Постановление прокурора об отмене постановления

ОТМЕНА ПРОКУРОРАМИ РЕШЕНИЙ ОБ ОТКАЗЕ В ВОЗБУЖДЕНИИ УГОЛОВНОГО ДЕЛА

Согласно ч. 1 ст. 148 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации (далее – УПК РФ) при отсутствии основания для возбуждения уголовного дела дознаватель или следователь выносит соответствующее постановление об отказе в возбуждении уголовного дела, направляя копию в течение 24 часов прокурору. Прокурор в соответствии с ч. 6 ст. 148 УПК РФ уполномочен, изучив материал проверки сообщения о преступлении, в течение 5 суток с момента его получения, отменить незаконное и необоснованное постановление об отказе в возбуждении уголовного дела.

Так, за 2018 год прокурорами отменено 2225641 (для сравнения за 2017 год – 2381432) постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела , что свидетельствует о значительном количестве вынесения данных решений. При этом, возбуждено уголовных дел по результатам отмены постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела 165646 (за 2017 год – 176992) . Возникает законо­мерный вопрос, насколько отмена остальной части решений об отказе в возбуждении уголовного дела соответствует целям уголовного судопроизводства в части обеспечения законности в ходе доследственной проверки по сообщениям о преступлениях.

На практике часто причиной отмены постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, в том числе неоднократной, является неполнота проведенной доследственной проверки, которая выражается в непроведении каких-либо проверочных мероприятий, допускаемых на этой стадии уголовного судопроизводства, неприобщении к материалу копий документов, неполном исследовании отдельных обстоятельств проверяемого события и т. д . При этом, нередки случаи, когда в результате дополнительной проверки вновь выносится решение об отказе в возбуждении уголовного дела по тому же основанию.

В соответствии с принципом законности при производстве по уголовному делу, закрепленному в ст. 7 УПК РФ, постановления прокурора, следователя, дознавателя должны соответствовать требо­ваниям законности, обоснованности и мотивированности.

Законность означает вынесение постановления в точном соот­ветствии с требованиями уголовно-процессуального закона, в том числе с соблюдением установленных процессуальных сроков, а также с соблю­дением норм материального права.

Обоснованность и мотивированность же предполагают указание в тексте постановления анализа его оснований, когда его положения логически вытекают из анализа совокупности установленных данных .

Постановление прокурора об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела должно ориентировать на обязательные мероприятия, выполнение которых позволит принять законное и обоснованное процессуальное решение в ходе доследственной проверки по сообщению о преступлении.

Следовательно, в описательно-мотивировочной части постанов­ления прокурора об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела и о возвращении материалов для дополнительной проверки недостаточно только перечислить перечень мероприятий, подлежащих, выполнению в ходе её проведения. Необходимо также обосновать, какие именно обстоятельства происшедшего в результате их проведения можно установить и как они могут повлиять на принятие решения по результатам рассмотрения сообщения о преступлении .

Принципиальные положения для прокуроров по указанному вопросу сформулированы в Приказе Генеральной прокуратуры РФ от 28 декабря 2016 г. № 826 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия». В частности, в п. 1.3 прокурорам предписано пресекать необоснованное проведение процессуальных проверок по сообщениям, не содержащим признаки преступления, реализуя полномочия по вынесению требований в соответствии с п. 3 ч. 2 ст. 37 УПК РФ. Проверяя законность и обоснованность постановлений об отказе в возбуждении уголовного дела, прокурору надлежит изучать непосредственно сами материалы проверок сообщений о преступлениях, обращая при этом внимание на объективность и полноту их проведения, в том числе посредством самостоятельного опроса заинтересованных лиц и специалистов. При осуществлении надзорных полномочий, необходимо исключить немотивированные отмены указанных процессуальных решений, и использовать имеющиеся полномочия только в тех случаях, когда необходимо установить обстоятельства, без оценки которых невозможно исключить преступный характер исследуемого деяния и обеспечить принятие законного решения .

Вместе с тем, на практике прослеживается формальный подход к составлению актов прокурорского реагирования, их немотивированность; применение шаблонных формулировок без указания конкретных обстоятельств, подлежащих установлению.

Например, согласно постановлению от ДД.ММ.ГГГГ в ОМВД России по Н-ому городскому округу для дополнительной проверки возвращен материал по сообщению о нахождении на территории АЗС автомобиля, водитель которого находится в состоянии алкогольного опьянения, т. е. по сообщению, не требующему проведения проверки в порядке ст.ст. 144, 145 УПК РФ. Исходя из отражённых в поста­новлении обстоятельств произошедшего, процессуальная проверка организована при отсутствии признаков какого-либо преступления. Надзирающим прокурором в то же время органу дознания указано на необходимость проведения повторных опросов с принятием мер к устранению противоречий. Вместе с тем, не указано, о каких противоречиях идёт речь, в чём они выражены и как это влияет на законность (обоснованность) принятого процессуального решения.

Следует иметь в виду, что категории полноты и качества проведенной проверки по сообщению о преступлении хотя и тесно связаны с законностью и обоснованностью принятого решения, однако не равнозначны им. Так, решение об отказе в возбуждении уголовного дела формально может быть законно, то есть оформлено в соответствии с требованиями УПК РФ и содержать определенное обоснование, но в то же время проверочные мероприятия проведены неполно (например, не все лица опрошены, объяснения поверхностны, не все вопросы выяснены, не получены характеризующие или иные запрошенные документы, не проведены все необходимые проверочные мероприятия и т. п.). Представляется, что восполнение этой неполноты имеет смысл лишь в том случае, если это повлияет на существо принятого решения, например, после дополнительной проверки будет возбуждено уголовное дело, либо в возбуждении уголовного будет отказано по иным основаниям — нереабилитирующим или наоборот .

Как же действовать в тех случаях, когда из материала проверки очевидно следует, что отсутствуют достаточные данные, указывающие на признаки преступления, но вместе с тем результаты не всех проверочных действий получены, а 30-суточный срок проверки по сообщению истек? Например, если проверка проводилась по сообщению из медицинской организации по факту поступления лица с телесными повреждениями, при наличии непротиворечивых достоверных объяс­нений нескольких лиц и иных данных, о том, что травма получена им при условиях исключающих преступный характер события (при падении по собственной неосторожности), однако на момент вынесения решения еще не был получен результат экспертизы. Целесообразно было бы в соответствии с требованием вышеуказанного ведомственного приказа № 826 возвращать по принадлежности с сопроводительным письмом, содержащим информацию о согласии с принятым процессуальным решением, и дополнительно указать о необходимости приобщения к материалу проверки полученных документов, справок и иной запро­шенной в ходе проверки информации и уведомления прокуратуры.

Следует также отметить, что необоснованные отмены решений об отказе в возбуждении уголовного дела, дача указаний по установлению таких обстоятельств, которые никоим образом не могут повлиять на принятие законного и обоснованного решения об отказе в возбуждении уголовного дела, противоречат принципу разумного срока уголовного процесса, создают дополнительную нагрузку на дознавателей, следова­телей, а кроме того, нарушают конституционные права лиц, в отношении которых проводится проверка сообщения о преступлении, так как создают постоянную угрозу уголовного преследования. Таким образом, принятие прокурором решения об отмене постановления об отказе в возбуждении уголовного дела должно быть направлено исключительно на устранение допущенных нарушений, на обеспечение законности. В целях повышения эффективности проверки сообщений о преступлении, необходимо исключить формальные отмены принимаемых по ее результатам решений, и следует принять комплекс мер, направленных на совершенствование процессуальной регламентации этой стадии уголовного судопроизводства.

Список литературы:

  1. Молодкин В. Злоупотребление надзорными полномочиями – недопустимо // СПС КонсультантПлюс.
  2. Приказ Генеральной прокуратуры Российской Федерации от 28.12.2016 № 826 «Об организации прокурорского надзора за процессуальной деятельностью органов предварительного следствия» // Законность. 2017. № 3.
  3. Саньков В.И. Качество проверки сообщения о преступлении: актуальные вопросы следственной практики, ведомственного контроля и прокурорского надзора // Российский следователь. — 2018. — №1. — С. 31-34.
  4. Статистические данные об основных показателях деятельности органов прокуратуры Российской Федерации за январь-декабрь 2018 г. . URL: https://genproc.gov.ru/stat/data/1548464/ (Дата обращения: 22.02.2019).
  5. Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18.12.2001 № 174-ФЗ // Собрание законодательства РФ. 2001. № 52 (ч. I). ст. 4921.

1. Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

2. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.

Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом.

3. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

4. При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

5. Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

6. В случае нарушения должником обязательства по воздержанию от совершения определенного действия (негативное обязательство) кредитор независимо от возмещения убытков вправе требовать пресечения соответствующего действия, если это не противоречит существу обязательства. Данное требование может быть предъявлено кредитором и в случае возникновения реальной угрозы нарушения такого обязательства.

Комментарий к Ст. 393 ГК РФ

1. Прежде чем перейти к рассмотрению правил, сформулированных в комментируемой статье (и вообще всех норм ст. ст. 393 — 406, содержащихся в гл. 25 ГК), представляется целесообразным дать общую характеристику гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств. В самом общем плане такая характеристика может быть сведена к следующему.

Под ответственностью за нарушение обязательств можно понимать обеспеченное государственным принуждением возложение предусмотренных законом или договором лишений имущественного характера на лицо, не исполнившее обязательство или исполнившее его ненадлежащим образом.

Ответственность за нарушение обязательства обладает специфическими чертами, отличающими ее от иной правовой ответственности (административно-правовой, уголовно-правовой и т.п.). К их числу относятся следующие:

1) это всегда имущественная ответственность;

2) она обеспечивается принуждением, причем в одних случаях к неисправному должнику применяются меры принуждения (например, взыскивается неустойка), а в других существует лишь угроза применения таких мер. Должник может и добровольно возложить на себя какие-либо лишения и т.п. (например, возместить убытки, причиненные неисполнением обязательства);

3) меры ответственности в основном характеризуются компенсационной (восстановительной) функцией, т.е. в первую очередь они направлены на возмещение затрат (потерь) потерпевшего. Они выполняют и предупредительную функцию: должник, опасаясь неблагоприятных последствий (ответственности), исполняет обязательство надлежащим образом. Некоторые меры носят штрафной характер (например, взыскание неустойки сверх убытков — штрафная неустойка). Но во всех случаях это ответственность перед кредитором;

4) ответственность строится на началах юридического равенства;

5) в установлении и применении мер ответственности действует принцип диспозитивности (можно установить неустойку за неисполнение обязательства, повысить размер неустойки, установленной законом, и т.д.);

6) за нарушение обязательства к ответственности привлекаются не только граждане, но и организации (юридические лица), а также Российская Федерация, субъекты Федерации и муниципальные образования;

7) вина субъекта, нарушившего обязательство, предполагается (презюмируется), поэтому бремя доказывания отсутствия вины лежит на нарушителе обязательства. Но возможны и ответственность без вины, и ответственность за чужую вину.

2. Основанием возникновения обязанности должника возместить кредитору убытки является нарушение им (должником) обязательства. (Иногда такого должника именуют неисправным должником.) Нарушение обязательства может выразиться в неисполнении обязательства или в ненадлежащем его исполнении. В первом случае должник не делает ничего из того, что должен был сделать. При ненадлежащем исполнении должник совершает некие действия, направленные на исполнение обязательства, но при этом нарушает отдельные условия обязательства (допускает просрочку, передает товары ненадлежащего качества, некачественно выполняет работы или оказывает услуги, не полностью (частично) оплачивает товары, работы, услуги и т.д.). (Об исполнении обязательств см. ст. ст. 309 — 328 ГК и соответствующий комментарий).

В результате нарушения обязательства должником у кредитора могут появиться убытки — неблагоприятные последствия в его имущественной сфере. Они могут выразиться в расходах, которые кредитор произвел или должен будет произвести для восстановления нарушенного права, в утрате или повреждении его имущества, упущенной выгоде (см. ст. 15 ГК).

3. Как отмечалось, основанием ответственности за нарушение обязательства является такое правонарушение, как неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства.

Принято также выделять условия наступления ответственности (иногда их совокупность именуют составом гражданско-правового нарушения), к числу которых относят:

1) наличие убытков у кредитора;

2) противоправность поведения должника;

3) причинную связь между противоправным поведением должника и отрицательными имущественными последствиями (убытками кредитора);

4) вину должника.

Понятие убытков дается в ст. 15 ГК РФ.

Для привлечения должника к ответственности необходимо установить противоправность его поведения. Наиболее общее понятие противоправного поведения сводится к тому, что им являются действия, противоречащие закону, иным правовым актам. Перечня запрещенных действий не существует. Но недопустимо нарушение чужих субъективных прав (прав кредитора). Требуется, чтобы обязательства исполнялись надлежащим образом. Следовательно, противоправным является любое неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательства, если должник неуправомочен на такое поведение (например, ст. 328 ГК РФ).

Необходимо также установить причинную связь между противоправным поведением и неблагоприятными имущественными последствиями.

Под причинной связью понимают объективно существующую связь между двумя явлениями, одно из которых — причина, а другое — следствие. Причинная связь всегда конкретна, т.е. одно явление вызывает другое в конкретной жизненной обстановке. Следовательно, недопустимо исходить из типичных примеров; необходимо исследовать конкретную ситуацию, учесть все обстоятельства дела.

Решение вопроса о наличии или отсутствии причинной связи целесообразно вести в следующей последовательности:

— есть факт (предположим, убытки кредитора);

— требуется установить, следствием чего он явился, т.е. найти причину. Если данный факт является следствием того, что должник не исполнил обязательство или исполнил его ненадлежащим образом, значит, есть причинная связь.

Необходимо различать обстоятельства, создающие абстрактную возможность наступления имущественных последствий нарушения обязательства, и обстоятельства, порождающие реальную (конкретную) возможность умаления имущественной сферы кредитора. Юридическое значение имеет конкретная причина, с необходимостью вызывающая следствие.

О вине как условии гражданско-правовой ответственности см. ст. 401 ГК РФ и комментарий к ней.

4. При расчете убытков приходится исходить из цены товаров, работ, услуг и пр. Цена может устанавливаться соглашением сторон. В предусмотренных законом случаях цены устанавливаются или регулируются уполномоченными на то государственными органами. Под ценой разумеются в том числе тарифы, расценки, ставки и т.п. (п. 1 ст. 424 ГК).

Цены в разных городах и весях различаются. Кроме того, они изменчивы во времени. Учитывая все эти обстоятельства, требуется определить, из каких цен исходить при расчете убытков. Соответствующие указания содержатся в п. 3 комментируемой статьи 393 ГК РФ.

Принимаются во внимание цены, действующие в том месте, где обязательство должно быть исполнено (о месте исполнения обязательства см. ст. 316 ГК) («территориальная привязка»). Так, О.Н. Садиков отмечает, что в большинстве случаев определение места исполнения обязательства не вызывает затруднений, например «при аренде или проведении подрядных работ, однако нередко требует выяснения. Поставки товаров могут исполняться по месту нахождения как поставщика, так и покупателя, аналогичное положение возможно и в отношении многих других договоров. В рамках крупных коммерческих сделок, например связанных с продвижением товаров на новые рынки, возможно исполнение обязательств в разных местах, и при их нарушении и причинении убытков необходимо исчисление убытков на основе цен, которые могут в отдельных регионах существенно различаться» .

———————————
Садиков О.Н. Убытки в гражданском праве Российской Федерации. М.: Статут, 2009. С. 91 — 92.

В одном и том же месте (месте исполнения обязательства) с течением времени цены могут меняться как в сторону повышения, так и в сторону понижения. При расчете убытков необходимо учитывать разные правила в зависимости от того, возмещаются ли убытки должником добровольно или в принудительном порядке путем обращения к суду. Если должник добровольно возмещает убытки, то при их исчислении следует исходить из цен, существующих в день добровольного возмещения убытков должником. Если же добровольного возмещения убытков не было, то принимаются во внимание цены, существовавшие в день предъявления иска.

Суд может (может, но не должен!) учесть цены, существующие на день вынесения решения, учитывая конкретные обстоятельства. Никаких критериев, которыми следует руководствоваться суду, закон не содержит («исходя из обстоятельств, суд может…»). Это не означает допустимость произвола. Суд, учитывая положение на рынке (резкий рост цен или, напротив, их падение), стремится к восстановлению нарушенных прав, не допуская при этом необоснованного обогащения одной стороны (кредитора) и лишь символического наказания другой стороны (должника).

При добровольном возмещении убытков должником все же могут возникать споры (об их размере, о ценах, из которых следовало исходить, и пр.). Суд в соответствующих случаях, с одной стороны, должен исходить из указанных общих правил, а с другой — учитывать обстоятельства конкретного дела (в том числе добросовестность поведения).

Все рассмотренные указания п. 3 комментируемой статьи 393 ГК действуют, если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором. Гражданский кодекс РФ, в частности, установил иное в п. 3 ст. 524 (о текущей цене на момент расторжения договора поставки). Иные правила встречаются и в других законах (например, транспортных уставах и кодексах) .

———————————
Об этом см., например: Садиков О.Н. Указ. соч. С. 92 — 94.

5. По общему правилу убытки должны возмещаться в полном объеме. Однако нередко устанавливаются разного рода ограничения. Например, размер ответственности должника снижается с учетом вины кредитора (см. ст. 404 ГК и комментарий к ней).

О допустимости ограничения ответственности по обязательствам см. также ст. 400 ГК РФ и комментарий к ней.

Иногда убытки не взыскиваются вовсе. Так, если установлена так называемая исключительная неустойка, то убытки взысканию не подлежат (см. ст. 394 ГК и комментарий к ней).

6. Взыскание убытков вообще и упущенной выгоды в особенности с практической точки зрения вызывало и вызывает ряд сложностей. Прежде всего необходимо отметить сложность доказывания убытков. В качестве доказательств могут представляться такие документы, как договор, акты (приема-передачи и др.), разнарядки, справки, сметы, протоколы (согласования цены и др.) и т.д., также может проводиться экспертиза .

———————————
См. об этом: Дегтярев С.Л. Возмещение убытков в гражданском и арбитражном процессе. 2-е изд. М., 2003.

Статья 393 ГК РФ. Обязанность должника возместить убытки

1. Должник обязан возместить кредитору убытки, причиненные неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

Если иное не установлено законом, использование кредитором иных способов защиты нарушенных прав, предусмотренных законом или договором, не лишает его права требовать от должника возмещения убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства.

2. Убытки определяются в соответствии с правилами, предусмотренными статьей 15 настоящего Кодекса.

Возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом.

3. Если иное не предусмотрено законом, иными правовыми актами или договором, при определении убытков принимаются во внимание цены, существовавшие в том месте, где обязательство должно было быть исполнено, в день добровольного удовлетворения должником требования кредитора, а если требование добровольно удовлетворено не было, — в день предъявления иска. Исходя из обстоятельств, суд может удовлетворить требование о возмещении убытков, принимая во внимание цены, существующие в день вынесения решения.

4. При определении упущенной выгоды учитываются предпринятые кредитором для ее получения меры и сделанные с этой целью приготовления.

5. Размер подлежащих возмещению убытков должен быть установлен с разумной степенью достоверности. Суд не может отказать в удовлетворении требования кредитора о возмещении убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, только на том основании, что размер убытков не может быть установлен с разумной степенью достоверности. В этом случае размер подлежащих возмещению убытков определяется судом с учетом всех обстоятельств дела исходя из принципов справедливости и соразмерности ответственности допущенному нарушению обязательства.

6. В случае нарушения должником обязательства по воздержанию от совершения определенного действия (негативное обязательство) кредитор независимо от возмещения убытков вправе требовать пресечения соответствующего действия, если это не противоречит существу обязательства. Данное требование может быть предъявлено кредитором и в случае возникновения реальной угрозы нарушения такого обязательства.

Комментарий эксперта:Понятие «кредитор» в гражданско-правовом обороте имеет значение более широкое, чем в банковской сфере и выходит за рамки понимания под кредитором лица, которое предоставило материальные средства другому в виде кредита.

См. все связанные документы >>>

1. Возмещение убытков является универсальной мерой гражданско-правовой ответственности. Эта санкция может быть применена во всех случаях нарушения гражданско-правовых обязательств, когда вследствие такого нарушения потерпевший несет убытки. Эта мера применяется независимо от того, предусмотрена ли она конкретным законодательством, регулирующим данное обязательство, или договором, поскольку возмещение убытков является общим правилом для всех обязательств.

По делу N 3852/96 Президиум ВАС РФ Постановлением от 4 февраля 1997 г. отказал в иске коллективного фермерского хозяйства к крестьянскому хозяйству о взыскании убытков, вызванных выходом из коллективного хозяйства. Установлено, что выход соответствует уставу, и ответчик не совершил никаких действий, в результате которых истцу причинен ущерб и которые бы свидетельствовали о неисполнении или ненадлежащем исполнении им обязательств перед истцом.

Возмещение убытков является по общему правилу максимальной мерой гражданско-правовой ответственности, поскольку все другие меры — уплата неустойки (ст. 330), потеря суммы задатка (ст. 381), выплата процентов за неисполнение денежного обязательства (ст. 395) носят зачетный характер и учитываются при исчислении убытков, подлежащих возмещению. Убытки, как правило, возмещаются лишь в части, не покрытой взысканной неустойкой, суммой задатка или уплаченных за нарушение денежного обязательства процентов.

По общему правилу убытки возмещаются в полном их размере. Взыскивается как реальный ущерб потерпевшей стороны, так и упущенная выгода (ст. 15). Вместе с тем подлежат возмещению лишь прямые убытки, которые несет сторона в гражданском обороте. Косвенные убытки, напрямую не связанные с последствиями нарушения данного гражданского обязательства, взысканию не подлежат. Так, лицо, привлеченное к административной ответственности за неуплату налогов, т.е. за невыполнение своих обязанностей в сфере налоговых отношений, не может требовать возмещения выплаченных санкций за счет своего контрагента, нарушившего гражданское обязательство, например, своевременно не оплатившего полученную им продукцию.

2. Возмещение убытков — это мера гражданско-правовой ответственности. Поэтому ее применение возможно лишь при наличии условий ответственности, предусмотренных законом. Лицо, требующее возмещения убытков, должно доказать факт нарушения обязательства контрагентом, наличие и размер понесенных истцом убытков, причинную связь между правонарушением и убытками. В свою очередь, ответчик вправе доказывать отсутствие своей вины в причинении убытков, если в соответствии со ст. 401 ГК вина в данном случае является условием ответственности.

3. Постановлением Пленумов ВС РФ и ВАС РФ N 6/8 обращено внимание на то, что в состав реального ущерба входят не только фактически понесенные соответствующим лицом расходы, но и те, которые это лицо должно будет произвести для восстановления нарушенного права (ст. 15 ГК). Необходимость таких расходов и их предполагаемый размер должны быть подтверждены обоснованным расчетом, доказательствами, в качестве которых могут быть представлены смета затрат на устранение недостатков товаров (работ, услуг), договор, определяющий размер ответственности за нарушение обязательства, и т.п.

Если нарушенное право может быть восстановлено в натуре путем приобретения определенных вещей или выполнения работ, оказания услуг, то стоимость вещей, работ, услуг должна определяться по правилам п. 3 ст. 393 и в тех случаях, когда на момент предъявления иска или вынесения решения фактические затраты кредитором еще не произведены.

4. Что касается неполученного дохода (упущенной выгоды), то его размер должен определяться с учетом разумных затрат, которые кредитор должен был понести, если бы обязательство было исполнено. В частности, размер такого дохода определяется исходя из цены реализации готовых товаров, предусмотренной договорами с покупателями этих товаров, за вычетом стоимости сырья, комплектующих изделий, транспортно-заготовительских расходов и других затрат, связанных с производством готовых товаров. Учитываются предпринятые кредитором для получения упущенной выгоды меры и сделанные с этой целью приготовления.

С учетом возможного изменения цены, а следовательно, и денежного выражения понесенных убытков ст. 393 впервые позволяет при определении убытков применять цены, существующие или на день добровольного удовлетворения требования кредитора, или на день предъявления иска, или на день вынесения судебного решения.

5. Принцип полного возмещения причиненных убытков не исключает возможности их ограничения, что может быть предусмотрено (в соответствии со ст. 15 ГК) законом или договором. В ряде случаев такие ограничения введены ГК. Например, ст. 547 ГК устанавливает, что в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору энергоснабжения сторона, нарушившая обязательство, обязана возместить причиненный этим реальный ущерб. Таким образом, в данном случае исключается возмещение упущенной выгоды. Статья 717 ГК предусматривает, что если заказчик отказался от исполнения договора подряда, то он обязан возместить подрядчику убытки, причиненные прекращением договора подряда, однако в пределах цены, определенной за всю работу. По ст. 777 ГК исполнитель договора на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ отвечает за нарушение договора в пределах стоимости работ. Упущенная же выгода подлежит возмещению лишь в случаях, предусмотренных договором. По ст. 796 ГК перевозчик отвечает за утрату, недостачу и повреждение груза или багажа лишь в пределах стоимости соответствующего груза или багажа.

Арбитражный Суд Уральского Округа (АС УО)

История

Прототипом арбитражных судов в дореволюционной России были коммерческие суды, рассматривавшие торговые и вексельные дела, дела о торговой несостоятельности.

В первые годы после Октябрьской революции в условиях слаборазвитых товарно-денежных отношений судебные споры между казенными учреждениями не допускались (Декрет о суде 2 // СУ РСФСР 1917-1918. 26.Ст.347). Разногласия между предприятиями и организациями решались в административном порядке вышестоящими органами управления.

С развитием хозяйственных отношений появилась необходимость в создании специального органа по разрешению споров между государственными предприятиями и организациями. В1922 году, с этой целью, в России были созданы арбитражные комиссии. Имущественные споры между государственными учреждениями и предприятиями разных ведомств решались Высшей арбитражной комиссией при Совете Труда и Обороны и арбитражными комиссиями при областных экономических совещаниях, а затем совнаркомах автономных социалистических республик, арбитражными комиссиями при исполкомах областей и губерний.

В мае 1931 года в системе органов управления был образован государственный арбитраж, призванный разрешать имущественные споры между учреждениями, предприятиями и организациями социалистического хозяйства. Образовалось два вида арбитража — государственный и ведомственный. В государственном арбитраже разрешались споры предприятий и организаций различного подчинения, в ведомственном — подчинения одному ведомству (министерству, комитету, и т.д.).

Последний этап развития госарбитража связан с принятием законодательства о нем. В 1977 году, после принятия Конституции СССР, Арбитраж был признан конституционным органом. Организация и порядок деятельности органов госарбитража впервые определялись Законом «О Государственном арбитраже в СССР», который был принят 30 ноября 1979 года.

В Российской Федерации госарбитраж руководствовался Положением о Государственном арбитраже, утвержденном постановлением Совета Министров РСФСР от 5 декабря 1980 года.

В 1991 году система арбитражей была отменена Постановлением Верховного Совета РСФСР о введении в действие Закона РСФСР «Об арбитражном суде», принятым 4 июля 1991 года. Замена системы арбитражей арбитражными судами предопределялась новыми экономическими условиями перехода к рыночным отношениям, существования нескольких форм собственности.

После принятия Конституции Российской Федерации, первой части нового Гражданского кодекса РФ, другого законодательства, появилась необходимость в новом законе об арбитражных судах.

В 1995 году был принят Федеральный Конституционный Закон «Об арбитражных судах в Российской Федерации» и Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации, которые в настоящее время определяют систему, состав и структуру арбитражных судов и процессуальную форму их деятельности.

По Арбитражному процессуальному кодексу Российской Федерации, принятому в 1995 г., проверка законности и обоснованности судебных актов судов первой и апелляционной инстанций, вступивших в законную силу, осуществлялась кассационной инстанцией (окружными арбитражными судами).

Места постоянного пребывания федеральных арбитражных судов округов были определены Пленумом Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 03 июля 1995 г. № 26. Для Федерального арбитражного суда Уральского округа таким местом стала Свердловская область с её областным центром — городом Екатеринбургом.

Указом Президента Российской Федерации от 7 сентября 1995 года первым председателем Федерального арбитражного суда Уральского округа назначен Стоякин Геннадий Яковлевич (кандидат юридических наук, доцент, свыше 25 лет проработавший на кафедре гражданского права Уральской государственной юридической академии).

Под руководством Стоякина Г.Я. была проведена весомая работа по становлению суда и организации арбитражного процесса.

В соответствии с приказом председателя суда от 8 декабря 1995 г. Федеральный арбитражный суд Уральского округа приступил к осуществлению правосудия c 11 декабря 1995 г.

Первое судебное заседание состоялось 10 января 1996 г.

В настоящее время Федеральный арбитражный суд Уральского округа наряду с федеральными арбитражными судами Московского и Северо-Западного округов входит в тройку судов, рассматривающих наибольшее количество дел.

Место в судебной системе

Десять окружных судов — первые в новейшей истории России, не связанные с административно-территориальным делением и вовсе избавленные от какого-либо давления. В этом заключается важнейшая гарантия как независимости судебной системы, так и осуществляемого правосудия.

С точки зрения устойчивости системы организации общества судебная власть, бесспорно, является ее стабилизирующим элементом.

Цели кассационного производства, вытекающие из сущности данного процессуального института, получившие нормативное закрепление в статьях 274 и 286 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации не только сводятся к объективному разрешению спора, но и направлены на обеспечение единообразной судебной практики путем проверки законности решений арбитражных судов субъектов Российской Федерации, принятых ими в первой и апелляционной инстанциях.

Между арбитражными судами округов и арбитражными судами субъектов Федерации отсутствуют отношения административной подчиненности. Они действуют в качестве самостоятельных юридических лиц; суды округов не вправе давать обязательные указания нижестоящим судебным инстанциям по вопросам ведения хозяйственной, финансовой, организационной, кадровой деятельности.

Характер арбитражного суда округа как вышестоящей судебной инстанции по отношению к арбитражному суду первой и апелляционной инстанции в процессуальном смысле проявляется в том, что указания арбитражного суда, рассматривающего дело в кассации, излагаются в постановлении по конкретному делу и обязательны для арбитражного суда вновь рассматривающего данное дело (часть вторая подпункт 15 пункта 2 статьи 289 Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации).

Специфика правоприменения в арбитражном суде кассационной инстанции предопределяется целями и функциями арбитражного судопроизводства в кассационной инстанции и заключается не в рассмотрении и разрешении спора между его участниками, а в проверке законности принятого судебного акта, чем и достигается эффект защиты прав заинтересованных лиц.