Процедура медиации в гражданском процессе

Медиация? Нет, не слышал…

Институт медиации существует в России более 10 лет, а после вступления в силу 1 января 2011 года специального закона он вышел на новый уровень (Федеральный закон от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)»; далее – закон о медиации). По оценкам ВС РФ, по состоянию на четвертый квартал 2014 года более чем в 60 субъектах РФ были созданы организации, осуществляющие медиативную деятельность. Чаще всего, по выводам Суда, посредством медиации удается решить споры, возникающие из брачно-семейных, земельных, наследственных, жилищных и трудовых отношений (п. 5 Справки о практике применения судами Федерального закона от 27 июля 2010 г. № 193-ФЗ «Об альтернативной процедуре урегулирования споров с участием посредника (процедуре медиации)» за период с 2013 по 2014 год, утв. Президиумом ВС РФ 1 апреля 2015 г.; далее – Справка).

При этом ВС РФ отмечает, что несмотря на рост числа примирительных процедур за последние несколько лет, их востребованность все еще остается достаточно низкой. Портал ГАРАНТ.РУ выяснил, почему после обращения спорящих сторон в суд они так редко прибегают к процедуре медиации.

Что такое медиация?

Под медиацией понимается альтернативная процедура урегулирования споров с участием посредника. Данная процедура проводится добровольно, при обоюдном согласии спорящих сторон (как граждан, так и предпринимателей) (п. 2 ст. 1 закона о медиации). В качестве независимого посредника для урегулирования спора приглашается медиатор, который осуществляет свою деятельность бесплатно либо на платной основе. Профессиональные организации по медиации оказывают свои услуги только возмездно (п. 1 ст. 10 закона о медиации).

Результатом применения процедуры медиации является медиативное соглашение, в котором прописываются условия разрешения спора (п. 7 ст. 2 закона о медиации). Такое соглашение заключается в письменной форме, однако в случае, если спор уже находится на рассмотрении суда, не имеет юридической силы. Для того, чтобы закрепить достигнутые договоренности в правовом поле, стороны могут ходатайствовать перед судом о признании медиативного соглашения мировым (ч. 3 ст. 12 закона о медиации).

ВАЖНО ЗНАТЬ

Суд откажет в утверждении медиативного соглашения в качестве мирового, например, в случае, если:

  • у представителя стороны, участвовавшего в заключении медиативного соглашения, отсутствуют полномочия на заключение мирового соглашения или они неясно сформулированы;
  • медиативное соглашение противоречит закону;
  • его условия нарушают права и интересы иных лиц или в принципе неисполнимы;
  • в судебном заседании одна из сторон отказывается от заключения мирового соглашения (п. 12 Справки).

Главное преимущество медиации перед судебным процессом заключается в оперативности разрешения конфликта – ведь медиаторы не связаны формальными требованиями процессуального законодательства и чаще всего не имеют «в производстве» несколько десятков дел одновременно, в отличие от судей. Кроме того, судебное решение часто не удовлетворяет одну или даже обе стороны, что вынуждает их обжаловать его в вышестоящие суды. У квалифицированного же медиатора гораздо больше возможностей добиться в ходе переговоров компромисса, который устроил бы всех участников спора.

В условиях перегруженности судов медиация приветствуется судейским сообществом. Главный консультант Управления систематизации и анализа судебной практики ВС РФ, советник юстиции I класса Алексей Солохин отмечает, что договорившимся по конкретному вопросу сторонам будет проще разрешать разногласия в будущем. Кроме того, такие договоренности скорее всего не придется обжаловать, а их исполнение с большой долей вероятности будет происходить добровольно. Значит, стороны сохранят драгоценное время, получив при этом желаемый результат.

Однако многие граждане и предприниматели, которые уже обратились в суд за разрешением своего спора, к предложениям воспользоваться примирительной процедурой относятся настороженно. Портал ГАРАНТ.РУ проанализировал причины этого и возможные пути решения сложившейся ситуации.

Причина 1. Отсутствие информации об институте медиации

Узнать актуальную судебную практику поможет «Энциклопедия судебных решений. Правовые позиции судов» в интернет-версии системы ГАРАНТ. Получите бесплатный доступ на 3 дня!
Получить доступ

Как указывает ВС РФ, виной низкой популярности медиации во многом является плохая просветительская работа медиаторов и судов (абз. 7 подп. а» п. 16 Справки). Действительно, граждане не очень хорошо знакомы с сутью этой процедуры и возможностями ее применения.

Как отмечают медиаторы, наиболее действенный способ распространить информацию о себе – наладить взаимодействие с самими судьями. Тем более, что суд в начале рассмотрения каждого дела обязан выяснить, желают ли стороны провести процедуру медиации (ст. 172 ГПК РФ, ст. 135 АПК РФ). «Когда мы начали направленно работать с судами общей юрисдикции, они пошли нам навстречу и заключили соглашение о взаимодействии. Теперь медиация в нашем регионе получила широкое распространение. Иногда стороны по делу соглашаются на альтернативный способ урегулирования спора, даже не понимая до конца, что это означает, – настолько большую роль играет для них рекомендация судьи», – делится своим опытом директор ООО «Центра разрешения споров «Диалог» Вера Гришина.

В целях информирования граждан об альтернативном способе урегулирования спора суды и медиаторы предпринимают различные меры, например, размещают разъясняющую информацию на стендах и публикуют ее на сайтах судов. «Мы ввели практику раздачи информационных брошюр при приеме искового заявления, что существенно увеличило количество обращений к процедуре медиации на досудебной стадии. Я даже могу похвастаться случаями, когда граждане приходили в суд подавать исковое заявление, но после проведенных разъяснений отказывались делать это и сразу обращались к медиаторам», – рассказала руководитель правления Ассоциации медиаторов Ростовской области «Примирение», к. ю. н. Мария Коблева.

ВС РФ отмечает, что суды тоже не остаются в стороне: они проводят научные конференции, публикуют работы по соответствующей тематике, изучают медиативные технологии. Как заявил юрист, медиатор-тренер Центра медиации и права Сергей Тюльканов, по статистике у судей, которые прошли курс медиации, больше мировых соглашений, чем у тех, кто ни разу не сталкивался с альтернативным способом урегулирования споров.

Несмотря на проводимую работу, эксперты отмечают, что большинство россиян все еще не владеют информацией об институте медиации и его возможностях.

Причина 2. Недостаточное законодательное регулирование процедуры медиации

Профессиональные медиаторы указывают на не урегулированные законодателем процессуальные вопросы, которые «тормозят» распространение этой примирительной процедуры. Один из них – слишком сжатый срок на проведение медиации при передаче спора на рассмотрение в суд. Данный срок обусловлен сроком рассмотрения дела и не может превышать 60 дней (ч. 3 ст. 13 закона о медиации).

Суд может объявить перерыв в судебном заседании для общения сторон с медиатором на несколько часов (п. 9 Справки). Обычно это происходит в судах, где есть дежурные медиаторы. Но чаще всего суд откладывает судебное разбирательство. В случае принятия сторонами решения о проведении процедуры медиации суд по ходатайству обеих сторон может отложить судебное разбирательство на срок, не превышающий 60 дней (ч. 1 ст. 169 ГПК РФ, ч. 2, ч. 7 ст. 158 АПК РФ, ч. 1-2 ст. 13 закона о медиации). Однако указанного времени не всегда бывает достаточно для разрешения спора. Особенно сложно приходится тем тяжущимся, у которых рассматривается одновременно несколько разных, но связанных между собой дел в нескольких судах, – им для решения конфликта, как правило, необходимо собрать все материалы воедино.

Кроме того, «минусом» существующей процедуры медиации является отсутствие у медиатора права знакомиться с материалами дела, поскольку он не является стороной спора (ст. 34-35 ГПК РФ, ст. 40-41 АПК РФ). На предоставление копий документов сторонами процесса уходит время, а без всестороннего изучения всех имеющихся данных урегулировать возникший спор бывает достаточно трудно.

Причина 3. Высокая стоимость услуг медиаторов

По мнению судов, высокая стоимость услуг профессиональных медиаторов является существенным препятствием для более частого и эффективного использования института примирения (абз. 1 подп. «б» п. 16 Справки). Сегодня за работу профессионального медиатора придется заплатить в среднем от 2 тыс. руб. в час. По оценке президента Национальной организации медиаторов, научного руководителя Центра медиации и права Цисаны Шамликашвили, продолжительность процедуры медиации, не считая перерывов, обычно составляет от одного до нескольких дней при длительности одной сессии от трех до восьми часов. Таким образом, за разрешение спора с помощью медиатора в среднем придется заплатить около 19 тыс. руб. Для сравнения, госпошлина за подачу в суд общей юрисдикции иска ценой 10 тыс. руб. составит 400 руб. (п. 1 ч. 1 ст. 333.19 НК РФ).

Однако в случае, если медиация закончилась заключением мирового соглашения до принятия решения, истцу возвращается 50% суммы уплаченной им государственной пошлины (п. 1 ст. 333.40 НК РФ).

Кроме того, длительная судебная тяжба между предпринимателями может нанести им серьезные убытки, если продолжение работы до окончания судебного процесса становится фактически невозможным. Медиатор в таком случае может спасти ситуацию, быстро разрешив спор и тем самым сэкономив в перспективе деньги сторон.

ПОЛЕЗНЫЕ СЕРВИСЫ

Наш калькулятор расчета госпошлины поможет рассчитать сумму, которую необходимо оплатить при подаче искового или иного заявления в суд общей юрисдикции (арбитражный суд), а также узнать размер других видов госпошлины.

Теоретически существуют различные возможности по снижению стоимости услуг медиации, например, оказание государственной поддержки организациям, осуществляющим деятельность по обеспечению проведения процедуры медиации, введение для них льготного налогообложения, создание конкурентной среды среди медиаторов и т. д. Кроме того, можно по аналогии с Нидерландами взимать плату за услуги медиатора со спорящих сторон начиная не с первого, а, например, со второго часа работы медиаторов. А разработанный ВАС РФ законопроект1 предлагает внедрить в арбитражный процесс бесплатное судебное примирение. Однако перечисленные выше идеи не облечены в конкретные законодательные инициативы, а указанный законопроект вот уже два года находится на рассмотрении в Госдуме в ожидании второго чтения.

Причина 4. Отсутствие в здании суда специального помещения для применения медиации

Согласно данным ВС РФ, в ряде судов уже открылись специальные комнаты и кабинеты примирения – отдельные помещения, в которых стороны могут попытаться урегулировать спор. «На мой взгляд, наличие в здании суда таких помещений в некоторых случаях может позволить спорящим сторонам быстрее прийти к примирению и в целом содействует повышению востребованности примирительных процедур», – высказался Алексей Солохин. Правда, к настоящему времени, по сведениям ВС РФ, медиаторы привлекались к рассмотрению спора непосредственно в здании суда лишь в 18 регионах (п. 2 Справки).

С появлением специальных помещений заработали и дежурные медиаторы при судах. «Введение дежурных медиаторов стало для нас большим толчком к развитию. Теперь у граждан есть возможность прямо в здании суда проконсультироваться у опытного медиатора», – сообщила Мария Коблева. «Насколько мне известно, медиаторы дежурят в комнатах примирения по определенному графику. Если медиаторы в одном суде представляют разные организации, то устанавливается очередность дежурств», – разъяснил возможный порядок их работы Алексей Солохин.

Однако несмотря на все старания, полностью проблему выделения помещений для альтернативного рассмотрения споров и его материально-технического обеспечения решить в судах всех регионов еще не удалось (абз. 9 п. 16 Справки).

Причина 5. Негативное влияние судебных представителей на проведение медиации

ВС РФ отмечает, что развиваться медиации мешает отсутствие стремления у судебных представителей к примирению сторон (абз. 4 подп. «б». п. 16 Справки). Дело в том, что при передаче дела медиатору и успешном разрешении спора необходимость в услугах судебного представителя часто отпадает, из-за чего последний остается без зарплаты.

Однако не все практикующие медиаторы согласны с тем, что адвокаты не заинтересованы в развитии медиации. «В моей практике адвокаты никогда не препятствовали передаче дел медиатору. Если адвокат профессионален и видит, что спор может рассматриваться в суде десятилетиями, он сам предлагает воспользоваться примирительными процедурами», – заметила Вера Гришина. А советник Президента Федеральной палаты адвокатов РФ, к. ю. н. Вахтанг Фёдоров вообще уверен, что адвокат может не только рекомендовать обратиться к медиатору, но и сам стать им. Тем более, законодательство это позволяет. Так, вне рамок адвокатской деятельности адвокат вправе оказывать услуги по урегулированию споров, в том числе в качестве медиатора (п. 3 ст. 9 Кодекса профессиональной этики адвоката). Но при этом должно соблюдаться одно ограничение: медиатор не вправе оказывать какой-либо стороне юридическую, консультационную или иную помощь (п. 2 ч. 6 ст. 15 закона о медиации).

В Ростовской области, по словам Марии Коблевой, адвокатское сообщество разделилось на два лагеря: одни считают, что медиация отнимает у них деньги, а другие сами прошли обучение и стали медиаторами. «Судебный представитель обладает определенным жизненным опытом, профессиональными знаниями, этическими принципами – то есть всем тем, что так необходимо любому медиатору», – считает Вахтанг Фёдоров.

Причина 6. Отсутствие традиций по ведению переговоров

Во второй половине XX столетия медиация уже широко применялась в США, Австралии, Великобритании, а чуть позже начала распространяться и в Европе. Почему же эта процедура прочно укоренилась во многих странах, но так плохо приживается в России?

ВС РФ в качестве одной из причин низкой популярности медиации указал психологический фактор (подп. «в» п. 16 Справки). Суды отмечают, что в нашей стране очень высокая степень конфликтности отношений в обществе и низкий уровень правовой культуры. Институт медиации воспринимается гражданами как что-то инородное и не заслуживающее доверия, поскольку существует не очень давно и не является государственным. ВС РФ подчеркивает, что для многих людей судебное решение кажется более «ценным» актом по сравнению с определением о прекращении производства по делу, вынесенным после примирительной процедуры, что юридически абсолютно неверно.

Еще одной причиной низкой востребованности медиации является стремление лиц, права которых нарушены, не только разрешить спор, но и привлечь нарушителя к ответственности любыми доступными способами.

А для недобросовестных граждан разрешение спора в судебном порядке является отсрочкой исполнения своих обязательств перед контрагентами. Как заметил Алексей Солохин, процедура медиации скорее всего не будет привлекательной для таких лиц, ведь их цель – не урегулировать спор, а затянуть судебный процесс.

Виды интеллектуальных прав в современном российском законодательстве

Интеллектуальные права, также называемые правами на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации, — это законодательно установленная возможность лица распоряжаться данного вида собственностью по своему усмотрению. В том числе допускается передача права на использование третьим лицам либо, напротив, применение в их отношении различных запретов. Данная сфера регулируется Гражданским кодексом Российской Федерации. О том, какие виды интеллектуальных прав существуют, будет рассказано в данной статье.

Понятие и виды прав интеллектуальной собственности

Как уже говорилось в анонсе, интеллектуальные права — это права какого-либо лица на продукты интеллектуальной деятельности. Названий у данного вида прав очень много. Например, существует такое определение как субъективные права интеллектуальной собственности, что является просто ещё одним синонимом данного термина.

Если обратиться к российскому классификатору субъективных прав, то можно заметить, что данный вид прав классифицируется как субъективные права на нематериальные блага. Это логичное решение составителей, поскольку речь здесь идет не о материальных предметах.

Следует отметить, что существуют различные виды интеллектуальных прав, отличающиеся друг от друга, часто возникающие совместно либо при особых обстоятельствах. Исходя из статьи 1226 Гражданского кодекса Российской Федерации, интеллектуальные права включают следующие виды:

  • имущественные интеллектуальные права;
  • личные неимущественные права;
  • иные права.

Пока рассмотрим эти виды интеллектуальных прав поверхностно, чтобы получить комплексное представление о предмете разговора. Начнём по порядку.

1. Имущественные права — это вид интеллектуальных прав, которые можно использовать в сделках, продавать и передавать по усмотрению правообладателя либо в силу каких-то договоров, которые устанавливают требования по обращению с этим видом прав. Самое главное отличие имущественных прав заключается в том, что они не привязаны непосредственно к автору. К категории имущественных прав относится и исключительное право. Оно включает в себя следующее:

  • право пользоваться продуктом интеллектуальной деятельности любым образом, не противоречащим действующему законодательству (подробности можно прочесть в первом пункте 1229 статьи Гражданского кодекса Российской Федерации РФ);
  • право свободно передавать, отчуждать, продавать и любыми другими способами распоряжаться продуктом интеллектуальной деятельности;
  • право позволять и воспрещать третьим лицам пользоваться продуктом интеллектуальной деятельности (подробности можно прочесть в 1233 статье Гражданского кодекса Российской Федерации);
  • право на юридическую защиту продукта интеллектуальной деятельности.

2. Личные неимущественные права — это те виды интеллектуальных прав, которые имеют прямое отношение к автору данного произведения. Они не могут быть объектом сделок и быть переданы третьим лицам. Что сюда входит? Например, право на авторство. С точки зрения законодательства нельзя осуществить сделку, в рамках которой автор передаёт право называться автором произведения другому лицу. Подробнее об этом можно прочесть во втором пункте 1228 статьи Гражданского кодекса Российской Федерации. Ещё шире освящает этот вопрос вся 70 глава данного кодекса, поскольку она целиком посвящена авторскому праву.

3. Иные интеллектуальные права — это те категории интеллектуальных прав, которые могут быть установлены только в отношении отдельных видов объектов права интеллектуальной собственности.

Виды объектов интеллектуальных прав

Какие существуют виды объектов интеллектуальных прав? Может показаться, что их трудно перечислить, но это не так. Статья 1225 Гражданского кодекса Российской Федерации приводит все виды объектов интеллектуальной собственности. Если же в данном перечне нет какого-либо продукта, то это может означать лишь то, что данный вид не относится к тем, которые подлежат правовой охране.

Следует отметить, что виды интеллектуальных прав для удобства принято классифицировать по группам, каждая из которых предполагает собственный правовой подход.

1) Авторское право — это тот вид интеллектуальных прав, который можно рассматривать как наиболее широкий. Термин применяется и в области литературы, и в области науки. При этом понятие авторского права возникает при наличии произведения, как некой объективной формы, представляющей авторскую идею. Если высказаться проще, то можно сказать, что такой вид интеллектуальных прав, как авторское право, охраняет именно конкретную форму реализации: книгу, картину и т.д., но не в состоянии защитить её идею.

Авторское право может быть отнесено далеко не ко всем видам продуктов интеллектуальной деятельности человека. Например, в эту категорию не попадут официальные документы, государственная символика, концепции, процессы, языки программирования, факты, способы решения каких-либо технических задач, методы и подходы к организационным вопросам, а также многое другое.

2) Права, смежные с авторскими — это тот вид интеллектуальных прав, который относится к нетворческим направлениям деятельности. Как правило, в любом государстве может быть установлен собственный перечень смежных прав. В частности, в эту категорию чаще всего относят эфирное вещание или сообщения по кабелю, фонограммы и многое другое.

3) Патентное право — это тот вид интеллектуальных прав, который относится к различным изобретениям, полезным моделям и промышленным образцам. Здесь важно провести чёткое разграничение таких понятий, как «открытие» и «изобретение», поскольку изобретение — это продукт человеческой деятельности, создание чего-то, чего не существовало прежде, а открытие — это констатация какого-то существующего факта или явления, до сих пор неизвестного человечеству. На открытия интеллектуальные права не распространяются.

4) Нетрадиционные объекты интеллектуальной собственности, на которые тоже могут распространяться некоторые виды интеллектуальных прав. Среди прочего: производственные секреты, достижения селекционеров и т.д.

5) Средства индивидуализации юридических лиц, включающие товарные знаки, фирменные наименования и другое. Регулирование данной области производит единый правовой институт охраны маркетинговых обозначений.

В чём отличие прав автора и правообладателя?

В первую очередь важно определиться, кто такой автор. Автор — это лицо, которое создало произведение. Чтобы считать произведение созданным, необходимо два условия:

  1. творческий вклад человека,
  2. объективная форма выражения произведения.

Творческий вклад признаётся, если лицо самостоятельно проделало какую-либо работу для создания некого произведения. Результат, полученный механическим путём, не будет считать произведением, а тот, кто его запустил — автором.

Следует отметить, что даже ручной поиск информации и ее систематизация может рассматриваться как минимальный творческий вклад, так что составление справочника — это создание произведения.

Объективная форма выражения — это наличие некого материального носителя, дающего возможность ознакомиться с произведением автора. Грубо говоря, мало прочитать стих или спеть песню: нужна запись текста, нот, либо хотя бы аудио- или видеозапись.

Если оба условия соблюдены, то это означает, что с юридической точки зрения есть автор и есть произведение.

Автор обладает всеми правами на своё произведение. Фактически является самым главным правообладателем.

Но возможна передача исключительных прав другому правообладателю. Это может быть осуществлено через договор отчуждения, либо по договору предоставления права пользования на различных условиях. Но это не передаст абсолютно все права (к примеру, не затронет право авторства).

В некоторых ситуациях, например, при наличии трудового договора, автор может заранее отказаться от исключительных прав на произведение в пользу другой стороны договора.

В чём особенность интеллектуальных прав публикатора

Такой вид интеллектуальный прав, как право публикатора, — это нововведение в отечественном законодательстве. Это важно, поскольку позволяет разобраться с вопросом о том, как могут быть обнародованы те произведения, которые не были доведены до публики при жизни автора.

Согласно 1337 Гражданского кодекса Российской Федерации, публикатор — это то лицо, которое занимается обнародованием такого произведения, разумеется, при условии, что оно с законодательной точки зрения может попасть в общественное достояние. Следует отметить, что публикатор, как лицо, осуществляющее публикацию, имеет право действовать так только в отношении произведений. На другие виды объектов, созданных автором, его полномочия не распространяются.

Публикатор не имеет права осуществлять свою деятельность в отношении некоторых видов произведений. Что же это за такие категории? В основном это те виды произведений, которые находятся в архивах муниципального или государственного уровня.

Предоставляемые публикатору виды прав включают:

  1. Исключительное право на произведение, которое он обнародовал. Право предполагает всё то, что предусмотрено в Гражданском кодексе Российской Федерации в статье 1339.
  2. Право указать своё имя в обнародованном произведении. При этом имя требуется сохранять в случае его переработки, либо публикации на иностранном языке и при прочих видах, предполагающих изменение изначальной формы.

Следует отметить, что обнародование произведения должно производиться в соответствии с 3 пунктом статьи 1268 Гражданского кодекса Российской Федерации. В первую очередь, необходимо учесть, что данная процедура не должна противоречить авторской воле. Например, автор произведения вправе указать в дневнике, завещании, письме или какой-либо иной форме, что он не желает, чтобы данная его работа стала достоянием общественности. Это требование нужно уважать. Публикация в таких случаях недопустима.

Исключительное право лица, осуществляющего публикацию, включает:

  • воспроизведение произведения;
  • распространение произведения или его копий посредством реализации;
  • осуществление проката произведения или его копий;
  • публичная демонстрация произведения;
  • сообщение произведения по кабельной связи;
  • отправление заграницу произведения или его копий в целях реализации;
  • публичное исполнение;
  • сообщение произведения в эфир;
  • доведение произведения до масс каким-либо иным образом.

Имеются и иные виды установления статуса публикатора. Например, публикатор может выступить одновременно и переводчиком, либо кем-то ещё. Приведём пару ситуаций. Допустим, некий переводчик решил опубликовать на русском языке произведение английского автора, которое до сих пор не было известно публике. Соответственно, такой публикатор занимается уже не только одним видом работы — доведением до общественности произведения, но и выступает в роли человека, занимающегося творчеством, — переводчика. Таким образом, у данного лица появляется уже два статуса по отношению к данному произведению. С одной стороны, он публикатор, а с другой — переводчик. Все виды прав, которые полагаются в обоих случаях, должны быть соблюдены в отношении данного лица.

Исключительное право публикатора действует в течение двадцати пяти лет после того, как произведение было впервые обнародовано.

Следует ещё раз отметить, что публикатор обладает далеко не всеми видами интеллектуальных прав на публикуемое произведение. Если будет установлено, что он пытается присвоить себе авторство, либо как-то иначе посягнуть на интеллектуальные неимущественные права автора, то его право публикатора может быть прекращено. Обычно такая процедура производится в порядке судебного решения. Чаще всего в этих делах руководствуются статьёй 1342 Гражданского кодекса Российской Федерации.

Гражданский кодекс Российской Федерации посвящает первый пункт статьи 1343 вопросу того, как правильно устанавливать права на обнародованное произведение, если на них претендуют публикатор и некое лицо, выступающее в качестве покупателя прав на произведение. Как правило, всё регулируется при помощи договора, а то, какой вариант будет использован в каждом конкретном случае, зависит от соглашения сторон.

Что же касается того, какие виды интеллектуальных прав будут переданы тем или иным лицам, как будет производиться распространение оригинала и копий произведений, и многих других вопросов, то здесь будут действовать стандартные условия, установленные в статье 1272 Гражданского кодекса Российской Федерации. Например, если публикатор продаст свои права, то дальнейшие публикации могут осуществляться уже без его согласия и без выплаты вознаграждения.

Понятие и виды интеллектуальных прав неимущественного характера

Перечислим существующие виды интеллектуальных прав неимущественного характера:

  • право на имя,
  • право авторства,
  • право на неприкосновенность произведения,
  • право на защиту репутации автора.

Что же означает выражение «неимущественные интеллектуальные права»? Всё довольно просто. В отличие от имущественных, неимущественными являются безусловные права, от которых нельзя отказаться. Кроме того, эти права не прекращаются в связи с тем, что прошёл установленный законодательством промежуток времени. Как известно, основные виды интеллектуальных прав могут передаваться, продаваться, изменяться. Но неимущественные не рассматриваются как объекты сделок. Ими нельзя распоряжаться тем же образом. Этот вид интеллектуальных прав разработан из тех соображений, что общество имеет право знать имя истинного создателя того или иного произведения, а также иметь возможность ознакомиться с этой работой в её оригинальном, а не искажённом воплощении. Невозможно даже юридически оформить сделку, при которой если автор объявит об отказе от интеллектуальных прав неимущественного характера, то она будет признана недействительной. Если же каким-то образом она была проведена, то её результаты не имеют никакой юридической силы. Авторство сохранятся за автором. Но отдельно следует рассмотреть последний пункт — право на защиту репутации. О нём мы ещё поговорим ниже, так как это особый вид интеллектуального права неимущественного характера, который действительно может передаваться по наследству третьим лицам.

Рассмотрим подробно существующие категории интеллектуальных прав неимущественного характера.

  • Право авторства — право значится в качестве автора своей работы.
  • Право автора на имя — право использовать для подписи работы своё или любое желаемое имя, либо вообще не подписывать произведение никак, оставшись анонимом.
  • Право на неприкосновенность произведения — не разрешается внесение каких-либо поправок, корректировок, сокращений, прибавлений и других изменений к произведению, если он не дал на то личное согласие. Следует отметить, что данный вид интеллектуальных прав неимущественного характера предполагает также и то, что к произведению нельзя прибавлять комментарии, послесловия, иллюстрации и т.д. Подробнее об этом рассказывает Гражданский кодекс Российской Федерации в статье 1266.
  • Право на защиту репутации автора — этот вид интеллектуального права неимущественного характера тесно связан с предыдущим. Их легко перепутать. Тем не менее, есть разница. Здесь речь идёт о том, что произведение защищено от каких-либо прибавлений, способных повредить репутации автора, выставить его в неблагоприятном свете. Следует отметить, что защита чести и достоинства создателя произведения происходит и после того, как он умер. Данный вопрос рассматривается в уже упомянутой выше стать 1266 Гражданского кодекса Российской Федерации.

При опубликовании произведения анонимно или под псевдонимом издатель, имя или наименование которого указано на произведении, считается представителем автора и в этом качестве имеет право защищать права автора и обеспечивать их осуществление.

Эти отношения сохраняются до тех пор, пока автор не решит раскрыть свою личность.

Как известно, существует процедура перехода произведений в общественное достояние. Это довольно сложный вопрос, так как известно, что личное неимущественное право не имеет сроков. В связи с этим очень сложно порой разобраться в видах интеллектуальных прав, которые продолжают и прекращают действие в момент перехода прав на произведение в общественное достояние. Здесь необходимо обратиться к законодательству и разъяснить, что же оно говорит о сохранении видов интеллектуальных прав на произведение.

Итак, наследники имеют право защищать интересы автора, но сами не получают те же виды интеллектуальных прав, что были закреплены за ним. В частности, наследник не имеет оснований для того, чтобы присвоить себе авторство произведения. Тем не менее, он может продолжать защищать репутацию автора — в этом закон его не ограничивает. Что же предполагает такой вид интеллектуальных прав неимущественного характера? Суть состоит в следующем: наследник, правопреемник или иное заинтересованное лицо может отстаивать интересы автора, требовать сохранения целостности произведения, сохранения авторства и принимать законодательные меры против тех, кто нарушил какое-либо из этих прав.

На первый взгляд такое разграничение видов интеллектуальных прав между умершим автором и его наследниками выглядит справедливым и единственным возможным. Не случайно именно эти положения закреплены в статье 1267 Гражданского кодекса Российской Федерации. Но, к сожалению, на практике это не всегда приводит к положительным результатам. Следует понимать, что далеко не все наследники являются людьми, понимающими авторский замысел, разделяющими убеждения автора и его интересы. Часто происходит так, что наследники своими запретами препятствуют популярности автора, изданию его новых книг, появлению экранизаций и т.д. Как-то повлиять на них с законодательной точки зрения практически не представляется возможным. Это говорит о том, что имея в руках даже не самые существенные виды интеллектуальных прав, человек с превратными представлениями, может действовать вне интересов умершего автора. К сожалению, подобные ситуации не нашли какой-либо приемлемой формы юридической оценки. На сегодняшний день данная область остаётся непроработанной.

Иные виды интеллектуальных прав

1. Право следования. Это очень важный для творческих людей вид интеллектуального права. Понять, в чём его суть, проще всего на примере. Допустим, есть некий художник, поэт, музыкант и т.д. Он создаёт некое произведение, на которое у него, безусловно, имеются определённые виды интеллектуальных прав. Среди прочих необходимо и такое право, которое бы помогло отстаивать интересы этого автора в будущем. Например, роман писателя внезапно набрал популярность, вследствие чего допечатали дополнительный тираж, либо музыка композитора стала пользоваться спросом и была записана на множество дисков. В связи с этим требуется такой вид интеллектуального права, который бы мог обеспечить автору некоторые отчисления, исчисляемые в процентах от продаж этой продукции. Это важный вид интеллектуальных прав, поскольку никто не способен точно предугадать, каким образом будет цениться в будущем то или иное произведение искусства, в то время как многие авторы вынуждены ради денег порой продавать свои работы за бесценок. В связи с этим законодательно введено право следования, которое распространяется на произведения изобразительного искусства, рукописи и музыкальные произведения.

2. Право на получение патента — это вид интеллектуальных прав, который часто упоминается в связи с регистрацией прав на продукты интеллектуальной деятельности — в первую очередь, изобретения. Учитывая, что интеллектуальные права могут быть проданы, то патент на изобретение разрешается получить лицу, которое стало новым правообладателем. Установлены и другие ситуации, в которых данный вид интеллектуальных прав переходит к другому лицу. Среди прочего следует отметить, что среди прочего способен передавать данное интеллектуальное право договор, виды которого могут быть разнообразными, но чаще всего речь идёт о трудовом. То есть, если, например, учёный работает в неком институте, то право на патентование его изобретения остаётся за учреждением, согласно трудовому договору.

3. Право доступа — это вид исключительных прав, относящийся к предметам архитектуры и изобразительного искусства. Согласно статье 1226 Гражданского кодекса Российской Федерации, данный вид интеллектуальных прав включается в категорию «иные интеллектуальные права». Следует отметить, что в законодательствах иных стран право доступа относится не только к архитектурным произведениям и произведениям живописцев, но и к другим формам искусства. Однако сейчас мы рассматриваем исключительно российское законодательство. Суть данного вида интеллектуальных прав сводится к тому, что некоторые объекты интеллектуальной собственности являются уникальными, невоспроизводимыми объектами. Если, например, музыка или рукопись могут иметь цифровое выражение и печататься на однотипных носителях, то картина или здания рассматриваются как уникальные объекты, доступ к которым должен быть открыт их автору. В частности, воспрещается препятствовать фото- и видеосъёмке произведения автором. Но есть и исключения, если подписан договор, согласно которому, автор отказывается от такого вида интеллектуального права, как право доступа. В рамках данного права вводится понятие «собственник произведения» — то есть лицо, являющееся непосредственным владельцем оригинала объекта интеллектуальной деятельности. Собственник произведения обязан не препятствовать реализации права доступа автора к своему творению. Право доступа сохраняется даже в тех случаях, когда, например, произведение передано в аренду третьему лицу. Собственник не имеет права скрывать от автора место, где находится его творения. Сделав фото- и видеосъёмку, автор может распоряжаться полученными материалами по своему усмотрению, не спрашивая на это разрешения владельца.

4. Право на отзыв — это довольно сложный для реализации вид интеллектуальных прав автора. Его суть проще всего объяснить на примере. Допустим, некий автор решил по своим соображениям вернуть себе своё творение. Он имеет на это полное право, но лишь с тем условием, что возместит владельцу всё те убытки, которые тот понесёт в силу такого решения. Это не всегда одна только стоимость произведения. Вполне возможно, что потребуется покрыть и другие сопутствующие расходы. Сложность реализации такого интеллектуального права автора заключается ещё и в том, что в случае книг придётся отзывать тиражи и т.д. То есть, в зависимости от формы интеллектуальной собственности, возникнут свои нюансы, которые значительно усложнят данную процедуру. Многие нюансы осуществления данного вида интеллектуального права раскрыты в 1269 Гражданского кодекса Российской Федерации. Следует учитывать, что данный вид интеллектуальных прав не может быть реализован в нашей стране в отношении компьютерных программ и произведениям, ставшим частью некой структуры, например, архитектурным элементам одного большого здания и т.д.

5. Право на вознаграждение является элементом исключительного права. В статье 1245 Гражданского кодекса Российской Федерации говорится, что подобная ситуация возможна в отношении фонограмм и произведений аудиовизуального характера. Эту тему освещает ещё и 3 пункт 1263 статьи Гражданского кодекса, который затрагивает вопрос публичного исполнения и сообщения в эфир продуктов интеллектуальной деятельности.

22 октября Верховный Суд РФ вынес Определение № 4-КГ19-55 по спору между сособственниками жилого дома, один из которых намеревался получить право собственности на него в силу приобретательной давности.

После смерти К. в 1991 г. ее сыну и дочери достался в наследство дом. Согласно завещанию право собственности между наследниками распределилось поровну – в размере 50% каждому. Мужчина скончался в июне следующего года, поэтому его долю унаследовали Марина Большакова и Василий Иванов, которые не оформили свои права в отношении этого имущества.

В 2004 г. скончалась дочь К., оба ее сына унаследовали долю матери в праве собственности на дом в равных долях. Далее мужчины заключили соглашение о разделе наследства, и доля домовладения перешла к одному из них, а после его смерти доля в имуществе в судебном порядке перешла его дочери А., которая зарегистрировала свое право собственности на нее. В мае 2006 г. женщина подарила долю И., которая спустя четыре года подарила ее Надежде Захаркиной.

Впоследствии Надежда Захаркина обратилась в суд с иском к собственникам второй половины дома о признании за ней права собственности на весь дом в силу приобретательной давности. В обоснование своих требований женщина ссылалась на то, что ей уже принадлежит ½ доли, а также на то, что она и ее правопредшественники открыто и добросовестно владели всем домом и земельным участком как своим собственным свыше 15 лет. По ее мнению, ответчики Иванов и Большакова не пользуются спорной недвижимостью, фактически отказавшись от нее.

Суд отказал женщине в удовлетворении исковых требований. Он отметил, что владение истицы не является добросовестным, поскольку она и ее правопредшественники знали о принадлежности другой доли в праве на домовладение и земельный участок ответчикам, которые не совершали каких-либо действий, направленных на отказ от права собственности на спорное имущество. Решение суда первой инстанции устояло в апелляции.

В кассационной жалобе в Верховный Суд Надежда Захаркина просила отменить судебные акты как незаконные. Изучив материалы дела, Судебная коллегия по гражданским делам ВС РФ согласилась с доводами заявительницы.

Высшая судебная инстанция напомнила, что право собственности в силу приобретательной давности может быть приобретено на имущество, принадлежащее на праве собственности другому лицу, а также на бесхозяйное имущество (ст. 225 и 234 ГК РФ и совместное Постановление Пленумов ВАС и ВС РФ от 29 апреля 2010 г. № 10/22). «По смыслу указанных выше положений закона и разъяснений Пленума ВС РФ приобретательная давность является самостоятельным законным основанием возникновения права собственности на вещь при условии добросовестности, открытости, непрерывности и установленной законом длительности такого владения. Давностное владение является добросовестным, если, приобретая вещь, лицо не знало и не должно было знать о неправомерности завладения ею, т.е. в тех случаях, когда вещь приобретается внешне правомерными действиями, однако право собственности в силу тех или иных обстоятельств возникнуть не может. При этом лицо владеет вещью открыто как своей собственной, т.е. вместо собственника, без какого-либо правового основания (титула). Наличие титульного собственника само по себе не исключает возможность приобретения права собственности другим лицом в силу приобретательной давности», – отметил ВС.

Верховный Суд добавил, что для приобретения права собственности в силу приобретательной давности не является обязательным, чтобы собственник (в отличие от положений ст. 236 ГК РФ) совершил активные действия, свидетельствующие об отказе от собственности, или объявил об этом. Достаточно будет того, что титульный собственник в течение длительного времени устранился от владения вещью, не проявлял к ней интереса, не исполнял обязанностей по ее содержанию, вследствие чего вещь является фактически брошенной им.

Как подчеркнула высшая судебная инстанция, осведомленность давностного владельца о наличии титульного собственника сама по себе не означает недобросовестность давностного владения. Давностный владелец может присоединить ко времени своего владения все время, в течение которого имуществом владели правопредшественники, универсальным или сингулярным правопреемником которых является он.

Верховный Суд отметил, что нижестоящие суды не привели никаких обстоятельств, из которых можно было бы сделать вывод о недобросовестности как самой истицы, так и ее правопредшественников по отношению к владению спорным имуществом. В этой связи Суд направил дело на новое рассмотрение во вторую инстанцию.

Комментируя определение Суда, руководитель проектов Бюро присяжных поверенных «Фрейтак и Сыновья», к.ю.н. Виктор Спесивов отметил, что оно затронуло крайне важную и двусмысленную правовую конструкцию в российском вещном праве – приобретательную давность. По его словам, указанный правовой институт сам по себе является отличной правовой находкой для урегулирования вопросов с фактически «брошенным» имуществом. «Уже не первый раз встречаю мнения судей судов первой и апелляционной инстанций о том, что осведомленность давностного владельца о наличии титульного собственника исключает добросовестность давностного владения, так как при таком раскладе лицо, получая владение, не могло не знать об отсутствии основания возникновения у него права собственности. Но, учитывая, что добросовестно заблуждаться в отношении наличия у тебя права на имущество, которое не твое, можно только в каких-то очень специальных случаях, такое толкование ст. 234 ГК РФ неоправданно сужает возможность ее применения», – отметил эксперт.

По его словам, наиболее частый случай обращения в суд с исками о признании права собственности в силу приобретательной давности – это споры наследников недвижимости, когда бремя содержания всего разделенного на идеальные доли объекта несет один из сособственников, который не может оформить свое право титульного владения на весь объект. «В таких случаях часто в ЕГРН значится только один сособственник, потому что второй наследник просто не обратился в Росреестр за оформлением своего права, которым его наделило свидетельство на наследство. Из-за образующегося в таких случаях правового вакуума страдает не только сособственник, который платит коммунальные услуги и поддерживает в надлежащем состоянии весь объект, а не только принадлежащую ему часть, но и бюджет. Ведь для заключения договора аренды и для приобретения в собственность земельного участка нужно сначала поставить последний на кадастровый учет, для чего необходимо согласие всех собственников объекта, занимающего земельный участок. В итоге бюджет не получает от этого домовладения ни земельного налога, ни арендной платы», – пояснил Виктор Спесивов.

По словам эксперта, такие случаи неоднократно встречались в его практике. «Лишение добросовестного сособственника возможности признать через 18 лет полного бездействия титульного владельца второй части объекта право собственности на фактически бесхозную часть не способствует стабильности гражданского оборота в сфере недвижимости и обесценивает в принципе значение института приобретательной давности. Поэтому очень хорошо, что Верховный Суд четко обозначил, что наличие титульного собственника и даже известность о нем истцу не означают недобросовестность давностного владельца, так как главное в этом случае – это то, что вещь приобретается внешне правомерными действиями», – полагает юрист.

В то же время Виктор Спесивов выразил сожаление, что ВС РФ не смог сразу разрешить дело по существу в пользу истца, поэтому остается вероятность того, что суд апелляционной инстанции снова откажет в иске. Он также выразил надежду, что теперь нижестоящие суды будут меньше путаться и чаще удовлетворять иски о признании права собственности на объекты недвижимого имущества в силу приобретательной давности.

Адвокат, партнер АБ «КРП» Виктор Глушаков отметил, что Верховный Суд в очередной раз исправил ошибку нижестоящих инстанций, указывая на недопустимость формального подхода. «Несмотря на явное преодоление предмета доказывания по данной категории дел, суд первой инстанции потребовал от истца доказательств, которых он, очевидно, не мог представить, и которые, по своей сути, не должны быть представлены в подобном процессе, – полагает он. – Оценивая подход нижестоящих инстанций, я не представляю, как еще можно доказать “отказ ответчиков от спорного недвижимого имущества” при подтвержденном факте конклюдентных действий, свидетельствующих об отсутствии интереса к владению спорным объектом недвижимости».

По словам эксперта, отсутствие интереса к владению столь длительное время является достаточным основанием для вывода о преодолении бремени доказывания. «При этом создание дополнительных препятствий для истца совершенно необоснованно. Тем более что суды требовали доказать отрицательный факт, но всем нам известно, что подобный факт может быть доказан только через утверждение об обратном. Для судебной практики это положительный пример того, какие обстоятельства должны устанавливать суды по данной категории дел», – подытожил Виктор Глушаков.