Программы для ЭВМ в российской федерации охраняются

Правовая охрана программы для ЭВМ как объекта авторского права

Жизнь цивилизованного общества невозможно представить без компьютерных технологий. Между тем компьютерные программы нуждаются в качественной правовой охране и защите от недобросовестных проявлений. Что в достаточной степени российским законодательством в сфере интеллектуальной собственности не обеспечено. Проанализируем проблему.

Согласно четвертой части ГК РФ компьютерные программы могут получить правовую охрану и защиту только в качестве объекта авторского права, а именно программы для ЭВМ, которая понимается согласно ст. 1261 как

представленная в объективной форме совокупность данных и команд, предназначенных для функционирования ЭВМ и других компьютерных устройств в целях получения определенного результата, включая подготовительные материалы, полученные в ходе разработки программы для ЭВМ, и порождаемые ею аудиовизуальные отображения

Программа для ЭВМ включает элементы, которые могут быть отнесены к ее форме или содержанию. Объективная форма выражения данных и команд (алгоритм, исходный код, объектный код) — это выполненный на определенном языке программирования и записанный на материальном носителе исходный текст программы («листинг»)

По аналогии с текстом литературного произведения можно говорить о форме представления программы для ЭВМ в виде текста на том или ином языке программирования, приспособленного исключительно для его восприятия компьютерным устройством и не доступного для понимания рядовым гражданином. В свою очередь, аудиовизуальные отображения (в том числе звуковые, графические эффекты и прочие в виде совокупности элементов, отображаемых на экране компьютерного устройства, демонстрирующих результат работы программы), а также интерфейс относятся к форме программы для ЭВМ, являясь результатом выполнения записанных данных и команд, сведенных таким образом в наглядную воспринимаемую физическим лицом форму.

Все эти элементы программы для ЭВМ получают правовую охрану наравне с произведениями литературы, которые представляют собой «зафиксированный в тексте продукт словесно-художественного творчества, форма существования литературы как искусства слова»1.

По этой причине программы для ЭВМ способны отвечать требованиям, предъявляемым к литературным произведениям. А именно:

  • представлять собой результат творческого труда одного или нескольких авторов (при этом в соответствии с п. 5 Директивы № 2004/48ЕС «Об обеспечении прав на интеллектуальную собственность» действует принцип презумпции авторского права, когда, за неимением доказательств обратного, автором произведения признается лицо, заявившее об этом);
  • иметь объективную форму выражения (письменную, устную, звуко- и видеозаписи и т. д.), в частности, в отношении произведений литературы, а соответственно, и программ для ЭВМ. Общепринятой является письменная машиночитаемая форма представления.

Конечно, стоит согласиться, что зачастую результат работы программы для ЭВМ способен вызывать в сознании потребителя образы, впечатления аналогичные абстрактным представлениям, формируемыми в сознании физического лица при прочтении литературного произведения. Однако формирование впечатлений недостижимо без идеи, которая в программе для ЭВМ заключена в алгоритме и представляет ее содержание. Но, несмотря на вышеуказанные сходства, программа для ЭВМ не может считаться литературным произведением, поскольку литературное произведение является произведением словесного искусства, продуктом словесно-художественного творчества, а значит, содержит множество литературных инструментов, чуждых языкам программирования, используемым для записи данных и команд программы для ЭВМ. По сути программа для ЭВМ представляет собой набор команд, реализуемых техническим устройством (компьютерным процессором). Начинка программного продукта для рядового потребителя остается не воспринимаемой даже на уровне логики, а тем более эмоционального, чувственного восприятия. В связи с этим можно полагать, что программа как таковая не может представлять собой только объект вдохновения.

Свернуть

По аналогии с литературным произведением программа для ЭВМ имеет текстовую составляющую, записанную на материальном носителе и представляющую собой форму охраняемого объекта. Оба объекта имеют идейную составляющую (ядро литературного произведения и алгоритм программы для ЭВМ) — содержание объекта. Но поскольку словосочетание «охраняется как литературное произведение» применимо к программам для ЭВМ в целом, то следовательно, на нее распространяется режим охраны авторским правом и п. 5 ст. 1259 ГК РФ, согласно которому «авторские права не распространяются на идеи, концепции, принципы, методы, процессы, системы, способы, решения технических, организационных или иных задач, открытия, факты, языки программирования».

Иными словами, авторским правом охраняется только выражение программы в виде компонентов, включая программные комплексы, выраженные на любом языке, а также исходный текст и объектный код (ст. 1225 ГК РФ, п. 2 ст. 4 Соглашения о единых принципах регулирования в сфере охраны и защиты прав интеллектуальной собственности2), но не идеи и принципы, лежащие в основе программы для ЭВМ и программного интерфейса (п. 2 ст. 1 Директивы № 91/250 ЕЭС «О правовой охране компьютерных программ).

По этой причине в литературе все более популярным становится мнение, согласно которому форма охраны авторским правом не является всеобъемлющей и охраняет лишь форму выражения программы для ЭВМ (исходный текст, объектный код на определенном языке программирования), но не ее суть. В частности, стоит согласиться с О. В. Ревинским, который отмечает, что авторским правом охраняется только внешняя форма объекта. Поэтому уязвимым остается его содержание (идея): «в зависимости от используемого языка программирования на основе одного алгоритма можно написать несколько различных программ — различных текстуально, но основанных на одном и том же алгоритме, на одной и той же идеи решения конкретной задачи»3. Такое положение может привести к созданию аналога продукта, охраняемого авторским правом. Таким образом, форма может быть заимствована и изменена с сохранением программной сути разработки. В связи с этим на рынке в настоящее время появляется множество аналогичных конкурирующих между собой программ.

По мнению автора, на компьютерные программы в перспективе может распространяться режим патентно-правовой охраны. С одной стороны, в российском законодательстве прослеживается их соседство со сложными техническими продуктами, охраняемыми патентным правом. В частности, выраженный в объективной форме результат научно-технической деятельности, который включает в том или ином сочетании изобретения, полезные модели, промышленные образцы, программы для ЭВМ или другие результаты интеллектуальной деятельности, подлежащие правовой охране в соответствии с правилами главы 77 ГК РФ, признается единой технологией (п. 1 ст. 1542 ГК РФ). Примечательно, что данный объект указывается в одном ряду с патентуемыми объектами интеллектуальной собственности. С другой стороны, установлено, что программы для ЭВМ как таковые изобретениями не являются (п. 5 ст. 1350 ГК РФ). В связи с этим исключается возможность отнести данный объект к патентоспособным изобретениям в случае, когда заявка на выдачу патента на изобретение касается этих объектов как таковых.

Являясь функциональной частью изобретения, программа может быть охраноспособна с точки зрения патентного права, когда через исполнение компьютерным устройством под управлением программы определенных операций достигается новый технический результат. Патентование программы для ЭВМ возможно путем включения основных элементов алгоритма программы в формулу изобретения, представляющего собой разработку, связанную с компьютерным устройством, обеспечивающим работу программы. Однако охрана изобретения тем эффективнее, чем доступнее и проще изложена формула изобретения. Безусловно, изменение языка программирования при незаконном копировании алгоритма не избавит нарушителя от преследования при условии достижения в его разработке того же технического результата. Однако листинг программы доступен для понимания только ограниченному числу специалистов, что на практике вызывает значительные трудности в процессе установления факта использования изобретения в продукте другого лица.

Практика выдачи патента на программу ЭВМ за рубежом — распространенное явление. В США громким делом, вызвавшим резкий скачок популярности патентования программных продуктов, стало завершившееся в пользу заявителя в 1981 г. дело Верховного суда США по иску изобретателя Сатья Пал Асия, убежденного в недостаточности охраны авторским правом программного обеспечения, и необходимости охраны заключенной в нем идеи патентом на изобретение4. И, к примеру, в США в 2007 г. было выдано около 39000 патентов на программное обеспечение5.

В России также немало запатентованных изобретений в данной области. При этом программа как таковая в формулу изобретения не включается и преимущественно патентование изобретения осуществляется в форме способа обработки, передачи, преобразования данных и т. п. В процессе рассмотрения экспертом заявки на изобретение пункты формулы, содержащие словосочетание «компьютерная программа» корректируются и данное словосочетание заменяется, как правило, на наименование материального носителя («носитель данных…») с добавлением ссылки на патентуемый способ и указанием на невозможность использования изобретения без носителя данных, будь то жесткий диск, съемный носитель и т. п. При этом признаки, обеспечивающие новизну изобретения, описываются в других пунктах изобретения. Например:

Патент № 2493679

«Способ, компьютерная программа, устройство и система». В первоначально поданных материалах (заявка) формула изобретения включает п. 7: «Компьютерная программа, содержащая программные команды, которые, когда загружены в устройство, создают модули по любому из предыдущих п. 1 — 6».
В результате проведенной экспертизы п. 7 формулы изобретения формально преобразован в «Носитель данных, хранящий компьютерную программу, содержащую программные команды, которые, когда загружены в устройство, создают модули любого предыдущего п. 1 — 6»

Патент № 2493617

«Устройство, способ и компьютерная программа для обеспечения набора пространственных указателей на основе сигнала микрофона и устройство для обеспечения двухканального аудиосигнала и набора пространственных указателей». В заявке п. 13 формулы изобретения описан как «Компьютерная программа для выполнения способа по п. 12, когда компьютерная программа выполняется на компьютере».
По итогам экспертизы внесены изменения в п. 13 формулы изобретения: «Цифровой носитель, имеющий электронно-считываемые управляющие сигналы для выполнения способа по п.12, когда электронно-считываемые управляющие сигналы взаимодействуют с компьютером».

Компьютерное устройство само по себе может быть запатентовано с применением института изобретения, топологии интегральной микросхемы.

Нельзя не принимать во внимание, что в наши дни программные технологии используются практически во всех сферах деятельности и в большинстве случаев являются промышленно применимыми. В частности, если речь идет, например, об автоматизации процесса промышленного производства, налицо соблюдение требования, относящегося к способу, в форме осуществления действий над материальным объектом (продуктом) с помощью материальных средств (аппарата, компьютерного устройства) под воздействием программы. Патентование изобретения, имеющего программную составляющую, в качестве способа оптимально с учетом природы понятия «алгоритма», определяемого как последовательность действий для выполнения задачи.

В то время как к изобретениям российским законодательством причислены технические решения в любой области, относящееся к продукту (устройству, веществу, штамму микроорганизма, культуре клеток растений или животных) или способу, в качестве полезной модели может быть представлено лишь техническое решение, относящееся к устройству, к признакам которого согласно подпункту 2. п. 9.7.4.3 Административного регламента по полезным моделям6, в частности, относятся:

  • наличие конструктивного элемента;
  • наличие связи между элементами;
  • взаимное расположение элементов;
  • форма выполнения элемента или устройства в целом, в частности, геометрическая форма;
  • форма выполнения связи между элементами;
  • параметры и другие характеристики элемента и их взаимосвязь;
  • материал, из которого выполнен элемент или устройство в целом;
  • среда, выполняющая функцию элемента.

Патентом на полезную модель может охраняться устройство, функционирующее под воздействием программы. Но, как было указано выше, программный продукт — это совокупность данных и команд, представление процессов, предназначенных для функционирования компьютера. Поэтому можно предположить, что охрана программного продукта в качестве изобретения (способа) в отличие от полезной модели (устройства) более гармонично соотносится с природой данного объекта. Однако практика патентования программных полезных моделей все же имеется.

Патент № 132592

Например, патент № 132592 на полезную модель «Аппаратно-программная комплексная система оповещения»: п. 1 формулы «Комплекс для мониторинга и оповещения об опасности, содержащий связанные между собой и оснащенные программно-техническим обеспечением приемное устройство, выполненное в виде компьютера с встроенными в него устройствами приема и передачи GPS и GSM сигналов…».

Патент № 132546

Патент № 132546 на полезную модель «Устройство для измерения рабочих характеристик чувствительных элементов матричного приемника»: п. 6–7 формулы полезной модели описывают средство выделения из измеренного сигнала спектра, несущего информационную нагрузку, и средство определения элементов, имеющих спектр, не соответствующий заданному, выполнено в виде компьютера, снабженного необходимым программным обеспечением.

Патент № 131958

Патент № 131958 на полезную модель «Устройство для определения деформации объекта», где согласно формуле «блок обработки данных представляет собой компьютер с программным обеспечением».

Срок действия правовой охраны такого патента намного короче — не более 13 лет монополии (п. 1, 3 ст. 1363 ГК РФ), что имеет значение с учетом быстроты устаревания программ для ЭВМ. В отличие от изобретений, изобретательский уровень (неочевидность для специалиста определенной области) для полезной модели не является обязательным критерием патентоспособности. Поэтому ценность данного объекта правовой охраны ставится под сомнение.

Срок действия правовой охраны такого патента — не более 13 лет

Разработка качественно нового продукта и его патентование — дорогостоящий и длительный процесс. Однако только он является верным путем к ограничению незаконного использования третьими лицами сути разработки, защиты вложенных инвестиций юридического или физического лица, а также стимулом к дальнейшему изобретательству. Копирование чужих разработок представляется легким и более экономически выгодным по сравнению с добросовестным созданием новых продуктов. Поэтому задача законодателя создать качественные барьеры для обеспечения защиты охраняемых объектов интеллектуальной собственности от незаконного копирования.

Не является секретом, что патент на изобретение может быть преодолен третьими лицами через добавление новых признаков в независимый пункт формулы запатентованного изобретения. При установлении факта использования изобретения учитывается использование каждого признака независимого пункта формулы изобретения. В то же время для объектов авторского права доступны отклонения, поскольку использованием произведения признается, в том числе, его воспроизведение, перевод и другая переработка, а не только полное копирование. Без согласия автора такое использование является незаконным (п. 1 ст. 1230, подпункт 1 и 9 п. 2 ст. 1270 ГК РФ).

Зачастую описание формулы изобретения осуществляется с применением максимально обобщающих формулировок, благодаря чему обеспечивается неоправданно широкий объем правовой охраны, что негативно сказывается на создании новых разработок. В свою очередь, охрана авторским правом не препятствует творчеству в области разработки программных продуктов (как и не обеспечивает достаточную правовую охрану программных продуктов). Более того, охрана авторским правом более долгосрочна, поскольку может действовать в течение всей жизни автора и 70 лет после его смерти (п. 1 ст. 1281 ГК РФ). В свою очередь, срок действия правовой охраны патента на изобретение, не относящегося к лекарственному средству, пестициду, агрохимикату, не более 20 лет (п. 1, 2 ст. 1363 ГК РФ). Однако отмечается, что создание программ более схоже с разработкой рационализаторских и изобретательских предложений, нежели с созданием произведений7.

Дискуссии о рациональности патентования программного обеспечения ведутся непрерывно. Так, Ричард Столлман, президент фонда свободного программного обеспечения, называет такие патенты «патентами на вычислительные идеи». При этом каждый, кто воплощает идею без соответствующего разрешения, может понести ответственность. В первую очередь страдают разработчики новых программ, создаваемых с использованием запатентованных изобретений, а также пользователи, особенно, когда идея состоит в расчетно-вычислительных операциях8. Противоположного мнения придерживается О. В. Ревинский, аргументировавший отсутствие монополизации заложенной в программе для ЭВМ идеи, поскольку патентом не охраняется алгоритм как представляющий собой математический метод или набор правил, «описывающий лишь некие объективные свойства естественной или технической природы»9.

Вышесказанное позволяет прийти к следующему выводу.

Поскольку авторским правом охраняется форма выражения объекта, патентным — его содержание, объединение в отношении программ для ЭВМ охраны патентным и авторским правом способно не только обеспечить более высокий уровень правовой охраны, но и стимулировать инновационное развитие общества.

Список литературы:

  1. Гиршман М. М. Литературное произведение
  2. Осипов В. И. Компьютерная программа: произведение или технология // Патентное дело. 2001. № 1.
  3. Ревинский О. В. Комментарий к статье В. Гуриева Еще раз вокруг колеса
  4. Ревинский О. В. Современный подход к правовой охране компьютерного программного обеспечения // Российский химический журнал. 2000. № 5.
  5. Черячукин В. В. Правовая охрана элементов компьютерной программы // СПС Консультант плюс.
  6. Vermont Samson. Let’s judge patent rights by harm to the public — not to inventors
  7. Stallman Richard. Let’s limit the effect of software patents, since we can’t eliminate them

Текст книги «Юридические лица: учебное пособие»

Дмитрий Александрович Сумской

Юридические лица: учеб. пособие

Введение

Юридические лица были и остаются одной из наиболее интересных проблем в юриспруденции. На протяжении столетий велись жаркие дискуссии о сущности юридического лица. При этом одни ученые утверждали, что юридическое лицо – фиктивный субъект права, существующий лишь в силу прямого указания закона (представители так называемой теории фикции, среди которых можно выделить Савиньи, Виндштейна, А.М. Гуляева, Г.Ф. Шершеневича), другие полагали, что юридическое лицо представляет собой реально существующий субъект (сторонники теории социальной реальности, к которым можно отнести Гирке, Д.М. Генкина). На самом же деле существует множество теорий юридического лица, наиболее полный и интересный обзор которых дан в учебном пособии Н.В. Козловой. В то же время следует согласиться с выводом Ю.К. Толстого о том, что в вопросе раскрытия сущности юридического лица в цивилистической науке (по крайней мере, отечественной), к сожалению, не наблюдается заметного продвижения. Как правило, анализируя юридическое лицо, ученые-цивилисты ограничиваются перечислением, а в лучшем случае критикой уже высказанных теорий, некоторые из них (например, теория государства С.И. Аскназия) в условиях современной рыночной экономики могут представлять разве что исторический интерес.

Между тем нередко, особенно в зарубежной юридической литературе, содержится указание на то, что сущность юридического лица объясняется многочисленными теориями, которые не имеют практического значения и не обладают большой познавательной ценностью. Означает ли это, что изучение сущности юридического лица утратило значение? Конечно же, нет. Именно сейчас, в процессе коренного изменения законодательства Российской Федерации, как никогда необходим взвешенный и главное аргументированный подход не только к пониманию гражданско-правового статуса юридического лица, но и к анализу его отдельных организационно-правовых форм. Построение в России демократического правового государства, провозглашенное в ст. 1 Конституции Российской Федерации, невозможно без коренного изменения ее законодательства. Как известно, за последние 12 лет, прошедшие после вступления в силу Конституции РФ, приняты Гражданский кодекс Российской Федерации и множество законов, регулирующих деятельность юридических лиц. К тому же законодатель ввел в гражданский оборот не только традиционные для дореволюционного российского и зарубежного правопорядков организационно-правовые формы (хозяйственные товарищества и общества, фонды), но и новые виды юридических лиц – государственная корпорация, некоммерческое товарищество, автономная некоммерческая организация, объединение работодателей, община малочисленных народов Крайнего Севера, Сибири и Дальнего Востока. Вместе с тем применение действующего законодательства Российской Федерации, касающегося правового регулирования деятельности юридических лиц, выявило множество теоретических и практических проблем. Однако, несмотря на это, монографических и учебных пособий, посвященных исследованию правового статуса юридических лиц, практически нет.

В данном учебном пособии сделана попытка анализа гражданско-правового статуса юридического лица, рассмотрены его различные организационно-правовые формы. Автор – кандидат юридических наук, доцент, заведующий кафедрой гражданского права и процесса Российского государственного социального университета на протяжении многих лет читает на юридическом факультете и на факультете социальной работы, педагогики и психологии курсы «Гражданское право», «Российское предпринимательское право» и спецкурс «Юридические лица».

Указанное учебное пособие может быть рекомендовано студентам высших учебных заведений России, обучающимся по специальностям «Юриспруденция» и «Социальная работа», а также всем, кто интересуется проблемами гражданского права.

Список принятых сокращений

БНА – Бюллетень нормативных актов министерств и ведомств Российской Федерации

ВВАС РФ – Вестник Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации

Ведомости СНД и ВС РФ – Ведомости Съезда народных депутатов и Верховного Совета Российской Федерации

Вестник ФКЦБ РФ – Вестник Федеральной комиссии по рынку ценных бумаг Российской Федерации

СЗ РФ – Собрание законодательства Российской Федерации

СПП – Собрание постановлений Правительства Российской Федерации

Раздел I

Юридическое лицо как участник гражданских правоотношений

Глава 1

Понятие, признаки и виды юридических лиц

§ 1. Понятие и признаки юридического лица

Юридическим лицом признается организация, которая имеет в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении обособленное имущество и отвечает по своим обязательствам этим имуществом, может от своего имени приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права, нести обязанности, быть истцом и ответчиком в суде (п. 1 ст. 48 ГК).

Выделяют такие признаки юридического лица:

– организационное единство;

– имущественная обособленность;

– самостоятельная имущественная ответственность по своим обязательствам;

– участие в гражданском обороте от своего имени.

Организационное единство выражается в том, что юридическое лицо представляет собой организацию, которая имеет самостоятельный правовой статус, отделенный от правового статуса создавших или входящих в нее участников (учредителей). Такая обособленность юридического лица закрепляется в учредительных и иных документах организации, определяющих порядок ведения ее дел.

Учредительные документы определяют правовой статус юридического лица. При этом учредительными являются документы, на основании которых учреждается (создается и регистрируется) и действует данная организация. Гражданский Кодекс в п. 1 ст. 52 указывает на три вида учредительных документов: устав, учредительный договор и общее положение об организациях данного вида.

Законом установлено, что на основании учредительного договора действуют полные товарищества (ст. 70 ГК) и товарищества на вере (ст. 83 ГК); на основании устава и учредительного договора действуют общества с ограниченной и дополнительной ответственностью (ст. 89, 95 ГК), объединения юридических лиц (ст. 122 ГК); на основании устава – акционерные общества (ст. 98 ГК), общества с ограниченной и дополнительной ответственностью, созданные одним лицом (ст. 89, 95 ГК), производственные и потребительские кооперативы (ст. 108, 116 ГК), государственные и муниципальные унитарные предприятия (ст. 113 ГК), фонды (ст. 118 ГК), общественные организации (объединения), некоммерческие партнерства, автономные некоммерческие организации, учреждения (ст. 14 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»).

Пункт 2 ст. 52 ГК содержит обязательные требования, предъявляемые к содержанию учредительных документов. Они носят императивный характер для всех юридических лиц, независимо от их организационно-правовой формы. В учредительные документы организации включаются сведения о наименовании, месте нахождения, органах управления юридического лица. В отношении отдельных видов юридических лиц этот перечень может быть конкретизирован Гражданским Кодексом и специальными законами (см., например, п. 2 ст. 70 ГК относительно полных товариществ, п. 3 ст. 98 ГК относительно акционерных обществ). Законом не запрещается включать в учредительные документы и иные положения, не предусмотренные действующим законодательством России, при условии, что они не противоречат ему.

Согласно ст. 7.1 Федерального закона «О некоммерческих организациях» государственная некоммерческая корпорация создается на основании закона, который заменяет ей все учредительные документы.

Имущественная обособленность юридического лица означает, что имущество организации должно быть обособлено от имущества любых иных лиц, в том числе от ее учредителей (участников). Пункт 1 ст. 48 ГК указывает, что такое имущество организация может иметь в собственности, хозяйственном ведении или оперативном управлении. Как правило, большинство юридических лиц обладает имуществом на праве собственности (п. 1 ст. 48, ст. 216 ГК). Исключение составляют государственные и муниципальные унитарные предприятия (ст. 113, 114, 294 ГК), обладающие имуществом на праве хозяйственного ведения, а также учреждения (ст. 120, ст. 296, 298 ГК) и казенные предприятия (ст. 115, 296, 297 ГК), которым имущество принадлежит на праве оперативного управления. Помимо этого, некоторые виды образовательных, культурных, научных учреждений вправе самостоятельно распоряжаться доходами, полученными от разрешенной хозяйственной (предпринимательской) деятельности, а также приобретенным на них имуществом (ст. 298 ГК).

Согласно абз. 2 п. 1 ст. 48 ГК юридическое лицо должно иметь самостоятельный баланс (а учреждение – еще и смету расходов, утвержденную собственником). Порядок ведения бухгалтерского баланса установлен Федеральным законом от 21 ноября 1996 года № 129-ФЗ «О бухгалтерском учете». Находящееся на балансе организации имущество характеризует его обособленность от имущества учредителей (участников). Однако далеко не всегда балансодержатель является единственным собственником числящегося на его балансе недвижимого имущества (см. п. 11 Постановления Пленума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от25 февраля 1998 года № 8 «О некоторых вопросах практики разрешения споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав»).

Самостоятельная имущественная ответственность организации заключается в том, что по своим долгам юридическое лицо отвечает только принадлежащим ему имуществом. Из этого следует, что ни учредитель (участник), ни собственник, ни третьи лица не отвечают по обязательствам юридического лица, кроме случаев, предусмотренных действующим законодательством Российской Федерации.

Участие в гражданском обороте от своего имени означает, что юридическое лицо от своего имени может приобретать и осуществлять имущественные и личные неимущественные права и обязанности, т. е. выступать в гражданских правоотношениях в качестве самостоятельного субъекта права, в том числе в качестве истца и ответчика в суде.

Для индивидуализации юридического лица и выделения его из класса подобных лиц каждое юридическое лицо имеет свое наименование (ст. 54 ГК). Наименованием юридического лица является его название, под которым оно выступает в гражданском обороте. Наименование организации указывается в ее учредительных документах и должно включать в себя указание на ее организационно-правовую форму (см., например, п. 3 ст. 69, п. 4 ст. 82, п. 2 ст. 96, п. 4 ст. 118, п. 5 ст. 121 ГК).

Наименование юридического лица состоит из двух частей – собственно имени (наименования) и указания на организационно-правовую форму юридического лица. В юридической литературе, особенно дореволюционной, обозначение организационно-правовой формы юридического лица считалось корпусом наименования, а собственно имя (наименование) юридического лица – добавлением.

Собственно наименование представляет собой словесное и (или) цифровое обозначение (названия предметов, имена, фамилии, условные обозначения, составные слова и аббревиатуры, а также иностранные слова), направленное на индивидуализацию данного юридического лица среди других субъектов гражданских правоотношений (например, общество с ограниченной ответственностью «Секрет»).

При регистрации коммерческой организации в качестве юридического лица его наименование становится фирменным наименованием (п. 4 ст. 54 ГК). Фирменное наименование, наряду с товарным знаком и знаком обслуживания, является объектом интеллектуальной собственности (ст. 138 ГК).

Наименование некоммерческих организаций, а в предусмотренных законом случаях и коммерческих организаций, должно содержать указание на характер их деятельности.

Так, например, словосочетание «центральная компания финансово-промышленной группы» включается в фирменное наименование общества, выполняющего функции такой компании в соответствии с п. 3 ст. 11 Федерального закона от 30 ноября 1995 года № 190-ФЗ «О финансово-промышленных группах»; согласно абз. 4 ст. 7 Федерального закона «О банках и банковской деятельности» фирменное наименование кредитной организации содержит указание на характер деятельности данного юридического лица посредством использования слова «банк» или словосочетания «небанковская кредитная организация».

Согласно Постановлению Верховного Совета Российской Федерации от 14 февраля 1992 года № 2355-1 «О порядке использования наименований «Россия», «Российская Федерация» и образованных на их основе слов и словосочетаний в названиях организаций и других структур» наименования «Россия» и «Российская Федерация» и образованные на их основе слова и словосочетания в наименованиях юридических лиц, за исключением политических партий, профессиональных союзов и религиозных объединений, могут использоваться только с согласия Правительства Российской Федерации и в соответствии с принятыми законодательными актами. Так, ст. 150 и п. 7 ст. 152 ГК гласит: юридическое лицо обладает также деловой репутацией, под которой понимается оценка деловых качеств лица в общественном мнении.

Анализ судебной практики по данному вопросу осуществлен в Постановлении Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»и в Информационном письме Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 23 сентября 1999 года № 46 «Обзор практики разрешения арбитражными судами споров, связанных с защитой деловой репутации».

Помимо наименования и деловой репутации каждое юридическое лицо должно иметь свое место нахождения. Согласно п. 2 ст. 54 ГК место нахождения юридического лица определяется местом его государственной регистрации.

Организация может иметь юридический и фактический адреса. Под юридическим адресом понимается место нахождения постоянно действующего исполнительного органа организации на момент регистрации, а в случае его отсутствия иного органа или лица, имеющих право действовать от имени юридического лица без доверенности, по которому осуществляется связь с юридическим лицом (п. 1 ст. 5 Федерального закона от 8 августа 2001 года № 129-ФЗ «О государственной регистрации юридических лиц и индивидуальных предпринимателей»). Юридический адрес указывается в учредительных документах организации. Фактический адрес – это адрес, по которому реально располагается постоянно действующий исполнительный орган юридического лица. У организации могут совпадать юридический и фактический адреса.

§ 2. Виды юридических лиц

I. В соответствии с пп. 2 и 3 ст. 48 ГК в зависимости от того, какие права сохраняют его учредители (участники) в отношении этого юридического лица или его имущества, юридические лица делятся на:

1) юридические лица, в отношении которых их участники имеют обязательственные права (хозяйственные товарищества и общества, производственные и потребительские кооперативы);

2) юридические лица, на имущество которых их учредители имеют вещное право (государственные и муниципальные унитарные предприятия, а также учреждения);

3) юридические лица, в отношении которых их учредители (участники) не имеют имущественных прав: общественные и религиозные организации (объединения), благотворительные и иные фонды, объединения юридических лиц.

Указанная классификация не обусловлена едиными критериями. Имеется в виду отношение участников к организации как к субъекту права, а также отношение учредителей к имуществу юридического лица.

ГК указывает, что все юридические лица могут создаваться только в той организационно-правовой форме, которая предусмотрена законом.

II. В зависимости от основной цели деятельности (ст. 50 ГК) юридические лица делятся на коммерческие и некоммерческие.

Основной целью деятельности коммерческой организации является получение прибыли и возможность ее распределения среди участников.

Некоммерческая организация – это организация, не имеющая извлечение прибыли в качестве основной цели своей деятельности и не распределяющая полученную прибыль между участниками (п. 1 ст. 2 Федерального закона от 12 января 1996 года № 7-ФЗ «О некоммерческих организациях»). Некоммерческие организации могут создаваться для достижения социальных, благотворительных, культурных, образовательных, научных и управленческих целей, в целях охраны здоровья граждан, развития физической культуры и спорта, удовлетворения духовных и иных нематериальных потребностей граждан, защиты прав, законных интересов граждан и организаций, разрешения споров и конфликтов, оказания юридической помощи, а также в иных целях, направленных на достижение общественных благ.

В Гражданском кодексе (п. 3 ст. 50) разрешается некоммерческим организациям заниматься предпринимательской деятельностью при условии, что она служит достижению целей, ради которых создана и соответствует им. Такой деятельностью признаются приносящее прибыль производство товаров и услуг, а также приобретение и реализация ценных бумаг, имущественных и неимущественных прав, участие в хозяйственных обществах и товариществах на вере в качестве вкладчика.

Классификация юридических лиц на коммерческие и некоммерческие позволяет выявить все разновидности юридических лиц, определить (выделить) правовой статус конкретных их групп и провести разграничение организаций с неодинаковыми типами правосубъектности, предусмотреть их организационно-правовые формы и тем самым исключить возможность создания не закрепленных законом организаций. При этом в юридической литературе высказываются сомнения относительно того, насколько оправданно (получившее легальное закрепление) деление юридических лиц на коммерческие и некоммерческие организации как с точки зрения последовательности его проведения, так и связанных с ним практических последствий. Одни коммерческие организации наделяются общей правоспособностью, другие – специальной, банкротом может быть признана не только коммерческая организация (кроме казенных предприятий), но и некоммерческая (потребительский кооператив или фонд), одни кооперативы (производственные) относятся к коммерческим организациям, другие (потребительские) – к некоммерческим, хотя и потребительские общества активно занимаются предпринимательской деятельностью.

Вместе с тем следует признать, что такое деление юридических лиц является принципиальным шагом, имеющим первостепенное значение в систематизации всех юридических лиц как участников гражданских правоотношений.

В п. 2 ст. 50 ГК содержится исчерпывающий перечень коммерческих организаций. К ним относятся:

1) хозяйственное товарищество:

а) полное товарищество (ст. 69 ГК);

б) товарищество на вере (коммандитное товарищество) (ст. 82 ГК);

2) хозяйственное общество:

а) общество с ограниченной ответственностью (ст. 87 ГК, Федеральный закон от 8 февраля 1998 года № 14-ФЗ «Об обществах с ограниченной ответственностью»);

б) общество с дополнительной ответственностью (ст. 95 ГК);

в) акционерное общество (ст. 96 ГК, Федеральный закон от 26 декабря 1995 года № 208-ФЗ «Об акционерных обществах», Федеральный закон от 19 июля 1998 года № 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)», Федеральный закон от 29 ноября 2001 года № 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах»);

3) производственный кооператив (артель) (п. 1 ст. 107 ГК, Федеральный закон от 8 мая 1996 года № 41-ФЗ «О производственных кооперативах» Федеральный закон от 1995 года № 193-ФЗ «О сельскохозяйственной кооперации»);

4) государственное (муниципальное) унитарное предприятие (ст. 113 ГК, Федеральный закон от 14 ноября 2002 года № 161-ФЗ «О государственных и муниципальных унитарных предприятиях»).

Перечень некоммерческих организаций, содержащийся в п. 3 ст. 50 ГК, не является исчерпывающим. Это объясняется тем, что для них юридическая личность имеет вспомогательное значение, поэтому некоммерческие организации могут существовать в формах, предусмотренных как Гражданским кодексом, так и иными законами. Однако, как верно отмечается в юридической литературе, не ограничив перечень форм некоммерческих организаций в Гражданском кодексе, мы тем самым открыли «ящик Пандоры». На сегодняшний день после принятия большого числа законов, регулирующих деятельность некоммерческих организаций, появилось множество организационно-правовых форм как действительно новых, так и тех, которые на самом деле таковыми не являются либо отличаются друг от друга лишь незначительными нюансами, не имеющими формообразующего значения. Именно поэтому, для того чтобы создать стройную систему юридических лиц, необходимо установить исчерпывающий перечень форм некоммерческих организаций в одном законе – Гражданском кодексе Российской Федерации, как и для коммерческих организаций, и не отсылать к другим законам, которые могут иметь только специальный характер, раскрывая категории, определенные в Гражданском кодексе. Основные виды некоммерческих организаций: 1) потребительский кооператив: п. 1 ст. 116 ГК, Закон Российской Федерации от 19 июня 1992 года № 3085-1 «О потребительской кооперации (потребительских обществах, их союзах) в Российской Федерации»; п. 1 ст. 4 Федерального закона от 15 апреля 1998 года № 66-ФЗ «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан»; Федеральный закон от 7 августа 2001 года № 117-ФЗ «О кредитных потребительских кооперативах граждан»; ст. 110–134 Жилищного кодекса Российской Федерации от 29 декабря 2004 года № 188-ФЗ; Федеральный закон от 30 декабря 2004 года № 215-ФЗ «О жилищных накопительных кооперативах»;

2) община малочисленных народов (Федеральный закон от 20 июля 2000 года № 104-ФЗ «Об общих принципах организации общин коренных малочисленных народов Севера, Сибири и Дальнего Востока Российской Федерации»);

3) общественное объединение (ст. 117 ГК, ст. 6 Федерального закона «О некоммерческих организациях», Федеральный закон от 19 мая 1995 года № 2-ФЗ «Об общественных объединениях», Федеральный закон от 28 июня 1995 года № 98-ФЗ «О государственной поддержке молодежных и детских общественных объединений»; ст. 28 Федерального закона от 18 июля 1995 года № 108-ФЗ «О рекламе», Федеральный закон от 26 сентября 1997 года № 125-ФЗ «О свободе совести и религиозных объединениях», Федеральный закон от 17 июня 1996 года № 74-ФЗ «О национально-культурной автономии», Федеральный закон от 12 января 1996 года № 10-ФЗ «О профессиональных союзах, их правах и гарантиях деятельности», Федеральный закон от 11 июля 2001 года № 95-ФЗ «О политических партиях»);

4) фонд (ст. 118, 119 ГК, ст. 7 Федерального закона «О некоммерческих организациях», ст. 10 Федерального закона «Об общественных объединениях», Федеральный закон от 11 августа 1995 года № 135-ФЗ «О благотворительной деятельности и благотворительных организациях»);

5) негосударственный пенсионный фонд (ст. 2 Федерального закона от 7 мая 1998 года № 75-ФЗ «О негосударственных пенсионных фондах»);

6) учреждение (ст. 120, 296–299 ГК, ст. 9 Федерального закона «О некоммерческих организациях», ст. 11 Федерального закона «Об общественных объединениях», ст. 12 Закона «Об образовании», ст. 8, 9 Федерального закона от 22 августа 1996 года № 125-ФЗ «О высшем и послевузовском профессиональном образовании», ст. 26 Федерального закона от 26 мая 1996 года № 54-ФЗ «О музейном фонде Российской Федерации и музеях в Российской Федерации», ст. 6 Федерального закона от 23 августа 1996 года № 127-ФЗ «О науке и государственной научно-технической поддержке», ст. 1 Федерального закона от 29 декабря 1994 года № 78-ФЗ «О библиотечном деле», ст. 41–47 Основ законодательства Российской Федерации о культуре от 9 октября 1992 года № 3612-1, ст. 12–14 Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан от 22 июля 1993 года № 5487-1, ст. 24 Федерального закона от 31 мая 2002 года № 63-ФЗ «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», Федеральный закон от 2 августа 1995 года № 122-ФЗ «О социальном обслуживании граждан пожилого возраста и инвалидов», Федеральный закон от 10 декабря 1995 года № 195-ФЗ «Об основах социального обслуживания населения»);

7) объединение юридических лиц (ассоциация или союз) (ст. 121 ГК, ст. 11, 12 Федерального закона «О некоммерческих организациях», ст. 142 Жилищного кодекса Российской Федерации, ст. 4 Федерального закона «О науке и государственной научно-технической поддержке», ст. 28 Федерального закона «О рекламе»; ст. 22 Федерального закона от 29 июля 1998 года № 135-ФЗ «Об оценочной деятельности в Российской Федерации»; Федеральный закон от 17 декабря 1999 года № 211-ФЗ «Об общих принципах организации и деятельности ассоциаций экономического взаимодействия субъектов Российской Федерации», ст. 8 Федерального закона от 29 апреля 1999 года № 80-ФЗ «О физической культуре и спорте в Российской Федерации», ст. 1 Закона Российской Федерации от 7 июля 1993 года № 5340-1 «О торгово-промышленных палатах в Российской Федерации», ст. 36.26 Федерального закона «О негосударственных пенсионных фондах», ст. 57–59 Федерального закона «Об инвестиционных фондах», ст. 20 Федерального закона от 7 августа 2001 года № 119-ФЗ «Об аудиторской деятельности»);

8) объединение работодателей (Федеральный закон от 27 ноября 2002 года № 156-ФЗ «Об объединениях работодателей»);

9) некоммерческое товарищество (ст. 291 ГК, ст. 135–153 Жилищного кодекса Российской Федерации, Федеральный закон «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан»);

10) некоммерческое партнерство (ст. 8 Федерального закона «О некоммерческих организациях», ст. 4 Федерального закона «О садоводческих, огороднических и дачных некоммерческих объединениях граждан», ст. 11 Федерального закона «О рынке ценных бумаг», ст. 24–28 Основ законодательства Российской Федерации о нотариате от 11 февраля 1993 года № 4462-1, ст. 22 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 33 Федерального закона от 26 марта 2003 года № 35-ФЗ «Об электроэнергетике», ст. 36.26 Федерального закона «О негосударственных пенсионных фондах», ст. 21, 22 Федерального закона от 26 октября 2002 года № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)», ст. 22 Федерального закона «Об оценочной деятельности в Российской Федерации»);

11) автономная некоммерческая организация (ст. 10 Федерального закона «О некоммерческих организациях», ст. 23 Федерального закона «Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации», ст. 11.1 Закона «Об образовании»);

12) государственная некоммерческая корпорация (ст. 7.1 Федерального закона «О некоммерческих организациях», Федеральный закон от 23 декабря 2003 года № 177-ФЗ «О страховании вкладов физических лиц в банках Российской Федерации»);

13) товарная биржа (ст. 2 Закона от 20 февраля 1992 года «О товарных биржах и биржевой торговле»).

Можно ли призвать к ответственности при злоупотреблении доверием?

Злоупотребление доверием – противоправное деяние, контролируемое 165 статьёй Уголовного Кодекса (УК) России. Это преступление относится к разновидности мошенничества, при котором отсутствуют основные признаки хищения. Оно предполагает использование собственности второго лица, которое было доверено обвиняемому, для применения в личных целях, без предоставления должного уровня компенсации владельцу имущества.

Следовательно, в отличие от хищения, при злоупотреблении доверием под ущербом понимается не утрата собственности, а упущенная выгода, которую мог бы получить владелец имущества.

Самыми распространёнными преступлениями, попадающими под действие 165 статьи УК России, являются:

  • Использование телефонной связи или доступа в интернет благодаря сведениям о доступе к ним, полученным обманным путём у владельца.
  • Уклонение от оплаты электроэнергии, водоснабжения и других коммунальных сетей, принадлежащих другому лицу.
  • Предоставление подделанных документов, позволяющих освободиться от выплаты каких-либо платежей, обязанность за уплату которых возложена на собственника.
  • Предоставление услуг аренды жилой недвижимости третьим лицам без оформления и подтверждения прав на субаренду*.
  • Использование транспортных средств без оплаты компенсации собственнику.
  • Применение поддельных проездных документов, приобретённых, но не произведённых обвиняемым и т. п.

*Следует заметить, что в случаях незаконного присвоения денежных средств за использование имущества, принадлежащего второму лицу, такое преступление будет попадать под действие 160 статьи УК России о растрате.

Расшифровка понятий

Далеко не каждое злоупотребление доверием может попасть под действие 165 статьи УК России. С 2012 года к ним относятся лишь те преступления, упущенная выгода от которых приравнена к крупному размеру (более 250 000 руб.).

Обязательным условием обвинения является прямой умысел и/или корыстная цель обвиняемого. Это означает, что причинение ущерба без осознания факта, что владелец упустит выгоду, не может приравниваться к мошенническим действиям. При этом не имеет значения, успел ли преступник получить выгоду от злоупотребления или нет. К примеру, если злоумышленник использовал транспортное средство для перевозки груза, но не получил оплату за рейс, преступление будет считаться совершённым, так как моментом нанесения ущерба будет считаться использование машины с корыстной целью.

Объектом преступления может стать любое лицо, обладающее правом собственности на имущество или иных документов, подтверждающих права на владение или распоряжение этим имуществом.

Удостоверяющими документами могут считаться:

  • Свидетельство о праве собственности.
  • Доверенность.
  • Договор дарения.
  • Завещание.
  • Иные документы, подтверждающие право владения или распоряжения имуществом.

Субъектом преступления может быть признано любое лицо от 16 лет. Однако, если преступник использует служебное положение для совершения преступления, оно будет приравнено к злоупотреблению полномочиями или получению взятки и попадёт под действие 285 или 290 статьи УК России соответственно.

Куда обращаться при злоупотреблении доверием?

Владелец имущества, понесший ущерб, чьим доверием воспользовалось другое лицо, может обратиться в любой полицейский участок вне зависимости от места постоянной регистрации и написать заявление. В случае, если в этом отделении не могут решить данный вопрос, то сотрудники полиции, обязаны перенаправить заявление в тот орган, где будет урегулирован конфликт.

После написание заявлениявладельцу нужно получить уведомление о принятии его в работу.

Сотрудники полиции обязаны проверить сведения и вынести решение о возбуждении уголовного дела или обоснованный отказ.

При несогласии с отказом владелец имущества может обратиться в прокуратуру для повторного рассмотрения дела. Кроме того, он имеет право самостоятельно инициировать рассмотрение дела в суде, подав исковое заявление.

Помимо заявления, владельцу имущества следует приложить любые доказательства, которые помогут следствию установить вину преступника. Это могут быть:

  • Документальные свидетельства, такие, как расписка, договор или иные письменные документы, подтверждающие факт преступления.
  • Фото-, аудио- или видеоматериалы.
  • Показания свидетелей.
  • Иные подтверждения вины преступника.

Что делать, если злоупотребление не попадает под действие 165 статьи УК России?

Если злоупотребление не попадает под понятие крупного размера, т. е. причинённый ущерб менее 250 000 руб., то правонарушение попадает под действие Административного Кодекса.

В соответствии со статьёй 7.27.1 КоАП России, при совершении подобных деяний владелец имеет право на возмещение ущерба до пяти сумм от суммы ущерба, но не меньше 5 000 руб.

Как составить заявление?

Заявление по факту злоупотребления доверием составляется в произвольной форме. В нём должны быть отражены следующие сведения:

  • Наименование отделения, куда подаётся заявление.
  • ФИО и адрес заявителя.
  • Суть обращения с указанием противоправных действий, размера ущерба и даты совершения преступления, если таковая установлена.
  • Просьба о возбуждении уголовного дела по статье 165 УК России.
  • Подпись и дата составления.

Скачать образец заявления о злоупотреблении доверием можнотут.Рейтинг автора 26 Автор статьи Виталий Юдин Юрист Написано статей 87