Рабочее место не аттестовано, что это?

Что такое аттестация рабочих мест?

Трудовым кодексом РФ на работодателей возложена обязанность периодически проводить аттестацию рабочих мест по условиям труда. Соответственно все предприятия, учреждения и организации должны планировать мероприятия по аттестации рабочих мест.

Что же такое Аттестация рабочих мест? Дадим следующие, более подробные, определения поставленному вопросу.

Рабочая зона – пространство, ограниченное по высоте 2 метра над уровнем пола или площадки, на которых находятся места постоянного или временного пребывания работающих.

Рабочее место – место, в котором работник должен находиться или в которое ему необходимо прибыть в связи с его работой и которое прямо или косвенно находится под контролем работодателя.

Постоянное рабочее место – место, на котором работающий находится большую часть своего рабочего времени (более 50% или более 2 часов непрерывно). Если при этом работа осуществляется в различных пунктах рабочей зоны, постоянным рабочим местом считается вся рабочая зона (если за работником закреплено несколько рабочих мест, то составляется единая карта аттестации, где отражаются все факторы, влияющие на общую оценку).

Условия труда – совокупность факторов производственной среды и трудового процесса, оказывающих влияние на здоровье и работоспособность человека в процессе труда.

Вредный производственный фактор – производственный фактор, воздействие которого на работающего в определённых условиях приводит к заболеванию или снижению работоспособности.

Опасный производственный фактор – производственный фактор, воздействие которого на работающего в определённых условиях приводит к травме или другому внезапному ухудшению здоровья.

Травмобезопасность – соответствие рабочих мест требованиям безопасности труда, установленных нормативными правовыми актами по охране труда и исключающих возможность травмирования работающих.

Тяжесть труда – характеристика трудового процесса, отражающая нагрузку на опорно-двигательный аппарат и функциональные системы организма (сердечно-сосудистую, дыхательную и др.).
Тяжесть труда характеризуется массой поднимаемого (перемещаемого) груза, величиной статической нагрузки, формой рабочей позы, степенью наклона корпуса и др.

Напряжённость труда – характеристика трудового процесса, отражающая нагрузку на центральную нервную систему, органы чувств и эмоциональную сферу работника.
К факторам, характеризующим напряжённость труда, относятся:

· интеллектуальные, сенсорные и эмоциональные нагрузки;
· степень монотонности нагрузок;
· режим работы.

Аттестация рабочих мест выполняется в соответствии с “Новый порядок проведения аттестации рабочих мест по условиям труда”, утверждённом Приказом Минздравсоцразвития РФ от 26 апреля 2011 г. № 342н.

Результаты аттестации рабочих мест по условиям труда используются в целях:

· планирования мероприятий по охране труда;
· последующей сертификации работ на соответствие требованиям по охране труда;
· обоснования предоставления льгот и компенсаций работникам, занятым на тяжёлых работах и работах с вредными и опасными условиями труда;
· решения вопроса о связи заболевания с профессией при подозрении на профессиональное заболевание;
· ознакомления работающих с условиями труда на рабочих местах и др.

Сроки проведения аттестации рабочих мест устанавливаются организацией с учётом изменений условий труда, но не реже одного раза в 5 лет.

На каждое рабочее место (или группу аналогичных по характеру выполняемых работ и по условиям труда рабочих мест) составляется карта аттестации рабочего места (рабочих мест).

Определяется класс условий труда.

Условия труда подразделяются на 4 класса: оптимальные, допустимые, вредные и опасные.

Оптимальные условия труда (1 класс) – такие условия труда, при которых сохраняется не только здоровье работающих, но и обеспечивается высокий уровень работоспособности.

Оптимальные нормативы установлены для микроклиматических параметров и факторов трудового процесса. Для других факторов условно за оптимальные принимаются такие условия труда, при которых неблагоприятные факторы отсутствуют либо не превышают уровни, принятые в качестве безопасных для населения.

Допустимые условия труда (2 класс) – условия труда, характеризующиеся такими уровнями факторов производственной среды и трудового процесса, которые не превышают установленных гигиенических нормативов для рабочих мест. Регламентированный отдых полностью восстанавливает функциональное состояние организма. Отсутствует негативное влияние на состояние здоровья работающих и их потомство.

Вредные условия труда (3 класс) – условия труда, характеризующиеся наличием вредных производственных факторов, превышающих гигиенические нормативы и оказывающих неблагоприятное воздействие на организм работающего и (или) его потомство.

Вредные условия труда по степени превышения гигиенических нормативов и выраженности изменений в организме работающих, подразделяются на 4 степени вредности:

1 степень 3 класса (3.1) — условия труда характеризуются такими отклонениями уровней вредных факторов от гигиенических нормативов, которые вызывают функциональные изменения, восстанавливающиеся, как правило, при более длительном (чем к началу следующей смены) прерывании контакта с вредными факторами и увеличивают риск повреждения здоровья;

2 степень 3 класса (3.2) – условия труда, характеризующиеся уровнями вредных факторов, приводящие к таким функциональным изменениям, которые увеличивают производственно-обусловленную заболеваемость и приводят к появлению начальных признаков или легких форм профессиональных заболеваний;

3 степень 3 класса (3.3) — условия труда, характеризующиеся такими уровнями вредных факторов, воздействие которых приводит к развитию, как правило, профессиональных болезней легкой и средней степеней тяжести в периоде трудовой деятельности, росту производственно-обусловленной заболеваемости;

4 степень 3 класса (3.4) — условия труда, при которых могут возникать тяжелые формы профессиональных заболеваний, отмечается значительный рост числа хронических заболеваний и высокие уровни заболеваемости с временной утратой трудоспособности;

Опасные (экстремальные) условия труда (4 класс) – условия труда, характеризующиеся уровнями производственных факторов, воздействие которых в течение рабочей смены (или ее части) создает угрозу для жизни, высокий риск развития острых профессиональных поражений, в том числе и тяжелых форм.

При оценке травмобезопасности классифицируются следующие условий труда:

Оптимальные (класс 1) – оборудование и инструмент полностью соответствуют стандартам и правилам. Установлены и исправны требуемые средства защиты. Проводиться инструктаж, обучение и проверка знаний по безопасности труда;

Допустимые (класс 2) – повреждения и неисправности средств защиты не приводят к нарушению их защитных функций (частичное загрязнение сигнальной окраски, ослабление отдельных крепёжных деталей и т.п.);

Опасные (класс 3) – средства защиты рабочих органов и передач (ограждения, блокировки, сигнальные устройства и др.) отсутствуют, повреждены или неисправны. Отсутствуют или не соответствуют установленным требованиям инструкции по охране труда. Не проводиться обучение по безопасности труда.

Рабочее место считается аттестованным, если на рабочем месте отсутствуют (или соответствуют допустимым величинам) опасные и вредные производственные факторы, а также выполняются требования по травмобезопасности.

При отнесении условий труда к 3 классу рабочее место признаётся условно аттестованным с указанием соответствующего класса и степени вредности (3.1, 3.2, 3.3, 3.4, а также 3.0 – по травмобезопасности) и внесением предложений по приведению его в соответствие с нормативными требованиями по охране труда.

При отнесении условий труда к 4 классу рабочее место признаётся не аттестованным и подлежит ликвидации или переоснащению.

Документы аттестации рабочих мест являются материалами строгой отчётности и подлежат хранению в течение 45 лет.

Государственный контроль за качеством проведения аттестации рабочих мест по условиям труда возложен на органы государственной экспертизы условий труда в субъектах Российской Федерации.

СООТНОШЕНИЕ ДОГОВОРА И ЗАКОНА

Л.В. СОЦУРО
Соцуро Л.В., доктор юридических наук.
Соотношение договора и закона, по мнению ученых-цивилистов, является дискуссионным. Важность проблемы определяется научной новизной и актуальностью гражданского законодательства России, необходимостью толкования условий договора. Соотношение между договором и законом нами предлагается называть режимом правового регулирования договорных отношений (далее — правовой режим).
О.Н. Садиков правовой режим соотношения договора и закона исследовал путем толкования требований статьи 422 ГК, федеральных законов и иных правовых актов .
———————————
См. Садиков О.Н. Договор и закон в новом гражданском праве России // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. N 2. 2000. С. 137 — 142.
Заметим, что статья 422 ГК устанавливает подчиненные начала для договора, который должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения (п. 1 ст. 422 ГК). При этом не ущемляется свобода договора. В соответствии со ст. 421 ГК субъекты гражданского правоотношения свободны в заключении договора. Понуждение к заключению договора не допускается, за исключением случаев, когда обязанность заключить договор предусмотрена ГК, законом или добровольно принятым обязательством. Стороны могут заключить между собой вид договора, как предусмотренный, так и не предусмотренный законом или иными правовыми актами. Условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами. Диспозитивная сторона закона или иных правовых актов применяется, если иное не установлено соглашением сторон.
Если условие договора не определено сторонами или диспозитивной нормой, соответствующие условия определяются обычаями делового оборота, применяемыми к отношениям сторон.
В связи с этим напрашивается вывод о том, что договор и закон, одновременно располагаясь в определенной правовой иерархии, находятся в паритетном соотношении установленных правил. Причем правила установлены законом, паритетны для договора и в соотношении являются его правовым режимом.
В то же время более чем спорным является вывод О.Н. Садикова о корректировке статьи 422 ГК в связи с ее расширительным толкованием. О.Н. Садиков, анализируя п. 1 ст. 422 ГК, утверждает: «между тем имеется немало гражданско-правовых сфер, где важную роль играют правила, утвержденные федеральными министерствами и ведомствами. Это перевозки грузов и пассажиров, снабжение электроэнергией, расчетные операции, некоторые другие специальные, однако практически важные области, где широко используется договор. Названные правила содержат большое число императивных норм, и заключаемые договоры должны соответствовать этим обязательным для участников договора предписаниям. Соответственно формулировка статьи 422 ГК РФ о подчинении договора императивным нормам закона и иных правовых актов должна толковаться расширительно и относиться также к актам министерств и иных федеральных органов, а в дальнейшем была бы желательна и корректировка редакции этой статьи» .
———————————
См. Садиков О.Н. Договор и закон в новом гражданском праве России // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. N 2. 2000. С. 137.
Несостоятельность приведенной позиции заключается в ошибочном выводе автора о расширительном толковании по объему п. 1 ст. 422 ГК. Однако уяснение воли законодателя в п. 1 ст. 422 ГК в конечном своем смысле соответствует буквальному по объему толкованию. Используя систематический способ толкования и сопоставляя требования п. 1 ст. 422 ГК и ст. 3 ГК, мы приходим к следующим выводам: во-первых, законом является ГК РФ и принятые в соответствии с ним иные федеральные законы (далее — законы) (п. 2 ст. 3 ГК). Иными правовыми актами являются: указы Президента Российской Федерации; постановления Правительства Российской Федерации (далее — и иные правовые акты) (п. п. 4, 6 ст. 3 ГК). Во-вторых, министерства и иные федеральные органы исполнительной власти могут издавать акты, содержащие нормы гражданского права, в случаях и пределах, предусмотренных Гражданским кодексом, другими законами и иными правовыми актами (п. 7 ст. 3 ГК), и такие нормы гражданского права к иным правовым актам не относятся. Однако правовой режим норм в актах министерств и ведомств может быть востребован в договорах, не предусмотренных законом или иными правовыми актами (п. 2 ст. 421 ГК). В качестве вывода представляется, что п. 1 ст. 422 ГК в корректировке в сторону расширительного толкования по объему не нуждается. Расширение круга субъектов по изданию иных правовых актов создало бы неразрешимое противоречие с правовым режимом свободы договора. Необоснованное увеличение иных правовых актов может не только затруднить процесс заключения договора, но и довести эту ситуацию до абсурда. В этих условиях разумным и соответствующим здравому смыслу является правило, которое установлено в п. 1 ст. 422 ГК. Правовой режим диспозитивных норм, действовавших в момент заключения договора, регулируется собственно диспозитивной нормой и соглашением сторон. В последнем случае законодатель отдает приоритет в правовом регулировании соглашению сторон. Тем самым обеспечивается не только свобода договора, но и равенство соотношения договора и закона. При обстоятельствах, когда стороны не исключили применение диспозитивной нормы либо не установили условие, отличное от нее, а равно при отсутствии такого соглашения условие договора определяется диспозитивной нормой.
На наш взгляд, правовой режим диспозитивных норм является ясным по смыслу и точным по определению. Здесь отсутствует питательная почва для ненужных сомнений и тем более не требуется расширительного толкования ст. 422 ГК. Пункт 2 ст. 422 ГК утверждает стабильность договора и неизменность условий договора при изменении закона, кроме случаев придания вновь принятому закону обратной силы.
В связи с этим в юридической литературе имеются следующие точки зрения: например, Брагинский М.И. и Витрянский В.В. считают, что Вводный закон и ст. 422 ГК допускают обратную силу закона при определенных условиях к тем правам и обязанностям, которые возникли до введения его в действие . Садиков О.Н. усматривает в Вводных законах и п. 2 ст. 422 ГК дублирование однородных норм, тем более в различной редакции .
———————————
См. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1999 г.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — М.: Издательство «Статут», 2001 (издание 3-е, стереотипное). См. Садиков О.Н. Договор и закон в новом гражданском праве России // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. N 2. 2000. С. 138.
На первый взгляд точки зрения вышеназванных авторов тождественны, но выражены разными словами. Приведенное Садиковым О.Н. систематическое толкование в конечном счете свидетельствует о том, что «законодательной тавтологии здесь нет» . При этом следует иметь в виду, что статья 5 Вводного закона предписывает ГК действовать с момента вступления в законную силу, регулируя те правоотношения, которые возникают в силу ст. 8 ГК. Отмеченное корреспондируется со ст. 4 ГК, что доказывает системность норм и отсутствие их дублирования в нормах закона. Среди многих оснований возникновения гражданских прав и обязанностей является их возникновение из договоров и иных сделок, предусмотренных законом, а также из договоров и иных сделок, хотя и не предусмотренных законом, но не противоречащих ему (п. 1 ст. 8 ГК). Пункт второй ст. 4 ГК отсылает в регулировании отношений по договору к ст. 422 ГК. Таким образом, п. 2 ст. 422 ГК по отношению к ст. 5 Вводного закона и ст. 4 ГК является специальной нормой. Как известно, специальная норма имеет приоритет над общей нормой. В связи с этим к правам и обязанностям, возникающим из договора, всецело применяются правила, установленные ст. 422 ГК. В свою очередь, п. 2 ст. 422 ГК указывает на обратную силу закона в случае прямого предписания к регулированию определенных отношений, возникших из ранее заключенных договоров. Тем самым ст. 422 ГК выступает общей и отсылочной к тем нормам закона, которые предусматривают специальные правила. Например, таким законом может быть исключительно федеральный закон, к которому, в частности, относится и Вводный закон к ГК части первой, статья 9 которого требует независимо от совершения недействительных сделок применять к ним нормы Кодекса об основаниях и последствиях недействительных сделок (ст. ст. 162, 165 — 180 ГК). Иными словами, сделки, относящиеся к недействительным, если они были совершены до 1 января 1995 года, признаются таковыми впоследствии без учета времени их совершения. Такое положение в правовом регулировании называется применением обратной силы закона, снимающего противоречия в правилах ст. 422 ГК и Вводного закона.
———————————
Там же.
В отношении ранее заключенных договоров действует правило, согласно которому взаимоотношения сторон, урегулированные законодательством на момент их заключения, действуют и после вступления в силу нового закона. Однако, когда между сторонами возникают правоотношения, к примеру, по исполнению обязательств, возмещению вреда и т.д., применяются нормы не закона, действовавшего в момент заключения договора, а нормы нового закона. Из сути свободы договора вытекает реальная возможность для сторон корректировки существенных условий договора, а также прав и обязанностей с учетом диспозитивных норм нового закона.
Воля сторон, формирующая их соглашение к пересмотру и корректировке условий договора в сторону обеспечения исполнения обязательств, является тонким инструментом предупреждения ситуаций, к которым могут быть причислены правила п. 1 ст. 451 ГК. Возможно, в этом и заключается главное различие между обратной силой закона и существенным изменением обстоятельств, влекущих изменение и расторжение договора.
Обратная сила закона всегда детерминирована, и смысл ее состоит в том, чтобы улучшить — но не ухудшить — регулируемые отношения в гражданско-правовой сфере. И в этом смысле закон, имеющий обратную силу, является объективной реальностью. В свою очередь, обстоятельства, за исключением форс-мажорных, определяются волей сторон, то есть субъектами. Примером являются правила, установленные статьей 157 ГК в отношении сделок, совершенных под условием, где стороны самостоятельно устанавливают обстоятельства своим соглашением.
В прямой постановке вопроса усматривается и результат толкования закона. Во-первых, обратная сила закона не может порождать по своей природе существенное изменение обстоятельств, влекущих изменение и расторжение договора. В этой ситуации стороны ранее заключенный ими договор могут изменить или расторгнуть, а новый, находясь в тех же условиях и при той же степени заботливости и осмотрительности, не заключать. Во-вторых, договорные обстоятельства устанавливаются соглашением сторон. Существенное изменение обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении договора, является основанием для его изменения или расторжения, если иное не предусмотрено договором или не вытекает из его существа (п. 1 ст. 451 ГК). В диспозиции названной статьи ГК нет указаний на связь закона, в том числе и имеющего обратную силу, с указанными обстоятельствами.
Дополнительным аргументом, конкретизирующим ранее изложенную точку зрения О.Н. Садикова о различной редакции ст. ст. 4, 422 ГК, является вывод, сделанный М.И. Брагинским и В.В. Витрянским в результате использования грамматического способа толкования названных статей ГК.
ГК включил нормы, посвященные действию гражданско-правового акта во времени, притом как общие, так и специальные. Правила, о которых идет речь, составляют содержание двух статей Кодекса. Из них первая — ст. 4 (Действие гражданского законодательства во времени) — распространяется на все гражданские отношения, а вторая — ст. 422 (Договор и закон) — регулирует только вопрос о последствиях принятия новых гражданских актов для договоров. Обе статьи устанавливают соответствующие правила лишь применительно к одному из возможных правовых источников — закону. И хотя ст. 4 ГК говорит вначале об «актах гражданского законодательства», в силу п. 2 ст. 3 ГК указанный термин равнозначен другому: «федеральный закон». Это подтверждается и второй нормой, включенной в ст. 4. Она прямо указывает на то, что имеется в виду именно «закон» , в связи с чем участникам гражданско-правовых договоров, в том числе и долгосрочных, с участием отечественных и иностранных инвесторов нет правовых оснований опасаться за судьбу договора при изменении закона.
———————————
См. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1999 г. С. 101.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — М.: Издательство «Статут», 2001 (издание 3-е, стереотипное).Опасения в этом есть не что иное, как эмоциональные издержки, свойственные творческому поиску в науке.
Весомым аргументом в пользу изложенной позиции выступает практика арбитражных судов .
———————————
См. Садиков О.Н. Договор и закон в новом гражданском праве России // Вестник Высшего Арбитражного Суда РФ. N 2. 2000 г. С. 140.
В складывающейся судебно-арбитражной практике опредмечивается гармоничный процесс взаимоотношений договора и закона. Соответствующие судебно-арбитражные органы обобщают судебную практику, находят проблемы взаимоотношений договора и закона и ищут пути их разрешения. Так, Брагинский М.И. и Витрянский В.В., анализируя проблемы недействительности договора, отмечают рост числа споров, связанных с признанием сделок недействительными и применением последствий ничтожных сделок . Примером является обобщенная практика за 1997 год Федерального Арбитражного суда Московского округа по разрешению споров о признании договоров недействительными, проведенная судьями этого суда с участием представителей аналитической работы арбитражных судов г. Москвы и Московской области.
———————————
См. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. М., 1999 г.
Монография М.И. Брагинского, В.В. Витрянского «Договорное право. Общие положения» (Книга 1) включена в информационный банк согласно публикации — М.: Издательство «Статут», 2001 (издание 3-е, стереотипное).Наиболее распространенными видами договоров, действительность которых оспаривалась в арбитражных судах в 1997 году, стали договоры купли-продажи, в основном нежилых помещений — 36 дел (26%); договоры аренды — 28 дел (20%); в одну группу были объединены кредитные договоры (14%), сделки по передаче

КОГО ДРАТЬ КНУТОМ… НАЛОГОПЛАТЕЛЬЩИКА ИЛИ АВТОРОВ НЕКАЧЕСТВЕННОГО ЗАКОНА? «

«Об утверждении Правил оказания услуг по реализации туристского продукта »
 

Если потребитель, несмотря на своевременное и обоснованное информирование исполнителем, в разумный срок не изменит указаний о способе оказания услуги либо не устранит иные обстоятельства, которые могут снизить качество туристского продукта, исполнитель вправе отказаться от исполнения договора о реализации туристского продукта и потребовать возмещения убытков. 18. Услуги, входящие в туристский продукт, и процесс их оказания должны быть безопасными для жизни, здоровья, имущества потребителя и окружающей среды, а также не причинять ущерба материальным и духовным ценностям общества и безопасности государства.

В случае возникновения обстоятельств, свидетельствующих о возникновении в стране (месте) временного пребывания потребителей угрозы безопасности их жизни и здоровья, а равно опасности причинения вреда их имуществу, потребитель и (или) исполнитель вправе потребовать в судебном порядке расторжения договора о реализации туристского продукта или его изменения. Наличие указанных обстоятельств подтверждается соответствующими решениями федеральных органов государственной власти, органов государственной власти субъектов Российской Федерации, органов местного самоуправления, принимаемыми в соответствии с федеральными законами.
При расторжении до начала путешествия договора о реализации туристского продукта в связи с наступлением вышеуказанных обстоятельств потребителю возвращается денежная сумма, равная общей цене туристского продукта, а после начала путешествия — ее часть в размере, пропорциональном стоимости не оказанных потребителю услуг. Исполнитель в соответствии с положениями Федерального закона «О персональных данных» принимает необходимые меры по обеспечению безопасности информации о полученных исполнителем в процессе оказания услуг персональных данных потребителя, в том числе при их обработке и использовании. В случае если законодательством страны (места) временного пребывания установлены требования наличия гарантий оплаты медицинской помощи лицам, временно находящимся на ее территории, исполнитель обязан обеспечить предоставление таких гарантий в форме страхового медицинского полиса.
По требованию потребителя исполнитель оказывает содействие в предоставлении услуг по страхованию иных рисков (в том числе при совершении путешествий, связанных с прохождением потребителями маршрутов, представляющих повышенную опасность для их жизни и здоровья).
19. Исполнитель обязан не позднее 24 часов до начала путешествия передать потребителю оригинал договора о реализации туристского продукта, туристскую путевку, документы, удостоверяющие право потребителя на услуги, входящие в туристский продукт (ваучер, билет .и другие), а также иные документы, необходимые потребителю для совершения путешествия. Предоставление потребителю указанных документов в более поздние сроки возможно лишь при наличии согласия потребителя.
20. Каждая из сторон договора о реализации туристского продукта вправе потребовать его изменения или расторжения в связи с существенными изменениями обстоятельств, из которых стороны исходили при заключении этого договора. К существенным изменениям обстоятельств относятся: — ухудшение условий путешествия, указанных в договоре о реализации туристского продукта и туристской путевке; — изменение сроков совершения путешествия; — непредвиденный рост транспортных тарифов; невозможность совершения потребителем поездки по независящим от него обстоятельствам (болезнь потребителя, отказ в выдаче визы и другие обстоятельства). Порядок и условия изменения или расторжения договора о реализации туристского продукта в связи с существенными изменениями обстоятельств, из которых стороны исходили при его заключении, а также последствия для сторон такого изменения или расторжения (в том числе распределение между сторонами расходов, понесенных ими в связи с исполнением такого договора), определяются гражданским законодательством Российской Федерации. V. Порядок предъявления претензий и ответственность сторон по договору о реализации туристского продукта
21. Претензии в связи с нарушением условий договора о реализации туристского продукта предъявляются потребителем исполнителю в порядке и на условиях, которые предусмотрены Гражданским кодексом Российской Федерации, Федеральным законом «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» и Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей». Претензии к качеству туристского продукта предъявляются туроператору в письменной форме в течение 20 дней с даты окончания действия договора о реализации туристского продукта и подлежат рассмотрению в течение 10 дней с даты получения претензий.
22. Исполнитель в соответствии с Законом Российской Федерации «О защите прав потребителей» несет ответственность:
— за ненадлежащую информацию о туристском продукте и исполнителе, в том числе за причинение вреда жизни, здоровью и имуществу потребителя вследствие непредоставления ему полной и достоверной информации;
— за реализацию туристского продукта, содержащего в себе недостатки, в том числе за нарушение требований к качеству и безопасности туристского продукта; — за нарушение сроков оказания услуг и иных условий договора о реализации туристского продукта;
— за включение в договор о реализации туристского продукта условий, ущемляющих права потребителя по сравнению с условиями, установленными федеральными законами, настоящими Правилами и иными нормативными правовыми актами Российской Федерации;
— за причинение вреда жизни и здоровью потребителя, а также его имуществу вследствие недостатков туристского продукта. Потребитель, если ему не предоставлена возможность незамедлительно получить при заключении договора о реализации туристского продукта информацию о туристском продукте, вправе потребовать от исполнителя возмещения убытков, причиненных необоснованным уклонением от заключения указанного договора, а если данный договор заключен — в разумный срок отказаться от его исполнения и потребовать возврата уплаченной за услуги суммы и возмещения других убытков.
Исполнитель, не предоставивший потребителю полной и достоверной информации о туристском продукте, несет согласно пункту 1 статьи 29 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей» ответственность за недостатки туристского продукта, выявленные после оказания услуг потребителю вследствие отсутствия у потребителя такой информации. Последствия нарушения исполнителем сроков оказания услуг, а также сроки устранения недостатков таких услуг и сроки удовлетворения отдельных требований потребителя определяются в соответствии со статьями 28, 30 и 31 Закона Российской Федерации «О защите прав потребителей», а права потребителя при обнаружении недостатков туристского продукта и право потребителя на отказ от исполнения договора о реализации туристского продукта — в соответствии со статьями 29 и 32 указанного Закона.
Исполнитель освобождается от ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение своих обязательств перед потребителем, если докажет, что неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств произошло вследствие непреодолимой силы, а также по иным основаниям, предусмотренным федеральными законами.
23. В случае нарушения исполнителем настоящих Правил исполнитель несет административную, уголовную или гражданско-правовую ответственность в соответствии с Законодательством Российской Федерации. Контроль и надзор за соблюдением настоящих Правил осуществляют федеральный орган исполнительной власти и его территориальные органы, на которые возложены функции по контролю и надзору в сфере защиты прав потребителей и потребительского рынка.