Порядок упрощенного производства

Понятие штрафа в уголовном праве

Штраф есть денежное взыскание, назначаемое в пределах, предусмотренных УК РФ (ч. 1 ст. 46 УК РФ).

Сумма штрафа согласно ст. 46 УК РФ исчисляется одним из двух способов: в виде суммы, определенной в рублях, или в размере заработной платы или иного дохода осужденного за определенный период времени.

Пределы сумм штрафа установлены в ст. 46 УК РФ: 1) от двух тысяч пятисот до одного миллиона рублей либо 2) размер заработной платы или иного дохода осужденного за период от двух недель до пяти лет. Однако в приговоре суда размер штрафа во всех случаях должен быть указан в твердой денежной сумме во избежание различного понимания его при исполнении приговора или при его пересмотре. Законодателем особо оговорено, что штраф в размере от 500 тысяч рублей и выше либо в размере дохода осужденного за период свыше трех лет может быть назначен судом только за тяжкие и особо тяжкие преступления в специально предусмотренных санкциями статей Особенной части Кодекса случаях (ч. 2 ст. 46 УК РФ).

Размер штрафа определяется судом с учетом тяжести совершенного преступления и имущественного положения осужденного и его семьи, а также с учетом возможности получения осужденным заработной платы или иного дохода. С учетом тех же обстоятельств суд может назначить штраф с рассрочкой выплаты определенными частями на срок до трех лет.

Штраф как наказание в уголовном праве

Штраф применяется в качестве основного и дополнительного наказания. Как основное наказание штраф предусматривается в качестве альтернативы к другим видам наказания; он может быть применен и в случае назначения более мягкого наказания, чем предусмотрено за данное преступление (ст. 64 УК РФ), и в порядке замены неотбытой части наказания более мягким видом наказания (ст. 80 УК РФ), и при вердикте присяжных заседателей о снисхождении (ст. 65 УК РФ).

В качестве дополнительного наказания штраф может быть назначен только тогда, когда он упоминается в санкции статьи Особенной части УК РФ, по которой данное преступление квалифицировано именно как дополнительное наказание (ч. 4 ст. 46 УК РФ).

Осужденный к штрафу обязан уплатить его в течение 30 дней со дня вступления приговора в законную силу (ст. 31 УИК РФ). Если осужденный не уплачивает штраф добровольно, сумма штрафа взыскивается принудительно путем обращения взыскания на имущество осужденного. При этом взыскание не может быть обращено на имущество, указанное в Перечне имущества, не подлежащего конфискации по приговору суда.

Если же осужденный злостно уклоняется от уплаты штрафа, назначенного в качестве основного наказания, суд может заменить его другим, более строгим, наказанием в пределах санкции, предусмотренной соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса (ч. 5 ст. 46 УК).

Щербань Владимир Петрович

Главная — Досье — Персоны

Экс-губернатор Сумской и Донецкой областей

Образование

Родился 26 января 1950 г. в г. Артемовск Перевальського района Луганской области.

По окончании средней школы устроился учеником слесаря на донецкий завод Точмаш. После армии (1969-1971 гг.) вернулся туда же — ремонтировать оборудование в цехе точного литья. В 1972-1976 гг. Щербань учился в Донецком институте советской торговли, получил диплом экономиста. Кандидат экономических наук.

Семья

Щербань женат, его супруга Ирина возглавляла Сумской областной благотворительный фонд «Вічність», финансировавший «духовное возрождение региона». Сын Артем Щербань — народный депутат Украины, член фракции Партии регионов.

Карьера

По окончании вуза работал руководителем нескольких предприятий торговли и перерабатывающей промышленности в Черновцах и Донецке.

В 1992-1994 гг. занимал пост заместителя председателя горисполкома Донецка, был депутатом Донецкого горсовета. Щербань — трижды народный депутат Украины. Впервые был избран в парламент в 1994 году.

С 1995 по июль 1996 гг. занимал пост губернатора Донецкой области.

С июля 1994-го по октябрь 1996-го возглавлял Донецкий облсовет.

Весной 1998 года Щербань второй раз становится депутатом Верховной Рады.

31 марта 1999 года президент Леонид Кучма назначает его губернатором Сумской области.

В 2002 году Щербань вновь становится нардепом. Прошел в парламент по списку блока Наша Украина как лидер Либеральной партии Украины, которая вошла в состав НУ. В связи с избранием в парламент в мае 2002-го Щербань был уволен с губернаторского поста.

15 ноября 2002 года Указом Президента Украины Кучмы вновь назначен на должность главы Сумской областной государственной администрации

В начале 2005 года покинул территорию Украины. В октябре того же года был задержан в штате Флорида (США) по подозрению в нарушении визового режима. По просьбе украинской стороны был депортирован из США.

4 ноября 2006 года сразу по возвращению на Украину был арестован представителями Генпрокуратуры в международном аэропорту «Борисполь». Через несколько дней был выпущен на свободу под поручительство трех депутатов от «Партии регионов».

Личное дело

Экс-губернатора Сумщины иногда ошибочно считают родственником ныне покойного Евгения Щербаня. Однофамильца В.Щербаня, народного депутата и одного из наиболее могущественных людей на Донбассе в ноябре 1996 года наемные киллеры расстреляли у трапа самолета в аэропорту Донецка. Имя заказчика официально неизвестно до сих пор. В 2004-м Генпрокуратура обвинила в организации заказа Лазаренко.

Будучи руководителем Донетчины, Щербань выступал за большую независимость региона от Киева в сфере экономики, перераспределение налоговых отчислений в пользу областного бюджета. Пользовался авторитетом на Донбассе как «предприниматель». По данным некоторых источников, был совладельцем сети магазинов и ресторанов, контролировал ряд предприятий. Считается, что к отставке Щербаня с поста донецкого губернатора приложил руку лично премьер-министр Павел Лазаренко, опасавшийся конкуренции со стороны донецкой элиты (формальной причиной для увольнения послужило обострение ситуации на угольных предприятиях и снижение социально-экономических показателей региона).

Бизнес-досье

В 2007 году инициатором банкротства ОАО «Пивненковский сахарный завод», по информации «ДС», выступила столичная СК «Страховой капитал», которая до последнего времени входила в состав его акционеров вместе с другими структурами, близкими к бывшему председателю Сумской областной государственной администрации Владимиру Щербаню. С 2007 г., по данным Госкомиссии по ценным бумагам и фондовому рынку, основным акционером ОАО, владеющим 47% его акций, является киевский инвестиционный фонд «Стоквел Капитал», также не чуждый Владимиру Петровичу, соответственно, банкротство предприятия можно рассматривать как заранее продуманный шаг, целью которого является оптимизация процессов в бизнес-группе Щербаня.

Требования «Страхового капитала» к Пивненковскому сахарному заводу были признаны Сумским хозяйственным судом в размере 7,7 млн грн. Эта сумма превышает стоимость основных средств должника на начало прошлого года (6,5 млн грн.) и сопоставима с чистым доходом ОАО по итогам 2005 г. (8,7 млн грн.). Благодаря ей страховики вполне могут рассчитывать на получение контроля над комитетом кредиторов предприятия. Что последует за этим — ликвидация должника либо мировое соглашение с кредиторами и прекращение банкротства — станет известно после того, как решится вопрос с загрузкой его мощностей.

Потенциально ОАО является одним из крупнейших в регионе производителей сахара и способно выпускать до 3 тыс. т продукции в сутки. Но в последние несколько лет предприятие ограничивалось производством 10–15 тыс. т сахара в год. Причиной такого положения дел можно считать высокую конкуренцию на рынке, обусловленную тем, что возможности работающих в Украине 119 сахарозаводов (5 млн т в год) значительно превышают потребность страны в этом продукте, составляющую около 2 млн т в год. Потребление же сахара в отдельно взятой Сумской области оценивается на уровне 30 тыс. т в год, тогда как работающие на ее территории заводы в последние годы выпускали сладкой продукции как минимум в два раза больше.

В конце 2011 года экс-губернатор Сумщины Владимир Щербань продал ОАО «Лебединский хлебокомбинат». Это не первая такая продажа. В 2008 году принадлежащее ему ООО «Юстина-Инвест» продало 51% акций Конотопского хлебозавода народному депутату от Партии регионов Виталию Хомутыннику. В ноябре 2011 года из наблюдательного совета ОАО «Лебединский хебокомбинат» были выведены принадлежащие Щербаню фирмы «Бизнес-контроль» и «Стоквелл капитал». Последняя продала 93,5% акций хлебозавода лебединскому предпринимателю Александру Марченко. Он и возглавил правление. А новым председателем наблюдательного совета стала депутат Лебединского горсовета от «Фронта Змін» Алла Дементиенко. В нынешнем году это не последняя продажа экс-губернатора.

По имеющимся данным в октябре 2011 года были выставлены на продажу Ахтырский и Глуховский хлебокомбинаты. Продавец просит за них соответственно 1,2 млн. и 1 млн. долл. Что касается причин распродажи — по мнению аналитиков, дело тут не только в низкой рентабельности предприятий. Говорят, основная проблема — в несложившихся отношениях с властями. Летом налоговая милиция Сумской области возбудила уголовное дело против руководителей Ахтырского хлебокомбината по факту уклонения от налогов. Причем речь идет об особо крупных размерах.

Скандалы

Широкой публике Щербань известен не своими заслугами в сфере прекрасного, а рядом скандалов с его участием. «Типичный представитель эпохи кучмизма» (это его слова: «Я — солдат армии президента») был постоянным объектом для критики со стороны оппозиции. Его обвиняли в авторитарном стиле управления Сумщиной, многочисленных злоупотреблениях властью в области экономики, рьяной и незаконной поддержке кандидатов на президентский пост (Кучмы и Виктора Януковича на выборах 1999 и 2004 гг.), а также провластного блока За единую Украину! на парламентских выборах-2002. Кстати, после них Щербань умудрялся совмещать посты народного депутата и губернатора, несмотря на обращение главы Верховной Рады Владимира Литвина в суд. По сообщениям СМИ, злостный совместитель просто игнорировал вызовы на судебные заседания.

После «оранжевой революции» политик ударился в бега. В отношении него правоохранительные органы возбудили целый букет уголовных дел. Щербаня обвинили в совершении ряда тяжких преступлений, таких как злоупотребление служебным положением, превышение служебных полномочий, вымогательство, мошенничество с финансовыми ресурсами, препятствование осуществлению избирательного права и др.

Через несколько месяцев после исчезновения, в октябре 2005-го, разыскиваемый Интерполом украинский экс-губернатор объявился по другую сторону Атлантического океана — в американском штате Флорида, где ему было предъявлено обвинение в нарушении визового режима. Украинская сторона принялась добиваться депортации беглого чиновника. 4 ноября 2006-го представители Генпрокуратуры встретили его в международном аэропорту «Борисполь». Щербань сразу же заявил, что прибыл в Украину исключительно по собственной воле, что никаких преступлений он не совершал, что совесть его чиста, что он планирует продолжить свою карьеру в большой политике, где у него много друзей (таковыми он называет Януковича, Рината Ахметова, Виталия Гайдука и других известных лиц). При этом бывший сумской губернатор отправился не в камеру следственного изолятора, как того можно было бы ожидать, а домой: Генпрокуратура разрешила трем нардепам-регионалам взять его на поруки. Уголовное преследование для Щербаня каких-либо серьезных последствий не повлекло (по крайней мере, пока).

Ссылки

  • Экс-губернатор Донецкой области Владимир Щербань боится за свою жизнь
  • Экс-губернатор Донецкой области рассказал, зачем был создан ИСД
  • У Владимира и Евгения Щербаня был серьезный конфликт, — Кужель

Компенсация репутационного вреда юридическим лицам

Библиографическое описание:



В настоящей статье авторы рассматривают вопросы, связанные с допустимостью компенсации репутационного вреда юридическим лицам, с учетом законодательного запрета применения положений о компенсации морального вреда в отношении юридических лиц.

Право юридического лица на компенсацию морального вреда за нарушение его деловой репутации на протяжении многих лет оставалось предметом острых дискуссий среди участников юридического сообщества. Такие дискуссии возникли неслучайно. Дело в том, что в пункте 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее — ГК РФ) законодатель указал на допустимость применения положений о защите деловой репутации граждан при защите деловой репутации организаций. При этом согласно интерпретации Верховного Суда Российской Федерации (далее — Верховный Суд) правила, регулирующие компенсацию морального вреда в связи с распространением сведений, порочащих деловую репутацию гражданина, должны были применяться и в случаях распространения таких сведений в отношении юридического лица (см. пункт 15 постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24 февраля 2005 года № 3 «О судебной практике по делам о защите чести и достоинства граждан, а также деловой репутации граждан и юридических лиц»). Между тем юридическое лицо не может испытывать физические и нравственные страдания, а потому не вправе претендовать на компенсацию морального вреда. Точку в данном вопросе попытался поставить законодатель. Так, 1 октября 2013 года начала действие редакция статьи 152 ГК РФ, в которой прямо исключается возможность применения положений о компенсации морального вреда в отношении юридических лиц.

При таких обстоятельствах некоторые ученые предположили, что введением подобного запрета «отвергнуты попытки арбитражной практики ввести институт компенсации вреда, причиненного деловой репутации юридических лиц, в качестве аналога морального вреда — институт репутационного вреда» . Тем не менее в вышеупомянутом нововведении ничего не сказано о такой категории, как репутационный вред. Законодатель не разрешил терминологическую проблему, связанную с соотношением понятий компенсация нематериального вреда (репутационного вреда) и компенсация морального вреда. В связи с этим, на наш взгляд, вопрос о праве юридического лица требовать денежное возмещение репутационного ущерба — присуждение которого к тому моменту уже имело широкое распространение в судебной практике (см., например, постановление Президиума Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации от 17 июля 2012 года № 17528/11 по делу № А45-22134/2010) — все еще оставался в «подвешенном состоянии».

Анализ судебной практики позволяет заключить, что на фоне изменившегося законодательства применение подобного способа защиты вызвало еще большие затруднения у судов, что проявилось в противоречивости их подходов (см, например, постановление Пятого арбитражного апелляционного суда от 4 августа 2015 года 05АП-6691/2015 по делу № А51-6980/2015, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 25 сентября 2015 года № Ф09-6957/15 по делу № А07-1900/2015 (суды придерживаются подхода о допустимости взыскания компенсации репутационного вреда) или постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 6 августа 2015 года № Ф08-5582/2015 по делу № А63-11510/2014, постановление Арбитражного суда Уральского округа от 8 сентября 2015 года № Ф09-5773/15 по делу № А60-31099/2014 (суды придерживаются подхода о невозможности взыскания компенсации репутационного вреда).

В то же время на отличие содержательного наполнения нематериального вреда, причиненного умалением деловой репутации, и морального вреда недвусмысленно указывал Конституционный Суд Российской Федерации (далее — Конституционный Суд): «…отсутствие прямого указания в законе на способ защиты деловой репутации юридических лиц не лишает их права предъявлять требования о компенсации убытков, в том числе нематериальных, причиненных умалением деловой репутации, или нематериального вреда, имеющего свое собственное содержание (отличное от содержания морального вреда, причиненного гражданину), которое вытекает из существа нарушенного нематериального права и характера последствий этого нарушения (пункт 2 статьи 150 ГК РФ)» (см. определение Конституционного Суда от 4 декабря 2003 года № 508-О «Об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Шлафмана Владимира Аркадьевича на нарушение его конституционных прав пунктом 7 статьи 152 Гражданского кодекса Российской Федерации»).

Представляется справедливым подход исследователей, полагающих неверной тенденцию «наделения» юридических лиц правом требовать компенсации ущерба, причиненного деловой репутации, путем расширения содержания института компенсации морального вреда или «введения» квазиинститута «компенсация морального вреда юридическому лицу» . Вышеприведенная аргументация Конституционного Суда, на наш взгляд, абсолютно обоснована, поскольку нематериальный вред, причиненный умалением деловой репутации, по своей правой природе не является моральным, и несмотря на сходство с последним, отличается от него как основаниями реализации, так и функциональным назначением.

В юридической литературе также встречается мнение о том, что в компенсации юридическому лицу репутационного вреда как вида неимущественного вреда нет никакого смысла, поскольку такая компенсация должна доставлять потерпевшему чувство удовлетворения, а юридическое лицо такого чувства испытывать не может .

Кроме того, некоторые авторы считают, что нематериальные потери юридического лица, связанные с умалением его деловой репутации, могут быть восстановлены путем обычного возмещения убытков (имущественного вреда), поскольку такие потери в конечном счете трансформируются в имущественные (расходы на дополнительную рекламную кампанию, не полученная из-за оттока клиентов прибыль) . Как следствие, при таком подходе отрицается существование репутационного вреда как вида неимущественного вреда.

Между тем, полагаем, что подобная критика, преследующая цель нивелировать самостоятельное значение репутационного вреда, бьет мимо цели исходя из следующего. Во-первых, тот факт, что юридические лица в силу своей природы неспособны обладать чувствами может обуславливать невозможность компенсации морального вреда, однако никак не влияет на возможность компенсации отличного по своей природе репутационного вреда. Во-вторых, упомянутые имущественные потери представляют собой не содержание нематериального вреда, а исключительно его следствие. Иными словами, в основании требований о взыскании компенсации нематериального вреда лежит не причинение страданий юридическому лицу, а то обстоятельство, что распространение порочащих сведений наносит ущерб репутации этого юридического лица и сказывается на его деятельности, даже если это пока и не привело к возникновению убытков.

Примечательно, что совсем недавно утвержден Обзор судебной практики Верховного Суда, в котором отмечено: в случае умаления репутации юридического лица оно вправе защищать свое право путем заявления требования о возмещении вреда, причиненного репутации юридического лица (см. пункт 21 Обзора судебной практики Верховного Суда № 1 (2017)» (утв. Президиумом Верховного Суда 16 февраля 2017 года)). Следует отметить, что подобный шаг со стороны высшего суда представляется разумным и бесспорно заслуживает одобрения. Считаем, что под влиянием судебной практики соответствующие положения должны также найти свое отражение и в нормах гражданского законодательства.

Таким образом, неимущественный ущерб юридического лица, связанный с умалением его деловой репутации, должен возмещаться несмотря на категорические законодательные предписания о запрете применения положений о компенсации морального вреда. При этом полагаем, что компенсация причиненного ущерба должна осуществляться по общим правилам возмещения причиненного вреда.

Литература:

Основные термины (генерируются автоматически): юридическое лицо, моральный вред, деловая репутация, судебная практика, компенсация, нематериальный вред, Верховный Суд, вред, Российская Федерация, неимущественный вред.

§ 5. Муниципальная служба

Все работники муниципальных органов (кроме отдельных лиц обслуживающего, технического персонала) занимают какую-либо должность. Однако не все лица, занимающие должности, являются муниципальными служащими.

Муниципальные должности делятся на две группы: 1) выборные муниципальные должности, замещаемые в результате выборов (депутаты представительного органа местного самоуправления, выборные должностные лица местного самоуправления, прежде всего глава муниципального образования); 2) муниципальные должности, замещаемые путем заключения трудового договора. Вторая категория должностей относится к муниципальной службе.

Муниципальная служба — это профессиональная деятельность лица, занимающего должность на невыборной основе. Депутат представительного органа, выборное должностное лицо местного самоуправления занимают должность, но муниципальными служащими не являются. Не являются муниципальными служащими также лица, не замещающие муниципальные должности, не имеющие полномочий по участию в управлении, а занимающиеся обслуживанием, техническим обеспечением деятельности органов местного самоуправления (например, шоферы, разнорабочие, стенографистки).

В разных странах существуют свои классификации муниципальных должностей по категориям, классам (в некоторых странах бывает до 10 классов), рангам и т.д. В России порядок установления муниципальных должностей, прохождения муниципальной службы, права и обязанности муниципальных служащих определяются федеральными законами об общих принципах организации местного самоуправления 1995 г. и «Об основах муниципальной службы в Российской Федерации» 1998 г. (в редакции 1999 г.). Эти федеральные законы содержат общие положения, а более детально муниципальная служба регулируется законами субъектов Федерации о местном самоуправлении и их законами о муниципальной службе (в некоторых субъектах РФ, например в Воронежской, Орловской областях, приняты отдельные законы о муниципальной службе). Законами субъектов РФ утверждается Реестр муниципальных должностей. Исходя из его положений, каждое муниципальное образование правовыми актами представительного органа, главы муниципального образования устанавливает для себя муниципальные должности. Согласно Реестру муниципальных должностей устанавливаются муниципальные должности трех категорий: «А», «Б» и «В». К категории «А» относятся: глава муниципального образования; председатель, заместитель и депутаты представительного органа при условии, что они работают на постоянной основе. Депутаты, работающие на общественных началах, должность не занимают (и не оплачиваются за их работу), но в остальном их правовое положение приравнивается к «депутатам на должности». Лица, занимающие должности по категории «А», муниципальными служащими не являются. Муниципальные служащие — это лица категорий «Б» и «В».

Муниципальные должности категорий «Б» и «В» подразделяются на высшие, главные, ведущие, старшие и младшие муниципальные должности. К высшим муниципальным должностям обычно относятся: глава администрации (если эту должность по совместительству занимает глава муниципального образования, последний все же не становится муниципальным служащим, так как остается выборным должностным лицом); заместители главы администрации.

Главные муниципальные должности категории «Б»: руководители основных структурных подразделений местной администрации, ведущие должности — руководители мелких структурных подразделений, помощники главы администрации, старшие должности — помощники заместителей главы администрации, помощники руководителей комитетов и

комиссий муниципального представительного органа, младшие должности — различные специалисты (юристы, экономисты и др.).

Муниципальные должности категории «В» также подразделяются на 5 групп (высшие, главные, ведущие, старшие, младшие). К высшим должностям обычно относятся руководители структурных подразделений местной администрации во внутригородских районах (если такие районы — муниципальные образования), к главным — их заместители, к ведущим — главные специалисты, к старшим — ведущие специалисты, к младшим — специалисты 2-й категории. Внутри каждой группы могут быть свои квалификационные разряды (первый, второй и т.д. класс), которые присваиваются по результатам квалификационного экзамена или аттестации. Есть и другие должности и их иные классификации, но они должны устанавливаться муниципальным образованием в рамках Реестра, предусмотренного законом субъекта Федерации.

В связи с особыми условиями деятельности (прием граждан в нерабочее время, частые выезды на места, установленные запреты, например, заниматься предпринимательской деятельностью или участвовать в забастовках и др.) муниципальным служащим предоставляются определенные трудовые и социальные гарантии. К ним, в частности, относятся: медицинское обслуживание (в том числе после выхода на пенсию), пенсионное обеспечение за выслугу лет и пенсионное обеспечение членов семьи в случае смерти муниципального служащего, наступившей в связи с исполнением служебных обязанностей; обязательное государственное страхование на случай причинения вреда здоровью и имуществу в связи с исполнением муниципальным служащим должностных обязанностей; обязательное государственное социальное страхование на случай заболевания или потери трудоспособности в период прохождения муниципальной службы или после ее прекращения, если эти вредные последствия наступили в связи с исполнением должностных обязанностей; дополнительные выплаты за квалификационные разряды (достигают 40% от оклада), ежемесячные надбавки за выслугу лет (обычно до 5 лет — 10%, при стаже свыше 15 лет достигают 40%). При уходе в отпуск оказывается материальная помощь (обычно два оклада денежного содержания). Существуют надбавки за почетные звания Российской Федерации и т.д. В законах различных субъектов Федерации говорится и о других гарантиях. Чаще других называются: предоставление жилья, обеспечение транспортом (или денежная компенсация транспортных расходов), повышение квалификации с отрывом от работы, но с сохранением денежного содержания и др. Однако вопреки существующему мнению при всех надбавках доход руководителя отдела (управления и т.д.) даже в крупном муниципальном образовании не выше доходов секретарши в процветающей коммерческой фирме. Правда, многие чиновники используют право своей подписи для взяточничества. Такие факты периодически публикуются в печати.

Для муниципального служащего предусмотрено множество ограничений. Он не может заниматься другой оплачиваемой работой, кроме научной, преподавательской и иной творческой деятельностью; быть депутатом любого представительного органа (федерального, субъекта Федерации, муниципального), членом иных выборных органов, выборным должностным лицом местного самоуправления; заниматься предпринимательской деятельностью лично или через доверенных лиц; состоять членом правления (совета директоров и т.д.) коммерческой организации, если ему не поручено участвовать в управлении такой организацией в соответствии с законодательством и на основе порядка, установленного уставом муниципального образования; быть поверенным или представителем третьих лиц в органе местного самоуправления, в котором он состоит на службе; использовать в неслужебных целях средства материально-технического, финансового и информационного обеспечения, другое имущество и служебную информацию; получа’ть гонорары за публикации и выступления в качестве муниципального служащего; получать от физических и юридических лиц вознаграждения (подарки, услуги, оплату развлечений, питания, отдыха, транспортных расходов и др.), связанные с выполнением муниципальными служащими своих служебных обязанностей; выезжать в командировки за счет средств физических или юридических лиц, кроме как на взаимной основе, если об этом есть договоренность органов муниципального образования с органами государственной власти, других муниципальных образований, с международными и иностранными организациями некоммерческого характера; принимать участие в забастовках; использовать свое служебное положение в интересах политических партий, других общественных или религиозных объединений.

Муниципальные служащие не вправе создавать в органах местного самоуправления структуры политических партий, других общественных объединений, религиозных организаций (кроме профессиональных союзов). Будучи назначены на должность, они обязаны передать в доверительное управление под гарантию муниципалитета на время прохождения службы находящиеся в их собственности пакеты акций в уставном капитале коммерческих организаций. При поступлении на службу они обязаны представить в налоговые органы сведения о доходах и об имуществе, принадлежащем им на праве собственности, а затем ежегодно представлять такие данные.