Принцип свободного договора

Статья 432. Основные положения о заключении договора

1. Договор считается заключенным, если между сторонами, в требуемой в подлежащих случаях форме, достигнуто соглашение по всем существенным условиям договора.
Существенными являются условия о предмете договора, условия, которые названы в законе или иных правовых актах как существенные или необходимые для договоров данного вида, а также все те условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение.

2. Договор заключается посредством направления оферты (предложения заключить договор) одной из сторон и ее акцепта (принятия предложения) другой стороной.

3. Сторона, принявшая от другой стороны полное или частичное исполнение по договору либо иным образом подтвердившая действие договора, не вправе требовать признания этого договора незаключенным, если заявление такого требования с учетом конкретных обстоятельств будет противоречить принципу добросовестности (пункт 3 статьи 1).

(Пункт дополнительно включен с 1 июня 2015 года Федеральным законом от 8 марта 2015 года N 42-ФЗ)

Комментарий к статье 432 ГК РФ

1. Комментируемая статья в совокупности с нормой п. 3 ст. 154 ГК закрепляет наиболее общие правила заключения гражданско-правового договора, которые получили развитие в последующих статьях настоящей главы ГК, а также в нормах Особенной части гражданского права.

Действующее законодательство не раскрывает собственно понятие «заключение договора». Исходя из существующего в данной сфере правового регулирования заключение договора можно определить как правомерные согласованные действия участников оборота, направленные на возникновение гражданско-правовых последствий в их имущественной или личной неимущественной сфере. Как видно из данного определения, заключение договора представляет собой определенный процесс, в связи с чем значительной части правовых норм, регулирующих данный процесс, присущ организационный (процессуальный) характер.

2. В п. 1 комментируемой статьи впервые в ГК встречается одно из центральных понятий договорного права — «существенные условия договора». Хотя закон не содержит соответствующего легального определения, содержание данного понятия можно вывести из п. 1 комментируемой статьи. Существенные условия договора можно определить как условия, относительно которых в силу норм объективного права и воли сторон необходимо и достаточно достижение выраженного в установленной форме соглашения сторон, для того чтобы соответствующий договор считался заключенным.

Закон выделяет три группы существенных условий договора. К первой относится условие о предмете договора. При отсутствии соглашения о предмете договоренность участников оборота лишена важного для права свойства определенности, в силу чего договор не может считаться заключенным. Ко второй группе относятся условия, которые согласно специальным нормам, содержащимся в законе или иных правовых актах, являются существенными или необходимыми (обязательными) для договоров данного вида (о понятии «иные правовые акты» см. комментарий к п. 6 ст. 3 ГК). Часто встречающееся в литературе противопоставление существенных условий договора необходимым, на наш взгляд, лишено какого-либо смысла, поскольку остается неясным критерий, по которому разграничиваются данные понятия. К третьей группе отнесены условия, которые должны быть согласованы исходя из заявления любой из сторон договора. Закон не содержит специальных требований к форме такого заявления, что несколько осложняет реализацию этого правила на практике. Представляется, что в данном случае следует руководствоваться общими требованиями, которые предъявляются к форме сделок (ст. ст. 158 — 163 ГК).

В комментируемой статье особо подчеркивается, что достижение соглашения о существенных условиях договора должно быть выражено в требуемой объективной форме. О форме договора см. комментарий к ст. 434 ГК.

3. В п. 2 комментируемой статьи закреплены отправные положения о порядке заключения гражданско-правового договора. Закон выделяет две основные стадии заключения договора — оферту и акцепт. При этом в комментируемой статье содержатся краткие легальные определения данных понятий. Под офертой понимается предложение заключить договор, а под акцептом — принятие предложения о заключении договора.

Более подробно порядок заключения договора регламентирован ст. ст. 435 — 443 ГК.

Другой комментарий к статье 432 ГК РФ

1. Договор является видом сделки (ст. 154 ГК), и поэтому для его заключения необходимо наличие всех тех правовых предпосылок, которые согласно ГК означают совершение действительной сделки, в частности дееспособности сторон и соответствия сделки требованиям права (см. ст. 168, 171 — 179 и коммент. к ст. ст. 168, 171 — 179).

В ст. 432 названы лишь два условия действительности договора (наличие соглашения о существенных условиях и соблюдение требуемой формы договора), которые отражают его юридические особенности как двусторонней сделки и дефекты которых на практике часто ведут к недействительности заключаемых договоров. В отношении формы договора надлежит руководствоваться правилами ст. 434, 158 — 165 (см. коммент. к ст. ст. 434, 158 — 165).

2. Существенные условия, согласование которых необходимо для заключения договора, по общему правилу немногочисленны и подразделяются в п. 1 комментируемой статьи на три группы.

Во-первых, это условия, названные в законе или иных правовых актах как существенные. Одно из таких условий, имеющее значение для всех договоров, названо в п. 1 статьи: это предмет договора. В ГК имеются дополнительные указания о существенных условиях отдельных договоров: продажи жилых помещений (ст. 558), ренты (ст. 587), страхования (ст. 942), доверительного управления (ст. 1016).

В некоторых законодательных актах существенные условия договора именуются обязательными (ст. 32 Закона о приватизации), и эти термины, исходя из смысла и содержания соответствующих норм, следует считать равнозначными.

Отдельные законы дают необычайно обширный перечень договорных условий, называемых существенными. Так, в ст. 10 Федерального закона от 24.11.96 N 132-ФЗ «Об основах туристской деятельности в Российской Федерации» (СЗ РФ, 1996, N 49, ст. 5491) перечислены 11 групп таких условий для туристского договора. Очевидно, что некоторые из них не могут считаться существенными и их отсутствие не влечет недействительности договора, например неуказание в нем порядка и сроков предъявления претензий, которые упоминаются в ст. 10 Закона.

Во-вторых, условия, названные в законе или иных правовых актах как необходимые для договоров данного вида. Круг таких существенных условий обычно вытекает из природы договора, определения в законе его предмета и основных обязанностей сторон. Существенным условием договора перевозки груза и пассажира является пункт назначения (ст. 785, 786 ГК), подряда — задание заказчика (ст. 702), договор продажи предприятия должен содержать в качестве обязательных приложения, характеризующие продаваемое предприятие (п. 1 ст. 560, п. 2 ст. 561 ГК).

В-третьих, условия, относительно которых по заявлению одной из сторон должно быть достигнуто соглашение. Такие существенные условия зависят от вида договора, намерений одного из его участников. Условия этой группы включают прежде всего дополнительные способы обеспечения (неустойка, залог, поручительство, гарантия, страхование), а также особенности исполнения взаимных обязательств (порядок отгрузки товара, его проверки, условия оплаты и т.д.), если одна из сторон считает их существенными.

3. Для заключения некоторых договоров помимо соглашения о существенных условиях необходимы определенные производственно-технические предпосылки. Так, договор энергоснабжения заключается с абонентом при наличии у него отвечающего техническим требованиям энергопринимающего устройства, а также средств учета потребления энергии (п. 2 ст. 539 ГК). Соответствующие технические устройства должны иметься при заключении с железной дорогой договоров на эксплуатацию подъездного пути и на подачу и уборку вагонов (ст. 64 УЖТ).

4. В п. 2 комментируемой статьи названа наиболее распространенная процедура заключения договора: направление оферты одной стороной и ее акцепт другой. О требованиях к оферте см. ст. 435, 436 и коммент. к ст. ст. 435, 436, об акцепте — ст. 438, 439, 442, 443 и коммент. к ним.

Заключение договора может осуществляться и в ином порядке. Будущие контрагенты составляют полный текст договора и одновременно его подписывают; в этих случаях выделение стадий оферты и акцепта оказывается невозможным. Согласно ст. 550 ГК договор продажи недвижимости заключается в письменной форме путем составления одного документа, подписанного сторонами. Если для договора предписана нотариальная форма (см. ст. 163 и коммент. к ней) или государственная регистрация (см. ст. 164 и коммент. к ней), договор считается заключенным только после выполнения названных юридических процедур.

5. Если договор заключается посредством направления письменных оферты и акцепта, возможны случаи искажения в телеграфных, телетайпных и иных письменных сообщениях данных об условиях заключаемого договора, которые другая сторона считает правильными ввиду их соответствия содержанию сделанной оферты (акцепта).

При выявлении в дальнейшем таких ошибок заинтересованная сторона вправе требовать признания договора недействительным, как заключенного под влиянием существенного заблуждения (см. ст. 178 и коммент. к ней), а при исполнении договора на иных, чем предполагалось, условиях — возмещения понесенных убытков, если имеются предусмотренные законом общие основания возложить такую ответственность (гл. 25 ГК).

6. В ходе переговоров о заключении договора стороны нередко составляют документы, которые именуются письмами или соглашениями о намерениях и содержат различную информацию о намечаемом договоре. Гражданское законодательство Российской Федерации не определяет правовое значение таких документов и содержащихся в них данных. По общему правилу письма и соглашения о намерениях следует считать стадией переговоров о заключении будущего договора, которые правовых обязанностей для сторон не порождают. Однако с учетом их содержания и статуса подписавших их лиц таким документам может даваться иная правовая оценка.

Документы о намерениях должны рассматриваться в качестве предварительного договора, если они отвечают требованиям, предусмотренным для таких договоров ГК (см. ст. 429 и коммент. к ней), и были подписаны лицами, уполномоченными совершить договор.

Письмо о намерениях, если оно отвечает требованиям, установленным для оферты (см. ст. 435 и коммент. к ней), должно признаваться офертой. Делаемые в документах о намерениях заявления стороны по поводу отдельных условий будущего договора, обычно льготного характера (аванс, рассрочка платежа), должны трактоваться как ее обязательство принять такие условия, если намечаемый договор будет подписываться, и контрагент вправе требовать включения в договор подобных условий.

7. При ведении переговоров иногда имеет место парафирование договора, которое совершается посредством нанесения на согласованный текст инициалов лиц, участвовавших в подготовке договора. Нередко такие лица управомочены и на последующее подписание договора.

Парафирование договора, как правило, ведет к его последующему подписанию уполномоченными на то лицами. Однако само по себе оно не обязывает к подписанию договора, и парафировавшая текст договора сторона может от его подписания отказаться.

8. В ходе переговоров о заключении договора стороны обычно несут определенные затраты, и незаключение предполагаемого договора может вызвать имущественные потери, связанные с работами по исполнению будущего договора, которые оказались ненужными.

Гражданское законодательство и судебная практика ряда стран допускают возложение на недобросовестную сторону потерь другой стороны, вызванных необоснованным отказом от заключения договора. Этот институт получил наименование вины при заключении договора (culpa in contrah

Казуистика

Казуистика. Она нашла себе место преимущественно в римско-католической церкви. ее задача состоит в том, чтоб „раскрытый и уже обоснованный всеобщий нравственный закон применять к различным конкретным случаям нравственной жизни человека и разрешать недоумения совести, возникающие при этих случаях (casus conscientiae)“. Расцвет казуистики относится особенно к ХIV и ХV векам, если не считать казуистики специально иезуитской, падающей на более позднее время. Но „зачатки“ казуистического направления можно усматривать „уже в творениях древних отцов церкви: блаж. Августина“ (чит. его „De mandacio“ и „Contra mendacium ad Consentium»; оба творения носят „казуистическую окраску“), „Григория Чудотворца, Григория нисского, Василия великого“ (чит. их „канонические послания“)…, – а особенно и так называемых „покаянных книгах“ (libri poenitentiales). Последние составлялись не в научных, а в чисто практических соображениях. По содержанию своему они являлись списками всякого рода грехов с точными указателями взысканий, какие (по часто произвольному мнению составителей книг) за эти грехи полагались. Отсюда ясно, что libri poententiales могли иметь значение преимущественно (если уж не исключительно) для невежественной массы, которая была не в силах уразуметь внутренний смысл высоких требований христианской нравственности и для которой, поэтому, было достаточно знать: что ей должно делать, чего нет и под опасением каких именно наказаний?.. Дело развивалось – чем дальше, тем больше, так что авторами подобных сборников в конце концов оказывались предусмотренными все малейшие уклонения с правого пути, какие только возможны для известного человека в том или ином его положении… Начало возникновения „покаянных книг“ относится уже к последним годам VІІ в. (известны авторы этого рода книг: Феодор Кентербюрийский, ум. 690 г., Бэда Достопочтенный, ум. 735 г., Иона Орлеанский, ум. 828 г., и мног. др.). Газвитию казуистики много содействовала схоластика с ее исследованиями различного рода мелочных вопросов (чит., напр., сочинения Абеляра, Дунс-Скотта и др.), а потому одновременно с ослаблением схоластического направления вместо него и как бы на его развалинах окончательно водворилось казуистическое (в ХIV в.). Из казуистов могут быть названы: Раймунд пеннафортский (XIII в.), Астезан (XIV в.), Ангелюс Клавазио (ХV в.), Сильвестр Приериас (современник Лютера и антагонист последнего) и мног. др. Со времени возникновения в ХVІ веке иезуитского ордена казуистика нашла себе радушный приют особенно у этих ревностных деятелей католической церкви. У них она достигла небывалого расцвета, но с тем вместе извратилась окончательно. После того, как „основатель ордена редемитористов“ – Альфонс Лигуори († 1787 г.) – этот всецелый иезуит в области морали – был „причислен к лику святых“ (в 1839 г.) и к „сонму учителей церкви“ (в 1871 г.), иезуитская казуистика оказалась всецело одобренной уже „непогрешимым“ папой, и пока последний не откажется от своей мнимой „непогрешимости“, авторитет иезуитской казуистики, подтвержденный высшею церковною властью, останется незыблемым в католическом мире.

Сущность иезуитской казуистики выяснена нами выше: в статье об иезуитской морали, куда читатели „Энциклопедии“ и отсылаются (т. VI, стлб. 225–232). Что же касается казуистики не-иезуитской в католическом мире, то сущность ее такова. Все дело здесь сводилось к исповеди. Духовнику необходимо было иметь в руках список грехов, знать величину каждого из них и те наказания, каких заслуживали кающиеся. Затем самим кающимся нужно было знать, какие поступки дозволительны, какие греховны и в какой именно степени, как дать удовлетворение правде Божией и т. д. К услугам той и другой сторон явились казуисты. В своих сочинениях (обычное их заглавие – „Summae casuum consientiae“) казуисты, оставляя в стороне выяснение нравственных поступков из каких-либо общих основ и принципов, просто перечисляют (иногда в алфавитном порядке) различного рода поступки, относя их к категории или согласных с нравственным законом, или несоответствующих ему. При этом, с помощию всевозможных софистических приемов и уловок, они определяют случаи, когда недозволенный поступок не вменяется его виновнику в грех; изобретают разнообразные способы, примиряющие человека с его проступками; доказывают возможность бытия сверхдолжных заслуг человека и – покрытия этим плюсом могущего оказаться в других случаях минуса; различают между грехами смертные и извинительные, руководствуясь в этом случае вместо какого-либо надежного основания единственно своим личным произволом (чаще всего) и т. д. Короче сказать: нравственный поступок человека для казуиста – своего рода конкретный предмет, который можно взять в руки, измерить, взвесить до последних подробностей. Таким внешним, количественным масштабом, прилагаемым к человеческим действиям, устранился масштаб внутренний, качественный, между тем это – единственно надежный… Казуисты, – рассуждает Ноеnsbroech, – забыли или не хотят принимать в соображение, что „добродетель становится добродетелью» именно в силу проникающего ее известного настроения человека, сообщающего ей внутренний смысл, жизнь, а не потому, что она наружно согласна с требованиями нравственного закона. Одно наружное согласие здесь говорит еще слишком мало. Вместо того, чтобы говорить об едином целостном внутреннем настроении человека, которое только и определяет его нравственную личность, казуисты находят возможным раздроблять это настроение и трактовать отдельно о каждой из получающихся таким образом частей. Вместо того, чтобы говорить об едином „целостном“ нравственном „законе», для всех „общем» и обязательном, казуисты считают возможным „разлагать» его на „отдельные заповеди и запрещения, не заботясь о том, откуда они проистекают, на какой нравственной основе покоятся, от какого принципа получают жизнь». Они „нагромождают» лишь „долг на долг, обязанность на обязанность» и только связывают человека ненужными и лишними узами, – „давят» его „дух бесчисленными оговорками, определениями, бесчисленными обязанностями, полуобязанностями…, мнениями правдоподобными“ (орiniо probabilis), „более правдоподобными, еще более правдоподобными» и т. д. В результате, – но словам Ноеnsbroech’а, – получается „не христианство, а талмудический мозаизм»… Не мудрено, что подобного рода казуистическое направление крайне резко порицается не только не-католическими, но и лучшими из католических богословов, каковы, напр., Мабильон, Гиршер, Линземанн и др. (их сочинения весьма поучительны), напр., бывший иезуит граф Гэнсбрэх (не говорим уже о старокатоликах, каковы, напр., Деллингер, Рейш и пр.).

К удивлению, имеются „ревностные казуисты и среди протестантских богословов». Наиболее „значительный» между ними – „виттенбергский профессор Фридрих Валдуан“. Известны его „чтения о casus consientiae (1621 – 1627)», которые затем (1628) были „изданы богословским факультетом в Виттенберге», при чем „в предисловии» к книге было сказано от имени факультета, что „казуистика столь же необходима, как и исследования о членах веры»! „Подле Валдупна из протестантских казуистов должны быть названы: Вильгельм Амезий (1623)“, знаменитый Ф. Буддей (1712) и Адам Рехенберг (1706)“.

Русское „Нравственное богословие“, как известно, находилось и до известной степени находится и поныне в некоторой зависимости от систем того же богословия католических; поэтому естественно, что казуистический элемент в некоторой мере проник и имеется и в русских опытах построения рассматриваемой богословской отрасли. Это надлежит сказать в особенности об опытах более старых; впрочем, не вполне свободны от данного элемента и остальные опыты, за единичными лишь исключениями.

А. Бронзов

Способы оспаривания заключения эксперта: как убедить суд в необходимости назначения повторной экспертизы

Полное описание

Судебное доказывание – это процессуальная деятельность суда и лиц, участвующих в деле, по установлению фактических обстоятельств. Особенностью судебного доказывания является ретроспективный характер познания, т.к. установлению подлежат факты и обстоятельства, имевшие место до и вне судебного процесса.

Процесс доказывания тесно связан с реализацией основных принципов осуществления правосудия, а именно состязательности и равноправия сторон. Эти принципы находят отражение в процессуальных нормах. Так, в соответствии со ст. 8 АПК РФ, стороны пользуются равными правами на представление доказательств для обоснования своей позиции. Данные права гарантируются каждому участвующему в деле лицу (ст. 9 АПК РФ). Принцип состязательности проявляется в распределении бремени доказывания. В соответствии с ним каждая из сторон, предъявляя требования, должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается (ст. 56 ГПК РФ, ст. 65 АПК РФ). Как указано в действующем процессуальном законодательстве, не подлежат доказыванию общеизвестные факты, преюдициальные факты и факты, признанные противоположной стороной.

Понятие доказательств и их виды закреплены в п. 1 ст. 64 АПК РФ, где под доказательствами понимаются полученные в предусмотренном АПК РФ и другими ФЗ порядке сведения о фактах, на основании которых арбитражный суд устанавливает наличие или отсутствие обстоятельств, обосновывающих требования и возражения лиц, участвующих в деле, а также иные обстоятельства, имеющие значение для правильного рассмотрения дела.

В литературе доказательства классифицируются по различным основаниям:

  1. по источнику – личные и вещественные;
  2. по механизму следообразования – первоначальные и производные;
  3. по характеру содержащейся в них информации – прямые и косвенные.

Смысл классификации заключается в установлении для них разного режима исследования, например, пояснения свидетелей заслушиваются, письменные документы оглашаются, вещественные доказательства осматриваются и т.д.

При этом в ст. 71 АПК РФ указано на такие необходимые критерии доказательств, как относимость, допустимость и достоверность. Доказательства могут быть положены в обоснование судебного постановления, только если они отвечают данным требованиям. Относимость означает связь доказательства с фактом, входящим в предмет доказывания (ст. 59 ГПК РФ, ст. 67 АПК РФ). Допустимость – это требование к форме доказательства (ст. 60 ГПК РФ, ст. 68 АПК РФ). Доказательства должны быть собраны и образованы без нарушения закона. Также, безусловно, доказательства должны быть достоверными, то есть истинными, в противном случае речь будет идти о фальсификации доказательств. Соблюдение указанных требований необходимо, иначе доказательства могут быть обессилены стороной либо не приняты судом.

Стоит указать на то, что в силу принципа общности доказательств с момента поступления последних в дело, они становятся общими для сторон, ссылаться на них может любая сторона вне зависимости от того, кем они были представлены в дело.

В рамках данной статьи в качестве судебного доказательства отдельно рассматривается судебная экспертиза. Последняя относится к личным и первоначальным доказательствам, т.к. ценность в данном случае представляют выводы эксперта, которые он непосредственно делает по итогам анализа фактов на основе специальных знаний.

Судебная экспертиза – это процессуальное действие, заключающееся в проведении исследования и составления заключения экспертом по вопросам, поставленным судом перед экспертом в целях установления наличия или отсутствия фактов, подлежащих доказыванию по делу. Экспертиза назначается судом по ходатайству лица, участвующего в деле, или с согласия лиц, участвующих в деле (ст. 82 АПК РФ). Судебная экспертиза назначается судом в случаях, когда вопросы права нельзя разрешить без оценки фактов, для установления которых требуются специальные познания.

При этом выделяется несколько видов судебной экспертизы:

  • в зависимости от состава – комиссионная (ст. 84 АПК РФ) и комплексная (ст. 85 АПК РФ);
  • по объему исследования – основная и дополнительная (п. 1 ст. 87 АПК РФ);
  • по последовательности проведения – первичная и повторная (п. 2 ст. 87 АПК РФ).

В ряде случаев при рассмотрении дела у участвующих лиц возникает необходимость оспаривания экспертного заключения, как отдельного доказательства. Выделяется несколько способов такого опровержения:

  1. вызов эксперта в суд и получение от него устных пояснений в отношении заключения;
  2. представление в суд заключения другого эксперта, в котором указаны иные выводы, нежели в оспариваемом предыдущем заключении;
  3. заявление ходатайства о проведении повторной либо дополнительной экспертизы, исходя из конкретных обстоятельств.

Наибольшую сложность представляет обоснование необходимости назначения повторной экспертизы, по указанной причине далее в статье речь пойдет об основаниях назначения указанной экспертизы.

В соответствии с п. 2 ст. 87 АПК РФ повторная экспертиза может быть назначена в случае возникновения сомнений в обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или комиссии экспертов. Для назначения указанной экспертизы достаточно одного из перечисленных условий. При этом в ст. 87 ГПК РФ и в ст. 20 Федерального закона от 31.05.2001 г. № 73-ФЗ «О государственной судебно-экспертной деятельности в РФ» (далее – ФЗ от 31.05.2001 г. №73-ФЗ) указан еще один критерий оценки заключения, нарушение которого является основанием для повторной экспертизы, а именно правильность. Правильность подразумевает достоверность экспертизы, а обоснованность – подтвержденность выводов эксперта имеющимися фактами. Оценить правильность и обоснованность можно с учетом того, какая методика применена при исследовании, достаточно ли собранных документов для экспертизы, истинны ли они, и насколько полно проведен их анализ. В некоторых случаях для разъяснения заключения эксперт, давший заключение, может быть вызван в суд. Однако, как следует из анализа судебной практики, при наличии у стороны спора сомнений в достоверности заключения эксперта суд должен рассмотреть ходатайство о назначении повторной экспертизы, а не о вызове эксперта (Постановление ФАС Северо-Западного округа от 08.02.2011 N А56-56350/2009).

Проведение повторной экспертизы должно быть поручено другому эксперту или другой комиссии экспертов. При этом результаты ее проведения должны оцениваться судом в качестве самостоятельного доказательства, а не как ревизия первичной экспертизы. Кроме того, повторная экспертиза назначается исключительно по тем же вопросам, что и первичная, результаты которой не могут быть отменены повторной экспертизой. Обе экспертизы подлежат исследованию и оценке в качестве доказательств.

АПК РФ не определяет порядок назначения повторной экспертизы, поэтому, следует руководствоваться общими правилами о вынесении арбитражным судом определения о назначении экспертизы. В соответствии с действующим законодательством повторная экспертиза может быть назначена при наличии мотивированного ходатайства лиц, участвующих в деле. Для примера, при отсутствии в ходатайстве указания на то, в чем именно заключается недостоверность заключения эксперта, либо какой порядок расчета неверно применен, ходатайство не подлежит удовлетворению (Постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 15.07.2011 г. № А32-47374/2009). Вместе с тем суд может по своей инициативе назначить данную экспертизу, например, в случае, если это предписано в законе, установлено в договоре или необходимо для проверки заявления о фальсификации доказательства (Постановление ВАС РФ от 11.03.2008 г. № 9261/04). Однако назначение повторной экспертизы является правом, но не обязанностью суда. Данная норма подтверждается анализом судебной практики (Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 11.01.2013 по делу N А75-6636/2011).

Следует учитывать, что назначение экспертизы возможно при рассмотрении дела в суде как первой (ст. 135 АПК РФ), так и апелляционной инстанции (ст. 268 АПК РФ).

Вместе с тем необходимо отличать повторную экспертизу от дополнительной. Различие проводится по следующим параметрам. Во-первых, основание для назначения повторной экспертизы – возникновение сомнений в обоснованности и правильности заключения эксперта, наличие противоречий в выводах эксперта или комиссии экспертов. Основанием для назначения дополнительной экспертизы являются недостаточная ясность или недостаточная полнота заключения эксперта, а также возникновение вопросов в отношении ранее исследованных обстоятельств дела. Во-вторых, повторная экспертиза проводится другим экспертом или другой комиссией экспертов, дополнительная – тем же самым экспертом или другим экспертом. В-третьих, при повторной экспертизе перед экспертом ставятся те же вопросы, что и в первичной экспертизе, а в дополнительной исследуются вопросы, которые ранее не ставились. Следовательно, повторная и дополнительная экспертизы не тождественны и не могут подменяться одна другой.

Заключение эксперта оценивается судом в следующем порядке:

  1. соблюдение процессуального порядка назначения и проведения экспертизы;
  2. соответствие заключения эксперта заданию;
  3. оценка компетентности эксперта;
  4. оценка научной обоснованности заключения;
  5. анализ полноты заключения;
  6. оценка фактических данных в заключении с точки зрения их относимости и места в системе других доказательств.

При этом сложность оценки экспертного заключения судом заключается в том, что суд должен его оценить по своему внутреннему убеждению, но вместе с тем суд не обладает специальными знаниями в конкретной области. Поэтому активность сторон в обосновании необходимости назначения повторной экспертизы играет важное значение.

Отдельный интерес представляют основания для назначения повторной экспертизы. Данные основания закреплены законодательно, и к ним относятся сомнения в правильности и обоснованности заключения эксперта или наличия противоречий в выводах эксперта или комиссии экспертов. Однако указанные сомнения могут иметь различные формы выражения, которые и приведены ниже.

1. Совершение экспертом действий в нарушение ст. 8 ФЗ от 31.05.2001 г. №73-ФЗ, например, действий, ставящих под сомнение его объективность и беспристрастность. В этой статье указано, что эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме. Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных. Необоснованным будет считаться такое заключение, в котором не применены либо неверно применены необходимые методы и методики, недостаточно аргументированы выводы. Отсутствие надлежащих ответов на поставленные вопросы, как свидетельствует судебная практика, также является основанием для назначения повторной экспертизы (Постановление ФАС Уральского округа от 06.07.2010 N Ф09-5072/10-С2 по делу N А47-1065/2008).

2. Несоответствие уровня подготовки и квалификации эксперта задачам экспертизы, т.е. его некомпетентность либо недостаточная квалификация. Так, в ст. 13 ФЗ от 31.05.2001г. №73-ФЗ содержатся требования к лицам, которые могут проводить экспертизу. Поэтому сторонам в ходатайстве о назначении повторной экспертизы целесообразно указывать данные об образовании, специальности, общем стаже экспертной работы и иные установленные в законе сведения о другом эксперте, которого они предлагают.

3. Вероятный (предположительный) характер выводов эксперта. В этой связи необходимо пояснить, что в зависимости от определенности выводов выделяется несколько видов заключений:

  • категоричное заключение, в котором однозначно и достоверно дан ответ на поставленный перед экспертом вопрос, и иного толкования исследуемых обстоятельств быть не может;
  • вероятное (предположительное) заключение, в котором возможность существования факта допускается, но и не исключается противоположная ситуация. Дача такого заключения зачастую обусловлена недостаточным количеством материалов по делу, утратой наиболее значимых из них и др.;
  • невозможность ответа на поставленные перед экспертом вопросы в виду, например, отсутствия методики исследования, исходных данных и др.

В данном случае нужно иметь в виду, что только категоричные выводы эксперта имеют значение доказательства. Вероятное заключение не может быть достоверным доказательством, но оно помогает получить информацию о рассматриваемых фактах, и поэтому игнорироваться не должно.

4. Противоречие выводов эксперта другим имеющимся в деле доказательствам. В частности, при несоответствии строительно-технической экспертизы и актов проверки суд пришел к выводу о необходимости назначения повторной экспертизы (Постановление ФАС Поволжского округа от 11.08.2011 по делу N А55-11633/2010).

Указанное объясняется тем, что никакие доказательства не имеют заранее установленной силы и не обладают преимуществом перед другими доказательствами (п. 5 ст. 71 АПК РФ, п. 2 ст. 67 ГПК РФ). В Постановлении Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 г. № 66 «О некоторых вопросах практики применения арбитражными судами законодательства об экспертизе» (далее – Постановлении Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 г. № 66) разъясняется, что заключение эксперта по результатам проведения судебной экспертизы, назначенной при рассмотрении иного судебного дела, не может признаваться экспертным заключением по рассматриваемому делу. Такое заключение может оцениваться в качестве письменного документа наряду с другими доказательствами. Данная ситуация свидетельствует о том, что экспертное заключение не обладает преимущественной силой перед иными доказательствами.

Как следует из нормы ст. 71 АПК РФ, каждое доказательство подлежит оценке арбитражным судом наряду с другими доказательствами. В связи с этим появление в деле нового доказательства может привести к переоценке уже имеющихся. Следовательно, априорного значения нет ни у одного доказательства, в том числе и у экспертного заключения.

5. Нарушения процессуальных прав лиц, участвующих в деле, при проведении экспертизы, которые повлияли или могли повлиять на содержание выводов эксперта. В рамках данного основания рассматриваются нарушения права на отвод эксперта и права заявлять ходатайство о привлечении в качестве экспертов указанных лиц. Для реализации данных прав суд в определении о назначении экспертизы указывает, кроме экспертного учреждения, также и ФИО эксперта. Данные нормы установлены в ст. 23 АПК РФ и в ст. 82 АПК РФ, а соответствующее разъяснение дано в п.3 Постановлении Пленума ВАС РФ от 20.12.2006 г. № 66.

6. Наличие заинтересованности или зависимости эксперта от сторон, а также иные обстоятельства, дающих основание для заявления отвода эксперту. Такие основания предусмотрены в ст. 23 АПК РФ.

7. Противоречие выводов эксперта другим частям заключения, например, несоответствие исследовательской части заключения выводам, сделанным экспертом.

8. Отсутствие в экспертном заключении сведений о предупреждении эксперта об уголовной ответственности за дачу ложного заключения является также основанием для назначения повторной экспертизы (Постановление ФАС Уральского округа от 10.03.2011 N Ф09-6625/10-С3 по делу N А07-3852/2009).

Таким образом, выделяется целый ряд оснований для назначения повторной экспертизы, которые и необходимо учитывать при подготовке ходатайства о назначении данного вида экспертизы. Приведенный перечень, однако, не может считаться исчерпывающим. И в каждом конкретном случае суд должен исследовать все материалы дела для решения вопроса о необходимости и законности назначения повторной экспертизы.

На основании выше изложенного, можно сделать следующие выводы:

  1. Судебное доказывание – это процессуальная деятельность суда и лиц, участвующих в деле, по установлению фактических обстоятельств дела.
  2. Каждая из сторон должна доказать те обстоятельства, на которых она основывает свои требования.
  3. Действующим законодательством предусмотрены различные виды доказательств, среди которых указана и судебная экспертиза.
  4. Для достижения желаемого результата по делу необходима активная процессуальная позиция участвующих лиц, особенно в представлении и изучении доказательств. Соответствующие действия непосредственно влияют и на возможность проведения повторной экспертизы, если лица в ней заинтересованы.
  5. Законом установлена возможность оспаривания заключения эксперта, в том числе путем назначения повторной экспертизы по ходатайству участвующих лиц либо по инициативе суда.
  6. В процессуальном законодательстве и ФЗ от 31.05.2001 г. №73-ФЗ содержатся требования к порядку назначения, проведения и оценке экспертизы, нарушение которых является основанием для назначения повторной экспертизы.

Галактионова Олеся.

Юридическая компания Москва

Виды правоотношений

Правоотношения могут быть классифицированы на основе специально‑юридических функций права. По этому основанию выделяют регулятивные и охранительные правоотношения.

Регулятивные правоотношения – это отношения, проводящие регулятивную функцию права (статическую и динамическую). Они возникают на основе правомерного поведения и направлены на упорядочение, закрепление и развитие общественных отношений. Складываясь на основе регулятивных юридических норм, такие правоотношения устанавливают субъективные права и обязанности.

Регулятивные правоотношения делятся на активные и пассивные в зависимости от того, какую из двух основных регулятивных функций (динамическую или статическую) они проводят. Правоотношения активного типавыражают динамическую функцию права и складываются на основе обязывающих норм. Эти отношения характеризуются тем, что возлагают на лицо обязанность положительного содержания, т. е. совершить определенные действия (произвести ту или иную работу, передать имущество и т. п.). Интересы управомоченного лица удовлетворяются только в результате совершения положительных действий обязанным лицом.

Правоотношения пассивного типа– это отношения, выражающие статическую функцию права. Они складываются на основе управомочивающих и запрещающих норм, рассматриваемых в единстве, и характеризуются тем, что положительные действия совершаются управомоченным, а не обязанным лицом. При этом на обязанное лицо возлагается функция пассивного содержания, т. е. воздерживаться от поведения известного рода. Управомоченный субъект удовлетворяет интересы своими же действиями.

Охранительные правоотношения складываются на основе охранительных норм и представляют собой правоотношения, при помощи которых осуществляются меры юридической ответственности, меры защиты субъективных прав, превентивные средства государственного принуждения. Они возникают на основе противоправных действий и являются всегда властеотношениями. Юридические обязанности по этим правоотношениям требуют от субъекта претерпевания тех нежелательных последствий, которые изложены в санкциях правовых норм.

По способу индивидуализации субъектов выделяют правоотношения: относительные, абсолютные, общерегулятивные.

Относительные(или двусторонне индивидуализированные) – это отношения, в которых поименно определены все субъекты. Примером таких правоотношений являются договорные отношения (мена, дарение). Так, в договоре дарения точно определены обе стороны: даритель и одаряемый.

Абсолютные(или односторонне индивидуализированные) – это отношения, в которых поименно определена одна сторона – носитель субъективного права. Обязанными же являются все другие лица – «всякий» и «каждый». Например, отношения собственности характеризуются тем, что известен лишь носитель субъективного права – собственник. Обязанными являются абсолютно все другие лица, которые не должны посягать на объект собственности. Другими словами, на всех возлагается обязанность пассивного типа.

Общерегулятивные отношенияотличаются двусторонней неопределенностью. Их участником может быть каждый (любой). Таковы конституционные правоотношения.

Большое значение имеет классификация правоотношений по отраслевому признаку. Выделяют гражданские, семейные и другие виды правоотношений соответствующих отраслей права.

Гражданское правоотношение – это основанное на нормах гражданского законодательства отношение, складывающееся по поводу имущественных и неимущественных благ, участники которых выступают носителями гражданских прав и обязанностей.

Гражданские правоотношения имеют волевой характер. Субъекты вступают в эти отношения своей волей и в своем интересе.

Равенство сторон, их автономность являются обязательными свойствами гражданско‑правового отношения. В большинстве случаев гражданские правоотношения устанавливаются по воле участвующих в них лиц.

Гражданские правоотношения также делятся на виды по разным основаниям. Так, по объекту они делятся на имущественные и неимущественные.

Объектом имущественных отношенийявляются в первую очередь вещи и другие объекты, имеющие стоимостное выражение (например, работы, услуги). Объекты неимущественных отношенийне имеют стоимостного выражения (честь, достоинство).

В зависимости от способа удовлетворения интересов управомоченного лица различают вещные и обязательственные отношения. В вещном правоотношенииинтерес управомоченного лица удовлетворяется посредством собственных действий (например, пользование вещью). В обязательственном правоотношенииинтерес управомоченного лица может быть удовлетворен только за счет определенных действий обязанного лица по предоставлению соответствующих материальных благ. Обязательственное правоотношение всегда осуществляется путем совершения определенных действий обязанным лицом. В отличие от этих отношений, в вещных отношениях обязанные лица должны быть пассивными, т. е. воздерживаться от определенных действий.

Семейные правоотношения возникают из таких юридических фактов, как брак, родство, усыновление, опека и попечительство, принятие детей на воспитание. Особенностью этих юридических состояний является их продолжительность, длящийся характер. Значительная часть личностных правоотношений возникает как следствие событий, например рождение ребенка. Поскольку события порождают правовые последствия помимо воли человека, содержание семейных правоотношений (т. е. взаимные права и обязанности их участников) также формируется не по воле его участников, а в силу указаний закона. Субъекты семейных правоотношений, порожденных событиями, как правило, не могут по своей воле изменить их содержание. Так, например, возникают отношения между детьми и родителями.

Часть семейных отношений (например, брачно‑семейные) возникают по воле их участников.

Семейные правоотношения являются длящимися, что предопределяется целями и задачами, которые обусловлены созданием семьи, воспитанием детей, обеспечением нетрудоспособных членов семьи.

Круг лиц, которые могут быть участниками семейных правоотношений, определен законом. Ими могут быть только граждане в особых качествах: супруги, дети, родители, внуки и т. д.

Семейные отношения являются личными.

Административные правоотношения возникают при формировании органов государственной власти и осуществлении ими властной деятельности.

Административные отношения выражают приоритет публично‑правовых институтов. Они возникают, изменяются или прекращаются в связи с деятельностью механизма реализации исполнительной власти.

Особенность административных отношений состоит в наличии специального субъекта – исполнительных органов и должностных лиц.

В рамках административных отношений исключено юридическое равенство участников. Эта особенность связана с участием в этих отношениях органа исполнительной власти, который в силу своих властных полномочий способен подчинять себе поведение иных участников отношений своим односторонним волеизъявлением.

Административные отношения возникают между субъектами: органами исполнительной власти, с одной стороны, а с другой стороны – гражданами, общественными объединениями, негосударственными организациями, исполнительными органами системы местного самоуправления, государственными предприятиями, учреждениями, организациями. Кроме того, эти отношения могут возникать между субъектами исполнительной власти различного уровня (федеральными, территориальными, соподчиненными и несоподчиненными, межотраслевыми и отраслевыми).

§ 3. Содержание правоотношения

В правоотношении может быть выделено 1) материальное и 2) юридическое содержание.

Юридическое содержание правоотношения – это его составные элементы, т. е. субъективное право и юридическая обязанность.

Материальное содержание – это то фактическое поведение, которое управомоченный может (дозволенное поведение), а обязанный должен совершить (должное поведение). Иными словами, оно складывается из дозволенного поведения управомоченного и должного поведения обязанного лица.

Дозволенное поведение управомоченного лица выражается в требовании исполнения обязанности. Например, в договоре купли‑продажи управомоченной стороной является покупатель. Его поведение выражается в требовании передать ему вещь. В ряде же правоотношений (например, право собственности – правоотношение пассивного типа) управомоченный совершает положительные действия, которые состоят в обладании и фактическом использовании материальных и духовных объектов, в действиях юридического характера, в частности в актах распоряжения объектами.

Должное поведение может выражаться в трех основных видах:

• положительные действия – организационные акты государственных органов, передача вещей по гражданско‑правовым обязательствам, выполнение рабочими и служащими трудовых функций и т. п.;

• воздержание от действий, нарушающих права других субъектов;

• претерпевание, т. е. «принятие» обязанным лицом осуществляемого в отношении его воздействия.

Важным элементом содержания правоотношения является субъективное юридическое право.

Субъективное правопредставляет собой принадлежащую управомоченному лицу в целях удовлетворения его интересов меру дозволенного поведения, обеспеченную юридическими обязанностями других лиц.

Предоставленная управомоченному лицу мера дозволенного поведения обеспечивается государством при помощи возложения обязанностей на других лиц.

Конкретная юридическая возможность в содержании субъективного права называется правомочием. Выделяют следующие виды правомочий: право требования; право на положительные действия; притязания.

Право требования . Оно состоит в возможности требовать исполнения или соблюдения юридической обязанности. Это право на чужие действия. Например, покупатель имеет право на чужое действие – передачу товара продавцом.

Правомочие требования может проявляться двояко. Во‑первых, это право требовать исполнения активной обязанности (позитивное), оно свойственно правоотношениям активного типа. Во‑вторых, право требовать соблюдения субъектом возложенных на него пассивных обязанностей (негативное) свойственно правоотношениям пассивного типа.

Право на положительные действия. Его содержание состоит в возможности лица самому совершать положительные действия. В данном виде дозволенное поведение касается самого управомоченного, его интерес удовлетворяется при помощи его собственных акций – действий активного, положительного характера.

Отсюда своеобразие механизма осуществления рассматриваемого правомочия: его реализация не нуждается в содействии каких‑либо других лиц. Необходимый эффект (удовлетворение интереса) достигается либо путем фактической деятельности, либо «автоматически» – с наступлением юридических последствий (например, при принятии наследства).

Притязание – это входящее в состав субъективного права (при нарушении юридической обязанности) правомочие, выраженное в возможности привести в действие аппарат государственного принуждения против обязанного лица. Притязание является материально‑правовой основой соответствующих процессуальных прав, например, право на иск.

Элементом состава правоотношения является юридическая обязанность .

Юридическая обязанность– это предписанная обязанному лицу мера необходимого поведения, которой лицо должно следовать в соответствии с требованиями управомоченного лица в целях удовлетворения его интересов.

Состав правоотношения

Обязанность может представлять собой требование действия или бездействия. Например, в договоре купли‑продажи управомоченное лицо (покупатель) вправе требовать от обязанного лица (продавца) совершения определенных действий. На него возлагается обязанность передать покупателю вещь, что соответствует интересу приобретателя.

Таким образом, между поведением участников правоотношения существует четкая взаимосвязь. Каждому праву соответствует определенная ответственность.