Принцип состязательности сторон в уголовном судопроизводстве означает

Принцип состязательности сторон в уголовном процессе России



Статья посвящена законодательному закреплению принципа состязательности сторон в уголовном процессе России и объективной возможности его реализации. Состязательность уголовного процесса — важный показатель демократичности правосудия, так как воплощение данного принципа предполагает наделение сторон равными возможностями по доказыванию, отстаиванию позиции, что делает судебный процесс эффективным и позволяет суду всесторонне и полно рассмотреть дело.

Ключевые слова:уголовный процесс, уголовное судопроизводство, состязательность сторон.

Становление института состязательности сторон в уголовном процессе России началось в XIX веке с принятием Устава уголовного судопроизводства в 1864 году. Закон наделял сторону обвинения и сторону защиты равными правами в судебном состязании (статья 630), а также обязывал суд предоставить возможность подготовки стороне, незнакомой с новым представленным доказательством процессуального оппонента (статья 734) .

Конституция Российской Федерации от 12 декабря 1993 года в пункте 3 статьи 123 провозгласила состязательность и равноправие сторон как неотъемлемый принцип судопроизводства. В Постановлении Конституционного Суда Российской Федерации от 28 ноября 1996 г. N 19-П дано разъяснение: «Конституционный принцип состязательности предполагает такое построение судопроизводства, при котором функция правосудия (разрешения дела), осуществляемая только судом, отделена от функций спорящих перед судом сторон. При этом суд обязан обеспечивать справедливое и беспристрастное разрешение спора, предоставляя сторонам равные возможности для отстаивания своих позиций, а потому не может принимать на себя выполнение их процессуальных (целевых) функций» .

Наконец, конституционный принцип состязательности и равноправия сторон был закреплён в Уголовно-процессуальном кодексе Российской Федерации 2001 года (УПК РФ). Уголовно-процессуальный закон распространил действие принципа на стадию досудебного производства, что на данный момент является итогом развития института состязательности в теории уголовного процесса в РФ.

Обращаясь к статье 15 УПК 2001 года «Состязательность сторон», можно выявить, что подразумевал законодатель под определением принципа состязательности и равноправия сторон.

Во-первых, это отделение друг от друга функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела. Согласно пункту 2 статьи 15 УПК РФ, это значит, что осуществление каждой из перечисленных функций возлагается на различных субъектов уголовного судопроизводства. Реальное разделение функций сторон обеспечивается положениями главы 6 «Участники уголовного судопроизводства со стороны обвинения» и главы 7 «Участники уголовного судопроизводства со стороны защиты» УПК РФ, где указаны процессуальные права и обязанности соответствующих сторон. Функция суда заключается в разрешении дела, то есть данный участник уголовного судопроизводства обязан выслушать стороны, исследовать все юридически значимые факты, проверить и оценить все представленные сторонами доказательства и в итоге вынести обоснованное и мотивированное решение по делу .

Ввиду особого положения и роли суда в уголовном судопроизводстве, необходимо отметить, что в самом процессе сторона обвинения и сторона защиты состязаются не друг с другом, а именно перед судом. Это чётко прослеживается через институт обжалования. Как было сказано выше, УПК РФ распространил действие принципа состязательности в том числе и на стадию досудебного производства. Так, например, обжалование действий следователя во время производства следственных действий: статья 125 УПК РФ предусматривает возможность подачи жалобы на действия должностных лиц, осуществляющих уголовное судопроизводство, в суд.

Вопрос конституционности части второй статьи 15 УПК РФ был поднят в 2004 году в Постановлении Конституционного Суда РФ № 13-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений статей 7, 15, 107, 234 и 450 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации в связи с запросом группы депутатов Государственной Думы». Заявители указывали, что разделение функций освобождает государственные органы и их должностных лиц — прокурора, следователя, дознавателя — от выполнения конституционной обязанности, обозначенной в статье 2 Конституции РФ, по признанию, соблюдению и защите прав и свобод человека и гражданина .

Конституционный Суд обратил внимание на то, что положения статьи 15 УПК РФ нужно толковать системно. Кодекс предусматривает определённый порядок уголовного судопроизводства, устанавливает его принципы и определяет назначение, в частности, при осуществлении уполномоченными лицами уголовного преследования по делам публичного и частно-публичного обвинения от имени государства. Так, например, прокурор, следователь, дознаватель и иные должностные лица обязаны всеми имеющимися в их распоряжении средствами обеспечивать охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (статья 11 УПК РФ), обеспечивать подозреваемому и обвиняемому право на защиту (статья 16 УПК РФ), принимать решения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности (статья 7 УПК РФ), в силу которых обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противостоящие ему обстоятельства дела объективно исследованы и опровергнуты стороной обвинения. Исключений, освобождающих указанных субъектов от выполнения названных и иных обязанностей, кодекс не содержит. Исходя из этого, можно сделать вывод, что положения части второй статьи 15 УПК РФ не противоречат Конституции Российской Федерации.

Помимо отделения друг от друга функций обвинения, защиты и разрешения уголовного дела состязательность сторон предполагает особую роль суда как участника уголовного судопроизводства. В пункте третьем статьи 15 УПК РФ делается акцент на то, что суд не является органом уголовного преследования, не выступает на стороне обвинения или стороне защиты. Функция суда заключается в создании необходимых условий для исполнения сторонами процессуальных обязанностей и для осуществления процессуальных прав, что предполагает обеспечение равного положения сторон.

Принцип состязательности и равноправия сторон нашёл отражение не только в общих положениях особенной части уголовно-процессуального кодекса России: если обратиться к перечню норм, содержащихся в главах, посвящённых досудебному и судебному производству, среди них найдутся те, которые касаются прав участников уголовного процесса и реализация которых была бы невозможна без наличия указанного принципа.

В статье 244 УПК РФ «Равенство сторон» идея принципа состязательности заключается в предоставлении одинаковых прав стороне защиты и обвинения на заявление отводов и ходатайств, представление доказательств, участие в их исследовании, выступление в судебных прениях, а также на рассмотрение иных вопросов, возникающих в ходе судебного разбирательства.

Недостаточно только законодательно закрепить идею: она не должна носить декларативный характер. Например, положение, касающееся равноправия в предоставлении доказательств, не соответствует действительности и является фиктивным: правовая природа материалов, предоставляемых стороной защиты, не носит характер доказательств. В подтверждение данного тезиса обратим внимание на статью 74 «Доказательства» и статью 86 «Собирание доказательств» УПК РФ. В статье 74 УПК РФ содержится перечень субъектов, полученные сведения от которых признаются доказательствами по уголовному делу: «…суд, прокурор, следователь, дознаватель…» (стоит отметить, что с 06 июня 2007 г., прокурор не осуществляет процессуальных действий, направленных на собирание доказательств). Защитника в их числе нет. Теперь же обратимся к статье 86 УПК РФ. Пункт первый данной статьи дублирует субъектов доказывания, указанных в статье 74 УПК РФ, однако в пункте третьем говорится: «Защитник вправе собирать доказательства…». Отдельно стоит отметить, что закон регламентирует процесс собирания доказательств: путём производства следственных и иных процессуальных действий, предусмотренных уголовно-процессуальным кодексом России. Можно сделать вывод, что, помимо надлежащего субъекта, необходима специальная процедура, а также регламентированная форма, чтобы собранные сведения (предметы, материалы) являлись доказательствами . Согласно действующему законодательству, защитник не наделён правом производить указанные действия.

Помимо этого, статья 159 УПК РФ «Обязательность рассмотрения ходатайства» говорит о том, что следователь, дознаватель обязаны рассмотреть каждое заявленное по уголовному делу ходатайство защитника и иных лиц, а также обязаны приобщить к материалам уголовного дела доказательства, если обстоятельства, об установлении которых ходатайствуют указанные лица, имеют значение для данного уголовного дела и подтверждаются этими доказательствами. В данной статье законодатель использовал термин «доказательство», однако силу доказательства сведения, указанные в ходатайстве, приобретают только после процедуры приобщения.

На стадии же судебного производства имеет значение статья 286 УПК РФ «Приобщение к материалам уголовного дела документов, представленных суду»: «Документы, представленные в судебное заседание сторонами или истребованные судом, могут быть на основании определения или постановления суда исследованы и приобщены к материалам уголовного дела». В комментируемой статье не говорится о том, что данные документы после приобщения к материалам уголовного дела приобретают силу доказательства (в отличие от стадии досудебного производства). Значит, на их основе суд не может устанавливать наличие или отсутствие обстоятельств, подлежащих доказыванию при производстве по уголовному делу, а также иных обстоятельств, имеющих значение для уголовного дела, однако суд может принять к вниманию полученную информацию.

Исходя из сказанного выше, можно сделать вывод, что статья 244 «Равенство сторон» УПК РФ частично носит декларативный характер, ввиду того что сторона защиты и обвинения в действительности не имеют равных полномочий по доказыванию в уголовном процессе.

Помимо статьи 244 УПК РФ, принцип состязательности и равноправия сторон в уголовном процессе, в частности на стадии досудебного производства, воплощается в статье 220 УПК РФ «Обвинительное заключение». Согласно пункту 5 и пункту 6 части 1 статьи 220 УПК РФ, в описательной части обвинительного заключения следователь должен отразить и кратко изложить содержание не только те доказательства, которые подтверждают обвинение, но и те, на которые ссылается сторона защиты. Также часть 4 указанной статьи регламентирует, что к обвинительному заключению прилагается список подлежащих вызову в судебное заседание лиц как со стороны обвинения, так и со стороны защиты.

В целях обеспечения состязательности в уголовном процессе с принятием настоящего кодекса изменился и порядок исследования доказательств — он определяется не судом, а стороной, его предоставляющей (статья 274 УПК РФ). Принцип состязательности присутствует и при допросе: стороне защиты и стороне обвинения (а также суду) предоставлена равная возможность участия в нём. (статьи 275 УПК РФ).

Состязательность является гарантией обеспечения права подозреваемого и обвиняемого на защиту, предусмотренного статьёй 16 УПК РФ. Помимо этого, состязательность предотвращает вмешательство суда в функцию обвинения или защиты.

Принцип состязательности сторон закреплён конституционно (статья 123 Конституции РФ), что говорит о его важной роли для любого судопроизводства.

Литература:

Однако в настоящее время положения ст. 358.9 ГК РФ допускают в качестве предмета залога безналичные денежные средства. В частности, предметом залога могут быть права по договору банковского счета при условии открытия банком клиенту залогового счета (см. комментарий к ст. 358.9 ГК РФ).

Применительно к иностранной валюте допустимость ее в качестве предмета залога не вызывает сомнения. Обусловлено это тем, что заложенная иностранная валюта может быть реализована и из ее стоимости кредитор может получить удовлетворение.

Залог отдельных видов имущества, в частности имущества граждан, на которое не допускается обращение взыскания, может быть законом запрещен или ограничен. Перечень видов имущества граждан, на которое не может быть обращено взыскание, установлен в ст. 446 ГПК РФ. В частности, взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:

— жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;

— земельные участки, на которых расположены объекты, указанные в абзаце втором настоящей части, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;

— предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;

— имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника, за исключением предметов, стоимость которых превышает сто установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда;

— используемые для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, корма, необходимые для их содержания до выгона на пастбища (выезда на пасеку), а также хозяйственные строения и сооружения, необходимые для их содержания;

— семена, необходимые для очередного посева;

— продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении;

— топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежедневной пищи и отопления в течение отопительного сезона своего жилого помещения;

— средства транспорта и другое необходимое гражданину-должнику в связи с его инвалидностью имущество;

— призы, государственные награды, почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник.

При этом следует обратиться к практике Конституционного Суда РФ. В Определении от 04.12.2003 N 456-О Конституционный Суд РФ пришел к выводу, что положения ч. 1 ст. 446 ГПК РФ, запрещающие обращать взыскание не на любое принадлежащее гражданину-должнику жилое помещение, а лишь на то, которое является для него единственным пригодным для постоянного проживания, направлены на защиту конституционного права на жилище не только самого должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение охраны государством достоинства личности, как того требует ст. 21 (ч. 1) Конституции РФ, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав в соответствии со ст. 25 Всеобщей декларации прав человека (принята на третьей сессии Генеральной Ассамблеи ООН Резолюцией 217 A (III) от 10.12.1948). Предусмотрев пределы обращения взыскания по исполнительным документам на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение и ограничив тем самым право кредитора на надлежащее исполнение вынесенного в его пользу судебного решения, федеральный законодатель не вышел за рамки допустимых ограничений конституционного права на судебную защиту, установленных ст. 55 (ч. 3) Конституции РФ, что, однако, не исключает возможности конкретизировать данное регулирование в части, касающейся размеров такого жилого помещения.

Не могут быть предметом залога (заложены) дома и квартиры, находящиеся в государственной или муниципальной собственности, и имущество, которое нельзя приватизировать (например, служебные жилые помещения и др.).

2. Положения п. 2 комментируемой статьи предусматривают возможность заключения договора залога в отношении имущества, которое будет приобретено залогодателем в будущем. Данное положение ранее существовало в российском правопорядке и закреплялось, например, в п. 3 ст. 4 Закона РФ от 29.05.1992 N 2872-1 «О залоге», согласно которому залог может устанавливаться в отношении требований, которые возникнут в будущем, при условии, если стороны договорятся о размере обеспечения залогом таких требований. Также из положений п. 6 ст. 340 ГК РФ (в прежней редакции) следовало, что договором о залоге, а в отношении залога, возникающего на основании закона, законом может быть предусмотрен залог вещей и имущественных прав, которые залогодатель приобретет в будущем.

Возможность включения в договор залога, предмета, который будет приобретен в будущем, также вытекает и из положений п. 2 ст. 341 ГК РФ, при этом залог возникает у залогодержателя с момента создания или приобретения залогодателем соответствующего имущества, за исключением случая, когда законом или договором предусмотрено, что оно возникает в иной срок.

Такой подход характерен англо-американской практике, согласно которой залог может обеспечиваться как имеющимися объектами гражданских прав залогодателя или третьего лица (без определения признаков конкретного объекта залога), так и теми объектами, которые возникнут у залогодателя в будущем.

Так, Р.С. Бевзенко отмечает, что такое толкование положений ГК РФ свидетельствует о том, что отечественный законодатель в ГК РФ в качестве модели обеспечения залогом будущих требований выбрал такую конструкцию, при которой обеспечительная сделка считается заключенной с момента достижения сторонами в требуемой форме согласия по ее существенным условиям; при этом непременного наличия основного долга, для того чтобы залог считался состоявшимся, не требуется.

Ранее и судебно-арбитражная практика также исходила из возможности заключения договора залога будущей вещи. Так, в Постановлении ФАС Западно-Сибирского округа от 15.08.2008 по делу N А03-13074/07 был сделан вывод о том, что будущий урожай, который на момент заключения договора существовал в виде посевов, может выступать в качестве залога.

3. Залоговые отношения распространяются и на плоды, продукцию и доходы, полученные в ходе использования залогового имущества. При этом законодатель ввел оговорку «в случаях, предусмотренных законом или договором». Отметим, что данное положение, правда, с некоторым изъятием в виде формулировки «предусмотренных законом», было закреплено и в прежней редакции п. 1 ст. 340 ГК РФ. Ранее действующая редакция ГК РФ предусматривала возможность распространения залоговых обязательств при использовании заложенного имущества, исключительно в случаях, предусмотренных договором.

В контексте ст. 136 ГК РФ плоды, продукция, доходы, полученные в результате использования вещи, независимо от того, кто использует такую вещь, принадлежат собственнику вещи, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами, договором или не вытекает из существа отношений.

Под плодами понимаются результаты органического развития как одушевленных (животных), так и неодушевленных (фрукты, выросшие на фруктовых деревьях) объектов. Продукция — это результат производственного использования вещи. Доходы — денежные поступления от использования вещи, вовлечения ее в гражданский оборот.

Таким образом, с учетом договорных отношений, в ряде случаев, предусмотренных законом, залоговые отношения распространяются не только на сам предмет залога, но и на его полезные свойства, приносящие определенную прибыль (плоды, продукцию, доходы).

4. При заключении договора залога на залогодателя возлагается обязанность предупредить залогодержателя обо всех известных ему к моменту заключения договора правах третьих лиц на предмет залога. Данное положение вытекает из основных начал гражданского законодательства, согласно которым «при установлении, осуществлении и защите гражданских прав и при исполнении гражданских обязанностей участники гражданских правоотношений должны действовать добросовестно» и «никто не вправе извлекать преимущество из своего незаконного или недобросовестного поведения» (п. п. 3, 4 ст. 1 ГК РФ).

При этом информация о правах третьих лиц на предмет залога делается исключительно в письменной форме. Исходя из содержания данной нормы, следует, что залогодатель может предупредить залогодержателя либо до заключения договора, например в период согласования условий договора, либо непосредственно в момент заключения договора залога. Перечень притязаний третьих лиц на предмет залога остается открытым. Закрепление данного положения выступает существенной гарантией для залогодержателя либо впоследствии отказаться от заключения основного договора, обеспечиваемого договором залога, либо изменить условия основного договора.

Аналогичное требование закреплено и в ст. 12 ФЗ от 16.07.1998 N 102-ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)», согласно которой при заключении договора об ипотеке залогодатель обязан в письменной форме предупредить залогодержателя обо всех известных ему к моменту государственной регистрации договора правах третьих лиц на предмет ипотеки (правах залога, пожизненного пользования, аренды, сервитутах и других правах).

В случае неисполнения залогодателем обязанности по предупреждению (исключительно в письменной форме) залогодержателя обо всех правах третьих лиц на предмет залога залогодержатель вправе потребовать досрочного расторжения основного договора. Следует отметить, что в случае, если залогодатель не исполнил данную обязанность по информированию залогодержателя, последний не может требовать признания договора недействительным по данному основанию, поскольку законом установлены иные последствия данного нарушения.

Кассационная жалоба по гражданскому делу

В судебную коллегию

по гражданским делам

____________________

областного суда

от ____________________________________
(Ф.И.О.)

_______________________________________
(адрес)

КАССАЦИОННАЯ ЖАЛОБА
НА РЕШЕНИЕ СУДА ПО ГРАЖДАНСКОМУ ДЕЛУ

Решением суда _________________________________________________
(изложить существо поставленного судом
____________________________________________________________________
обжалуемого решения)

Я не согласен с решением по следующим причинам: _______________
(указать,
____________________________________________________________________
какие, по мнению заявителя, допущены судом нарушения закона)
____________________________________________________________________

В соответствии со статьями 399, 407, 409, 411 ГПК Республики
Беларусь и руководствуясь статьей 6 ГПК Республики Беларусь,

ПРОШУ:

Приложение:
1. Имеющиеся дополнительные доказательства по делу.
2. Квитанция об уплате госпошлины.
3. Копии кассационной жалобы.

Дата Подпись

Скачать образец1

Скачать образец2

Если вы нашли ошибку, пожалуйста, выделите фрагмент текста и нажмите Ctrl+Enter.

Оплата труда вахтовиков при переработках на вахте

Ситуация: Лицо осуществляет работу вахтовым методом. Согласно ст. 301 Трудового кодекса РФ работодатель должен оплачивать каждый день отдыха в связи с переработкой в пределах графика работы на вахте. При этом оплата труда в обществе производится по повременной системе путем умножения фактически отработанных часов на часовую тарифную ставку. Оплата начисляется по фактически отработанным часам с учетом часов переработки. Дополнительные дни междувахтового отдыха предоставляются работнику в соответствии с законодательством.

Вопрос 1: Каким образом определяется подлежащее оплате время отдыха в связи с переработкой в пределах графика работы на вахте?

Ответ: Согласно ч. 1 ст. 300 ТК РФ, п. 4.1 Основных положений о вахтовом методе организации работ (утв. Постановлением Госкомтруда СССР, Секретариата ВЦСПС, Минздрава СССР от 31 декабря 1987 г. N 794/33-82; далее — Основные положения) при вахтовом методе работы устанавливается суммированный учет рабочего времени за месяц, квартал или иной, более длительный период, но не более чем за один год.

Введение такого режима в силу ч. 1 ст. 104 ТК РФ допускается, когда по условиям производства в организации не может быть соблюдена ежедневная или еженедельная продолжительность рабочего времени, с тем чтобы продолжительность рабочего времени за учетный период (месяц, квартал и другие периоды) не превышала нормального числа рабочих часов.

Таким образом, при суммированном учете рабочего времени количество рабочих часов в течение одного дня или одной недели может превышать допустимую норму, однако такое превышение компенсируется за счет уменьшения количества рабочих часов в течение других дней или недель в пределах учетного периода. Следовательно, нормальная продолжительность рабочего времени при таком режиме соблюдается путем перераспределения рабочих часов в пределах соответствующего учетного периода.

В силу ч. 2 ст. 91 ТК РФ нормальная продолжительность рабочего времени составляет 40 часов в неделю. На основании Порядка исчисления нормы рабочего времени на определенные календарные периоды <1> эта норма рассчитывается по графику пятидневной рабочей недели с двумя выходными и при 40-часовой рабочей неделе составляет 8 часов в день.

<1> Порядок исчисления нормы рабочего времени на определенные календарные периоды времени (месяц, квартал, год) в зависимости от установленной продолжительности рабочего времени в неделю утвержден Приказом Минэкономразвития России от 13 августа 2009 г. N 588н.

В то же время согласно абз. 3 п. 4.2 и абз. 1 п. 4.3 Основных положений при вахтовом методе организации работ продолжительность ежедневной работы (смены) может быть увеличена до 12 часов, а продолжительность ежедневного (междусменного) отдыха с учетом обеденных перерывов — уменьшена до 12 часов.

Абзацем 1 п. 4.3 Основных положений установлено, что число дней еженедельного отдыха в текущем месяце может быть уменьшено до числа полных недель этого месяца. Такой размер еженедельного отдыха является уменьшенным по сравнению с нормальной продолжительностью, установленной ст. 110 ТК РФ (не менее 42 часов).

В целях компенсации неполученного времени отдыха согласно п. 4.3 Основных положений недоиспользованные часы ежедневного (междусменного) отдыха, а также дни еженедельного отдыха суммируются и предоставляются в виде дополнительных свободных от работы дней в течение учетного периода.

Количество таких дней переработки в силу п. 4.5 Основных положений (с учетом изменений, внесенных ТК РФ) должно определяться как разница между фактически отработанными часами (с учетом часов переработок) за учетный период и нормальной продолжительностью рабочего времени за учетный период (из расчета 40 часов в неделю <1>), разделенная на 8 (нормальная продолжительность рабочего времени). Оставшиеся не кратные 8 часы переработки в соответствии с ч. 4 ст. 301 ТК РФ могут накапливаться в течение календарного года и суммироваться до целых рабочих дней с последующим предоставлением дополнительных дней междувахтового отдыха. В случае истечения календарного года указанные часы в силу п. 5.4 Основных положений оплачиваются из расчета тарифной ставки.

<1> Порядок определения нормальной продолжительности рабочего времени исходя из еженедельной продолжительности рабочего времени регулируется ч. 2 ст. 104 ТК РФ.

Таким образом, согласно действующему законодательству дополнительное время отдыха за переработки в течение учетного периода должно предоставляться в днях. Перераспределение часов переработки в целях предоставления работникам не отдельных часов, а дополнительных дней междувахтового отдыха является одной из социальных гарантий, посредством которой реализуется право работника на отдых.

Вопрос 2: Каким образом должна производиться оплата переработок? Какие риски существуют при нарушении законодательного порядка?

Ответ: В соответствии с п. 5.1 Основных положений оплата труда работников-повременщиков при вахтовом методе работы производится за все фактически отработанное время в часах из расчета установленных тарифных ставок; мастерам, прорабам — за все фактически отработанное по графику время (в часах) из расчета установленных месячных должностных окладов, часовая ставка работников в этих случаях определяется путем деления месячного оклада на количество рабочих часов по календарю расчетного месяца.

В то же время согласно п. 4.3 Основных положений часы переработки за пределами нормальной продолжительности рабочего времени предоставляются в виде дополнительных дней междувахтового отдыха. Такие дни в соответствии с ч. 3 ст. 301 ТК РФ оплачиваются в размере дневной тарифной ставки, дневной ставки (части оклада (должностного оклада) за день работы), если более высокая оплата не установлена коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. В п. 5.4 Основных положений (применяемом в части, не противоречащей ТК РФ) установлено, что для расчета должна использоваться тарифная ставка, действующая ко дню наступления отдыха (отгула).

Несмотря на подробную проработку данного вопроса в нормативно-правовых актах, на практике возникают сложности. Один из наиболее проблемных вопросов — определение времени оплаты часов переработки. Существующие нормы допускают три варианта его определения:

  1. при оплате рабочих дней, когда соответствующие часы были отработаны;
  2. при оплате рабочих дней, когда часы были отработаны, а также при оплате дополнительных дней междувахтового отдыха;
  3. при оплате дополнительных дней междувахтового отдыха.

Анализ каждого из указанных способов оплаты позволяет прийти к следующим выводам.

  • В соответствии с первым способом работодатель производит оплату часов переработки в составе тех дней, когда эти часы отработаны. Следовательно, оплаченными являются все фактически отработанные часы. В то же время работодатель не производит оплату дополнительных дней междувахтового отдыха, что прямо противоречит ч. 3 ст. 301 ТК РФ, вследствие чего подобный способ оплаты не отвечает соответствующим требованиям законодательства.
  • Второй из обозначенных способов предполагает оплату одних и тех же часов в составе как рабочих дней, так и дней междувахтового отдыха. Согласно действующему трудовому законодательству каких-либо норм, позволяющих осуществлять двойную оплату одних и тех же отработанных часов, не предусмотрено. Применение такого способа на практике является нерациональным.
  • В отличие от указанных ранее способов вариант возмещения часов переработки путем оплаты дополнительных дней междувахтового отдыха наиболее точно отвечает системному толкованию ч. 3 ст. 301 ТК РФ и п. п. 5.1, 5.4 Основных положений. Работодатель производит оплату за все фактически отработанное время, поскольку количество дополнительных часов соответствует количеству часов в дополнительных днях междувахтового отдыха. При этом работодатель производит оплату за дополнительные дни междувахтового отдыха с учетом требований ч. 3 ст. 301 ТК РФ.

Указанная позиция о законности такого способа оплаты находит косвенное подтверждение в судебной практике Верховного Суда РФ <1>, который указал, что «вопрос об оплате именно времени работы сверх нормальной продолжительности (в том числе и часов переработки рабочего времени в пределах графика работы на вахте) в учетном периоде (т.е. в пределах учетного периода) решен в ч. 3 ст. 301 ТК РФ, которой и соответствует оспоренный п. 5.4 Основных положений (в той части, в которой судом отказано в удовлетворении жалобы)».

<1> Определение ВС РФ от 19 сентября 2002 г. N КАС 02-498.

В случае нарушения порядка оплаты, в частности при использовании первого способа, в действиях организации формально присутствует состав административного правонарушения, ответственность за которое установлена ст. 5.27 Кодекса РФ об административных правонарушениях (общая ответственность за нарушение трудового законодательства). Для юридических лиц штраф за такое правонарушение может достигать 50 000 руб., также предусмотрено административное приостановление деятельности на срок до 90 суток.

Помимо этого изменение порядка оплаты дней переработки потенциально может повлечь за собой риски наступления косвенных негативных последствий.

В качестве примера негативного последствия, к которому потенциально может привести нарушение порядка оплаты дней переработки, можно привести привлечение к ответственности за нарушение порядка определения размера среднего заработка.

Согласно п. п. 10, 13 Постановления Правительства РФ от 24 декабря 2007 г. N 922 «Об особенностях порядка исчисления средней заработной платы» размер среднего заработка для оплаты отпусков и выплаты компенсации за неиспользованные отпуска исчисляется путем деления суммы заработной платы, фактически начисленной за расчетный период, на 12 и на среднемесячное число календарных дней (29,4).

В соответствии с указанным положением размер среднего заработка равен средней оплате труда работника за один день. При этом с учетом почасовой оплаты труда увеличение количества рабочих часов за день приводит к увеличению заработка за день, что, в свою очередь, может повлечь за собой увеличение заработной платы за 12 месяцев при том же количестве рабочих дней.

Таким образом, неправильный порядок оплаты дней переработки может привести к необоснованному увеличению размера среднего заработка. Однако, поскольку это не нарушает права работников, какой-либо ответственности в данном случае последовать не может.

Анализ судебной практики по вопросу привлечения к ответственности за неправильное определение размера среднего заработка позволяет сделать вывод, что большинство дел связано с взысканием недополученной оплаты по причине уменьшения размера среднего заработка и при наличии достаточных подтверждений суды удовлетворяют указанные требования.

В частности, устранив нарушения в решениях судов нижестоящих инстанций в части неправильного исчисления количества дней в учетном периоде, суд удовлетворил исковые требования и взыскал недоплаченные суммы задолженности по выплате выходного пособия <2>.

<2> Кассационное определение Омского областного суда от 7 июля 2010 г. N 33-4177/2010.

К выводу о необходимости возмещения недоплаченных сумм вынужденных прогулов пришел и другой суд, указав, что расчет такой суммы исходя из календарных дней не соответствует закону <3>.

<3> Определение Санкт-Петербургского городского суда от 2 декабря 2010 г. N 33-16372/2010.

При этом на основании ранее действовавшего п. 7.2 Основных положений в средний заработок для оплаты дней ежегодного отпуска включались дни отгулов, предоставляемых в учетном периоде. При таком подходе нарушение порядка оплаты дополнительных дней междувахтового отдыха могло бы повлечь за собой уменьшение среднего заработка. К примеру, при оплате дополнительных дней междувахтового отдыха такие дни включаются в расчетный период, а сумма их оплаты увеличивает заработную плату за учетный период. В то же время при оплате дополнительных часов в составе рабочих дней и предоставлении дней дополнительного междусменного отдыха такие дни также включаются в расчетный период, однако их оплата заработную плату за учетный период не увеличивает.

Таким образом, в данном случае нарушение порядка оплаты дней переработки могло бы привести к взысканию с организации недоплаченной суммы ежегодного отпуска (с учетом увеличения среднего заработка путем включения оплаты переработки).

Однако в соответствии с Решением ВС РФ от 19 февраля 2003 г. N ГКПИ 2003-29 указанный пункт был признан не соответствующим ТК РФ.

Принимая во внимание сказанное, в целях оптимизации порядка определения размера среднего заработка, по нашему мнению, наиболее целесообразно начислять оплату переработок не в рамках рабочих дней, а путем самостоятельной оплаты дополнительных дней междусменного отдыха.

Вопрос 3: Каким образом должны применяться компенсационные и стимулирующие выплаты при оплате переработок?

Ответ: Как уже отмечалось, согласно ч. 3 ст. 301 ТК РФ оплата дней отдыха в связи с переработкой производится в размере дневной тарифной ставки, дневной ставки (части оклада (должностного оклада) за день работы), если более высокая оплата не установлена коллективным договором, локальным нормативным актом или трудовым договором. Соответственно, по общему правилу при отсутствии специальных положений локальных нормативно-правовых актов оплата часов переработки производится без учета различных компенсационных и стимулирующих выплат.

При этом согласно ч. 1 ст. 302 ТК РФ за каждый календарный день пребывания в местах производства работ в период вахты, а также за фактические дни нахождения в пути от местонахождения работодателя (пункта сбора) до места выполнения работы и обратно выплачивается взамен суточных надбавка за вахтовый метод работы.

Как следует из указанной нормы, данная надбавка выплачивается за определенные дни вне зависимости от количества отработанных часов. На основании этого можно сделать вывод, что подобная компенсация даже при отсутствии указаний ч. 3 ст. 301 ТК РФ в рассматриваемом случае применению не подлежит. Соответственно, для такого рода компенсационных выплат изменение обычного порядка оплаты на оплату дней междувахтового отдыха не влечет за собой никаких изменений для работника.

В то же время для уплаты компенсационных и стимулирующих выплат, которые исчисляются в зависимости от количества отработанных часов, наиболее целесообразно включить соответствующее положение в локальные нормативно-правовые акты.

А.Е.Герасимова

Юрист

«ФБК-Право»

А.А.Шкадов

Менеджер

«ФБК-Право»