Протокол суда

Обжалование заочных решений

При рассмотрении дела в порядке заочного производства и принятии заочного решения ответчику предоставляется право выбора способа обжалования. Так, согласно ст. 237 ГПК РФ ответчик вправе подать в суд, вынесший заочное решение, заявление об отмене этого решения в течение семи дней со дня вручения ему копии этого решения. Кроме этого, заочное решение может быть обжаловано сторонами в кассационном порядке, заочное решение мирового судьи — в апелляционном порядке в течение десяти дней по истечении срока подачи ответчиком заявления об отмене этого решения суда, а в случае, если такое заявление подано, — в течение десяти дней со дня вынесения определения суда об отказе в удовлетворении этого заявления (ч. 2 ст. 237 ГПК РФ).
Во Вьетнаме если заочное решение суда будет обжаловано хотя бы одной из сторон, то дело подлежит рассмотрению тем же судом, который вынес обжалуемое решение. Стадия судебного разбирательства полностью повторяется заново и суд выносит второе решение.
В ст. 96 ГПК Индии содержится общее положение об апелляционном обжаловании в соответствующий суд решений суда первой инстанции, включая и заочное. Иными словами, ответчик имеет выбор — либо просить суд первой инстанции пересмотреть принятое им заочное решение, либо обжаловать его.
Установление двух способов обжалования — один из специфических признаков заочного решения. Именно в этом заключается главное отличие заочного решения от решения, вынесенного в отсутствие ответчика по правилам ст. 167 ГПК РФ.
Существует точка зрения, согласно которой пересмотр заочного решения судом, его вынесшим, нельзя назвать способом обжалования заочного решения. Следует иметь в виду, что законность и обоснованность заочного решения при рассмотрении заявления о его отмене не исследуется, а сам процессуальный документ, которым ответчик инициирует порядок пересмотра, в проекте назван не жалобой, а заявлением.
Закрепление в законе двух способов обжалования вызывает следующий вопрос: исключает ли выбор одного из них возможность использования другого? На первоначальном этапе у ответчика имеется только один путь — подача заявления об отмене заочного решения. Право на апелляционное (кассационное) обжалование возникает после истечения срока на подачу такого заявления. Однако использование упрощенного порядка обжалования не препятствует подаче апелляционной (кассационной) жалобы. Следовательно, избирая первоначально упрощенный порядок обжалования, ответчик в будущем может воспользоваться вторым способом обжалования заочного решения.
Поскольку обжалование в кассационном (апелляционном — для решений мировых судов) порядке является общим способом обжалования решений судов Российской Федерации, не вступивших в законную силу, мы не будем подробно на нем останавливаться. Больший интерес представляет второй способ — обжалование заочного решения в суд, его вынесший.
Действующее законодательство четко закрепляет право на обжалование решения в упрощенном порядке за ответчиком. Ранее ч. 1 ст. 2136 ГПК РСФСР предоставляла данное право стороне, не присутствовавшей в судебном заседании. Это позволило некоторым авторам сделать вывод о том, что «под стороной, не присутствовавшей в судебном заседании, следует понимать не только неявившегося ответчика, но и неявившегося истца, а также неявившихся третьих лиц, пользующихся процессуальными правами сторон». Однако систематическое толкование норм главы 161 ГПК РСФСР не подтверждало указанную позицию: «…под стороной, не присутствовавшей в судебном

16. Нормативные и ненормативные акты: понятие и отличия.

Нормативный правовой акт — это документ, который содержит обязательные правила поведения для неограниченного круга лиц и рассчитанные для неоднократного применения. А ненормативный правовой акт обязателен для исполнения только конкретными лицами, которые в нем же и указаны.

Поэтому его зачастую называют правовым актом индивидуального характера. (назначения на должности, награждения и т. д. ) Предметом судебного разбирательства при оспаривании ненормативных актов являются конфликты, возникающие в связи с отношениями субординации, т. е. власти и подчинения. Классификация нормативно-правовых актов производится по различным основаниям: по юридической силе; по содержанию; по объему и характеру действия; субъектам, их издающим. Отличия: 1. Ненормативные акты не устанавливают общих норм поведения, носят индивидуальный, определенный характер. Они принимаются во исполнение закона или иных норм права, по организационно-распорядительным вопросам. 2. Властное предписание, содержащееся в ненормативном акте, направлено на установление, изменение или прекращение прав и обязанностей определенных лиц. 3. Обязательность исполнения властного предписания — один из главных квалифицирующих признаков ненормативного правового акта. 4. Ненормативные акты принимаются государственными органами в инициативном порядке, поэтому носят односторонний характер. 5. Форма ненормативного акта, как правило, определяется соответствующим нормативным актом, но может быть и не определена. В силу этого форма ненормативного правового акта не является необходимым признаком при его квалификации. Индивидуальный характер ненормативного акта обусловлен его правоприменительным свойством, его действие направлено на конкретное лицо или группу лиц, акт принимается для урегулирования конкретного отношения. Действие ненормативного акта исчерпывается его исполнением. В отличие от нормативных актов ненормативные акты не содержат правовых норм, не направлены на неоднократное применение».

Взносы по капитальному ремонту для собственников нежилых помещений в МКД

Дмитрий Бурняшев

Частнопрактикующий юрист, эксперт по правовому сопровождению деятельности организаций ЖКХ

специально для ГАРАНТ.РУ

В жилищном законодательстве существует собирательное название обязательных платежей для собственников – плата за жилое помещение и коммунальные услуги. Из-за такого названия у собственников нежилых помещений в МКД часто появляется убеждение, что они не обязаны платить такие платежи, в частности за капитальный ремонт, поскольку у них в собственности нежилое помещение. Но это не так – в случае неуплаты они рискуют стать должниками. Разберемся в нюансах этого обязательного платежа, как за нежилое помещение, так и за машиноместо.

Обязаны ли платить взносы за капитальный ремонт собственники нежилых помещений в МКД?

Напомним, плата за жилое помещение является реализацией собственниками как жилых помещений, так и нежилых бремени по несению расходов на содержание общего имущества (ст. 39 Жилищного кодекса). Более того, относительно оплаты взнос на капитальный ремонт существует ч. 3 ст. 158 Жилищного кодекса РФ, которая прямо предусматривает, что обязанность по оплате расходов на капитальный ремонт общего имущества в МКД распространяется на всех собственников помещений.

Законность и соответствие норм жилищного законодательства об оплате взносов на капитальный ремонт для собственников нежилых помещений была подтверждена Конституционным Судом Российской Федерации в Постановлении от 12 апреля 2016 г. № 10-П «По делу о проверке конституционности положений части 1 статьи 169, частей 4 и 7 статьи 170 и части 4 статьи 179 Жилищного кодекса Российской Федерации в связи с запросами групп депутатов Государственной Думы». При этом, Суд рассмотрел нормы в целом, не разграничивая собственников жилых и нежилых помещений.

В другом деле, КС РФ, рассматривая законность норм ч. 1 ст. 158 Жилищного кодекса РФ, закрепляющей общую обязанность собственников помещений в МКД участвовать в расходах на содержание общего имущества в МКД путем внесения платы за содержание жилого помещения, взносов на капитальный ремонт, отметил, что данная норма не может рассматриваться как не согласующаяся с конституционными предписаниями и возложение расходов по содержанию общего имущества в многоквартирном доме не только на собственников жилых помещений в таком доме, но и на лиц, в собственности которых находятся расположенные в нем нежилые помещения и которые также заинтересованы в поддержании дома в надлежащем состоянии, а потому лица данной категории наряду с собственниками жилых помещений обязаны вносить соответствующие платежи соразмерно своей доле в праве общей собственности на это имущество (Постановление КС РФ от 29 января 2018 г. № 5-П). В итоге Суд сделал вывод собственники нежилых помещений с точки зрения обязательств по оплате за помещение несут такие же обязательства, как и собственники жилых помещений, в том числе обязаны оплачивать взносы на капитальный ремонт.

Они должны делать это с 30 июля 2017 года?

Действительно, ч. 3 ст. 158 Жилищного кодекса РФ была введена в кодекс с 30 июля 2017 года Федеральным законом от 29 июля 2017 г. № 257-ФЗ. Но данный факт не означает, что обязанность оплачивать взносы возникла с указанной даты, поскольку данная норма распространяется на правоотношения с 1 января 2013 года. Такое положение было закреплено в ч. 2 ст. 2 Федерального закона от 29 июля 2017 г. № 257-ФЗ «О внесении изменений в Жилищный кодекс Российской Федерации». Это исключение согласуется с ч. 4 ст. 6 Жилищного кодекса РФ, предусматривающее распространение актов жилищного законодательства на отношения, возникшие до даты введения в действие такого акта, предусмотрев такое правило указанным актом.

Могут ли собственники нежилых помещений в МКД потребовать платежный документ на оплату на предстоящий календарный год?

По общему правилу, взносы на капитальный ремонт уплачиваются ежемесячно на основании платежных документов, представленных не позднее первого числа месяца, следующего за истекшим месяцем (ч. 1-2 ст. 171, ч. 2 ст. 155 Жилищного кодекса РФ).

Собственникам нежилых помещений предоставлено вправе потребовать представить в их адрес платежный документ, содержащий расчет размеров взноса на капитальный ремонт на предстоящий календарный год. При этом, собственник в таком случае, может оплатить такой платежный документ как единовременно в месяце, следующем за месяцем, в котором он представлен, так и ежемесячно равными долями в течение календарного года (ч. 3 ст. 171 Жилищного кодекса РФ). При представлении платежного документа на год следует учитывать, что в пределах года тариф может быть разным. Как правило, до начала текущего года, субъекты РФ уже публикуют нормативный правовой акт, устанавливающий тариф на год и его изменение в течение года. Вопросы сроков публикации таких нормативных актов регулируются региональным законодательством. Например, в Ставропольском крае минимальный размер взноса устанавливается Правительством Ставропольского края ежегодно, но не позднее 1 октября года, предшествующего очередному году. Такой порядок определен ст. 2 Закона Ставропольского края от 28 июня 2013 года №57-кз «Об организации проведения капитального ремонта общего имущества в многоквартирных домах, расположенных на территории Ставропольского края»

Если собственник нежилого помещения – юридическое лицо, то платежные документы должны представляться по адресу юридического лица.

Жилищным законодательством не урегулирован вопрос места представления платежных документов, а представление платежек в почтовый ящик представляет собой не иначе как правовой обычай согласно ст. 5 Гражданского кодекса.

На случай платежных документов за капитальный ремонт предусмотрено – если собственником нежилого помещения является юридическое лицо, то платежный документ доставляется по адресу (месту нахождения) постоянно действующего исполнительного органа юридического лица (в случае отсутствия постоянно действующего исполнительного органа юридического лица – иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности), по которому осуществляется связь с юридическим лицом.

Собственники машино-мест тоже должны оплачивать капитальный ремонт?

Жилищный кодекс не выделяет отдельного регулирования прав и обязанностей собственников машино-мест, поэтому при рассмотрении данного вопроса следует учитывать совокупность нормативно-правовых норм.

Машино-место отнесено к недвижимому имуществу в виде части здания или сооружения, границы частей которых описаны в установленном законодательством о государственном кадастровом учете порядке (п. 3 ч. 1 ст. 130 ГК РФ).

В п. 2 Правил предоставления коммунальных услуг собственникам и пользователям помещений в многоквартирных домах и жилых домов (утв. постановлением Правительства РФ от 6 мая 2011 г. № 354) содержится указание, что к нежилым помещениям в указанных Правилах приравниваются части многоквартирных домов, предназначенные для размещения транспортных средств (машино-места, подземные гаражи и автостоянки, предусмотренные проектной документацией).

Следует отметить общее, что в любом случае – машино-место является неотъемлемой частью здания и сооружения, то есть входит в его состав, поэтому, если машино-место находится в МКД, то наравне со всеми собственниками, собственник такого помещения обязан будет оплачивать взносы за капитальный ремонт.

Обращения граждан

Порядок рассмотрения электронных обращений граждан, направленных через официальный сайт Министерства финансов Российской Федерации в информационно-телекоммуникационной сети «Интернет»

1. Официальный сайт Министерства финансов Российской Федерации является дополнительным средством для обеспечения возможности обращений граждан в Министерство финансов Российской Федерации.

2. К рассмотрению принимаются электронные обращения, заполненные в соответствии с прилагаемой формой.

3. Порядок рассмотрения обращений граждан регламентируется Федеральным законом от 02.05.2006 № 59-ФЗ «О порядке рассмотрения обращений граждан в Российской Федерации», Федеральным законом Российской Федерации от 27.07.2006 № 152-ФЗ «О персональных данных», Федеральным законом Российской Федерации от 09.02.2009 № 8-ФЗ «Об обеспечении доступа к информации о деятельности государственных органов и органов местного самоуправления», а также Регламентом Министерства финансов Российской Федерации, утвержденным приказом Минфина России от 14.09.2018 N 194н.

4. По вопросам применения законодательства Российской Федерации о налогах и сборах Министерство дает письменные разъяснения на запросы граждан, являющихся налогоплательщиками, плательщиками сборов и налоговыми агентами, в пределах своей компетенции в течение двух месяцев со дня поступления соответствующего запроса в Министерство, в соответствии со статьей 34.2 Налогового кодекса Российской Федерации. По решению Министра (заместителя Министра) указанный срок может быть продлен, но не более чем на один месяц, с уведомлением гражданина, направившего обращение, о продлении срока его рассмотрения.

5. Электронное обращение не рассматривается, если:

  • не указаны фамилия или имя заявителя;
  • не указан адрес электронной почты для ответа;
  • текст обращения содержит нецензурные, либо оскорбительные выражения, угрозы жизни, здоровью и имуществу должностного лица, а также членов его семьи;
  • текст обращения не поддается прочтению;
  • текст обращения не позволяет определить суть предложения, заявления или жалобы;
  • при наборе текста использована некириллическая раскладка клавиатуры или только заглавные буквы;
  • текст обращения не имеет знаков препинания, содержит непонятные сокращения;
  • является дубликатом предыдущего обращения заявителя;
  • текст обращения является рекламным материалом.

6. Электронные обращения граждан, направляемые в Министерство финансов Российской Федерации минуя предлагаемую форму ввода, к рассмотрению не принимаются.

7. Уведомление о приеме обращения к рассмотрению или об отказе в рассмотрении направляется на адрес электронной почты, указанный в обращении.

8. Ответ на принятое к рассмотрению электронное обращение направляется на адрес электронной почты, указанный в обращении.

УВЕДОМЛЕНИЕ ДЛЯ ПОЛЬЗОВАТЕЛЕЙ

  1. При использовании информации, размещаемой на официальном интернет-сайте Министерства финансов Российской Федерации (далее — Сайт), технические средства Сайта автоматически распознают сетевые (IР) адреса и доменные имена каждого пользователя (посетителя Сайта). Упомянутые сведения; электронные адреса лиц, пользующихся интерактивными сервисами Сайта и (или) отправляющих электронные сообщения в адреса, указанные на Сайте; автоматически накапливаемые сведения о том, к каким интернет-страницам Сайта обращались пользователи; иные сведения (в том числе персонального характера), сообщаемые пользователями, — хранятся с использованием технических средств Сайта для целей, перечисленных в пункте 2 настоящего Уведомления.
  2. Сведения о пользователях Сайта, накапливаемые и хранимые в технических средствах Сайта, используются исключительно для целей совершенствования способов и методов представления информации на Сайте, улучшения обслуживания его пользователей (посетителей), выявления наиболее посещаемых интернет-страниц (интерактивных сервисов) Сайта, а также ведения статистики посещений Сайта.
  3. Вне пределов, указанных в пункте 2 настоящего Уведомления, информация о пользователях Сайта не может быть каким-либо образом использована или разглашена. Доступ к таким сведениям имеют только лица, специально уполномоченные на проведение работ, указанных в пункте 2 настоящего Уведомления, и предупрежденные об ответственности за случайное или умышленное разглашение либо несанкционированное использование таких сведений.
  4. Информация персонального характера о пользователях Сайта хранится и обрабатывается с соблюдением требований российского законодательства о персональных данных.
  5. Какая-либо информация, являющаяся производной по отношению к сведениям, перечисленным в пункте 1 настоящего Уведомления, представляется для последующего использования (распространения) исключительно в обобщенном виде, без указания конкретных сетевых (электронных) адресов и доменных имен пользователей (посетителей) Сайта.

Я согласен с правилами

Протокол судебного заседания как объективный показатель справедливого правосудия в уголовном процессе

Мне хотелось бы напомнить читателям о том, что совсем скоро начнут действовать поправки федерального законодателя об обязательном аудиопротоколировании судебных разбирательств по уголовным делам. СОЮ технически уже готовы к указанной информационной новелле и на сколько мне известно, юридическое сообщество (в первую очередь адвокаты) положительно оценивают такие нововведения. Протокол судебного заседания сопоставим по своей важности и смысловой нагрузке с итоговым процессуальным решением, поэтому предлагаю Вашему вниманию мою статью по данной тематике, которая ранее была опубликована в журнале «Уголовный процесс» в мае 2018 года. Возможно субъектиные авторские мнения и правовые позиции высших судов будут полезны читателям, чья деятельность связана с уголовным судопроизводством.

И так….

Положения 6 статьи Конвенции «О защите прав человека и основных свобод 1950 года» включают в себя комплекс процессуальных гарантии, каждый из которых образует самостоятельный правовой аспект справедливого судебного разбирательства независимым и беспристрастным судом, созданным на основании закона. Конституционный Суд России, признавая справедливость конституционным принципом, неоднократно в своих правовых позициях указывал на то, что правосудие может признаваться таковым лишь при условии, что оно отвечает требованиям справедливости и обеспечивает эффективное восстановление в правах, что предполагает в рамках уголовного судопроизводства установление на основе всех исследованных доказательств обстоятельств происшествия, в связи с которым было возбуждено уголовное дело, его правильную правовую оценку, выявление конкретного вреда, причиненного обществу и отдельным лицам и действительной степени вины лица в совершении инкриминируемого ему деяния.

Статья 259 Уголовно – процессуального кодекса РФ устанавливает перечень действии и событии, которые в обязательном порядке должны быть отражены в протоколе судебного заседания. В случае, обнаружения недостатков в протоколе судебного заседания, которые недостоверным образом отражают ход процесса, участники уголовного дела, ознакомленные с протоколом, вправе подать свои письменные замечания в порядке, установленном статьей 260 УПК РФ.

Приведенные положения закона позволяют говорить о том, что действующий УПК РФ предъявляет к протоколу судебного заседания достаточно жесткие требования, соблюдение которых возлагается на суд. От точного и достоверного изложения в протоколе судебного заседания всех событии, возникающих в ходе рассмотрения уголовного дела, зависит полнота и объективность фиксации хода процесса, что позволяет вышестоящим судебным инстанциям оценить как достоверность исследованных в судебном заседании доказательств, так и проверить законность и обоснованность промежуточных судебных решении, а в совокупности решить – соответствовал ли уголовный процесс требованиям справедливого судебного разбирательства. Анализ судебной практики позволяет говорить о том, что порой суды первой инстанции допускают существенные нарушения при составлении и изготовлении протокола судебного заседания.

Причины данных ошибок заключаются как в абстрактной конструкции отдельных положении ч.3 ст. 259 УПК РФ, так и в отсутствии четкого понимания их правового содержания.

Базовая правовая позиция, касающаяся смысла протокола судебного заседания как одного из важнейших процессуальных документов закреплена в Определении 02 июля 2009 года №1014 – О – О, в котором Конституционный Суд РФ указал, что требования к ведению протокола судебного заседания, установленные ч. 3 ст. 259 УПК РФ, предопределяют его значение как процессуального документа, который призван достоверно и последовательно отражать ход судебного разбирательства, способствовать постановлению приговора в соответствии с доказательствами, исследованными в судебном заседании, и обеспечивать возможность контроля со стороны вышестоящих судебных инстанции за выполнением судом требований закона при разрешении уголовных дел. В Постановлении от 14 июля 2017 года №21 – П, Конституционный Суд РФ указал, что протокол судебного заседания служит одним из средств проверки и оценки законности, обоснованности и справедливости приговора, установления основании для отмены или изменения судебного решения, и тем самым способен оказать в зависимости от полноты правильности существенное влияние на разрешение дела в вышестоящем суде.

Следует напомнить, что протокол судебного заседания по смыслу положении п. 5 ч. 2 ст. 74 УПК РФ является производным доказательством, допустимость и достоверность которого в безусловном порядке проверяется вышестоящей инстанцией при анализе законности итогового решения по уголовному делу. В силу п. 11 ч. 2 ст. 389.11 УПК РФ отсутствие в уголовном деле протокола судебного заседания является безусловным основанием для отменены судебного решения. При этом, отсутствие протокола аналогично по своему смыслу наличию в деле ненадлежащим образом оформленного протокола судебного заседания.

К примеру, Верховный Суд РФ в Определении №46 – УД17 – 3 указал, что отсутствие протокола в том виде, в каком он должен быть оформлен и содержать необходимые реквизиты в соответствии с требованиями УПК РФ, свидетельствует о несоблюдении судом обязательной к исполнению процедуры фиксации уголовного процесса, что ставит под сомнение законность и обоснованность вынесенного приговора. Верховный Суд РФ уточнил, что нарушением будет считаться, когда части протокола судебного заседания не будут подписаны секретарями судебного заседания, которые их составляли, так как полнота и правильность изложения хода судебного заседания и исследования доказательств надлежащим образом не заверена.

В свою очередь, Пленум Верховного Суда РФ №51 от 19 декабря 2017 года «О практике рассмотрения уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)» в пункте №22 указал на необходимость составления протокола судебного заседания в точном соответствии с требованиями статьи 259 УПК РФ.

Такая «косметическая» рекомендация со стороны высшей судебной инстанции имеет под собой серьезную основу и по своему смыслу направлена на повышение внимания нижестоящих судов к качеству составления протоколов судебных заседании. Не секрет, что лица, обращающиеся с жалобой в Европейский суд по правам человека на нарушение статьи 6 Конвенции, в качестве подтверждения своих доводов, прикладывают к формуляру жалобы, в том числе и копии из протокола судебного заседания, содержание которых, по мнению заявителя, указывает на нарушение справедливого судебного разбирательства при рассмотрении уголовного дела на национальном уровне.

Рассмотрим толкование судами положения ч.4 ст. 259 УПК РФ в контексте применения к подсудимому, нарушившему порядок, меры дисциплинарного воздействия в виде удаления из зала судебного заседания до окончания прении сторон на основании ч.3 ст. 258 УПК РФ. Поскольку удаление из зала судебного заседания фактически лишает подсудимого права на непосредственное участие в уголовном деле, тем самым ограничивая возможность представления доказательств и обсуждения иных вопросов, возникающих в ходе судебного следствия, то суд в протоколе судебного заседания обязан указать фактические обстоятельства допущенных подсудимым нарушений порядка в ходе судебного заседания и привести достаточные аргументы в обоснование вывода о необходимости его удаления до окончания прении сторон (Определение Конституционного Суда РФ от 19 февраля 2009 года №108 – О – О) .

Отсутствие в протоколе судебного заседания четкого описания конкретных и умышленных нарушении порядка, допущенных подсудимым свидетельствует о незаконности его удаления из зала суда и как следствие является нарушением права на справедливое судебное разбирательство, предусмотренное статьей 6 Европейской конвенции, что влечет отмену состоявшегося приговора с направлением уголовного дела на повторное рассмотрение. (Кассационное определение Верховного Суда РФ от 28 ноября 2012 года №35 – О12 – 26СП и Постановление ЕСПЧ по делу «Идалов против Российской Федерации» ).

Фиксация хода судебного заседания. Актуальным в правоприменительной практике является применение положении ч.5 ст. 259 УПК РФ, которые предусматривают возможность осуществления фотографирования, аудио и видеозаписи, киносъемки хода судебного заседания, которые становятся неотъемлемой частью протокола судебного заседания.

Как указал Конституционный Суд РФ , фиксация хода судебного разбирательства с помощью технических средств указанных в ч.5 ст. 259 УПК РФ является лишь факультативным средством обеспечения полноты и объективности протокола судебного заседания, которое осуществляется секретарем судебного заседания как лицом действующим в официальном качестве. В свою очередь, Верховный Суд РФ конкретизировал, что доказательственное значение имеет лишь та аудио запись, которая получена в результате применения технических средств самим судом разрешающим дело, а не другими участниками процесса, которым право осуществление такой фиксации предоставлено законом лишь с целью использования и реализации их процессуальных прав (см. Кассационное определение от 22.06.2011 года №45-О011-63СП ; Апелляционное определение от 06.07.2017 года №13-АПУ17-4СП ).

Анализ судебной практики свидетельствует о том, что суды отказывают в приобщении к материалам уголовного дела аудиозаписи судебного заседания, произведенной по инициативе стороны защиты, в связи с тем, что судом не принималось решения о производстве фиксации процесса в порядке ч.5 ст. 259 УПК РФ, что в свою очередь исключает проверку аутентичности аудиозаписей защиты (см. к примеру, Кассационное определение Верховного Суда РФ от 15 мая 2013 года №66 – О13 – 31СП).

При этом, Конституционный Суд РФ в данном аспекте указывает на то, что участники процесса вправе в порядке, предусмотренном процессуальным законодательством (в том числе статьями 119 – 122 УПК РФ), заявить ходатайство о приобщению к уголовному делу материалов, полученных в результате самостоятельной фиксации хода судебного разбирательства (пункт 16 Постановления Пленума ВС РФ от 13 декабря 2012 года №35), а решение суда об удовлетворении или об отказе в удовлетворении такого ходатайства должно отвечать требованиям законности, обоснованности и мотивированности части 4 статьи 7 УПК РФ (см. к примеру, Определение КС РФ от 28 сентября 2017 года №2240 – О).

Полагаю, что суд вышестоящей инстанции обязан приобщить к материалам уголовного дела и исследовать аудиозапись судебного заседания, если она может служить подтверждением доводов ходатайства стороны о незаконности и противоправности действии (бездействии), решений процессуальных оппонентов и(или) состава суда, которые могут указывать на нарушение фундаментальных основ правосудия (нарушение состязательности и равноправия сторон, отсутствие беспристрастности суда и так далее).

Сделанный вывод основан на правовой позиции Конституционного Суда РФ, выраженной в Определении от 24 марта 2015 года №678 – О, согласно которой уголовно – процессуальный закон не содержит запрета на то, чтобы результаты аудиозаписи, фотографирования, видеозаписи и (или) киносъемки, полученные в соответствии с положениями ч. 5 ст. 241 УПК РФ лицами, присутствующими в открытом судебном заседании, могли быть представлены сторонами в суд апелляционной инстанции в качестве дополнительных материалов.

Попытку реализации приведенной правовой позиции Конституционного Суда РФ можно найти в практике Верховного Суда РФ. В одном из дел, в судебном заседании суда апелляционной инстанции защитником было заявлено ходатайство о приобщении к материалам уголовного дела аудиозаписи судебного заседания суда первой инстанции с заключением специалиста, которое подтверждало конструктивную целостность записи, а также об исследовании содержания данной аудиозаписи в обозначенном защитой периоде. Верховный Суд РФ, отказав в исследовании содержания аудиозаписи в судебном заседании, тем не менее приобщил данную запись судебного процесса к материалам уголовного дела и дал ей правовую оценку, которая нашла свое отражение в мотивировочной части апелляционного определения (Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 29 сентября 2016 года №5 – АПУ16 – 45СП).

Изготовление протокола по частям. Положения ч. 6 ст. 259 УПК РФ предусматривают возможность изготовления протокола судебного заседания по частям, которые как и протокол в целом, должны быть подписаны председательствующим и секретарем судебного заседания.

В судебной практике часто возникают ситуации, когда стороны заявляют ходатайство об изготовлении протокола судебного заседания по частям и(или) части протокола, мотивируя свою просьбу необходимостью подготовки к судебным прениям, представлению собственных доказательств, дополнительно ссылаясь на то, что уголовное дело рассматривается значительный период времени, что затрудняет фиксацию в памяти отдельных моментов судебного следствия. В удовлетворении данных ходатайств суды обосновано отказывают.

Верховный Суд РФ неоднократно писал о том, что отказ суда в предоставлении протокола судебного заседания на этапе окончания судебного следствия, в котором участники судебного заседания принимали непосредственное участие, не может быть расценен как нарушение права на защиту (Апелляционное определение от 16 октября 2014 года №51-АПУ14-34СП ).

При этом, принятие решения об изготовлении протокола судебного заседания по частям является правом, а не обязанностью суда (Апелляционное определение от 12 ноября 2013 года №44-АПУ13-42СП ).

Полагаю, что для разрешения вопроса о необходимости изготовления протокола судебного заседания по частям суду необходимо учитывать объем, фактическую сложность, количество участников дела, а также иные индивидуальные обстоятельства, связанные с рассмотрением конкретного уголовного дела. При этом, суду при разрешении данного вопроса необходимо следовать соблюдению баланса интересов стороны обвинения и стороны защиты.

К примеру, по уголовному делу, рассмотренному Челябинским областным судом, председательствующим было принято решение об изготовлении протокола судебного заседания по частям с целью обеспечить право удаленного из зала судебного заседания в самом начале судебного следствия подсудимого В. на защиту и на ознакомление с ходом судебного разбирательства.

Следует сказать о том, что в ходе рассмотрения уголовного дела может возникнуть ситуация, когда суд первой инстанции будет обязан принять решение об изготовлении протокола судебного заседания по частям. В частности, суд обязан изготовить часть протокола, в случае замены адвоката – защитника подсудимого в ходе судебного следствия, если ранее по уголовному делу были допрошены свидетели/потерпевшие и исследованы иные доказательства обвинения, при условии, что просьба нового защитника об ознакомлении с протоколом судебного заседания не является явно не добросовестным поведением, направленным на причинение ущерба другим участникам уголовного процесса. При добросовестном и законном процессуальном поведении нового защитника, отказ суда в изготовлении протокола судебного заседания является существенным нарушением УПК РФ и влечет отмену приговора с направлением уголовного дела на новое рассмотрение (Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 21 июля 2015 года №48 – АПУ15 – 21).

Подача замечании на протокол судебного заседания. При наличии ходатайства об ознакомлении с протоколом судебного заседания, суд обязан предоставить участникам судебного заседания возможность реализовать их право на ознакомление.

По смыслу действующего законодательства, лица могут быть ознакомлены как с письменным текстом протокола, так и с материалами аудио и видеозаписями, фотоматериалами, с помощью которых осуществлялась фиксация хода судебного разбирательства по инициативе суда в порядке ч. 5 ст. 259 УПК РФ. Правом на подачу замечании на протокол судебного заседания наделены только те участники судебного заседания, которые принимали непосредственное участие в рассмотрении уголовного дела.

Важным для правоприменительной практики является Постановление Конституционного Суда РФ от 14 июля 2017 года №21 – П, в котором было конкретизировано несколько важных правовых аспектов, касающихся рассмотрения замечании на протокол судебного заседания. Конституционный Суд РФ отметил, что рассмотрение замечании на протокол судебного заседания, поданных стороной, прежде ознакомленной с ним, после истечения предусмотренного для их подачи срока допускается лишь при условии предшествующего разрешения председательствующим ходатайства о восстановлении пропущенного процессуального срока в мотивированном постановлении на основе оценки всех доводов ходатайствующей стороны.

Более того, Конституционный Суд РФ подчеркнул, что восстановление пропущенного процессуального срока для подачи замечании на протокол судебного заседания исключается, если к моменту поступления замечании в суд первой инстанции, уголовное дело было направлено в суд апелляционной инстанции. По мнению КС РФ, такое истолкование положении УПК РФ соответствует как логике уголовного процесса, так и необходимостью не допустить коррекцию судом своих действии и решений, в сохранении юридической силы которых он заинтересован и правомерность которых подлежит оценке судом вышестоящей инстанции. В таком случае, при рассмотрении дела в суде апелляционной инстанции стороны вправе заявить ходатайство о подтверждении/опровержении имеющих значения для дела фактов и обстоятельств неверно отраженных в протоколе, а также приводить доводы о неполноте протокола, что возлагает на вышестоящий суд обязанность самостоятельно оценить содержание протокола судебного заседания и установить наличие/отсутствие основании для отмены либо изменения решения по уголовному делу.

Отмечу, что указанное постановление КС РФ относительно необходимости разрешения ходатайства о восстановлении процессуального срока на основе оценки всех приведенных стороной доводов об уважительности пропуска трехсуточного срока нашло свое отражение в Постановлении Пленума ВС РФ от 19 декабря 2017 года №51 «О практике рассмотрения уголовных дел в суде первой инстанции (общий порядок судопроизводства)».

Постановление суда, принятое по итогам рассмотрения замечании, поданных на протокол судебного заседания участниками уголовного дела, должно отвечать требованиям законности, обоснованности и мотивированности (ч. 4 ст. 7 УПК РФ). Важно сказать о том, что положения статьи 260 УПК РФ не предусматривают возможность обжалования постановления судьи о рассмотрении замечании, поданных на протокол судебного заседания.

Однако, данная возможность была выявлена Конституционным Судом РФ, который определил, что не предполагается произвольное отклонение замечании поданных на протокол судебного заседания или лишение участников процесса возможности обжаловать само постановление судьи об отклонении замечании на протокол судебного заседания. Реализация данной правовой позиции имеет место быть в судебной практике Верховного Суда РФ, который, при наличии соответствующей жалобы, проверяет законность и обоснованность постановления суда первой инстанции об отклонении замечании, поданных на протокол судебного заседания (см. к примеру, Апелляционное определение Верховного Суда РФ от 11 октября 2016 года №48 – АПУ16 – 37).

Подводя итог всему вышеизложенному, хочется сказать о том, что протокол судебного заседания является не только объективным доказательством, с помощью которого вышестоящая судебная инстанция проверяет законность итогового процессуального решения по уголовному делу, но и представляет из себя показатель справедливости отправления уголовного правосудия.

Спасибо Вам за внимание)