгалтерского учета и внутренней бухгалтерской отчетности является коммерческой тайной.

———————————
<1> СЗ РФ. 2004. N 32. Ст. 3283.

2. Комментируемая статья практически не разделяет понятия служебной и коммерческой тайны, предусматривает одинаковое регулирование для обоих видов тайны, что связано с невозможностью четкого разделения регулируемых отношений. Информация, являющаяся коммерческой тайной, может стать служебной тайной, и наоборот.

Состав информации, являющейся коммерческой и служебной тайной, также часто совпадает по составу с другими видами конфиденциальной информации, в том числе государственной, налоговой, банковской тайной. Так, согласно п. 2 ст. 102 НК к разглашению налоговой тайны относится передача коммерческой тайны налогоплательщика. Большая часть информации, составляющей банковскую тайну, несомненно, является коммерческой тайной для банка как коммерческой организации и служебной тайной для работников банка.

3. Федеральным законом «О коммерческой тайне», Постановлением Правительства РФ от 05.12.1991 N 35 (в ред. от 03.10.2002) <1> определен перечень сведений, которые не могут составлять коммерческую тайну. В частности, к таким сведениям отнесены: учредительные документы; документы, дающие право заниматься предпринимательской деятельностью; сведения по установленным формам отчетности о финансово-хозяйственной деятельности и иные сведения, необходимые для проверки правильности исчисления и уплаты налогов и других обязательных платежей; документы о платежеспособности; сведения о численности, составе работающих, их заработной плате и условиях труда, а также о наличии свободных рабочих мест; документы об уплате налогов и обязательных платежей; сведения о загрязнении окружающей среды, нарушении антимонопольного законодательства, несоблюдении безопасных условий труда, реализации продукции, причиняющей вред здоровью населения, а также других нарушениях законодательства России и размерах причиненного при этом ущерба; сведения об участии должностных лиц в других организациях.

———————————
<1> СП РФ. 1992. N 1 — 2. Ст. 7; СЗ РФ. 2002. N 41. Ст. 3983.

4. Для признания информации служебной или коммерческой тайной и соответственно для ее правовой охраны закон называет следующие обязательные условия:

1) наличие у информации действительной или потенциальной коммерческой ценности. Некоторые цивилисты считают ошибочным включение этого условия, поскольку оно приравнивает служебную и коммерческую тайну к секретам производства («ноу-хау»), ограничивает право обладателя информации на придание ей конфиденциальности. Секреты производства действительно остаются одним из основных видов коммерческой тайны. Но в формулировке статьи не напрасно использовано слово «потенциальная», этим подчеркивается то, что информация может и не иметь сегодняшней цены («действительной ценности»), а приобретет ее только в будущем («потенциально»). Такая возможность как раз и определяется обладателем при отнесении информации к служебной и коммерческой тайне в настоящем;

2) неизвестность информации третьим лицам. В отличие от других видов нематериальных благ, используемых в хозяйственной деятельности (авторские права, права на изобретения, товарные знаки и т.п.), для прав на информацию, являющуюся служебной и коммерческой тайной, законодатель не устанавливает сроков действия. Права на конфиденциальную информацию существуют и имеют какую-либо ценность только до тех пор, пока эта информация не стала известной. После разглашения информации (причем неважно, на каком основании — законном или нет) всякий смысл в сохранении ее конфиденциальности пропадает. Поэтому единственное право, которое может остаться у первоначального обладателя информации, это право на возмещение убытков, если информация была разглашена незаконно.

В судебной практике возник вопрос о возможности отнесения к служебной и коммерческой тайне программ телепередач и соответственно запрете на публикацию таких программ третьими лицами. ВАС РФ признал невозможным применение режима служебной и коммерческой тайны к телепрограммам именно в силу их несоответствия условиям неизвестности и свободного доступа (Постановление Пленума ВАС РФ от 24.11.1998 N 3900/98 <1>);

———————————
<1> ВВАС РФ. 1999. N 2.

3) отсутствие свободного доступа к информации на законном основании. В судебной практике неоднократно возникали вопросы, связанные с доступом акционеров к документам АО, когда само общество отнесло такие документы к коммерческой тайне. Арбитражные суды при вынесении решений руководствовались настоящим условием. Если истребуемые документы прямо поименованы в законе как документы, подлежащие представлению акционеру, то на них не распространяется режим коммерческой и служебной тайны, даже если информация, содержащаяся в документах, отнесена действующим законодательством или локальными нормативными актами АО к коммерческой тайне;

4) обладатель информации принимает меры к охране конфиденциальности информации, среди них можно выделить три основных вида:

— организационные, заключающиеся в определении информации как служебной и коммерческой тайны (см. п. 1 коммент. к данной статье) и доведении этого до тех, кто находится в непосредственном контакте с информацией (работники, контрагенты);

— юридические, заключающиеся в установлении обязанности в договорах (трудовых и гражданско-правовых) контрагентов и работников соблюдать конфиденциальность, а именно не разглашать информацию, соблюдать технические меры работы с информацией. Для договоров подряда такая обязанность установлена во второй части ГК (ст. 727);

— технические, препятствующие разглашению работниками и контрагентами (активные) и затрудняющие доступ третьих лиц (пассивные).

5. Среди способов защиты информации, предусмотренных действующим законодательством, можно назвать следующие:

— специальный порядок получения сведений от их обладателей, в том числе ограничение круга лиц, уполномоченных получать такие сведения (см., например, ч. 3 ст. 183 УПК);

— особую процедуру работы с таким сведениями; так, АПК (п. 2 ст. 11), ГПК (п. 2 ст. 10) предусматривают возможность проведения закрытого судебного заседания по ходатайству лица, участвующего в деле и ссылающегося на необходимость сохранения тайны;

— ответственность государственных органов и должностных лиц за разглашение коммерческой и служебной тайны.

6. Необходимо отметить, что комментируемая статья устанавливает ответственность в виде возмещения убытков не только за незаконное разглашение, но и за незаконное получение информации, составляющей служебную и коммерческую тайну.

За разглашение служебной и коммерческой тайны трудовым законодательством также установлена дисциплинарная ответственность (подп. «в» п. 6 ст. 81 ТК).

(статья утратила силу с 1 января 2008 года — Федеральный закон от 18 декабря 2006 года N 231-ФЗ

Основания и порядок прекращения и досрочного прекращения права пользования недрами

Вопросы1. Формирование и развитие горного права Российской империи XVII- начала XX вв.: основные элементы и принципы нормативно — правового регулированияГорное право периода Российской Империи (1700-1917гг).Горное право СССР и РСФСР (1920-1992гг)Современное законодательство о недрах (начиная с 1992г)Горное право периода Российской Империи (1700-1917гг).2. Горное право СССР: общая характеристика3. Современное законодательство о недрах: основные этапы развития и их характеристика4. Предмет, метод горного права, понятие «недра» в российском и зарубежном законодательства, различия в правовом понятии, соотношение понятий «горное право» и «законодательство о недрах»5. Соотношение законодательства о недрах с другими отраслями законодательства6. Субъекты и объекты правового регулирования отношений недропользования7. Собственность на недра в Российской Федерации8. Система нормативных правовых актов, регулирующих отношения недропользования в рф на федеральном уровне и уровне субъектов рф.9. Государственное регулирование и управление отношениями недропользования10. Принцип совместного ведения Российской Федерации и субъектов Российской Федерации в сфере недропользования: тенденции развития и реализация11. Основные полномочия органов государственной власти Российской Федерации в сфере недропользования и их реализация12. Основные полномочия органов государственной власти субъектов Российской Федерации в сфере недропользования и их реализация13. Система и структура органов исполнительной власти Российской Федерации, регулирующих отношения недропользования, основные полномочия и принципы взаимодействия14. Основные полномочия Министерства природных ресурсов и экологии Российской Федерации (Минприроды России) в области регулирования отношений недропользования15. Основные полномочия Федерального агентства по недропользованию (Роснедра) в сфере недропользования16. Основные полномочия Федеральной службы по надзору в сфере природопользования и ее территориальных органов (Росприроднадзор) в области регулирования отношений недропользования17 . Основные полномочия Федеральной службы по экологическому, технологическому и атомному надзору (Ростехнадзор) в области регулирования отношений недропользования18 . Государственная система лицензирования: принципы функционирования и основные элементы19 . Лицензия на пользование недрами и её содержание20. Внесение изменений в лицензии на пользование недрами: основания и процедура21. Государственный баланс запасов полезных ископаемых: понятие и принципы ведения22 . Государственный кадастр месторождений и проявлений полезных ископаемых: понятие и принципы ведения23. Государственная экспертиза запасов полезных ископаемых: понятие, цели проведения24. Понятие геологической информации о недрах, права на геологическую информацию25. Участки недр, предоставляемые в пользование. Категории участков недр. Правовой статус горного и геологического отвода26. Участки недр федерального значения: понятие, особенности представления и пользования27. Особенности недропользования на участках недр федерального значения, расположенных на континентальном шельфе Российской Федерации, или участках недр, содержащих газ28. Особенности установления факта открытия месторождения полезных ископаемых по участкам недр федерального значения29. Федеральный фонд резервных участков недр: понятие, принципы формирования. Отечественный и зарубежный опыт32. Основания возникновения права пользования по участкам недр федерального значения33. Основания возникновения права пользования недрами по участкам недр содержащим месторождения общераспространенных полезных ископаемых34. Порядок предоставления участков недр по конкурсу на право пользования недрами. Особенности процедуры и критерии выявления победителя35. Порядок предоставления участков недр по аукциону на право пользования недрами. Особенности процедуры и критерии выявления победителя36. Предоставление права пользования недрами без проведения конкурса или аукциона. Основания и порядок предоставления права пользования37. Предоставление права пользования недрами для целей геологического изучения: основания, порядок38. Переход права пользования участками недр и переоформление лицензии на право пользования недрами. Основания и процедура переоформления39. Понятие технической документации. Виды документации. Порядок подготовки, согласования и утверждения40. Требования по рациональному использованию и охране недр41. Требования по безопасному ведению работ, связанных с пользованием недрами42. Условия застройки площадей залегания полезных ископаемых43. Порядок представления земельных участков для ведения работ, связанных с пользованием недрами44. Ликвидация и консервация предприятий по добыче полезных ископаемых45. Права и обязанности пользователей недр, закрепление прав и обязанностей пользователей недр в законодательных актах и лицензиях на право пользования недрами46. Понятие приостановления, ограничения и досрочного прекращения права пользования недрами47. Основания и порядок прекращения и досрочного прекращения права пользования недрами48. Разовые и регулярные платежи за пользование недрами49. Плата за геологическую информацию о недрах50. Налог на добычу полезных ископаемых. Дифференциация НДПИ51. Соглашение о разделе продукции: понятие, стороны, порядок заключения52. Соотношение частно — правовых и публично — правовых начал в соглашениях о разделе продукции53. Особенности налогообложения при реализации соглашений о разделе продукции54. Практика реализации СРП в РФ55. Гражданская, административная, дисциплинарная и уголовная ответственность за нарушения законодательства о недрах. Понятия и виды наказаний56. Государственный геологический контроль: полномочия и порядок осуществления57. Государственный горный надзор: полномочия и порядок осуществления (говно билет)58. Трансграничные месторождения полезных ископаемых: понятие, существующие подходы по нормативно — правовому регулированию процесса их освоения59. Современные тенденции развития законодательства о недрах в Российской Федерации и зарубежных государствах