Постановление пристава о запрете регистрационных действий

Дело N11а-8875/2017. О признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о запрете на совершение регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества, обязании вынести постановление об отмене запрета на совершение регистраци

Законы и кодексы » Закон об исполнительном производстве » Глава 17. Защита прав взыскателя, должника и других лиц при совершении исполнительных действий » Статья 121. Оспаривание постановлений должностных лиц службы судебных приставов, их действий (бездействия) » Дело N11а-8875/2017. О признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о запрете на совершение регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества, обязании вынести постановление об отмене запрета на совершение регистраци

ЧЕЛЯБИНСКИЙ ОБЛАСТНОЙ СУД

АПЕЛЛЯЦИОННОЕ ОПРЕДЕЛЕНИЕ

от 20 июля 2017 г. по делу N 11а-8875/2017

Судья: Кокоева О.А.

Судебная коллегия по административным делам Челябинского областного суда в составе:

председательствующего Аганиной Т.А.

судей Сапрыгиной Л.Ю., Зариповой Ю.С.,

при секретаре Л.,

рассмотрела в судебном заседании административное дело по апелляционной жалобе С. на решение Центрального районного суда города Челябинска от 17 марта 2017 года по административному иску С. к Межрайонному специализированному отделу судебных приставов г. Челябинска по исполнению актов судов и иных органов в отношении должников — юридических лиц (далее — МСОСП по ЮЛ), судебному приставу-исполнителю МСОСП по ЮЛ К. о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя о запрете регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества, бездействий судебного пристава-исполнителя, обязании устранить допущенные нарушения,

заслушав доклад судьи Аганиной Т.А. об обстоятельствах дела и доводах апелляционной жалобы, выслушав мнение участников процесса,

установила:

С. обратился в суд с административным иском к МСОСП по ЮЛ г. Челябинск УФССП России по Челябинской области, судебному приставу-исполнителю МСОСП по ЮЛ г. Челябинск УФССП России по Челябинской области К. о признании незаконным постановления о запрете регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества: нежилого помещения, общей площадью 56,3 кв. м с кадастровым номером ***; нежилого помещения N 4 — офис, площадью 30,3 кв. м с кадастровым номером ***; нежилого помещения, площадью 28,5 кв. м, с кадастровым номером ***; нежилого помещения, площадью 39,3 кв. м с кадастровым номером ***; нежилого помещения N 3 — офис с кадастровым номером ***; о признании незаконными бездействий судебного пристава-исполнителя К., выразившиеся в не совершении действий по отмене запрета на регистрационные действия в отношении недвижимого имущества; об обязании судебного пристава-исполнителя вынести постановление об отмене запрета на регистрационные действия в отношении указанного недвижимого имущества.

В обоснование заявленных требований С. указал, что 10 мая 2016 года судебный пристав-исполнитель К. отдела УФССП по г. Челябинску вынес постановление о запрете регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества, а именно:

— нежилого помещения, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилого здания — склад заполнителей с галереей, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— объекта незавершенного строительства, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилого помещения N 3 — офис, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилого помещения N 4 — офис, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилого помещения, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилого помещения, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***.

С. считает действия судебного пристава-исполнителя по вынесению постановления о запрете регистрационных действий в отношении указанных объектов недвижимости (с кадастровым номерами ***, ***, ***, ***, ***) незаконным, поскольку объекты недвижимости принадлежат административному истцу на праве собственности на основании решения Первого Арбитражного суда Челябинской области от 25 декабря 2015 года, а должником по исполнительному производству является ООО СК «ЭСТЕР».

Административный истец С. в судебное заседание не явился, был извещен.

Представитель административного истца С. — А. в судебном заседании исковые требования поддержал в полном объеме по основаниям, изложенным в иске.

Административный ответчик судебный пристав-исполнитель МСОСП по ЮЛ г. Челябинску К. в судебном заседании требования не признал, представил письменный отзыв на административное исковое заявление.

Представитель административного ответчика МСОСП по ЮЛ г. Челябинска УФССП России по Челябинской области и УФССП России по Челябинской области Продан В.В. в судебном заседании административный иск не признал, указав на законность и обоснованность вынесенного постановления от 10 мая 2016 года.

Представитель заинтересованного лица ООО СК «ЭСТЕР» (привлеченный к участию в деле определением суда от 02 марта 2017 года) в судебное заседание не явился при надлежащим извещении.

Решением Центрального районного суда города Челябинска от 17 марта 2017 года в удовлетворении требований отказано.

В апелляционной жалобе С. просит решение суда отменить, ссылаясь на неправильное применение судом норм материального права и неправильное определение обстоятельств, имеющих значение для дела. Считает, что запрет на совершение регистрационных действий налагается в целях обеспечения исполнения исполнительного документа и предотвращения выбытия имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание. Фактически местонахождение имущества судебному приставу-исполнителю было известно, оснований для применения такой меры как наложение запрета на совершение регистрационных действий не было. Судебный пристав-исполнитель при вынесении оспариваемого постановления нарушил нормы закона об исполнительном производстве и применил исполнительное действие, не соответствующее данной ситуации. Не согласен с выводом суда о том, что необходимо обращаться в суд с исковым заявлением об исключении имущества из описи (ареста), в связи с тем, что в нарушение закона арест на спорное имущество не наложен и опись данного имущества не составлялась. При вынесении оспариваемого постановления судебным приставом-исполнителем нарушен принцип соразмерности при определении объема имущества, на которое был наложен запрет на совершение регистрационных действий. Кроме того, оспариваемым постановлением нарушены права административного истца как собственника имущества. 05 августа 2016 года им было подано в Росреестр по Челябинской области заявление о регистрации перехода права собственности на указанное недвижимое имущество, на основании договора купли-продажи от 05 августа 2016 года, заключенного с целью продажи вышеуказанного недвижимого имущества. Однако государственная регистрация была приостановлена, поскольку имеется запрет на совершение регистрационных действий с недвижимым имуществом с кадастровыми номерами: ***, ***, ***, ***, ***, наложенный оспариваемым постановлением судебного пристава-исполнителя по исполнительному производству в отношении должника ООО «Страховая компания «ЭСТЕР». Запрет на совершение регистрационных действий не отменен, никаких процессуальных документов вынесено не было.

Представитель административного ответчика УФССП России по Челябинской области Д. возражала против доводов апелляционной жалобы.

Административный истец С., представитель административного истца А., административный ответчик судебный пристав-исполнитель МСОСП по ЮЛ г. Челябинску К., представитель административного ответчика МСОСП по ЮЛ г. Челябинска, представитель заинтересованного лица ООО СК «ЭСТЕР» в суд апелляционной инстанции не явились, о времени и месте судебного разбирательства извещены надлежащим образом.

Согласно статьям 150 (часть 2) , 307 Кодекса административного судопроизводства Российской Федерации (далее — КАС РФ), неявка лица, участвующего в деле, извещенного о времени и месте рассмотрения дела, и не представившего доказательства уважительности своей неявки, не является препятствием к разбирательству дела в суде апелляционной инстанции.

Судебная коллегия, выслушав мнение участников процесса, проверив материалы дела, оценив доводы апелляционной жалобы, полагает решение суда не подлежащим отмене.

На основании части 1 статьи 307 КАС РФ суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в судебном заседании по правилам производства в суде первой инстанции с учетом особенностей, предусмотренных настоящим Кодексом .

Частью 1 статьи 308 КАС РФ установлено, что суд апелляционной инстанции рассматривает административное дело в полном объеме и не связан основаниями и доводами, изложенными в апелляционных жалобе, представлении и возражениях относительно жалобы, представления.

Статьей 360 КАС РФ установлено, что постановления главного судебного пристава Российской Федерации, главного судебного пристава субъекта (главного судебного пристава субъектов) Российской Федерации, старшего судебного пристава, их заместителей, судебного пристава-исполнителя, их действия (бездействие) могут быть оспорены в суде в порядке, установленном главой 22 настоящего Кодекса.

В силу части 1 статьи 218 КАС РФ гражданин, организация, иные лица могут обратиться в суд с требованиями об оспаривании решений, действий (бездействия) органа государственной власти, органа местного самоуправления, иного органа, организации, наделенных отдельными государственными или иными публичными полномочиями (включая решения, действия (бездействие) квалификационной коллегии судей, экзаменационной комиссии), должностного лица, государственного или муниципального служащего, если полагают, что нарушены или оспорены их права, свободы и законные интересы, созданы препятствия к осуществлению их прав, свобод и реализации законных интересов или на них незаконно возложены какие-либо обязанности.

Согласно статьи 226 КАС РФ при рассмотрении административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, суд проверяет законность решения, действия (бездействия) в части, которая оспаривается, и в отношении лица, которое является административным истцом. При проверке законности этих решения, действия (бездействия) суд не связан основаниями и доводами, содержащимися в административном исковом заявлении о признании незаконными решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, и выясняет обстоятельства, указанные в частях 9 и 10 настоящей статьи , в полном объеме.

В соответствии с частью 2 статьи 227 КАС РФ по результатам рассмотрения административного дела об оспаривании решения, действия (бездействия) органа, организации, лица, наделенных государственными или иными публичными полномочиями, судом принимается одно из следующих решений:

1) об удовлетворении полностью или в части заявленных требований о признании оспариваемых решения, действия (бездействия) незаконными, если суд признает их не соответствующими нормативным правовым актам и нарушающими права, свободы и законные интересы административного истца, и об обязанности административного ответчика устранить нарушения прав, свобод и законных интересов административного истца или препятствия к их осуществлению либо препятствия к осуществлению прав, свобод и реализации законных интересов лиц, в интересах которых было подано соответствующее административное исковое заявление;

2) об отказе в удовлетворении заявленных требований о признании оспариваемых решения, действия (бездействия) незаконными.

Судом первой инстанции при рассмотрении дела установлены следующие обстоятельства.

28 сентября 2015 года судебным приставом-исполнителем МСОСП по ЮЛ г. Челябинска УФССП России по Челябинской области К. на основании исполнительного листа серии ФС N 003372273, выданного Саткинским городским судом, возбуждено исполнительное производство N 61747/15/74020-ИП в отношении должника ООО «Страховая компания «ЭСТЕР», предмет исполнения: оплата труда и иные выплаты по трудовым правоотношениям в размере 422142,31 рублей.

26 декабря 2016 года судебным приставом-исполнителем возбуждено сводное исполнительное производство в отношении должника ООО «Страховая компания «Эстер» (объединено 452 исполнительных производства).

Судебный пристав-исполнитель в рамках указанного исполнительного производства направил запросы о наличии у должника движимого и недвижимого имущества.

09 марта 2016 года судебному приставу-исполнителю поступили сведения из ЕГРП о зарегистрированных правах за ООО «Страховая компания «ЭСТЕР» на недвижимое имущество, в том числе на объекты недвижимости:

— нежилого помещения, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилого помещения, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилого помещения N 3 — офис, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилого помещения N 4 — офис, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилого помещения, расположенного по адресу:***, с кадастровым номером ***.

10 мая 2016 года в рамках данного исполнительного производства судебный пристав-исполнитель МСОСП по ЮЛ г. Челябинска УФССП России по Челябинской области К. вынес постановление о запрете регистрационных действий в том числе, в отношении объектов недвижимости, в том числе:

— нежилого помещения, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилого помещения, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилого помещения N 3 — офис, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилого помещения N 4 — офис, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилого помещения, расположенного по адресу: ***, с кадастровым номером ***.

Разрешая заявленные требования и отказывая в их удовлетворении, суд пришел к выводу, что принятые судебным приставом-исполнителем меры по вынесению постановления от 10 мая 2016 года о наложении запрета на совершение регистрационных действий в отношении спорных объектов строительства, собственником которого являлось ООО «Страховая компания «Эстер», произведены в рамках исполнения исполнительного документа содержащего требования об имущественном взыскании, в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, то есть, совершены судебным приставом-исполнителем в рамках полномочий, предоставленных статьями 6 , 14 , 68 Федерального закона от 02.10.2007 N 229-ФЗ «Об исполнительном производстве», соответствуют требованиям действующего законодательства.

Судебная коллегия соглашается с данными выводами суда первой инстанции, ввиду следующего.

Согласно статьи 2 Федерального закона Российской Федерации N 229- ФЗ от 02 октября 2007 года «Об исполнительном производстве » (далее — Федеральный закон «Об исполнительном производстве «) задачами исполнительного производства являются правильное и своевременное исполнение судебных актов в целях защиты нарушенных прав, свобод и законных интересов граждан и организаций.

В силу статьи 4 Федерального закона «Об исполнительном производстве » исполнительное производство осуществляется на принципах законности и своевременности совершения исполнительных действий и применения мер принудительного исполнения.

Положениями статьи 121 Федерального закона «Об исполнительном производстве » установлено, что постановления судебного пристава-исполнителя и других должностных лиц службы судебных приставов, их действия (бездействие) по исполнению исполнительного документа могут быть обжалованы сторонами исполнительного производства , иными лицами, чьи права и интересы нарушены такими действиями (бездействием), в порядке подчиненности и оспорены в суде.

Согласно статьи 12 Федерального закона от 21 июля 1997 года N 118- ФЗ «О судебных приставах» (далее — Федеральный закон «О судебных приставах») в процессе принудительного исполнения судебных актов, судебный пристав-исполнитель принимает меры по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов.

Статьей 13 Федерального закона «О судебных приставах», предусмотрена обязанность судебного пристава-исполнителя использовать предоставленные ему права в соответствии с законом и не допускать в своей деятельности ущемления прав и законных интересов граждан и организаций.

Перечень исполнительных действий, указанный в части 1 статьи 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве», не является исчерпывающим, судебный пристав-исполнитель вправе совершать иные действия, необходимые для своевременного, полного и правильного исполнения исполнительных документов, если они соответствуют задачам и принципам исполнительного производства, не нарушают охраняемых законом интересов должника и иных лиц. К числу таких действий относится установление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом (в том числе запрета на совершение в отношении него регистрационных действий).

Запрет на распоряжение имуществом налагается в целях обеспечения исполнения исполнительного документа и предотвращения выбытия имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание, из владения должника в случаях, когда судебный пристав-исполнитель обладает достоверными сведениями о наличии у должника индивидуально-определенного имущества, но при этом обнаружить и/или произвести опись такого имущества по тем или иным причинам затруднительно.

В соответствии со статьей 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе, в том числе и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований, наложить арест на имущество должника. Арест на имущество должника применяется, в том числе, для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации. Арест имущества должника включает запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества.

После обнаружения фактического местонахождения имущества и возникновения возможности его осмотра и описи в целях обращения взыскания на него судебный пристав-исполнитель обязан совершить все необходимые действия по наложению ареста на указанное имущество должника по правилам, предусмотренным статьей 80 Федерального закона «Об исполнительном производстве» ( пункт 42 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 17 ноября 2015 N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства»).

Исполнительное производство в отношении должника ООО «Страховая компания «ЭСТЕР» возбуждено судебным приставом 28 сентября 2015 года N 61747/15/74020-ИП (сводное исполнительное производство N 25920/15/74020-СД общая сумма взыскания 133 757 052,85 рублей, в том числе заработная плата на общую сумму 5 524 848,50 рублей), требования исполнительного документа в добровольном порядке должником не были исполнены, в связи с чем, у судебного пристава-исполнителя имелись предусмотренные законом основания для совершения исполнительных действий, в том числе на объявление запрета на распоряжение принадлежащим должнику имуществом.

В силу статьи 64 Федерального закона «Об исполнительном производстве» судебный пристав-исполнитель вправе запрашивать необходимые сведения, в том числе персональные данные, у физических лиц, организаций и органов, находящихся на территории Российской Федерации, а также на территориях иностранных государств, в порядке, установленном международным договором Российской Федерации, получать от них объяснения, информацию, справки.

09 марта 2016 года судебному приставу-исполнителю был направлен ответ из Управления Росреестра по Челябинской области на запрос о предоставлении сведений о наличии у должника имущества, из которого следовало, что ООО «Страховая компания «ЭСТЕР» принадлежит на праве собственности:

— нежилое помещение, расположенное по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилое помещение, расположенное по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилое помещение N 3 — офис, расположенное по адресу: ***, с кадастровым номером ***;

— нежилое помещение N 4- офис, расположенное по адресу: *** ***, с кадастровым номером ***;

— нежилое помещение, расположенное по адресу:***, с кадастровым номером ***.

Сведений об отчуждении указанного недвижимого имущества по решению первого Арбитражного третейского суда Челябинской области в собственность С. должник судебному приставу-исполнителю не сообщал.

Федеральный закон «Об исполнительном производстве» не возлагает на судебного пристава-исполнителя обязанность неоднократно запрашивать в регистрационных органах сведения о наличии имущества у должника и проверять их актуальность.

Кроме того, статья 119 Федерального закона «Об исполнительном производстве», предусматривает иной способ защиты имущественных прав лиц, не являющихся сторонами исполнительного производства — в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества, на которое обращается взыскание (наложен арест, установлен запрет), заинтересованные лица вправе обратиться в суд с иском об освобождении имущества от наложения ареста или исключении его из описи.

В соответствии с указаниями совместного Пленума Верховного Суда Российской Федерации N 10, Пленума ВАС РФ N 22 от 29 апреля 2010 года «О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав», по смыслу статьи 119 Федерального закона «Об исполнительном производстве» при наложении ареста в порядке обеспечения иска или исполнения исполнительных документов на имущество, не принадлежащее должнику, собственник имущества (законный владелец, иное заинтересованное лицо, в частности невладеющий залогодержатель) вправе обратиться с иском об освобождении имущества от ареста; вместе с тем заинтересованные лица не имеют права на удовлетворение заявления об оспаривании постановления судебного пристава-исполнителя об аресте (описи) этого имущества, поскольку при рассмотрении таких заявлений должник и те лица, в интересах которых наложен арест на имущество, будучи привлеченными к участию в деле в качестве третьих лиц, не заявляющих самостоятельных требований относительно предмета спора, ограничены в заявлении возражений и представлении доказательств.

Согласно разъяснениям, содержащимся в пункте 1 Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 17 ноября 2015 года N 50 «О применении судами законодательства при рассмотрении некоторых вопросов, возникающих в ходе исполнительного производства», исковой порядок установлен для рассмотрения требований об освобождении имущества, включая исключительные имущественные права, от ареста (исключении из описи) в случае возникновения спора, связанного с принадлежностью имущества; об отмене установленного судебным приставом-исполнителем запрета на распоряжение имуществом, в том числе запрета на совершение регистрационных действий в отношении имущества (для лиц, не участвующих в исполнительном производстве).

Таким образом, С. избран неверный метод защиты нарушенного права, поскольку он, не являясь стороной исполнительного производства, обратился в суд с заявлением об оспаривании действий и постановления судебного пристава-исполнителя в порядке, предусмотренном для дел, возникающих из публично-правовых отношений.

При вынесении оспариваемого решения судом первой инстанции правильно установлены обстоятельства, имеющие значение для разрешения спора по существу, им дана надлежащая правовая оценка в совокупности с нормами права, регулирующими возникшие правоотношения, в связи с чем, оснований для их переоценки по доводам апелляционной жалобы у судебной коллегии не имеется.

Все доводы апелляционной жалобы фактически сводятся к оспариванию постановления о запрете на совершение регистрационных действий от 10 мая 2016 года (л.д. 79-80).

Выражая свое несогласие с решением суда, как следует из содержания текста апелляционной жалобы, заявитель ссылается на то, что суд неправильно определил обстоятельства, имеющие значение для дела, выводы суда противоречат материалам дела и опровергаются представленными суду доказательствами, а именно в части выводов суда о не нарушении прав и законных интересов С.

Судебная коллегия полагает, что указанные доводы не могут служить основаниями для отмены решения суда, поскольку суд первой инстанции оценил доказательства по своему внутреннему убеждению, основанному на всестороннем, полном, объективном и непосредственном исследовании имеющихся в деле доказательств. Оснований для иной оценки у судебной коллегии не имеется.

Не могут быть приняты во внимание судебной коллегией доводы апелляционной жалобы С. о том, что судом не учтено, что запрет на совершение регистрационных действий налагается в целях обеспечения исполнения исполнительного документа и предотвращения выбытия имущества, на которое впоследствии может быть обращено взыскание, что местонахождение имущества судебному приставу-исполнителю было известно, в связи с чем, оснований для наложения запрета на совершение регистрационных действий не было, что судебный пристав-исполнитель нарушил нормы Закона об исполнительном производстве и применил исполнительное действие, не соответствующее ситуации, что судебным приставом-исполнителем нарушен принцип соразмерности при определении объема имущества, на которое был наложен запрет на совершение регистрационных действий, поскольку суд первой инстанции при вынесении решения учел все заслуживающие внимания обстоятельства по делу.

Проанализировав все обстоятельства данного дела, районный суд пришел к обоснованным выводам, что оспариваемое административным истцом постановление судебного пристава-исполнителя вынесено в пределах его полномочий, в соответствии с Федеральным законом «Об исполнительном производстве», не нарушает права, в связи с чем, правомерно отказал С. в удовлетворении его требований о признании незаконным постановления о запрете регистрационных действий в отношении объектов недвижимого имущества с кадастровыми номерами ***; ***; ***; ***; ***; о признании незаконными бездействий судебного пристава-исполнителя К., выразившиеся в не совершении действий по отмене запрета на регистрационные действия в отношении недвижимого имущества; об обязании судебного пристава-исполнителя вынести постановление об отмене запрета на регистрационные действия в отношении указанного недвижимого имущества.

Судебная коллегия находит решение суда первой инстанции законным и обоснованным, выводы суда по существу требований правильные, так как они соответствуют установленным обстоятельствам и требованиям закона, которые в решении суда приведены, применены и истолкованы, верно.

Каких-либо нарушений норм процессуального права, влекущих отмену либо изменение решения суда, не имеется.

Все доводы апелляционной жалобы, по существу аналогичные приведенным в ходе судебного разбирательства, и направленны на переоценку выводов суда, решения не опровергают, сводятся к субъективному толкованию и применению административным истцом норм материального и процессуального права, и не могут повлечь отмены правильного по существу решения районного суда.

Суд апелляционной инстанции находит, что оценка представленных в дело доказательств произведена судом первой инстанции с соблюдением положений статьи 84 КАС РФ, основана на правильном применении норм материального права, а сделанные судом выводы соответствуют фактическим обстоятельствам дела и имеющимся в деле доказательствам.

Учитывая изложенное, судебная коллегия находит решение суда правильным, оснований, предусмотренных статьей 310 КАС РФ для отмены или изменения решения и удовлетворения апелляционной жалобы, не усматривает.

Руководствуясь статьями 309 — 311 КАС РФ, судебная коллегия

Моя работающая схема прекращения у несовершеннолетнего ребенка права пользования жилым помещением

С вами юрист по жилищному праву Евгений Волков. Сегодня поговорим про прекращение у несовершеннолетнего ребенка права пользования жилым помещением.

Говоря о прекращении у несовершеннолетнего ребенка права пользования жилым помещением, вам нужно понимать, что жилищные права ребенка всегда производны от жилищных прав его родителей.

В соответствии с пунктом 2 статьи 20 Гражданского кодекса Российской Федерации

местом жительства несовершеннолетних детей, не достигших четырнадцати лет, признается место жительства их законных представителей — родителей, усыновителей или опекунов.

Ребенок приобретает право пользования тем жилым помещением, в котором проживают его родители (или один из родителей).

Регистрация ребенка по месту жительства также производится в помещении, в котором зарегистрирован один из родителей.

Вследствие этого ребенок может быть вселен и зарегистрирован по месту жительства в муниципальной квартире, где нанимателем (членом семьи нанимателя) является один из его родителей без согласия других проживающих.

Если квартира принадлежит гражданину на праве собственности, то лица, которые проживают и зарегистрированы в данной квартире, имеют право вселить своего ребенка без согласия собственника.

Пока в квартире проживает один из родителей, право пользования указанной квартирой не может быть прекращено и за несовершеннолетним ребенком.

Более того, согласно пункту 14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 № 14 «О некоторых вопросах, возникших в судебной практике при применении Жилищного кодекса Российской Федерации»

в силу положений Семейного кодекса Российской Федерации об ответственности родителей за воспитание и развитие своих детей, их обязанности заботиться об их здоровье, физическом, психическом, духовном и нравственном развитии расторжение брака родителей, признание его недействительным или раздельное проживание родителей не влияют на права ребенка (пункт 1 статьи 55, пункт 1 статьи 63 Семейного Кодекса РФ), в том числе на жилищные права. Поэтому прекращение семейных отношений между родителями несовершеннолетнего ребенка, проживающего в жилом помещении, находящемся в собственности одного из родителей, не влечет за собой утрату ребенком права пользования жилым помещением в контексте правил части 4 статьи 31 Жилищного Кодекса РФ.

Согласно части 2 ст. 38 Конституции РФ

забота о детях, их воспитание являются не только правом, но и обязанностью родителей.

По смыслу вышеуказанных норм несовершеннолетние дети приобретают право на ту жилую площадь, которая определяется им в качестве места жительства соглашением родителей.

Такое соглашение выступает предпосылкой вселения ребенка в конкретное жилое помещение.

Возможно ли прекращение у несовершеннолетнего ребенка права пользования жилым помещением? Отвечаю: Да, возможно.

Соответствующая лазейка в законе для этого имеется. Вот только не каждый юрист может правильно ей воспользоваться, а для обычного человека (неюриста) эта задача может оказаться и вовсе не по силам.

Раскрою небольшой секрет: право пользования жилым помещением у несовершеннолетнего ребенка прекращается в случае перехода жилого помещения к новому собственнику в порядке ст.292 Гражданского Кодекса РФ.

Ну, например, собственник квартиры развёлся со своей бывшей женой, однако в квартире остался прописанным ребенок. Собственник решает продать квартиру другому лицу.

Возможно ли прекращение у несовершеннолетнего ребенка права пользования жилым помещением или же он, исходя из п.14 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 02.07.2009 № 14 до своего совершеннолетия «застолбил» за собой право пользования квартирой собственника?

Давайте разбираться.

В соответствии с требованиями ст.292 Гражданского Кодекса РФ переход права собственности на жилой дом или квартиру к другому лицу является основанием для прекращения права пользования жилым помещением членами семьи прежнего собственника, если иное не установлено законом.

В соответствии с пунктом 5 ст.31 Жилищного Кодекса РФ такие же последствия наступают и в случае, если в период действия установленного судом срока права пользования жилым помещением бывшего члена семьи собственника право собственности этого собственника на жилое помещение прекращено по тем или иным основаниям, например, в связи со смертью собственника жилого помещения, в результате совершения собственником гражданско-правовых сделок.

Право пользования данным жилым помещением бывшего члена семьи собственника прекращается одновременно с прекращением права собственности до истечения указанного срока, и он обязан освободить жилое помещение.

Это объясняется тем, что члены семьи собственника жилого помещения, вселенные им в качестве членов семьи, всегда приобретают ограниченное вещное право на жилое помещение, единственным содержанием которого является право пользования.

Но это право производно от прав собственника и возникает по воле собственника жилого помещения.

Поэтому это ограниченное вещное право прекращается после прекращения прав самого собственника, на что указано в ст.292 Гражданского кодекса РФ и ч.5 ст.31 Жилищного кодекса РФ.

Если право пользования квартирой у родителей несовершеннолетнего прекращено, право ребенка также прекращается.

Данное правило распространяется как на квартиры, занимаемые на основании договора социального найма, так и на квартиры, принадлежащие гражданам на праве собственности.

Таким образом, рецепт будет следующий. Вы хотите прекратить у несовершеннолетнего ребенка право пользования жилым помещением.

Ребенок, при этом, прописан в этом жилом помещении.

В данном случае не важно, кто вы: родитель ребенка или лицо, купившее квартиру.

Если вы родитель, то для прекращения у несовершеннолетнего права пользования жилым помещением, вам потребуется вначале самому перестать быть собственником квартиры.

Другими словами, вам нужно продать или подарить квартиру.

План действий таков: продаёте или дарите квартиру своему родственнику или человеку, с которым у вас доверительные отношения, и вы точно уверены, что он вас не кинет.

При этом, в договоре купли-продажи или договоре дарения квартиры обязательно прописываете условие примерно вот такого содержания:

на момент подписания договора в квартире зарегистрированы и проживают Продавец, который обязуется сняться с регистрационного учета в течение десяти дней с момента подписания договора и несовершеннолетняя дочь Продавца ФИО, которую Продавец также обязуется снять с регистрационного учета в течение десяти дней с момента подписания договора.

Продаете или дарите квартиру. Со статусом собственника вы, таким образом, распрощаетесь.

Собственником становится ваше доверенное лицо или же родственник, но вы сами продолжаете жить в квартире и пользоваться ею, с регистрационного учёта не снимаетесь ни вы, ни ребенок.

Начинает действовать статья 292 Гражданского кодекса РФ. То есть, произойдет прекращение у несовершеннолетнего ребенка права пользования жилым помещением (и у вас тоже, разумеется).

Правда, это не означает, что ребенок будет автоматически снят с регистрационного учета.

Для этих целей вашему родственнику или доверенному лицу, которому вы продали квартиру, нужно будет подать исковое заявление о прекращении у вас и вашего несовершеннолетнего ребенка права пользования квартирой.

Только не надо сейчас с выпученными глазами искать образец искового заявления. Всё, что вы найдете в интернете, это жалкие шаблоны, по которым вы, а, точнее, Покупатель вашей квартиры, уж точно не сможет исключить несовершеннолетнего ребенка из квартиры.

Шаблоны, скачанные где-нибудь из интернета или размещенные на стенде в суде, здесь не подойдут. Не забывайте, как ретиво судьи защищают интересы несовершеннолетних детей.

Поэтому, чтобы не наломать дров, заручитесь поддержкой профи в этом вопросе.

Вот как выглядит исковое заявление о прекращении у несовершеннолетнего ребенка права пользования жилым помещением.

Это исковое заявление я готовил своему клиенту из г. Волгограда. Готов показать вам это исковое заявление, но только в плане объема, чтобы вы понимали разницу между шаблонами и иском, подготовленным профессионалом.

А вот и

Не буду здесь приводить другие примеры исков и решений, так как не хочу превращать свою статью в длинный рулон туалетной бумаги.

Далее, после того как на основании решения суда несовершеннолетний ребенок будет снят с регистрационного учёта, через некоторое время родственник или доверенное лицо продает или дарит вам эту же квартиру, и вот вы теперь снова собственник своего жилья.

При этом несовершеннолетний ребенок с вами уже не зарегистрирован.

Минус схемы с переходом права собственности на квартиру заключается в том, что ставки слишком высоки, и всё будет держаться на доверии между вами и Покупателем вашей квартиры.

А вдруг Покупатель квартиры передумает её потом возвращать вам?

Нужно понимать эти риски. Но другого пути, чтобы исключить ребенка из вашей квартиры, законодателем не предусмотрено.

Ну а если вы добросовестный Покупатель квартиры и не являетесь родственником Продавца, то в случае, если договором будут предусмотрены сроки снятия с регистрационного учёта и в эти сроки Продавец и его семья не снимутся с учёта – вам также нужно будет подать исковое заявление в суд о прекращении у Продавца квартиры и членов его семьи права пользования жилым помещением (квартирой).

Прекращает ли обязательства поручителя его смерть?

18 июля 2011

Рассмотрев вопрос, мы пришли к следующему выводу:
Обязательства поручителя — физического лица не прекращаются его смертью и переходят к его наследникам.

Обоснование вывода:
Специальные основания прекращения поручительства установлены ст. 367 ГК РФ. Указанная норма не содержит такого основания, как смерть поручителя — физического лица.
Вместе с тем в отношении поручительства действуют также и общие правила прекращения обязательств, предусмотренные главой 26 ГК РФ.
Так, часть 1 ст. 418 ГК РФ устанавливает, что обязательство прекращается смертью должника, если исполнение не может быть произведено без его личного участия либо обязательство иным образом неразрывно связано с личностью должника.
Возникает закономерный вопрос: может ли поручительство рассматриваться в качестве обязательства, неразрывно связанного с личностью должника (в данном случае — поручителя)? Большинство исследователей дают на него отрицательный ответ1. В юридической литературе неоднократно отмечалось, что обязательство поручителя, состоящее в выплате денежной суммы, в случае смерти поручителя может быть возложено на его наследников, к которым в силу ст. 1112 ГК РФ переходят и имущественные обязанности наследодателя.
Аналогичный вывод позволяет сделать и анализ существующей судебной практики. Так, в Обзоре судебной практики рассмотрения Саратовским областным судом в июне 2009 г. споров, вытекающих из договоров поручительства, содержится прямое указание: «Обязанности поручителя, если таковые уже возникли в рамках соответствующего договора, в случае его (поручителя) смерти переходят к наследникам».
Обязательство поручителя состоит в выплате денежной суммы, которая в случае его смерти может быть возложена на его наследников. Кроме того, ст. 1112 ГК РФ устанавливает, что в состав наследства входят принадлежавшие наследодателю на день открытия наследства вещи, иное имущество, в том числе имущественные права и обязанности. Следовательно, обязанности поручителя, если таковые уже возникли в рамках соответствующего договора, в случае его смерти переходят к наследникам. При этом действуют правила, устанавливаемые ст. 1175 ГК РФ, в том числе и о том, что каждый из наследников отвечает по долгам наследодателя лишь в пределах стоимости перешедшего к нему наследственного имущества.

Ответ подготовил:
Эксперт службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Ковалев Максим

Контроль качества ответа:
Рецензент службы Правового консалтинга ГАРАНТ
Золотых Максим

Прения сторон

После окончания судебного следствия суд переходит к выслушиванию судебных прений. Представляется, что участники прений имеют право заявить ходатайство об объявлении перерыва для подготовки к выступлению с речью. Необходимо учитывать при этом, что судебные прения имеют большое воспитательное воздействие и поэтому необходимо участникам судебных прений создать надлежащие условия для подготовки к выступлению. В судебных прениях подводятся итоги судебного следствия, анализируются и оцениваются исследованные доказательства, обосновывается мнение участников прений по вопросам, которые подлежат разрешению судом при постановлении приговора. Этим самым судебные прения служат правильному разрешению уголовного дела, ибо, выслушивая выступления участников судебных прений, судьи еще раз оценивают сложившееся у них мнение на основе анализа всех обстоятельств уголовного дела.

Судебные прения состоят из речей обвинителя и защитника. Если уголовное дело рассматривается без участия защитника, в прениях сторон участвует подсудимый.

В прениях сторон могут также участвовать потерпевший и его представитель, а гражданский истец, гражданский ответчик, их представители и подсудимый вправе ходатайствовать об участии в судебных прениях.

Однако если проанализировать нрава этих участников, изложенные в Общей части УПК и в разделе предварительного расследования, они имеют право участвовать в судебных прениях, отстаивая свои законные права и интересы. Из этого следует, что если эти лица изъявили желание выступить в судебных прениях, суд не имеет права отказать им в этом.

Последовательность выступлений в судебных прениях устанавливается судом, однако закон определяет, что первыми выступают представители сторон обвинения, а затем стороны защиты. Во всех случаях первым выступает обвинитель по делам публичного и частно-публичного обвинения — прокурор, по делам частного обвинения — частный обвинитель. Если по делу публичного или частно-публичного обвинения участвует потерпевший, ему предоставляется слово для выступления в судебных прениях после государственного обвинителя. Вначале выступает гражданский истец и его представитель, и после них — гражданский ответчик и его представитель.

Последними во всех случаях выступают подсудимый и его защитник. Причем подсудимый участвует в прениях в случае, когда в деле не участвует защитник. Это правило содержится в УПК потому, что подсудимый обладает правом последнего слова.

Закон содержит весьма важное правило: участник судебных прений не вправе ссылаться на доказательства, которые не рассматривались в ходе судебного следствия и которые были признаны судом недопустимыми. Это ограничение связано с более общим правилом: суд основывает свое решение по уголовному делу только на тех доказательствах, которые им были исследованы в ходе судебного разбирательства.

Продолжительность прений сторон не ограничивается. Однако это не лишает права председательствующего останавливать участвующих в прениях лиц, если они касаются обстоятельств, не имеющих прямого отношения к рассматриваемому делу, а также если в своих речах они ссылаются на не исследованные в судебном заседании доказательства либо на доказательства, признанные судом недопустимыми. Эти действия председательствующего должны быть отражены в протоколе судебного заседания.

После произнесения речей всеми участниками судебных прений они могут выступить с репликой по поводу сказанного в речах. Правом реплики обладает каждый участник прений. В связи с этим председательствующий должен выяснить у всех участников прений, желает ли кто-либо из них воспользоваться правом выступить с репликой. Право последней реплики всегда принадлежит защитнику и подсудимому.

Обвинитель, потерпевший, гражданский истец, представители потерпевшего и гражданского истца, гражданский ответчик и его представитель, подсудимый и его защитник по окончании судебных прений, но до удаления суда в совещательную комнату вправе представить суду свои формулировки решений по вопросам, разрешаемым в приговоре (п.1-6 ст. 299 УПК). Эти предложения должны быть изложены в письменном виде. Предлагаемые формулировки для суда не имеют обязательной силы, но позволяют суду еще раз обсудить позицию участника судебного разбирательства в совещательной комнате при постановлении приговора. Предложенные в письменном виде предложения участников судебного разбирательства должны быть приобщены к протоколу судебного заседания.