Пленум верховного суда по наследству

Как отличить убытки от неустойки

Убытки и неустойка: разница

Ответственность сторон по контрактам, заключаемым в рамках действия 44-ФЗ, имеет имущественный характер. Согласно Постановлению Пленума ВС РФ № 54 от 22.11.2016, она возникает в случае невыполнения существенных договорных условий при наличии следующих критериев:

  • вина сторон;
  • противоправные действия;
  • убытки как заказчика, так и исполнителя;
  • установление связи между возникновением ущерба одной стороны и действиями другой.

Убытки — это издержки, которые несет одна из сторон контракта в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением другим участником правоотношений своих обязательств (ч. 2 ст. 15 ГК РФ). К ним также относится упущенная выгода, неполученная из-за образовавшихся нарушений.

Регулирует ответственность за неисполненные договорные условия глава 25 ГК РФ. Согласно ст. 393 ГК РФ, основным методом, используемым в таких случаях, является возмещение ущерба виновным участником контрактных отношений. В том случае, если сторона, которая нарушила условия, получила доход, то пострадавший участник имеет право требовать возмещение упущенной выгоды в размере, не меньшем величины полученного дохода, но не более законодательно установленного предела.

Согласно положением п. 23 ст. 95 44-ФЗ, при расторжении контрактных отношений в одностороннем порядке пострадавший участник вправе потребовать возмещения фактически понесенного ущерба, подтвержденного обстоятельствами, повлекшими такое расторжение. ГК РФ также подтверждает данное положение в ст. 310: не допускается односторонний отказ от исполнения принятых обязательств кроме случаев, прописанных действующим законодательством (Решение АС Свердловской области от 20.10.2016 по делу № А60-31242/2016).

Иной мерой ответственности при нарушении договорных условий является, согласно ст. 394 ГК РФ, неустойка или штрафные санкции (пеня, штраф) — установленная законом или контрактом сумма денежных средств, которую должник обязан уплатить кредитору в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств, таких, как просрочка исполнения или оплаты. Пострадавшая сторона не должна подтверждать причиненный ей ущерб по требованию об уплате неустойки (ст. 330 ГК РФ).

Структура соотношения убытков и неустойки прописывается в условиях договора и имеет следующие формы:

  1. Зачетная — ущерб возмещается в части, не покрытой неустойкой. Такая форма применяется по общему правилу практически во всех случаях, если в законодательстве не указано иное.
  2. Альтернативная — по усмотрению получателя выплачивается либо неустойка, либо ущерб.
  3. Исключительная — взыскиваются только штрафные санкции, но не ущерб.
  4. Штрафная — убытки сверх неустойки взыскиваются в полном размере в случаях, непосредственно установленных законодательством.

Возмещение убытков и уплата неустойки поставщиком, примеры

Пострадавший заказчик имеет право требовать возмещения понесенного им реального ущерба (ч. 1 ст. 15 ГК РФ). Возмещение таких затрат может производиться двумя способами:

  • в досудебном компромиссном порядке, предусмотренном в договоре, через передачу должнику претензий — то есть без доведения споров и разбирательств до суда;
  • в арбитражном суде в том случае, если стороны не могут прийти к соглашению в споре или если не желают вести переговоры, в порядке, регламентированном статьями 125 и 126 АПК РФ.

Заказчик может потребовать от поставщика возмещение ущерба в следующих случаях:

  1. Расходы на устранение недостатков поставленных ТРУ. Если они оказались ненадлежащего качества, заказчик имеет право потребовать от поставщика соразмерно снизить цену приобретения ТРУ, а также безвозмездно устранить недостатки в определенный срок либо возместить произведенные организацией-заказчиком реальные издержки на устранение этих недостатков (ст. 445 и 518 ГК РФ). При возмещении ущерба на устранение недостатков заказчик должен подтвердить факт поставки некачественных ТРУ. В судебной практике это подтверждено Постановлениями ФАС Центрального округа от 27.07.2009 по делу № А08-8011/2008-3, Волго-Вятского округа от 29.05.2009 по делу № А43-7383/2008-15-198 и Северо-Западного округа от 10.05.2011 по делу № А56-39249/2010.
  2. Убытки в виде разницы цен по старому и новому контрактам. Возникают, если одна из сторон нарушила существенные условия контракта, контракт был расторгнут в одностороннем порядке и заключен новый договор на приобретение тех же ТРУ. Судебная практика: Постановления ФАС Северо-Западного округа от 22.04.2011 по делу № А56-42858/2010, Уральского округа от 10.06.2011 № Ф09-2350/11-С5 и от 06.04.2010 № Ф09-2112/10-С3.
  3. Издержки в виде упущенной выгоды при расторжении контракта взыскиваются, если приобрести новые ТРУ взамен непоставленных ранее не представляется возможным. Расходы можно возместить как разницу между контрактной ценой и актуальной рыночной ценой на данные ТРУ (п. 3 ст. 524 ГК РФ). Судебная практика: Постановления ФАС Московского округа от 12.02.2010 № КГ-А40/37-10, Северо-Западного округа от 20.07.2010 по делу № А56-22262/2009.

Рейтинг Legal 500 назвал лидеров российского юррынка

В прошлом месяце обсуждаемым международным рейтингом стал Chambers Europe – его результаты были объявлены 8 марта. Картина рынка практически не изменилась за год. Расстановка сил в Legal 500, составившем свою версию картины российского юррынка, оказалась несколько иной, хотя и не отличалась радикально от прошлогодней версии рейтинга. «Особенность рейтинга – это консервативность, боязнь резких изменений. И так и вышло в этом году: изменения совсем незначительные. 95% игроков остались на своём месте. Возможно, это и хорошо», – говорит Сергей Савельев, партнёр Saveliev, Batanov & Partners. В общем и целом рейтинг отражает реальное положение дел, замечает он.

Сравнивая Legal 500 с Chambers, интересно отметить, что если в топовых (Band 1) позициях они несколько сходятся, то в прочих позициях идут существенные различия, отмечает Максим Кульков, управляющий партнер «Кульков, Колотилов и партнёры», комментируя направление «Разрешение споров», одно из наиболее динамичных в рейтинге. Многие из фирм, занимающих высокие места в Chambers в категории International, которая в основном предполагает международный арбитраж, занимают гораздо более низкие места в аналогичной категории Legal 500. А фирмы, занимающие высокие места в категории «Локальные споры» у Chambers, находятся гораздо ниже в корреспондирующей ей категории «Споры в госсудах» у Legal 500, и наоборот, отмечает эксперт. «Это может говорить, среди прочего, о расплывчатости методик или о не очень четкой границе среди этих категорий», – считает Кульков.

Компании распределены по 14 отраслям права, в каждой из которых выделены группы. Также представлены имена наиболее авторитетных юристов каждой отрасли и «юристы нового поколения » – яркие имена молодых специалистов.

Исследования Chambers Europe 2018: крупнейший международный рейтинг назвал лидеров российского юррынка

Организаторы рейтинга отмечают, что 2017 год вернул на российский юррынок «осторожный оптимизм»: «Более стабильные цены на нефть и большая уверенность инвесторов обеспечили небольшой экономический рост», –утверждают составители Legal 500, что отразилось и на юррынке. Несмотря на то, что подобные оценки сегодня вызывают скепсис российских консалтеров, многие из них ранее признавали, что рынок «замер» – о росте говорить не приходится, но и падения пока нет.

В описании российского рынка юридических услуг 2017 года более оптимистичные аналитики Legal 500 указали на растущий интерес к сделкам по слиянию и поглощению трансграничных предприятий по мере того, как инвесторы начинали лучше ориентироваться в сложившейся экономической ситуации. Однако из-за международной обстановки не снижается спрос на санкционный комплаенс от российских юрфирм. Последний тренд, вероятно, только наберет обороты в связи с обострившейся политической ситуацией.

Оптимистично выглядит и оценка аналитиками Legal 500 российской банковской отрасли: «Прибыль выросла, и растет активность российских банков на рынке». В 2017 году увеличилось число корпоративных и финансовых транзакций, проведенных по российскому праву, и тренд на сближение российского корпоративного законодательства с английскими правовыми стандартами, вероятно, сохранится в ближайшие годы, прогнозируют в Legal 500.

Практика Англия vs Россия: как вернуть крупный бизнес в отечественную юрисдикцию

Наиболее востребованной практикой в российской юрисдикции остается практика разрешения споров, отмечают составители рейтинга. Эта отрасль разделена на две секции: «Арбитраж и медиация» и «Литигация». Здесь, в отличие от Финансового и банковского права, появляется больше российских юрфирм: в первую группу в разделе «Арбитраж и медиация» попало АБ «ЕПАМ», во второй оказалась Goltsblat BLP, российская практика Berwin Leighton Paisner, недавно переименованная в Bryan Cave Leighton Paisner (Russia), в третьей сразу три «рульфа» – «Алруд», «Кульков, Колотилов и партнёры», «Монастырский, Зюба, Степанов и партнёры». В разделе «Литигация» в первой группе «ильфов» не оказалось вовсе – места заняли российские АБ «ЕПАМ» и «Монастырский, Зюба, Степанов и партнёры». Во второй группе – Goltsblat BLP, КИАП, «Муранов, Черняков и партнёры», Vegas Lex. В третьей – два «рульфа» – «Алруд» и ФБК, четвертая группа практически полностью состоит из российских юрфирм – в списке «Иванян и партнёры», «Кульков, Колотилов и партнеры», «Коблев и партнеры», Lidings, «Пепеляев Групп», «Регионсервис», «Самета» и ЮСТ.

Другими направлениями, где полно представлены российские компании, стали Работа с частными клиентами, Налоговое право, Антимонопольная практика. Международные фирмы безоговорочно лидируют в Финансах и банках, M&A, Рынках капиталов. Все больше международных юрфирм, работающих в России, стремятся отойти от традиционных для них отраслей – финансов и слияния и поглощения – и распространить свое влияние в других отраслях права.

В этом сюжете

  • «Рейтинг симпатий» Право–300: юридический рынок назвал фаворитов 1 марта, 8:00
  • Личный «Рейтинг симпатий»: юристы выразили доверие своим коллегам 1 марта, 8:15

В целом же, отмечают в Legal 500, особенно активно развиваются уголовное право, нефтегазовые споры, практика интеллектуальной собственности и антимонопольная практика.

В качестве ключевых международных юрфирм российского рынка в Legal 500 назвали Dentons, Clifford Chance, Herbert Smith Freehills CIS LLP and Baker & McKenzie – CIS Limited.

  • Исследования
  • Юррынок

Лоббизм и лоббирование – «оружие» не из простых!

На страницах ВО уже не раз рассказывалось о различных приемах «информационных войн», ставших в современном информационном обществе достаточно привычным делом. О чем еще не рассказывалось, так это о лоббировании (от англ. lobbyism, от англ. lobby — кулуары), то есть виде деятельности, суть которой заключается в том, что некие заинтересованные физические лица или представители негосударственных организаций разными способами, не выходящими за рамки закона, влияют на органы государственной власти, а также местного самоуправления для того, чтобы добиться принятия (либо непринятия) тех или иных ответственных решений, находящихся в их компетенции. Подчеркнем, что сам лоббист при этом на службе в том органе, который принимает решение, не состоит.


Понятно и то, что методы лоббизма могут быть как вполне законными, так и совершенно незаконными. Законные методы довольно просты: это подача петиций, массовые обращения в государственные властные структуры, проведение всевозможных экспертиз законопроектов, организация информационных кампаний по управлению общественным мнением. Законным методом является финансирование избирательной кампании или внесение средств (не запрещенное по закону!) в благотворительные фонты, связанные с заинтересованными лицами. Ну вот, хотя бы такой пример. Вам нужно, чтобы депутат Х поддержал выгодный вам законопроект о постройке дороги через Н… поскольку там у вас бензозаправка, и вы еще хотите построить ресторан «Пикник у обочины». А дорога через У вам не нужна. Вы договариваетесь с Х о том, что он открывает некоммерческий благотворительный фонд помощи больным детям. Это повышает его популярность и имидж. А вы вносите в него деньги. Таким образом это не коррупция. Ни Х, ни вы прямой выгоды с этого платежа не имеете. Но косвенная выгода огромна! Депутат Х получает хорошее паблисити – он друг больных детей. Вы – выгодное решение и доходы, а дети… дети тоже получают дополнительную помощь и здоровье!
Незаконные методы – это прямой подкуп того или иного политика и иное его финансирование, запрещенное законодательно.
Лоббизм непосредственным образом связан с двумя объективными факторами: наличием в обществе разных групп интересов и нужда тех же органов власти в качественной экспертной информации, которую они самостоятельно получить не могут. Поэтому лоббизм не так развит в тех властных структурах, которые имеют доступ к информационным ресурсам. Так, Совет Европейского союза, члены которого имеют доступ к информации от своих национальных экспертных организаций, менее подвержен лоббированию, по сравнению с депутатами Европарламента, у которых такой возможности нет. Выборные должностные лица, которые отчитываются перед населением, более подвержены лоббизму, чем просто госслужащие, так как они нуждаются в средствах на финансирование своих избирательных кампаний и в создании благоприятного паблисити среди своих избирателей.

Кто-то подумает, что лоббизм, так же, как и оффшорный бизнес, штука грязная и незаконная. Но нет, существует даже законодательство, которое его регулирует, причем в разных странах оно действует по-разному. Например, в таких странах, как США и Канада, лоббизм очень жестко регламентируется законодательством, а лоббисты даже регистрируются, платят налоги со своего «бизнеса», и регулярно отчитываются о «проделанной работе». «Вторая группа стран» – назовем ее так условно, это прежде всего страны Европы, где лоббизм регулируется рамками существующего законодательства, а регистрирования лоббистов не требуется.
Наконец есть группа стран, которых очень много, где лоббизм есть, а вот законов о нем нет! То есть если мне нужно что-то «продавить», я имею полное право пригласить нужного мне «продавителя» читать лекции. Соответственно сумма гонорара ему будет сопоставима с заработком иного министра и… кому до этого какое дело? Важно «качество услуг!»
Тем не менее и в этих странах есть правовая основа для лоббизма, а именно закрепленное в Конституции право на подачу петиции в органы государственной власти!
Интересно, что сам термин «лобби» появился в документах англиканской церкви еще в 1553 году, вот только обозначалось им место для прогулок ее священнослужителей. В 1640 году словом «лобби» стали называть узкий коридор, где прогуливались члены Палаты общин. Ну, а уже из Англии этот термин, ставший обозначением неких закулисных дел, разошелся по всему свету.
Кстати, лоббирование было даже в СССР. Вспомните, как важных чиновников сверху на местах водили в баню, на охоту, кормили в лучших ресторанах, делали хорошие подарки. То есть даже слова такого не знали, а дело делали. Хорошо все это? Нет, не очень! Но тогда может быть просто взять и запретить, да? Но ничегошеньки из этого не выйдет! Не выйдет потому, что «лоббирование» – если его рассматривать как социальное явление, есть не что иное, как получение информации, и обмен информацией. А получение информации запретить невозможно. Например, у вас есть убедительное досье на Н, из которого явствует, что это человек сомнительных деловых качеств. Имеет место ситуация, в которой мнение этого Н имеет вес. Мы публикуем в печати материал с ссылками на документально подтвержденные источники, сами ничего не утверждаем, а предлагаем сделать выводы читателям. Они делают, «куда надо» обрушивается шквал писем, в итоге к мнению этого человека в соответствующем месте не прислушиваются. Понятно, что это очень узкоспециальный пример и такого случая иногда приходится ждать годами. А иногда и не годами… Но обмен информацией налицо!
Или вот другой пример. В одной из областей на выборах губернатора решили использовать административный ресурс. Но не так, чтобы «надавить» на руководителей районов на местах, а иначе. Отправили к ним… интервьюеров, молодых красивых девушек, чтобы взять у них интервью, как у «лидеров мнений». Главы администраций понятно, распухли от гордости! С их мнением считается сам губернатор! Не знали, как этих девчонок накормить-напоить. А они все записывали (диктофоном пользоваться нельзя, «спугнуть можно») и поддакивали: У-у-у, да-да, даже так, ой, как интересно… Естественно, что весь тот бред, что они привезли, никто особо не читал, все пошло в корзину. Но… кое-какие запоминающиеся фразы по списку фамилий оттуда были взяты и затем в частном разговоре с ними использованы. А людям-то ведь что больше всего нравится после еды, питья и секса? Правильно: чувство собственной значимости! Вот они его и получили, и вполне искренне начали «отрабатывать». Люди-то они благодарные, ты мне хорошо, а я – тебе! И трудились, агитируя, не за страх, а за совесть! И это тоже… пример умелого лоббирования, построенного на процессе обмена информацией.
Но может быть и так. Он, лоббист, собирает важную информацию и доносит ее до лица, принимающего решение. И это воздействие обычно удается, поскольку депутаты и чиновники имеют очень насыщенный график работы и не обладают достаточным уровнем информирования. Кстати, именно поэтому сейчас на всех уровнях образовательной системы так много внимания уделяется презентациям. Мало хорошо сделать. Надо еще и умело это показать очень занятым людям и вызвать их интерес. И чем лучше у депутатов и чиновников поставлено дело с получением информации от научных сотрудников высокой квалификации, тем тяжелее работать лоббистам.
В рамках управления общественным мнением лоббисты обычно влияют на него через СМИ. Это и заявления в прессу, и различные рекламные кампании, авторство которых не скрывается. Есть методы, когда авторство бывает завуалированным. Но на телевидение обычно как раз и приглашают тех, кто имеет четко выраженное собственное мнение, и такие же люди приглашаются на дискуссии перед телеаудиторией, на специальные ток-шоу и для интервью. Но и тут все не так просто…
Например, известно, что Х говорит плохо, длинно, не умеет образно высказывать свои мысли перед камерой. Соответственно, У все это может. Вот мы их и сводим и таким образом в глазах людей побеждает У, а не Х. Он-то и становится «лидером мнений», а люди к нему подстраиваются. Он же лидер! Никто же не будет подстраиваться под аутсайдера?!
Могут ли чиновники сами заниматься лоббированием? Да сколько угодно! Например, чиновников у нас ругают. А почему ругают? Да потому, что многие журналисты про них плохо пишут! Значит, можно и нужно организовать конкурс среди журналистов «Акула пера». Тема конкурса – лучшая статья (статьи) одного автора о тяжелом и ответственном труде чиновников! И приз… понятно, что деньги, но кроме них еще и такой-вот памятный приз: на куске малахита, изображающего море, акулий плавник и перо. За первое место можно с золотым наконечником! Соответственно журналистам предлагают разные льготы: пишешь про автомобили? Вот тебе авто в долгосрочное собственное пользование (проверить его лично!). Фирма «Таймекс» на международной выставке часов и драгоценностей в Цюрихе в 2002 году раздала десятку журналистов «поносить» дорогущие часы в 32 тысячи евро и получила обратно и часы и восемь весьма комплементарных статей.
Если в ходе проведения пиар-акции выясняется, что она проводится частным лицом или лицами, то в этом случае речь пойдет о астротурфинге. Это и письма читателей, комментарии на интернет-форумах и в блогах, и даже редактирование – не удивляйтесь, статей в Википедии. Причем, боже упаси при этом лгать. Наоборот, собираются самые документально подтвержденные сведения. Потому, что… это капитал! Любая ложь потом легко разоблачается в суде, поэтому если кто-то ее допускает, то это пирщик — троечник.
Лоббизм бывает прямой: это непосредственные контакты с госчиновниками, которые включают проведение встреч с политиками и чиновниками в неформальной обстановке, отправка им персональных писем, телефонные звонки и СМС. А вот лоббизм непрямой – это то самое, о чем писал еще А.С. Пушкин в трагедии «Борис Годунов» – мобилизации продуктивного общественного мнения «за» или «против» того или иного решения. Сюда также входят и массовая рассылка писем, и организация публичных пресс-конференций, различных встреч, манифестаций, сборы подписей, проведение демонстраций, пикетов и т.д.

Национальные законодательства всегда стремились и стремятся ограничить приемы лоббирования (даже если в законе самого понятие «лоббизм»). Банальный пример – дача взятки должностному лицу, чтобы оно приняло решение в твою пользу. Что касается России, то здесь исследователи выделяют следующие технологии лоббирования, которые закон не запрещает:
освещение той или иной проблемы в СМИ в нужной тональности, для чего лоббист должен поддерживать дружеские контакты с редакторами всех ведущих изданий; причем для лоббиста важно уметь выбрать тот канал СМИ или информационное агентство, которое обеспечивают максимально большой охват целевых аудиторий выдаваемой информацией;
социологические опросы и различные рейтинги, результаты которых часто трудно верифицировать и в объективность которых следует верить на слово. Но о методике их опросов зачастую вообще не сообщается;
проведение научных исследований с заранее известным результатом. Выкладки знаменитых ученых, исследования которых хорошо профинансированы отраслевыми организациями, всегда являются важными аргументами в процессе принятия политических решений, особенно если в них присутствует «секретная информация»;
Grass roots lobbying («корни травы») – это американская технология, суть которой в массовой рассылке писем и телеграмм (а также телефонные звонки!) от населения к объектам лоббирования с требованиями принять определенное решение. Данная технология очень наглядно показана в кинофильме «Переключая каналы».
Используется также «эффект «перегруженности», когда в повестке дня очень много вопросов, и тогда зачастую законопроекты практически не обсуждаются и лоббируемый проект легко проходит. Важно лишь поставить его на нужное время. Тот, кто это организовал, затем читает лекции в какой-нибудь фирме о… госуправлении и получает за это гонорар.
Схож с этим прием и прием «эффект благоприятного времени». Например, внесение законопроекта перед депутатскими каникулами или накануне парламентских выборов, либо в последние дни работы Государственной Думы. Тут уже все депутаты думают совсем не о том, а о своем, насущном. И законопроекты проходят быстро и без лишних хлопот.
Как и у любого явления в жизни общества, у лоббизма есть и плюсы, и минусы.
Плюсы: «для того и щука, чтобы карась не дремал». «Щука» – это лоббисты, «караси» – чиновники. То есть это большая гибкость власти, динамизм, конкуренция. Далее – это важный инструмент самоорганизации любого гражданского общества, позволяющий оказать общественную поддержку либо оппозиции, либо какому-то законопроекту, важному для большинства. Лоббисты дают органам государственной власти значимую информации по тем или иным вопросам.
Минусы: с помощью лоббирования лоббисты нередко решают собственные проблемы, не помогая обществу.
Возможно, продвижение интересов иностранных государств и компаний в ущерб интересам отечественным. Создается опасность превращения демократических институтов общества в инструмент политики отдельных властных структур. Нередко лоббизм блокирует нужные управленческие решения, и помогает наживаться чиновникам. Способствует неэффективному распределению бюджета.
На сегодня существуют различные виды специалистов по лоббированию. Это лоббисты одиночки, лоббистские фирмы, PR-агентства, агентства по связям с правительством и общественным связям.
В Канаде есть «внутренние лоббисты» в штате компаний или в организациях. Но там их называют GR-менеджерами, то есть «менеджерами по связям с правительством».
На сегодня дисциплина «Лоббизм» в списке вузовских специальностей в России отсутствует. За рубежом обучение в области Government Relations проводят многие крупные университеты. У нас в России в рамках обучения по направлению «Политология» и по профилю «Взаимодействие с органами государственной власти», GR изучаются на факультете политологии в МГУ. Специалистов в этой области готовит и Финансовый университет при Правительстве Российской Федерации на факультете «Социология и политология». Ну, и конечно, во всех вузах РФ, где преподаются PR и реклама, о GR, конечно же, рассказывается, где-то лучше, где-то хуже.
Интересно, что законопроекты относительно введения лоббизма в законодательное русло в Госдуму РФ вносились неоднократно, но, так или иначе, принять их что-то всегда мешало. В своих выступлениях В.В. Путин словом «лоббизм» пользуется как в позитивном, так и в негативном его значении, однако по результатам экспертных оценок этот термин в российских СМИ на сегодня на 80% имеет негативный смысл.
Так что, хотя мы и говорим о строительстве правового государства, по состоянию на 2016 год нет никаких нормативно-правовых актов, которые бы так или иначе регулировали на федеральном уровне лоббизм в России. Правда, в Краснодарском крае понятие «лоббизм» имеется в законе «О правотворчестве и нормативных правовых актах Краснодарского края», где о нем сказано, как о деятельности «специально уполномоченных на то лиц по информационному взаимодействию с правотворческим органом края с целью выражения интересов соответствующих организаций в региональном правотворчестве». Ну что же – хотя бы здесь сделан первый шаг. А так правовой его основой остаются лишь нормы Конституции Российской Федерации: п. 1 ст. 30 («каждый имеет право на объединение, включая право создавать профессиональные союзы для защиты своих интересов. Свобода деятельности общественных объединений гарантируется»), п. 2 ст. 45 («право каждого гражданина защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом»), ст. 33 («граждане Российской Федерации имеют право обращаться лично, а также направлять индивидуальные и коллективные обращения в государственные органы и органы местного самоуправления»). Сегодня это вот так.