Продажа имущества судебными приставами

Основные идеи русских философов права

Размещено на http://www.allbest.ru/

Философия права как наука имеет многовековую историю, глубокое осмысление которой происходит в процессе приобщения и изучения новых фактов, характеризующих ее развитие в различных исторических периодах и странах.

Актуальность избранной темы состоит в том, что философия права является основополагающей наукой в формировании мировоззрения юристов и правоведов, а также является великим подспорьем в деятельности по управлению государством.

Цель реферативного исследования — анализ и изучение основных идей русских философов. Для достижения поставленной цели необходимо решить ряд задач:

Методология исследования основывается на работах ведущих авторов в области русской философии права. Метод исследования — общенаучный.

1. Зарождение отечественной философии права

ь идея равноценности и равноправия народов, сформулированная митрополитом Илларионом в «Слове о законе и благодати»;

ь идея демократизации церкви и свободы совести как будущее основание принципа автономии личности;

ь идея справедливости как основания осуществления власти и отношений между сословиями.

В целом литературные памятники XI-XVI1 столетия можно охарактеризовать скорее как этические либо правовые, нежели как философско-правовые. Здесь следует вспомнить «Поучения» Владимира Мономаха, «Моление» Даниила Заточника, «Слова» Серапиона Владимирского, «Стоглав», «Домострой» и др.

Развитие философско-правовых идей российскими просветителями XVIII столетия. Существенный импульс в развитии отечественная философия права получила в эпоху Просвещения. С XVIII века философия права преподается в российских учебных заведениях как самостоятельная учебная дисциплина. В трудах профессиональных философов закладываются научные основы философии права, формируется ее понятийный аппарат.

К числу наиболее выдающихся профессоров права следует отнести Василия Третьякова, Якова Козельского, Семена Десницкого, Ивана Третьякова и др. Находящиеся во многом под влиянием идей европейских просветителей отечественные мыслители рассматривают проблемы происхождения права и власти, предмета философии права, разграничения «естественного права» и «позитивного закона».

В то же время отечественная философия права базировалась на иной, нежели европейская, мировозренческо — методологической парадигме. В противовес европейскому рационализму в силу особенностей русского менталитета идея естественного права имеет религиозно-экзистенциальный характер. Одной из версий религиозно-экзистенциального обоснования права выступает кордоцентризм («философия сердца»). Данное философское направление предполагает при анализе сущности человека, его мыслей, поступков не ограничиваться лишь сознательными психическими переживаниями, а видеть их глубочайшую первооснову — «сердце» как источник мыслей и познания.

1.1 Григорий Сковорода

Одним из сторонников кордоцентризма в отечественной философской мысли был странствующий философ Григорий Сковорода (1722-1794). Оригинальная концепция права у Г. Сковороды предполагает не рационалистическое, а религиозно-онтологическое обоснование естественного права, отражающее его внутреннюю духовную сущность. Исходные принципы правового мировоззрения — идея нравственной автономии личности и идея справедливости — у Сковороды находят обоснование в его концепции «сродного труда». «Сродность» рассматривается Сковородой как божественный закон, который в то же время является и законом для природы и человеческого общества. Если данный закон выполняется, то в мире устанавливается мир, а в индивидуальном плане — счастье. Следовательно, «сродный труд» — это выражение степени социальной справедливости, а право как механизм установления заложенной в «сродном труде» справедливости должно исходить от человека, выражать не столько внешнюю, сколько внутреннюю меру его свободы.

1.2 Памфил Юркевич

Дальнейшее развитие кордоцентризм получил в творчестве Памфила Юркевича (1827-1874), у которого «философия сердца» приобретает характер общефилософской концепции. В обосновании права П. Юркевич, как и Г. Сковорода, придерживался позиции интуитивизма, полагая, что мир, и прежде всего индивидуально-личностный мир, не доступен для разума.

Источником морального и правового законодательства, по мнению Юркевича, является не разум, а сердце, любовь, то есть свободно принятая система ценностей. «Глубина сердца» — это первоначальная основа человеческой души, которая позволяет человеку отличить справедливое от несправедливого, доброе от дурного. «При всякой встрече противоположных желаний и интересов, — отмечает Юркевич, — он должен обращаться к нравственным требованиям справедливости, которая укажет ему, где и когда его желания незаконны, где и когда они противоречат благу его ближнего и благу общему». Нравственно зрелый человек, по мнению Юркевича, руководствуется не только соображениями разума, но повинуется заповеди любви, которая внушает ему жертвовать своими личными выгодами для блага других, для блага общего. В справедливости и любви заключаются самые прочные условия для установления мира и братства между людьми. Юркевич выступал против обоснования права в рамках моральных систем эвдемонизма и утилитаризма, требующих полезности поступка в качестве критерия моральности.

Таким образом, «философия сердца» в классической отечественной философии права выступает как методологический фундамент морального обоснования права.

2. Либеральная идея в России

Дальнейшее развитие философско-правовой мысли в России (XIX — начало XX столетий) связано с распространением идей либерализма. Суть либерального мировоззрения состоит в выдвижении на первый план идеи абсолютного достоинства личности, ее прав и свобод, отстаивании приоритета нрава над политикой. В этот период усиливаются позитивистские взгляды на право, и акцент смещается с вопроса об обосновании права на вопрос о его функциях. право философия кордоцентризм юркевич

2.1 Константин Неволин

Первым отечественным профессором права, стоящим на либеральных позициях, был Константин Неволин. По оценке русского дореволюционного юриста И. Михайловского, К. Неволин, автор «Энциклопедии законоведения» (1839 г.), является основателем философии права в России. Во всяком законодательстве он различал две части: законы естественные и законы положительные. Первые образуют идею законодательства, вторые служат ее проявлением. Таким образом, он различал понятия «право» и «закон». Сходных взглядов придерживался Петр Редькин.

2.2 Петр Редькин

Философия права, согласно Редькину, является юридической дисциплиной, но не тождественна позитивной юриспруденции. Если содержание положительной юриспруденции составляет положительное (реальное, действительное) право, право, установленное в каком-либо государстве или обществе вообще в виде законодательного или обычного права, то философия права исследует первообраз права («естественное или природное, рациональное, т.е. мыслимое разумом человеческим, право, или идеальное право»). П. Редькин и К. Неволин были теми из немногих русских мыслителей, кто слушал лекции Гегеля в Берлинском университете и хорошо знал о состоянии европейской философии права в то время.

2.3 Борис Чичерин

Идеи охранительного либерализма и свободы личности получили развитие в творчестве Бориса Чичерина (1828-1904). Суть его философско-правового либерализма состоит в признании человека изначально свободным существом. При этом он выделял три уровня либерализма: уличный (своеволие), оппозиционный (недовольство властью) и охранительный (гармония свободы, власти и закона). Находясь под заметным влиянием идей Канта и Гегеля, свою общефилософскую позицию Чичерин называл универсализмом. Усиление позитивистских тенденций в философии второй половины XIX века привело, по мнению Чичерина, к упадку философии права, поэтому возрождение былой значимости этой научной дисциплины он видел в реконструкции метафизической философии права. Ее методологическую роль философ обосновывал тем, что она, во-первых, служит критерием согласования прав и обязанностей, которого не может дать практический опыт; во-вторых, позволяет уточнить исходные понятия правовой науки; в-третьих, объясняет природу и предназначение человека как субъекта и объекта правовых отношений. Основное содержание философии права, согласно Чичерину, составляет естественное право, как «система общих юридических норм, вытекающих из человеческого разума и долженствующих служить мерилом и руководством для положительного законодательства». Само право Чичерин понимал как внешнюю свободу, определяемую общим законом. В отличие от нравственности право есть начало принудительное. В вопросе соотношения права и нравственности Чичерин отстаивает принцип дополнительности, настаивая на самостоятельности каждого из этих начал. Своей философией права Чичерин внес существенный вклад в обновление и развитие юридических и философско-правовых исследований в России.

2.4 Богдан Кистяковский

Значительный вклад в развитие отечественной философии права внес Богдан Кистяковский (1868-1920), один из самых видных украинско-российских теоретиков либерализма. Свою философскую позицию Кистяковский определял как «научный идеализм», способный обеспечить социальные науки конкретной методологией и гносеологической основой. Оригинальный подход Б. Кистяковского к разрешению философско-методологических проблем можно определить как социокультурный. Он предполагает, с одной стороны, признание права в качестве наиболее значительного выразителя культуры, а с другой, — рассмотрение культуры как важнейшего способа реального бытия права. Поэтому исторически сформированный уровень правосознания и правовой культуры является определяющим фактором построения правового государства. К праву Б. Кистяковский подходил и как социолог, и как сторонник неокантианской философии ценностей. В первом случае, он рассматривал право как социальное явление, предмет причинности, средство контроля общества над индивидом. Во втором — как социальное воплощение надысторических ценностей, благодаря которым право занимает центральное место в сфере культуры. Поэтому общая теория права, полагал Кистяковский, должна основываться на общей философии культуры. В вопросе об определении права он занимал позицию методологического плюрализма. При этом признавал ценность различных философских и частнонаучных подходов к определению права, но считал их ограниченными и относительными.

2.5 Владимир Соловьев

Видное место в отечественной философии права занимает Владимир Соловьев (1853-1900). Религиозная философия Соловьева основана на идеях всеединства и «цельного знания». Этика и вся практическая философия Соловьева основывается на метафизической концепции человека как потенциально божественного создания, способного понять идею совершенства и самому способного к бесконечному самосовершенствованию и приближающегося к образу Божьему. Прогрессивное развитие морали, составляющее смысл исторического развития, заключается в развитии божественных черт человека, в реализации идеи Богочеловечества. Последнее, в свою очередь, зависит от степени зрелости человека, которая является результатом длительного воспитательного процесса. Развитие моральной автономии личности требует определенных условий, одним из которых выступает право как момент «объективной этики», обеспечивающей внешние условия («безопасность для всех») для развития «субъективной этики», внутреннего совершенствования человека. Идея права получает у него моральное обоснование. Право, по мнению Соловьева, занимает промежуточное положение между идеальным добром и злой действительностью. Путь к всеобщему благу лежит через принудительную организацию общественной жизни. Без права и государства нравственность остается благим и бессильным пожеланием, а право без нравственности потеряло бы свое безусловное основание и не отличалось бы от произвола.

«Нравственный принцип, — писал Соловьев, требует, чтобы люди свободно совершенствовались; но для этого необходимо существование общества; но общество не может существовать, если всякому желающему предоставляется право беспрепятственно убивать и грабить своих ближних; следовательно, принудительный закон, действительно не допускающий злую волю до таких крайних проявлений, разрушающих общество, есть необходимое условие нравственного совершенствования и, как такое, требуется самим нравственным началом, хотя и не есть его прямое выражение».

Право, в понимании Соловьева, это «принудительное требование реализации определенного минимального добра, или порядка, не допускающего известных проявлений зла». Право, следовательно, как минимум нравственности это такие нравственные требования, невыполнение которых угрожает безопасности общества. Концепция единства права и морали привела Соловьева к практическому выводу: закон, противоречащий нравственности, будет противоречить и сущности права, и, следовательно, должен быть отменен.

«Минимальным добром» он называл недопущение внешних проявлений злой воли, то есть охрану жизни и собственности. Но не только. Нормальное состояние предполагает еще и достойное существование человека, поэтому в требуемый правом минимум добра Соловьев включает требование обеспечения всем людям внешних условий для достойного существования и совершенствования. К таким условиям он относит:

ь обеспечение средств к существованию (пищу, одежду, жилище);

ь достойный физический отдых;

ь возможность пользоваться досугом для своего духовного совершенствования.

Совокупность этих условий составляет, по Соловьеву, формулу «права на достойное существование».

2.6 Павел Новгородцев

Соловьевская идея права на достойное существование получила развитие в учении о праве Павла Новгородцева (1866- 1924). Новгородцев проводил идею нравственного идеализма в философии права, считая, что основу естественного права составляет этика абсолютных ценностей. Придерживался позиции «возрождения естественного права» как нравственного критерия и идеала. По его мнению, право укоренено в глубинах духовной жизни. Духовные основы русской философии права виделись ему в следующих положениях:

· высший общественный идеал — внутреннее свободное единство всех людей;

· путь к идеалу лежит через свободное внутреннее обновление людей;

· право и государство — лишь вспомогательные ступени такого развития;

· право и государство должны черпать свой дух из высшей заповеди — закона любви;

· признание неразрешимости социальных противоречий в пределах земной жизни;

· невозможность абсолютной рационализации социальных отношений (разум и наука играют второстепенную роль в обществе);

· признание конечности существования человеческой цивилизации (эсхатологическая позиция).

По оценке Новгородцева, вся русская мысль пронизана стремлением к высшей, чем право и государство, истине — истине Бога, абсолютной правде. В этом проявляется национальное своеобразие русской философско-правовой идеи. Поиски же правды, характерные для русского характера, имеют пока не высшую истину, а лишь три заблуждения: эсхатологизм, анархию и государственный абсолютизм.

Право на достойное человеческое существование представляется им не только как нравственное право, но уже и как юридическое. Юридический характер этого права, по мнению Новгородцева, состоит в том, что здесь подразумевается «не положительное содержание человеческого идеала, а только отрицание тех условий, которые совершенно исключают возможность достойной человеческой жизни», то есть внешних стеснений для духа. Данное право не противоречит задаче и сущности права, поскольку осуществляется во имя охраны основных правовых ценностей — свободы и достоинства личности. Субъектом же права выступает личность, наделенная разумом и свободной волей в ее связях с обществом. Данное положение и составляет основной принцип его социальной философии.

2.7 Лев Петражицкий

Большой вклад в реабилитацию и защиту права внес современник Новгородцева Лев Петражицкий (1867-1931). Свою оригинальную трактовку феномена права сам автор называл «психологической», но по своей сути она является «феноменологической». Сущность права он видел в содержащемся в праве психическом переживании (эмоции), которое представлялось как субстанция юридического. Психическое и юридическое в праве соотносятся как иррационально-бессознательное и рационально-формальное. Интуитивное право несет в себе определенный информационный код — смысловую субстанцию права. Оно есть система предданных ценностных ориентации, типов переживаний определенной социальной группы. Право, считал Петражицкий, — это эмоциональное переживание и осмысление эмоций-мотиваций императивно-атрибутивного характера, где «императивность» — переживание своего долга перед другими, а «атрибутивность» — осознание своего права. Мораль же — одностороннее переживание, ограниченное императивным характером. Осознание своего права составляет основу правосознания, слабое развитие которого является недостатком русского менталитета. Процесс же право — формирования, по мнению Петражицкого, включает в себя эмоциональное переживание, осмысление эмоций-мотиваций и последующую формализацию (закрепление в законе) этих состояний.

Как и все видные русские философы права, Л. Петражицкий поддерживал идею «права на достойное существование», обосновывая ее с позиции прав или естественных притязаний индивидов. Несмотря на то, что в обосновании права Л. Петражицкий не обращается к религиозному сознанию, его трактовка социального идеала как «всеобщей любви» обнаруживает в его взглядах характерные для русского правового мировоззрения черты именно религиозного сознания.

Заключение

Русская философская мысль — органическая часть мировой философии и культуры. Она обращалась к тем же проблемам, что и западноевропейская, хотя подход к ним, способы их осмысления носили глубоко национальный характер. Известный историк русской философской мысли В.В.Зеньковский отмечал, что философия нашла свои пути в России — «не чуждаясь Запада, даже учась у него постоянно и прилежно, но все же живя своими вдохновениями, своими проблемами…» .

Несмотря на то, что русская философская мысль представлена самыми различными направлениями, ориентациями и школами, в ней при решении философских проблем доминировали творчески деятельностный характер, яркая выраженная моральная установка, постоянная обращенность к историческим судьбам России. Без усвоения отечественной философии нельзя понять историю и душу русского народа, осмыслить место и роль России в мировой цивилизации.

Список литературы

1. Чичерин Б. Н. Философия права. — М.; 1990.

2. Соловьев В. С. Соч. в 2 т. Т. 1. — М.: 1990.

3. Алексеев С.С. Философия права. — М.: 1997 Философия права: Учебник. Под редакцией О.Г. Данильяна. — М.: 2005

4. Русская философия второй половины XVIII века. Хрестоматия. — Свердловск: 1990.

5. Евлампиев И.И. История русской философии. М., 2002

6. Зеньковский В.В. История русской философии. в 2-х томах. Т. 1 — Ростов-на-Дону, 2004

Размещено на Allbest.ru

1. Юридические лица, осуществляющие предпринимательскую деятельность (в том числе некоммерческие организации, которым право на осуществление такой деятельности предоставлено в соответствии с законом их учредительными документами), а также индивидуальные предприниматели могут использовать для индивидуализации принадлежащих им торговых, промышленных и других предприятий (статья 132) коммерческие обозначения, не являющиеся фирменными наименованиями и не подлежащие обязательному включению в учредительные документы и единый государственный реестр юридических лиц.

2. Коммерческое обозначение может использоваться правообладателем для индивидуализации одного или нескольких предприятий. Для индивидуализации одного предприятия не могут одновременно использоваться два и более коммерческих обозначения.

Комментарий к Ст. 1538 ГК РФ

1. В п. 1 комментируемой статьи прямо указывается, что коммерческое обозначение не является фирменным наименованием.

Это объясняется тем, что коммерческое обозначение развивалось путем разделения обозначения торгового предприятия на фирменное наименование и собственно коммерческое обозначение. Первоначально фирма рассматривалась и как средство индивидуализации участника предпринимательской деятельности (купца, торговца), и как средство индивидуализации принадлежащего такому участнику предприятия (дела) . Постепенно стало формироваться представление о двух разных средствах индивидуализации. И если в Парижской конвенции об охране промышленной собственности 1883 г. нет еще четкого разделения на фирменное наименование и коммерческое обозначение, то в Конвенции об учреждении Всемирной организации интеллектуальной собственности коммерческое обозначение названо уже наряду с фирменным наименованием. В настоящее время общепризнано различие фирменного наименования как средства индивидуализации предпринимателя и коммерческого обозначения как средства индивидуализации его предприятия, т.е. определенного имущественного комплекса, предназначенного (как следует из содержания п. 1) для осуществления торговой, промышленной и иной деятельности.

Наибольшее распространение коммерческое обозначение получило в сфере торговли. Разного рода названия ресторанов, кафе, бистро представляют собой именно коммерческие обозначения.

Различие между фирменным наименованием и коммерческим обозначением проявляется также в том, что у одной организации может быть только одно фирменное наименование, но несколько предприятий торговли, бытового обслуживания или промышленности, каждое из которых может иметь коммерческое обозначение (п. 2 комментируемой статьи). Как отмечалось в литературе, коммерческие обозначения (во всех их вариациях) используются главным образом в отношениях между предпринимателями и потребителями, в то время как фирменные наименования в основном рассчитаны на контрагентов и деловых партнеров коммерческой организации .

———————————
См.: Бузанов В.Ю. Правовой режим коммерческих обозначений // Законодательство. 2002. N 8. С. 37.

Отличается коммерческое обозначение и от товарного знака. Последний индивидуализирует товар независимо от места его производства. Коммерческое обозначение индивидуализирует именно предприятие, расположенное в определенном месте и обладающее определенными признаками (местоположение, строение, в котором функционирует предприятие, запасы сырья, круг потребителей производимых на нем товаров или оказываемых услуг).

Однако не стоит смешивать коммерческое обозначение с наименованием места происхождения товара как средства индивидуализации «места»: НМПТ индивидуализирует место, для которого характерны уникальные природные условия и (или) людские факторы; коммерческое обозначение, напротив, индивидуализирует место исходя из других, указанных выше факторов. Более того, в одном месте, в отношении которого зарегистрировано наименование места происхождения товара, может действовать не одно, а несколько производителей.

Ближе всего по своему режиму коммерческое обозначение к вывеске. Собственно коммерческое обозначение и есть вывеска предприятия, понимаемая в узком смысле как указание на соответствующий имущественный комплекс. Вывеска же в широком смысле может включать в себя разного рода указатели в отношении предприятия, рекламные объявления и прочие формы распространения наружной информации, относящейся к месту нахождения предприятия и осуществляемой на нем деятельности.

В соответствии с п. 1 комментируемой статьи коммерческое обозначение не подлежит обязательному включению в учредительные документы и в Единый государственный реестр юридических лиц.

Как и иные средства индивидуализации, коммерческое обозначение должно обладать различительной способностью, достаточной для индивидуализации предприятия. Так, предприятия общественного питания с названием «кафе» или «паб» (без какой-либо конкретизации) такой различительной способностью не обладают.

Автоюрист

Если вы нарушили правила дорожного движения, вас признали виновным в ДТП или вовсе лишают прав, не спешите мириться – с помощью юристов и адвокатов юридической компании «Защита в Тандеме» (г. Москва) вы избежите чрезмерного и зачастую несправедливого наказания и сможете вернуть свои права.

Юристы и адвокаты нашей компании смогли оказать квалифицированную юридическую помощь и разрешить в пользу своих клиентов большое количество дел по ДТП в Москве, с первого взгляда казавшихся совершенно бесперспективными:

  • составлен протокол об административном правонарушении по ч.1 ст.12.8 КоАП РФ, грозил штраф в размере 30 тыс. рублей и лишение прав от 1,5 до 2 лет – мы обратили внимание на то, как проходит освидетельствование на месте, процедура была нарушена (мундштук не меняли, понятые не присутствовали), в итоге было прекращено производство по делу;
  • составлен протокол об административном правонарушении по ч.4 ст.12.15 КоАП РФ, грозило лишение прав от 4 до 6 месяцев – наш юрист собрал доказательственную базу, сделал необходимые запросы, подготовил позицию защиты и смог переквалифицировать действия на штраф;
  • составлен протокол об административном правонарушении по ч.2 ст.12.27 КоАП РФ, грозило лишение прав от 1 до 1,5 лет – благодаря правильной юридической помощи адвоката, по истечении слушания права вернули клиенту.

Это лишь малая часть практики наших специалистов, добившихся успехов для наших клиентов в работе над делами по ч.4 ст.12.9, ч.2 ст.12.24, ч.2 ст.12.26 и другим статьям КоАП РФ, обжалованию приговоров и действий сотрудников ГИБДД. Главное в административных делах – хорошая доказательственная база и своевременное обращение к специалисту, автоюрист в максимально короткие сроки начнет работу по вашему делу.

Наши адвокаты и юристы работают по Москве и предоставляют следующие услуги:

  • консультируют по вашему вопросу, связанному с административным правонарушением (ДТП);
  • подготавливают ходатайства, запросы, акты о проведении видео- и фотосъемки для сбора доказательственной базы;
  • оказывают срочную юридическую помощь в организации независимой технической экспертизы, определении остаточной стоимости и утраты товарной стоимости автомобиля,
  • обжалуют неправомерные действия сотрудников ГИБДД;
  • предстают в суде в качестве защитника;
  • подготавливают апелляционные, кассационные, надзорные жалобы, если вас лишают прав, и стоит цель их вернуть.

Обращайтесь за срочной юридической помощью наших адвокатов и юристов при ДТП, если вас лишают прав, и вы хотите их вернуть, по телефонам в Москве (без выходных): +7 (909) 997-27-35, (909) 653-56-25. Кроме того, наша фирма окажет комплексную поддержку по представительству в арбитражном или гражданском суде Москвы, а также при различных семейных спорах, будь то взыскание алиментов или раздел имущества.