Политические режимы и их виды

Политические режимы и их виды

Политический режим – термин, который впервые появляется в работах Сократа, Платона и других древнегреческих ученых-философов. Аристотель выделял правильные и неправильные режимы. К первому типу он относил монархию, аристократию, политию. Ко второму – тиранию, олигархию, демократию.

Что такое политический режим?

Это способ организации политической системы. Он отражает отношение к власти и обществу, уровень свободы, характер преобладающей политической направленности. Эти характеристики зависят от разных факторов: традиций, культуры, условий, исторической составляющей. Поэтому двух абсолютно похожих режимов у разных государств не может быть.

Происходит формирование политического режима благодаря взаимодействию огромного количества институтов и процессов:

  • степенью интенсивности протекания различных общественных процессов;
  • формой административно-территориального устройства;
  • типом властно-управленческого поведения;
  • системностью и организованностью правящей элиты;
  • наличием правильного взаимодействия аппарата чиновников с обществом.

Институциональный и социологический подходы к определению

Институциональный подход сближает, сливает политический режим с понятием формы правления, государственного строя. Из-за этого он становится частью конституционного права. Он больше характерен для французского государства. Раньше в рамках этого подхода выделяли три основные группы режимов:

  • слияния – абсолютная монархия;
  • разделения – президентская республика;
  • сотрудничества – парламентская республика.

Со временем эта классификация стала дополнительной, поскольку в большей мере определяла только правительственные структуры.

Социологический подход отличается тем, что делает акцент на социальных основаниях. При нем понятие режима рассматривается более объемно, предполагая баланс во взаимоотношениях государства и общества. Режим имеет в основании систему социальный связей. По этой причине режимы изменяются и измеряются не только на бумаге. Для процесса нужно взаимодействие и движение социальных оснований.

Структура и основные характеристики политического режима

Структуру составляют властно-политическая организация и ее структурные элементы, политические партии, общественные организации. Формируется она под воздействием политических норм, культурных особенностей в их функциональном аспекте. По отношению к государству нельзя говорить об обычной структуре. Первостепенное значение отводится отношениям между ее элементами, способам формирования власти, отношением правящей элиты с обычными людьми, создание предпосылок для реализации прав и свобод каждого человека.

На основе структурных элементов можно выделить основные признаки правового режима:

  • соотношение разных видов власти, центрального правительства и местного самоуправления;
  • положение и роль различных общественных организаций;
  • политическая стабильность общества;
  • порядок работы правоохранительных и карательных органов.

Одной из важных характеристик режима является его легитимность. Под ней понимается, что в качестве основы для принятия любых решений находятся законы, Конституция, правовые акты. На этой характеристике могут основываться любые режимы, в том числе и тиранические. Поэтому сегодня легитимность – признание режима массами, опирающееся на их убеждениях о том, какая политическая система общества отвечает их убеждениям и интересам в большей степени.

Виды политических режимов

Разновидностей политических режимов огромное количество. Но в современных исследованиях акцент делается на трех основных типах:

  • тоталитарном;
  • авторитарном;
  • демократическом.

Тоталитарный

При нем формируется такая политика, чтобы можно было осуществлять абсолютный контроль над всеми сторонами жизни общества и человека в целом. Он, как и авторитарный тип, относится к недемократической группе. Главная задача власти – подчинить уклад жизни людей одной безраздельно господствующей идее, организовать власть так, чтобы в государстве создавались все условия для этого.

  • Отличием тоталитарного режима является идеология. В нем всегда существует своя «Библия». К основным признакам относится:
  • Официальная идеология. Она полностью отрицает другой порядок в стране. Она нужна для объединения граждан, построения нового общества.
  • Монополия на власть единой массовой партии. Последняя практически поглощает любые другие структуры, начиная выполнять их функции.
  • Контроль над СМИ. Это один из главных минусов, поскольку происходит цензура подаваемой информации. Тотальный контроль наблюдается по отношению ко всем средствам коммуникации.
  • Централизованный контроль экономики и система бюрократического управления.

Тоталитарные режимы могут меняться, эволюционировать. Если появляется последнее, то речь идет о пост тоталитарном режиме, когда ранее существующая структура теряет часть своих элементов, становится более размытой и слабой. Примером тоталитаризма является итальянский фашизм, китайский маоизм, немецкий национал-социализм.

Авторитарный

Этот тип характеризуется монополией на власть одной партии, лица, института. В отличие от предыдущего вида, авторитаризм не имеет единой для всех идеологии. Граждане не подвергаются репрессиям только из-за того, что являются противниками режима. Можно не поддерживать существующую систему власти, ее достаточно просто терпеть.

При этом виде отмечается разная регламентация разных аспектов жизни. Характерна намеренная деполитизация масс. Это значит, что они мало знают о политической обстановке в стране, практически не принимают в решении вопросов участия.

Если при тоталитаризме центр власти – одна партия, при авторитаризме самой высшей ценностью признается государство. Среди людей сохраняются и поддерживаются классовые, сословные и другие различия.

К главным признакам относится:

  • запрет на работу оппозиции;
  • централизованная монистическая структура власти;
  • сохранение ограниченного плюрализма;
  • отсутствие возможности ненасильственной смены правящих структур;
  • использование структур для удержания власти.

В обществе считается, что авторитарный режим всегда подразумевает использование жестких систем политического правления, который применяет принудительные и силовые методы регулирования любых процессов. Поэтому важными политическими институтами являются силовые органы и любые средства обеспечения политической стабильности.

Демократический политический режим

Он ассоциируется со свободой, равенством, справедливостью. При демократическом режиме соблюдаются все права человека. Это главный его плюс. Демократия – народовластие. Ею можно назвать политический режим только в том случае, если законодательная власть была выбрана народом.

Государство предоставляет своим гражданам широкие права и свободы. Оно не ограничивается только их провозглашением, но и обеспечивает основу для них, устанавливает конституционные гарантии. Благодаря этому свободы становятся не только формальными, но и реальными.

Главные признаки демократического политического режима:

  1. Наличие Конституции, которая бы отвечала требования народа.
  2. Суверенитет: народ выбирает своих представителей, может их менять, осуществлять контроль над деятельностью гос. структур.
  3. Происходит защита прав отдельных личностей и меньшинства. Мнение большинства — необходимое, но не достаточное условие.

В демократическом строе есть равенство прав граждан в управлении гос. системами. Могут создаваться любые политические партии и объединения, позволяющие выразить свою волю. В при таком режиме правовое государство понимается в качестве высшей власти закона. При демократии политические решения всегда альтернативны, а законодательная процедура является четкой и сбалансированной.

Иные виды политических режимов

Рассмотренные три типа являются самыми популярными. Сегодня можно встретить республики и страны, в которых сохраняются и превалируют другие режимы: военная диктатура, демократура, аристократия, охлократия, тирания.

Некоторые политологи, характеризуя современные недемократичные режимы, делают акцент на гибридных видах. Особенно на тех, которые сочетают демократию и авторитаризм. При этом направлении происходит узаконивание отдельных положений с использованием различных демократических процедур. Особенность заключается в том, что последние находятся под контролем правящих элит. К подвидам относится диктократия и демократура. Первая возникает при проведении либерализации без демократизации, происходит смирение правящей элиты с некоторыми индивидуальными и гражданскими правами без подотчетности обществу.

При демократуре происходит демократизация без либерализации. Это значит, что выборы, многопартийность и политическая конкуренция возможны только в мере, не угрожающей правящей элите

Подарочный сертификат (подарочная карта) – это документ, подтверждающий внесение авансового платежа и дающий право его держателю на получение товаров и/или услуг на сумму, эквивалентную номиналу сертификата.

Подарочный сертификат (подарочная карта) является документом, подтверждающим обязательство организации передать в будущем его предъявителю товары (работы, услуги) на определенную сумму и право предъявителя на получение этих товаров (работ, услуг).

Справка

Идея создания подарочного сертификата была придумана и внедрена на Западе уже давно. Первой российской компанией, начавшей использовать подарочные сертификаты, стала «Дикая Орхидея» — сеть магазинов нижнего белья. Сегодня подарочные сертификаты уже используются повсеместно и даже не являются конкурентным преимуществом.

Правила использования сертификатов могут быть размещены как на самих сертификатах, так и на приложениях к ним, на сайтах компаний, выпустивших сертификат. Условия использования могут быть различными для разных организаций с учетом их специфики.

Подарочный сертификат может представлять собой ценную бумагу или пластиковую карточку (так называемая «подарочная карта»). За рубежом используются также электронные подарочные сертификаты.

Подарочная карта — это пластиковая карточка с магнитной полосой фиксированного номинала, которую покупают в качестве подарка.

Виды подарочных сертификатов

1. По варианту указания номинала:

— сертификаты и карты с установленным номиналом (обычно на 500, 1000, 2000 рублей и т.д.);

— сертификаты и карты со свободным номиналом (в этом случае сумма номинала устанавливается покупателем сертификата).

2.По специализации организации:

— на приобретение товаров (косметика, оптика, товары для дома, одежда, обувь, спортивный инвентарь и др.);

— на получение услуг (медицинские услуги, косметические, парикмахерские услуги, услуги спортивного центра и др.).

3. По сроку действия сертификата:

— с установленным сроком действия (1 мес, 3 мес, 6 мес, 1 год, до конца года и т.д);

— без установленного срока действия (обслуживается до истечения суммы номинала).

4. По внутренним правилам облуживания: предполагает разовое использование. Вся сумма по сертификату используется единовременно и полностью, при этом сам сертификат безвозвратно передается продавцу; может быть использован несколько раз.

Если стоимость покупки меньше номинала сертификата, то оставшейся суммой можно воспользоваться в следующий раз.

Подарочный сертификат обладает целым рядом достоинств:

— Универсальность. Подарочный сертификат — хороший вариант подарка для любого человека, вне зависимости от пола, возраста и занимаемой должности. Главное — знать его мечты, вкусы и предпочтения.

— Гибкость. Стоимость подарка может быть любой, в зависимости от его важности . Подарочные сертификаты действительны в течение длительного периода с момента продажи, что позволяет получателю подарка самостоятельно выбрать удобное для себя время и дату для выбора подарка, да, в общем-то, и сам подарок тоже.

— Окупаемость. Подарочный сертификат можно использовать в качестве бонуса во время проведения рекламных кампаний и акций по стимулированию сбыта (лотереи, розыгрыши, конкурсы и т.д.).

— Легкость и компактность.

— Элемент неожиданности. Еще один аргумент в пользу подарочного сертификата.

Подводя итог вышесказанному, можно отметить, что подарочный сертификат — простая, красивая, солидная и удобная форма взаимодействия организаций и клиентов.

Фактическая презумпция — это утверждение о вероятном существовании факта, связанного необходимой неустойчивой причинно-следственной связью с другим (другими) достоверно установленным фактом или фактами.

Фактические презумпции делятся на два вида:

— поисковые фактические презумпции;

— оценочные фактические презумпции.

Поисковая фактическая презумпция — это утверждение о вероятном наличии относящейся к делу доказательственной информации, которой может располагать конкретный человек или группа людей, объединенных некоторым общим признаком или совокупностью признаков, а также информации, которая может быть получена в процессе исследования свойств конкретных или определяемых родовыми признаками предметов или совокупностей предметов.

Поисковые фактические презумпции могут иметь разную степень вероятности, поэтому они делятся на: высоковероятные, средневероятные, маловероятные.

Оценочная фактическая презумпция — это утверждение о вероятном наличии одного, нескольких или всех качеств надлежащего доказательства (относимости, допустимости, достоверности, полноты, достаточности для формулирования вывода) у совокупности доказательственной информации, полученной из исследованного источника доказательств.

Оценочные фактические презумпции могут иметь только высокую степень вероятности, поэтому они делятся по видам оценки на фактические презумпции, позволяющие оценить: относимость, допустимость, достоверность доказательств; полноту исследования источника доказательственной информации; достаточность совокупности доказательств для формулирования вывода о существовании либо несуществовании искомых фактов дела.

Все фактические презумпции должны быть обоснованными, то есть должны выражать реально существующие причинно-следственные связи явлений.

К сожалению, иногда правоприменители формулируют необоснованные фактические презумпции, выражающие не реально существующие причинно-следственные связи явлений, а лишь их собственные социальные, половые, расовые, религиозные предрассудки или личностные предубеждения.

Таким образом, презумпции имеют не только теоретическое, но и практическое значение, являются формально-юридическими способами преодоления неустранимых сомнений правоприменителя и тесно связаны с процессом доказывания и с распределением бремени доказывания.

Правовые фикции

Фикция — особый прием нормотворчества, суть которого заключается в том, что определенные юридические последствия закон связывает с заведомо несуществующими фактами и смысл фикции выражается вводными словами «как бы», «как если бы», «допустим». С помощью такого приема законодатель стремится преодолеть им же установленный режим правового регулирования.

Под правовой фикцией понимается положение, которое в действительности не существует, но которому право придало значение факта.

Правовые фикции относятся к феноменам правовой действительности. Они, не будучи юридическими и являясь, возможно, несуществующими фактами, тем не менее могут порождать юридические последствия, т.к. признаны законодательством существующими и имеющими силу этого юридические последствия. Фикции — положения изначально неистинные.

Так, в римском праве была фикция о признании «по вымыслу» иностранца римским гражданином, если он выступал истцом или ответчиком в гражданских сделках. Во французском праве существует фикция, которая гласит: если жена и муж погибли одновременно, первым погибшим считается муж. Эта фикция необходима для того, чтобы установить четкий порядок наследования. В российском гражданском праве днем смерти гражданина, объявленного умершим, считается день вступления в законную силу решения суда об объявлении его умершим.

Правовые фикции известны различным отраслям права, но, пожалуй, более всего их в гражданском судопроизводстве. Это связано с детальностью процессуального регулирования правосудия по гражданским делам и отказом от объективной истины в состязательном процессе. При этом процессуально-правовые фикции — это всегда исключение из общих правил производства по делу, без которых нельзя правильно и справедливо рассмотреть и разрешить гражданское дело. Примерами правовых фикций по гражданским делам являются положения, закрепленные в ч. 3 ст. 79 (правовая фикция результатов судебной экспертизы, не проведенной по вине стороны), ст. 118, 119 (правовая фикция надлежащего извещения лица, участвующего в деле, о времени и месте рассмотрения дела) ГПК РФ.

Так, непреложным требованием является обязательное извещение судом лиц, участвующих в деле, о времени и месте заседания . В противном случае решение подлежит безусловной отмене . При отсутствии сообщения о перемене своего адреса во время производства по делу повестка посылается по последнему известному суду адресу и считается доставленной, хотя бы адресат по этому адресу более не проживал. Аналогичное правило определено и в ст. 119 ГПК РФ, которая устанавливает, что при неизвестности места пребывания ответчика суд приступает к рассмотрению дела после поступления в суд сведений об этом с последнего известного места жительства ответчика. Указанные нормы представляют собой правовые фикции. Суд исходит из того, что сторона извещена надлежащим образом, хотя в действительности судебная повестка не дошла до адресата и это известно судье. Налицо очевидное исключение из правила ст. 167 ГПК РФ. И оно объективно необходимо, иначе невозможным будет разбирательство спора о праве.

В известной степени фикции упрощают производство по делу, обеспечивая учет судом позиции лишь одной спорящей стороны. Вместе с тем применение фикции ставит другую сторону в привилегированное положение . Так, при применении ст. ст. 118 — 119 ГПК РФ явившееся в суд заинтересованное лицо получает очевидную процессуальную льготу: никто не будет опровергать его доводы, а суд при вынесении решения будет основываться на представленных доказательствах.

Считается, что фикции предназначены для преодоления процессуальной недисциплинированности участников судопроизводства. Так, в ранее действовавшем ГПК РСФСР содержался целый ряд гражданско-процессуальных фикций, имеющих доказательный характер.

Согласно ч. 1 ст. 65 и ч. 1 ст. 70 ГПК РСФСР в отношении стороны, удерживающей у себя истребуемое судом письменное или вещественное доказательство и не представляющей его по требованию суда, предполагается, что содержащиеся в нем сведения направлены против интересов этой стороны и считаются ею признанными. Утверждение о признании недисциплинированной стороной сведений, содержащихся в непредставленном средстве доказывания, явно и очевидно фиктивно.

В ч. 3 ст. 74 ГПК РСФСР была установлена правовая фикция результатов судебной экспертизы, не проведенной по вине стороны: «В случае уклонения стороны от прохождения экспертизы, когда по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд, в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым».

В действующем ГПК РФ сохранилась лишь одна из названных фикций. Так, п. 3 ст. 79 ГПК РФ определяет, что при уклонении стороны от участия в экспертизе, непредставлении экспертам необходимых материалов и документов для исследования и в иных случаях, если по обстоятельствам дела без участия этой стороны экспертизу провести невозможно, суд в зависимости от того, какая сторона уклоняется от экспертизы, а также какое для нее она имеет значение, вправе признать факт, для выяснения которого экспертиза была назначена, установленным или опровергнутым.

В указанных случаях фиктивным будет вывод суда о признании стороной сведений, содержащихся в непредставленном средстве доказывания, а также об установлении или опровержении факта, по которому экспертиза не была проведена. Выводы суда с очевидностью не соответствуют реальной действительности, т.к. непредставленное средство доказывания не исследовалось, экспертиза не проводилась, но они необходимы, чтобы преодолеть невыполнение одной из сторон своих процессуальных обязанностей и осуществить правосудие по делу.

Отказ законодателя от использования части данных фикций, носящих доказательственный характер, представляется вполне обоснованным.

Так, ст. 12 ГПК РФ закрепляет принцип осуществления правосудия на основе состязательности и равноправия сторон. Рассмотренные фикции абсолютно не соответствуют сущности состязательного процесса, т.к. в случае использования данных фикций суд фактически утрачивает роль арбитра и принимает сторону одного из участников процесса. При этом использование рассмотренных фикций противоречит ст. 51 Конституции РФ, которая закрепляет право граждан не свидетельствовать против себя и своих близких родственников.

Так, представление суду против своей воли доказательств самим участником процесса, которые свидетельствуют против него и ухудшают его положение как участника процесса, противоречит положениям ст. 51 Конституции РФ, и обход этого права путем применения доказательственных фикций является прямым нарушением ст. 51 Конституции РФ. Представляется, что в этом случае в соответствии со ст. 56 ГПК РФ стороны должны изыскивать другие методы доказывания.

Практическое значение процессуальных фикций предопределено их воздействием на судопроизводство. Они сокращают ход и объем доказательственного материала, облегчают процесс установления обстоятельств, имеющих значение для правильного разрешения дела. Например, фикции, установленные ст. ст. 118 и 119 ГПК РФ, служат юридическим основанием для возбуждения заочного производства и постановления заочного решения . В целом фикции являются мерами, обеспечивающими процессуальную экономию юридических средств и сил судей, а также лиц, участвующих при отправлении правосудия по гражданским делам.

Помимо процессуальных фикций суд применяет фикции других отраслей права. Например, в соответствии с ч. 2 ст. 45 ГК РФ военнослужащий или иной гражданин, пропавший без вести в связи с военными действиями, может быть объявлен судом умершим не ранее чем по истечении двух лет со дня окончания военных действий. При рассмотрении в порядке особого производства дела об объявлении гражданина умершим суд исходит из того, что днем смерти этого человека считается день вступления в законную силу решения суда (ч. 3 ст. 45 ГК РФ). Фиктивным является и начало исчисления срока для признания гражданина безвестно отсутствующим (ст. 42 ГК РФ). Из процитированной нормы следует, что военнослужащий или иной гражданин в действительности (т.е. фактически) не обязательно является умершим, но юридически таковым признается. Наличие в законодательстве такой фикции необходимо, поскольку без этого невозможно решить вопросы, вытекающие из брака, владения имуществом и т.п.

Процессуально-правовые фикции реализуются в основном судом первой инстанции и отражаются в протоколе судебного заседания, определениях и решении. И хотя действующий ГПК, постановления Пленумов Верховного Суда РФ не дают ответа на то, как должно быть оформлено судебное применение фиктивных норм, логика гражданского процессуального регулирования правосудия очевидна и заключается в следующем. Судья обязан задокументировать использование фикции. С этой целью в определении или решении он отмечает как сам факт применения процессуальной нормы, содержащей фикцию, так и основания ее реализации и обязательно-юридические последствия. При этом желательно точно воспроизвести формулу закона.

Например, следует указать, что не явившемуся в судебное заседание ответчику повестка была послана своевременно по последнему известному месту жительства и, руководствуясь ст. ст. 118 и 233 ГПК РФ, суд считает его извещенным о времени и месте разбирательства дела.

Такие записи в процессуальных документах, во-первых, легализируют правовые фикции в производстве по конкретному делу, во-вторых, служат неоспоримым доводом законного и обоснованного разрешения заявленного требования. Лицо, участвующее в деле, при обжаловании решения может оспаривать правильность применения нормы, содержащую процессуальную фикцию (не было надлежащего фактического состава для применения данной нормы, неверно определены последствия фикции и т.д.), но не должно сомневаться в правомерности решения в результате реализации фикции, поскольку процессуальные фикции это хотя и своеобразные, но юридические нормы и их применение вполне соответствует началу законности в гражданском судопроизводстве.

Этот вопрос имеет определенное практическое значение. В частности, если суд разрешил дело без лица, участвующего в деле, применив ст. 118 или ст. 119 ГПК РФ, а впоследствии кассатор заявит, что он не получал судебной повестки и просит отменить на этом основании решение по пп. 2 п. 2 ст. 364 ГПК, то кассационная или апелляционная инстанция не должна удовлетворять такую просьбу. В противном случае утрачивается смысл примененных процессуальных фикций. К сожалению, известны случаи, когда вторая инстанция отменяет судебное решение в связи с бездоказательным утверждением лица, участвующего в деле. Однако как в первой, так и во второй инстанции стороны обязаны доказывать свои утверждения , в том числе и факт неизвещения судом о времени разбирательства дела .

Как видно из изложенного, законодатель пошел по пути отказа от использования большинства доказательственных фикций в гражданском процессе, оставив только одну доказательственную фикцию, касающуюся предоставления материалов для судебной экспертизы, и одну процессуальную фикцию, касающуюся факта извещения надлежащим образом лиц, участвующих в деле о дне и месте судебного заседания.

Представляется, что данная тенденция правильная, т.к. вынесение решения на основании предположений путем применения доказательственных фикций нарушает принцип состязательности сторон в гражданском процессе, а также ущемляет право граждан не свидетельствовать против себя и своих близких, закрепленное в ст. 51 Конституции РФ, т.к. применение доказательственных фикций позволяет обойти это право. Ввиду этого автор полагает, что необходимо и исключение доказательственной фикции, предусмотренной п. 3 ст. 79 ГПК РФ, касающейся обхода отказа от предоставления материалов для экспертизы.

Правовые фикции дополняют обычные процессуальные нормы и предназначены для преодоления негативных последствий процессуальной недисциплинированности лиц, участвующих в деле, представляют собой своеобразные юридические санкции — гражданскую процессуальную ответственность в отношении участников судопроизводства, что соответствует положениям ст. 35 ГПК РФ, и отвечает предписанию п. 1 данной статьи, который определяет, что лица, участвующие в деле, должны добросовестно пользоваться всеми принадлежащими им процессуальными правами.

Таким образом, все фикции есть своеобразные нормы, закрепленные в ГПК. Их применение не способствует установлению судом объективной истины по делу. Но они целесообразны в определенной степени, разумны и потому нужны в системе гражданско-процессуальных средств осуществления правосудия.

3 Правовые преюдиции

Проблемы преюдиции в разное время рассматривались разными специалистами, однако до настоящего момента не существует единого понимания ее содержания и вызываемых ею правовых последствий. Для более точного уяснения сути рассматриваемого юридического состава необходимо различать понятия «преюдициальность» и «преюдиция».

Преюдициальность (от лат. praeiudicium — предварительное судебное решение) есть свойство вступившего в законную силу судебного акта, состоящее в том, что выводы судебного акта о юридических фактах или правоотношениях сторон по одному делу обязательны для суда, разрешающего другое дело, связанное с первым. Преюдициальность — следствие таких качественных характеристик законной силы судебного акта, как неопровержимость, исключительность и обязательность.

Преюдиция(от лат. praejudicio — предрешение) — признание субъектами судопроизводства обстоятельств, установленных вступившим в законную силу судебным актом и потому обладающим преюдициальностью, без дополнительной проверки.

Так, если судебным решением, вступившим в законную силу, установлена ответственность владельца источника повышенной опасности за причиненный вред, то в случае предъявления регрессного иска владельцем такого источника к непосредственному причинителю факты, установленные судебным решением в первом процессе, имеют преюдициальное значение и не подлежат оспариванию.

Если приговором, вступившим в законную силу, установлены обстоятельства совершенного преступления, то они признаются судом, прокурором, следователем, дознавателем без дополнительной проверки, если эти обстоятельства не вызывают сомнений у суда. При этом такой приговор не может предрешать виновность лиц, не участвовавших ранее в рассматриваемом уголовном деле .

Назначение преюдиции состоит в обеспечении стабильности правосудия, соблюдении авторитета суда, утверждении социальной ценности судебных актов, организации согласованности судебных актов и оптимизации процесса доказывания по рассматриваемым делам. В силу этого во всех процессуальных кодексах необходимо комплексно изменить правовую регламентацию преюдиции. При этом основополагающей должна быть норма следующего содержания: «Обстоятельства и правоотношения, установленные вступившим в законную силу судебным актом суда общей юрисдикции или арбитражного суда, не доказываются вновь и признаются судом без дополнительной проверки. Содержащаяся во вступившем в законную силу судебном акте правовая позиция суда общей юрисдикции или арбитражного суда в отношении квалификации преюдициально установленных обстоятельств и правоотношений является обязательной при рассмотрении судом другого дела». Соответственно в УПК РФ действие данной правовой нормы должно быть распространено также и на прокуроров, следователей, дознавателей.

Преюдициальность фактов и обстоятельств основывается на правовом свойстве законной силы решения или приговора и определяется субъективными и объективными границами судебного акта, за рамками которых стороны и иные лица, принимавшие участие в деле, а также их представители не могут оспаривать в ином процессе установленные судом в деле факты, правоотношения и обстоятельства. Факты и обстоятельства, установленные решением или приговором суда, вступившего в законную силу, не доказываются повторно при рассмотрении иных гражданских и уголовных дел, в которых принимают участие те же самые лица. Одновременно факты, установленные приговором суда по уголовному делу, вступившим в законную силу, являются обязательными для суда, рассматривающего дело в гражданско-правовых последствиях для лица, в отношении которого вынесен приговор лишь в вопросах о том, имели ли место данные действия и совершены ли они данным лицом. Не требуют доказательства при рассмотрении дела также факты, которые по закону допускаются установленными, т.е. законные презумпции (правоспособность граждан, вина лица, причинившего ущерб, и др.). В отличие от общеизвестных и преюдициальных фактов законные презумпции могут быть опровергнуты в общем порядке.

Свойством преюдициальности обладают не только решения и приговоры суда, но и другие судебные акты, в частности, определения и постановления. Судебные определения и постановления, которыми установлены определенные факты, правоотношения и обстоятельства, для того, чтобы наделяться свойством преюдициальности, должны отвечать определенным критериям:

— обязательно должны выноситься в виде отдельного судебного акта;

— должны выноситься в судебном заседании с обязательным вызовом лиц, участвующих в деле;

— должны подлежать самостоятельному обжалованию отдельно от судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела по существу.

Несоблюдение хотя бы одного из этих критериев влечет за собой невозможность признания за определением свойства преюдициальности.

Усложнение экономических условий гражданского оборота, появление различных форм собственности, расширение круга правообразующих юридических фактов — все это в совокупности приводит к тому, что появляется все больше и больше возможностей не только для осуществления гражданских прав, но и для их нарушения.

Физическим и юридическим лицам для того, чтобы должным образом защитить свои нарушенные или оспариваемые права, приходится обращаться в суды неоднократно, подавая многочисленные заявления в рамках исковых и неисковых производств, с различными предметами и по различным основаниям.

Конституцией Российской Федерации установлено правило об абсолютной судебной защите прав и свобод , однако действующее законодательство не содержит исчерпывающего перечня способов защиты нарушенных или оспариваемых прав. При этом даже примерный перечень основных способов достаточно велик (ст. 12 ГК РФ).

Зачастую решение заинтересованными субъектами своих проблем правовыми средствами и в рамках правового поля связано с необходимостью рассмотрения целой совокупности гражданских, административных и даже уголовных дел.

Соответственно, усложняется и деятельность судов по осуществлению правосудия. Суды сталкиваются с необходимостью установления значительного объема юридических фактов и правоотношений. В условиях взаимной связи дел с участием одних и тех же лиц возникает проблема целесообразности многократного повторения процесса доказывания по одним и тем же вопросам.

Отсутствие единообразия в установлении юридических фактов и правоотношений, которые ложатся в основу выносимых судебных актов, может привести к негативным последствиям. Во-первых, лицам, участвующим в деле, и судам необходимо будет тратить неоправданно большое количество сил и средств на, соответственно, доказывание и установление одних и те же фактов и правоотношений, что приведет к неоправданному росту судебных издержек и времени, затрачиваемого на рассмотрение дела. Во-вторых, возникает опасность конкуренции судебных актов в тех случаях, когда одни и те же доказательства, по-разному оцененные судами, приводят к различным выводам и, как следствие, к вынесению противоречивых решений. Подобное положение вещей может привести к нестабильности судебной системы, подрыву авторитета судебной власти, обращению заинтересованных лиц к неправовым (а нередко и противоправным) способам разрешения споров. Для избежания указанных последствий необходима преюдициальная связь судебных актов.

Преюдициальная связь судебных актов — правовое явление, призванное упростить процесс доказывания в тех случаях, когда факты и правоотношения уже были предметом судебного рассмотрения, и направленное на предотвращение пересмотра вступивших в законную силу судебных актов. Правила о преюдиции являются элементом процессуальной формы. Между тем, современное состояние законодательства и судебной практики, к сожалению, не позволяет говорить о существовании устоявшейся стройной системы норм, регулирующих сферу оснований освобождения от доказывания преюдициально установленных обстоятельств.

Правосудие осуществляется как судами общей юрисдикции, так и арбитражными судами. Соответственно, основными нормативными актами, регулирующими деятельность данных судов, являются Гражданский процессуальный, Уголовно-процессуальный и Арбитражный процессуальный кодексы. Представляется, что судопроизводство должно быть построено на единых началах. В первую очередь это касается основополагающих процессуальных институтов, в том числе института доказывания, элементом которого являются нормы о преюдициальной связи судебных актов. Однако уголовно-процессуальное законодательство, как правило, не придает преюдициального значения судебным актам арбитражных судов и судов общей юрисдикции, вынесенным в рамках гражданского судопроизводства. Кроме того, ГПК РФ и АПК РФ содержат нормы о преюдиции, которые, во-первых, не позволяют однозначно установить замысел законодателя; во-вторых, необоснованно отдают приоритет одним судебным актам перед другими; в-третьих, вступают в противоречие с положениями иных нормативно-правовых актов. Об этом, в частности, свидетельствует различная правовая регламентация этого правового института в ГПК РФ (ст. 61), АПК РФ (ст. 69) и УПК РФ (ст. 90).

Приведенное положение дел усугубляется тем, что по многим вопросам единства нет и в юридической литературе. Различными авторами обосновываются разные подходы к пониманию предмета и основания преюдиции, решению вопросов о пределах преюдициальной связи судебных актов. Не выработано единого или хотя бы преобладающего взгляда на само понятие преюдициальной связи. При этом следует отметить, что проблемам преюдиции внимание в литературе уделяется достаточно регулярно. Те или иные аспекты темы постоянно попадают в сферу внимания различных авторов. Однако, попыток детально проанализировать такое явление, как преюдициальная связь судебных актов, в юридической литературе делается очень мало. Большинство работ посвящено либо отдельным узким аспектам темы, либо носят описательный характер, либо строятся на комментариях действующего законодательства и судебной практики, без достаточного теоретического обоснования предложенных выводов.

Правоприменительная практика также отличается разнородностью и непоследовательностью по ряду принципиальных вопросов. Имеются некоторые рекомендации, высказанные на уровне постановлений Пленумов Верховного и Высшего Арбитражного судов, однако, их явно недостаточно для того, чтобы выработать единые подходы к решению основных проблем, связанных с преюдицией.

Таким образом, выбор одного из аспектов темы данной курсовой работы обусловлен как необходимостью осмысления теоретических аспектов преюдиции в гражданском, уголовном и арбитражном процессах, так и нерешенностью ряда проблем практического характера в данной сфере. Автор работы полагает, что необходима новая модель судопроизводства, предполагающая выработку таких подходов к преюдициальной связи судебных актов, которые бы учитывали принципы разделения властей, диспозитивности, состязательности, равноправия сторон в гражданском и уголовном процессах.

Заключение

В представленной работе автором были рассмотрены основные положения таких специфических юридических составов как правовые презумпции, фикции и преюдиции. Автор отмечает, что, хотя эти термины появились давно, но и сегодня ряд вопросов по их применению является дискуссионным.

Конечно, в рамках курсовой работы невозможно охватить весь тот огромный массив информации, имеющий отношение к данной теме. Но такая задача и не ставилась. Автором были изложены традиционные взгляды на понятие и сущность презумпций, фикций и преюдиции, раскрыто содержание, рассмотрена их классификация, определены их место и роль в судебном процессе; определено социальное значение данных явлений; обоснована необходимость их использования в праве.

Отмечая достоинства презумпций, преюдиции и фикций как приемов совершенствования структуры юридических составов, было бы совершенно неправильно рекомендовать их для повсеместного широкого применения.

Наряду с отмеченными достоинствами, юридические фикции, например, обладают и существенным недостатком. Этим недостатком является их примерный, «прикидочный» характер. Фикция огрубленно отражает реальное явление. Поэтому в случаях, когда необходимо предельно точное установление обстоятельств, юридические фикции неприменимы. Все фикции есть своеобразные нормы, закрепленные в ГПК. Их применение не способствует установлению судом объективной истины по делу. Но они целесообразны в определенной степени, разумны и потому нужны в системе гражданско-процессуальных средств осуществления правосудия.

Определенные ограничения существуют также для использования презумпций и преюдиций. Применению указанных технико-юридических приемов должен предшествовать детальный анализ структуры юридического состава. Презумпции имеют не только теоретическое, но и практическое значение, являются формально-юридическими способами преодоления неустранимых сомнений правоприменителя и тесно связаны с процессом доказывания и с распределением бремени доказывания.

Презумпции служат единообразному правовому регулированию стабильности правопорядка, защите граждан. Они помогают установить рациональный и справедливый порядок доказывания обстоятельств дела путем распределения обязанности доказывания между участниками процесса. Презумпции выражают то, что бывает чаще всего.

Преюдиции исключают противоречия между актами правосудия и этим способствуют укреплению правопорядка и законности.

Практическая деятельности человека, в том числе и в области судопроизводства, невозможна без использования презумпций, фикций и преюдиций.

Всестороннее познание и системное изучение рассмотренных специфических юридических составов имеет важное практическое значение, так как дает правильное понимание их.

И в заключении, автор считает нужным подчеркнуть актуальность и важность рассмотрения данной темы не только для деятельности будущих юристов независимо от той отрасли права, в которой им придется работать, но и для простых граждан, так как правовые знания являются насущной необходимостью.

Рассмотренные в данной курсовой работе специфические юридические составы надо знать каждому, чтобы грамотно формулировать и защищать свои законные интересы, отстаивать их.

Таким образом, правовые презумпции, фикции и преюдиции устраняют неопределенность в правовых отношениях, вносят четкость и стабильность в судопроизводство.

Проверь себя в едином реестре должников

С вступлением в силу Закона Украины «Об исполнительном производстве» от 2 июня 2016 (вступил в силу 5 октября 2016) создан Единый реестр должников.

Единый реестр должников — это систематизированная база данных о должниках.

Сведения о должниках, включенные в Единый реестр должников, являются открытыми и размещаются на официальном сайте Министерства юстиции Украины.

Регистрация должника в Едином реестре должников не освобождает его от выполнения решения.

Сведения о должнике вносятся в Единый реестр должников (кроме сведений о должников, которыми являются государственные органы, органы местного самоуправления, а также должников, не имеющих задолженности по исполнительному документу о взыскании периодических платежей более трех месяцев, и должников по решению неимущественного характера) одновременно с вынесением постановления об открытии исполнительного производства.

Единый реестр должников содержит следующие сведения:

  • фамилия, имя, отчество (при наличии), дата рождения должника — физического лица или наименование, идентификационный код юридического лица в Едином государственном реестре юридических лиц, физических лиц — предпринимателей и общественных формирований должника — юридического лица;
  • наименование органа или фамилия, имя, отчество и должность должностного лица, выдавшего исполнительный документ;
  • наименование органа государственной исполнительной службы или фамилия, имя, отчество частного исполнителя, номер средства связи и адрес электронной почты исполнителя;
    номер исполнительного производства;
  • категория взыскания (алименты, штраф и т.п.).

Сведения о должнике исключаются из Единого реестра должников одновременно с вынесением постановления об окончании исполнительного производства, возвращении исполнительного документа взыскателю на основании пунктов 1, 3, 11 части первой статьи 37 настоящего Закона или возвращении исполнительного документа в суд на основании статьи 38 настоящего Закона или в день установление исполнителем факта отсутствия задолженности по исполнительным документам о взыскании периодических платежей.

Левобережный ОГИС города Мариуполь ГТУЮ в Донецкой области