Постановление о прохождении медицинских осмотров

Гражданин Феликс Разумовский обратился в суд с иском к издательству и одному из его авторов, публиковавшемуся под таким псевдонимом. Истец требовал признания факта нарушения его права на имя, возложения обязанности на ответчиков опубликовать в «Литературной газете» решение суда о допущенном нарушении, запрета использовать имя «Феликс Разумовский» в творческой, предпринимательской и иной деятельности и распространять опубликованные под этим именем произведения, а также компенсации морального вреда в размере 1 рубль.

Решением суда первой инстанции, оставленным без изменения судом апелляционной инстанции, в удовлетворении исковых требований было отказано. Суды исходили из того, что истец не представил доказательств, подтверждающих, что он обладает исключительными правами на имя «Феликс Разумовский», а потому ответчик-автор вправе использовать такой псевдоним при издании своих произведений. Кроме того, суд апелляционной инстанции сослался на то, что имя является только средством индивидуализации, не предполагающим запрета иному лицу пользоваться таким же именем.

В кассационной жалобе заявитель просил отменить данные решения как незаконные.

Судебная коллегия по гражданским делам Верховного Суда РФ направила дело на новое апелляционное рассмотрение. Судьи сослались на п. 5 ст. 19 ГК РФ, где указано, что вред, причиненный гражданину в результате нарушения его права на имя или псевдоним, подлежит возмещению.

Также судьи сообщили, что при использовании имени способами или в форме, которые затрагивают его честь, умаляют достоинство или деловую репутацию, гражданин вправе требовать опровержения, возмещения причиненного ему вреда, а также компенсации морального вреда. Между тем истец указывал на то, что является известным деятелем науки и культуры и что третьи лица связывают его творчество с творчеством автора, выступающего под псевдонимом «Феликс Разумовский», то есть имеет место введение в заблуждение неопределенного круга лиц.

Кроме того, ВС РФ разъяснил, что нижестоящие суды не учли действующее законодательство, которое не относит имя к объектам, в отношении которых управомоченные субъекты наделяются исключительными правами по правилам ч. 4 ст. 1229 ГК РФ. Таким образом, право гражданина на имя, под которым он приобретает и осуществляет права и обязанности, включает в себя, в частности, не только право иметь имя, но и право при определенных обстоятельствах запрещать другим лицам пользоваться тем же именем.

Коллегия рекомендовала суду при новом рассмотрении дела учесть изложенные замечания и разрешить возникший спор в соответствии с требованиями закона.

Адвокат МКА «Берлингтонз» Александр Осетинский пояснил, что в деле главным являлся вопрос о том, в чем именно было нарушение права истца на имя, так как такое право не подвергалось сомнению и нижестоящими судами. Их ошибка была в том, что они потребовали от истца доказательств его права на обозначение «Феликс Разумовский», тождественное с его именем, в то время как нарушение права и возможность защиты нарушенного права не ставятся в зависимость от наличия прав того же лица на псевдоним.

«Мне кажется, ключевым в деле является вопрос о том, в чем было нарушение не формального права, а сущностного интереса истца. ВС РФ, в отличие от нижестоящих судов, усмотрел такое нарушение в том, что и истец, и ответчик работают в сфере культуры, а следовательно, публикация третьим лицом произведений под псевдонимом, тождественным имени истца, затрагивает права последнего».

Руководитель практики разрешения споров юридической фирмы Noerr Виктор Гербутов считает, что вывод Судебной коллегии, а также отраженная в определении правовая позиция в целом заслуживают поддержки: «Действительно, положения ГК РФ о праве на имя гражданина, уточненные в ходе недавней реформы гражданского законодательства, должны толковаться как содержащие общий запрет на использование чужого имени другими лицами как в творческой, так и предпринимательской деятельности без согласия владельца имени, если в результате такого использования третьи лица вводятся в заблуждение».

Эксперт подчеркнул важный аспект данного дела: «ВС РФ фактически признал нарушением права на имя использование уже его части. Так, в силу п. 1 ст. 19 ГК РФ имя, помимо собственно имени и фамилии, включает в себя еще и отчество при его наличии. Таким образом, псевдоним “Феликс Разумовскийˮ, использованный ответчиком в данном деле, являлся лишь частью имени истца Феликса Вельевича Разумовского». Виктор Гербутов пояснил, что, вероятно, использование части имени должно признаваться недопустимым тогда, когда даже в результате такого использования создается риск введения в заблуждение третьих лиц относительно тождества граждан. «Разъяснение данного вопроса, к сожалению, не нашло отражения в рассматриваемом определении», – констатировал эксперт.

Кроме того, он отметил неоднозначное ограничительное толкование Судебной коллегией условий использования чужого имени. «В качестве таких условий Судебная коллегия назвала получение согласия носителя имени, а также непричинение вреда носителю имени. Однако из п. 4 ст. 19 ГК РФ следует и иное условие: использование чужого имени не должно вводить в заблуждение третьих лиц относительно тождества граждан», – указал Виктор Гербутов, добавив, что точные пределы действия права на имя гражданина судебной практике еще только предстоит определить.

Статья 176. Незаконное получение кредита

1. Получение индивидуальным предпринимателем или руководителем организации кредита либо льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации, если это деяние причинило крупный ущерб, —
наказывается штрафом в размере до двухсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период до восемнадцати месяцев, либо обязательными работами на срок до четырехсот восьмидесяти часов, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до пяти лет.

2. Незаконное получение государственного целевого кредита, а равно его использование не по прямому назначению, если эти деяния причинили крупный ущерб гражданам, организациям или государству, —
наказываются штрафом в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за период от одного года до двух лет, либо ограничением свободы на срок от одного года до трех лет, либо принудительными работами на срок до пяти лет, либо лишением свободы на тот же срок.

Комментарий к статье 176 Уголовного Кодекса РФ

Данная статья предусматривает уголовную ответственность за совершение двух деяний, которые отличаются друг от друга объективными и субъективными признаками.

Объект преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, — установленный порядок предоставления кредита индивидуальному предпринимателю или организации.

О понятии банка и небанковской кредитной организации см. комментарий к ст. 172 УК РФ.

Наиболее распространенными в судебной практике являются случаи, когда виновные незаконно получают именно банковский кредит, под которым понимается обязательство, в силу которого банк или иная кредитная организация (кредитор) обязуются предоставить денежные средства (кредит) заемщику в размере и на условиях, предусмотренных кредитным договором, а заемщик обязуется возвратить полученную денежную сумму и уплатить проценты на нее.

Льготные условия кредитования — это наиболее выгодные, чем обычные, условия предоставления кредита. Например, льготы касаются денежной суммы кредита, процентной ставки, срока возврата, обеспечения кредита.

Порядок получения кредита регламентируется в соответствующих нормах действующего законодательства (например, получению банковского кредита посвящены ст. ст. 819 — 821 ГК РФ).

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, выражается в действии — получении кредита или его льготных условий, последствии в виде крупного ущерба, причинной связи.

Под получением кредита понимают его выдачу заемщику. Например, банковский кредит может выдаваться наличным путем или безналичным перечислением денежных средств на расчетный счет заемщика.

Единственный незаконный способ получения кредита или его льготных условий указан в диспозиции ч. 1 ст. 176 УК РФ — представление банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о хозяйственном положении либо финансовом состоянии индивидуального предпринимателя или организации.

Сведения о хозяйственном положении либо финансовом состоянии включают в себя данные, которые были представлены индивидуальным предпринимателем или организацией кредитору для принятия решения о выдаче кредита. Эта информация может содержаться: в учредительных документах; протоколах о назначении исполнительных органов или об одобрении крупных сделок; реестре акционеров; гражданских и трудовых договорах; банковских гарантиях и поручительствах; бухгалтерской и налоговой отчетности; аудиторском заключении; технико-экономическом обосновании получения кредита; бизнес-планах и т.д.

Для наличия состава преступления представленные сведения должны быть заведомо ложными, т.е. не соответствовать реальной действительности в полном объеме или частично.

Деяние является оконченным в момент причинения крупного ущерба кредитору. Например, после истечения срока действия кредитного договора или нарушения сроков выплаты процентов. Состав преступления материальный.

В соответствии с примечанием к ст. 169 УК РФ под крупным ущербом понимается денежная сумма, превышающая двести пятьдесят тысяч рублей.

С качественной стороны ущерб выражается в имущественных потерях кредитора (например, не возвращена сумма кредита) и упущенной выгоды (например, не уплачены проценты за пользование кредитом).

Причинение кредитору последствий неимущественного характера не является уголовно наказуемым по ч. 1 ст. 176 УК РФ (например, подрыв деловой репутации, нарушение режима нормальной работы, сокращение штатных работников).

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 1 ст. 176 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла. Лицо осознает, что, представляя кредитору ложные сведения о своем хозяйственном положении либо финансовом состоянии, тем самым вводит его в заблуждение, предвидит возможность или неизбежность причинения кредитору крупного ущерба и желает этого либо сознательно допускает эти последствия или относится к ним безразлично.

Субъект преступления по ч. 1 ст. 176 УК РФ специальный, им является индивидуальный предприниматель или руководитель организации, достигший шестнадцати лет.

Незаконное получение кредита физическим лицом (общий субъект преступления) при наличии к тому оснований необходимо квалифицировать по ст. 165 УК РФ, предусматривающей ответственность за причинение имущественного ущерба путем обмана или злоупотребления доверием.

Незаконное получение кредита, сопряженное с подкупом руководителя банка или иного кредитора, повлиявшего на решение вопроса о предоставлении кредита, квалифицируется по совокупности со ст. 204 УК РФ.

Объект преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 176 УК РФ, — порядок государственного целевого кредитования.

В Бюджетном кодексе РФ (БК РФ) отсутствует четкое определение государственного целевого кредита <1>. Представляется, что под государственным целевым кредитом в данной статье понимается именно бюджетный кредит, т.е. денежные средства, предоставляемые бюджетом другому бюджету бюджетной системы Российской Федерации, юридическому лицу (за исключением государственных (муниципальных) учреждений), иностранному государству, иностранному юридическому лицу на возвратной и возмездной основах (ст. 6 БК РФ).

При утверждении ежегодного бюджета в нем указываются цели, лимиты, условия и порядок предоставления бюджетных кредитов. Данная процедура регламентирована БК РФ (ст. ст. 93.2 — 93.5).

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 176 УК РФ, выражается в действии — незаконном получении государственного целевого кредита или в использовании его не по назначению, последствии в виде причинении крупного ущерба гражданам, организациям или государству, причинной связи.

Незаконное получение государственного целевого кредита — это получение кредита заемщиком с нарушением установленных нормативных правил, определяющих основания для его получения.

Использование государственного целевого кредита не по назначению — это распоряжение полученными средствами на иные цели, указанные в кредитном договоре. Например, кредит получен на приобретение сельхозоборудования, однако он был потрачен на ремонт офиса.

Деяние является оконченным в момент причинения крупного ущерба гражданам, организациям или государству. Состав преступления материальный.

Количественная и качественная характеристика крупного ущерба аналогична ч. 1 ст. 176 УК РФ.

Субъективная сторона преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 176 УК РФ, характеризуется виной в виде прямого или косвенного умысла. Лицо осознает незаконный характер получения или использования государственного целевого кредита, предвидит возможность или неизбежность причинения крупного ущерба гражданам, организациям или государству и желает этого либо сознательно допускает эти последствия или относится к ним безразлично.

Субъект преступления по ч. 2 ст. 176 УК РФ — вменяемое физическое лицо, достигшее возраста шестнадцати лет.

Мотивы и цели не являются обязательными признаками преступлений, предусмотренных ч. ч. 1 и 2 ст. 176 УК РФ. Умысел лица направлен на временное получение кредита с намерением в последующем возвратить взятые денежные средства. При этом, как отметила Н.А. Лопашенко, совершенно исключается цель невозвращения кредита, возникшая до его получения. Если лицо получает кредит, намереваясь его присвоить, то его действия квалифицируются как мошенничество (ст. 159 УК РФ) <1>.

———————————
<1> Лопашенко Н.А. Преступления в сфере экономики: авторский комментарий к уголовному закону (раздел VIII УК РФ). М., 2006. С. 389.

Если лицо использовало подделанный им самим официальный документ для незаконного получения кредита, то его действия необходимо квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных ч. 1 ст. 327 УК РФ (или ст. 292 УК РФ) и соответствующей частью ст. 176 УК РФ <1>.

В ст. 285.1 УК РФ предусмотрена ответственность за нецелевое расходование бюджетных средств. Как представляется, основное различие между этим преступлением и использованием государственного целевого кредита не по прямому назначению (ч. 2 ст. 176 УК РФ) состоит в том, что бюджетные средства, о которых говорится в ст. 285.1 УК РФ, не являются кредитом и предоставляются не на условиях их возвратности <1>.

———————————
<1> Волженкин Б.В. Преступления в сфере экономической деятельности по уголовному праву России. СПб., 2007. С. 351.

За получение кредита либо льготных условий кредитования путем представления банку или иному кредитору заведомо ложных сведений о своем хозяйственном положении либо финансовом состоянии, не повлекшее за собой причинение крупного ущерба, предусмотрена административная ответственность (ст. 14.11 КоАП РФ).

Другой комментарий к статье 176 УК РФ

1. Предмет преступления, предусмотренного ч. 1, — кредит или льготные условия кредитования. Кредит — это предоставление в долг денег или товаров на условиях возвратности и, как правило, с уплатой процентов. Выделяют множество различных видов кредита. Льготные условия кредитования предполагают более выгодные, по сравнению с общими, условия получения кредита или его возврата. Например, заемщику предоставляются преимущества в процентной ставке за кредит или отсрочка начала погашения кредита.

2. К заведомо ложным сведениям о хозяйственном положении относятся:

— неверные данные об учредителях, руководителях, деловых партнерах;

— фиктивные гарантийные письма, поручительства;

— сфальсифицированные договоры, технико-экономическое обоснование получения кредита;

— ложные данные складского и бухгалтерского учета и др.

К заведомо ложным сведениям о финансовом состоянии относятся:

— неверные сведения о балансе предприятия;

— сфальсифицированное аудиторское заключение о проверке годового баланса;

— неверный список кредиторов и задолжников и др.

3. Крупный ущерб оценивается суммой, превышающей 1 млн. 500 тыс. руб., которая складывается из реального прямого ущерба и упущенной выгоды (ущерб, прежде всего, связан с невозвращением денежных средств, выданных заемщику по кредитному договору, неуплатой процентов или несвоевременным возвращением кредита и т.д.).

4. По способу совершения преступление схоже с мошенничеством. Разграничиваются они по субъективной стороне. При мошенничестве уже в момент обращения в банк с поддельными документами лицо имеет целью не возвращать полученный кредит. При незаконном получении кредита такая цель отсутствует.

5. По ч. 2 комментируемой статьи предметом преступления выступает государственный целевой кредит. Он может быть предоставлен юридическому лицу на основании договора, заключенного с учетом особенностей, установленных Бюджетным кодексом РФ и иными нормативными правовыми актами, на условиях и в пределах бюджетных ассигнований, которые предусмотрены соответствующими законами (решениями) о бюджете.

Бюджетный кредит предоставляется на условиях возмездности и возвратности. Обеспечение исполнения обязательств должно иметь высокую степень ликвидности.

6. Незаконным будет получение государственного целевого кредита (бюджетного кредита) при нарушении правил, определяющих основания получения кредита. Они могут заключаться в предоставлении заведомо ложных сведений о хозяйственном или финансовом состоянии, нарушении процедуры получения кредита (вне конкурса), подкупе должностного лица, от которого зависит решение вопроса о предоставлении кредита.

7. Использование государственного целевого кредита не по назначению означает, что кредит получен законно, но средства израсходованы на иные цели, нежели указанные в договоре.

8. Основное отличие рассматриваемого преступления от деяния, предусмотренного ст. 285.1 УК, состоит в том, что бюджетные средства, о которых говорится в ст. 285.1 УК, не являются кредитом и предоставляются не на условиях их возвратности.

Суперпрезидентская республика

Суперпрезидентская республика (в некоторых источниках сверхпрезидентская, англ. superpresidency или superpresidentialism) — форма государственного управления, при которой принцип разделения властей декларируется, но соблюдается лишь внешним образом, на деле же власть сосредоточена преимущественно у президента и подконтрольных ему административных институций. Является одной из форм авторитаризма.

Особенности

Зачастую президент в суперпрезидентской республике возглавляет правительство, будучи при этом лидером правящей партии (которая при этом может быть единственной или пользоваться значительными внеконституционными преимуществами перед другими партиями). При этом в суперпрезидентской республике предусматриваемый национальной конституцией «диапазон возможного использования президентом его чрезвычайных полномочий более обширен, чем в обычной президентской республике»: конституционные полномочия президента предусматривают издание указов, имеющих силу закона, возможность распускать парламент своим решением, смещать министров и руководителей административно-территориальных образований и т. д. Установление в стране суперпрезидентской республики может приводить к замене периодического избрания нового главы государства установлением режима «пожизненного президентства» (референдумом или голосованием полностью контролируемого президентом парламента) и/или фактическим назначением нового президента решением предыдущего, с последующим формальным утверждением этого решения на выборах.

Виды суперпрезидентской республики

В. Е. Чиркин в монографии «Конституционное право зарубежных стран» (1997) выделяет три вида суперпрезидентских республик:

  1. президентско-монократическая республика — форма правления, при которой президенты возглавляют единственную разрешённую партию, являющуюся носительницей официально провозглашённой обязательной идеологии (Гана при Кваме Нкруме, Гвинея при Ахмеде Секу Туре, Заир при Мобуту и др.);
  2. президентско-милитарная республика — форма правления, устанавливающаяся в результате военного переворота с провозглашением его руководителя главой страны;
  3. президентская республика в странах с социалистической идеологией (Ангола, Бенин, Республика Конго, Мозамбик), где президент избирается высшим органом единственной в стране правящей партии, — дополняя В. Е. Чиркина, казанский политолог О. И. Зазнаев предлагает называть этот вид президентско-партократической республикой.

Страны с суперпрезидентским режимом

О суперпрезидентской республике принято говорить применительно к странам Латинской Америки, особенно в XIX веке, а также ряду стран Африки и постсоветского пространства: Белоруссия, Туркмения и др. Так, суперпрезидентской страной называл Казахстан сопредседатель оппозиционной партии «Ак жол» Алтынбек Сарсенбаев. (Убит 13 февраля 2006 года.) Представление о современной России как о суперпрезидентском режиме развивается, например, в работах американского политолога Стивена Фиша; по мнению Фиша, в России имеет место «раздутая и сверхмощная исполнительная власть, не уравновешиваемая ни законодательной, ни судебной и не подотчётная им», и именно это «подорвало легитимность постсоветского режима и, возможно, даже самой демократии; остановило развитие негосударственных политических организаций; воспрепятствовало формированию эффективного государства; помешало появлению ответственного правительства». О суперпрезидентском характере режима, установившегося в России в 1993 году, пишет также политолог Лилия Шевцова.

См. также

  • Пожизненный президент