Пленум верховного суда 58

Производство по рассмотрению дел по корпоративным спорам

Арбитражные суды рассматривают дела по спорам, связанным с созданием юридического лица, управлением им или участием в юридическом лице, являющемся коммерческой организацией, а также в некоммерческом партнерстве, ассоциации (союзе) коммерческих организаций, иной некоммерческой организации, объединяющей коммерческие организации и (или) индивидуальных предпринимателей, некоммерческой организации, имеющей статус саморегулируемой организации, в том числе по следующим корпоративным спорам:

  • 1) споры, связанные с созданием, реорганизацией и ликвидацией юридического лица;
  • 2) споры, связанные с принадлежностью акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов, установлением их обременений и реализацией вытекающих из них прав, за исключением споров, вытекающих из деятельности депозитариев, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, споров, возникающих в связи с разделом наследственного имущества или разделом общего имущества супругов, включающего в себя акции, доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооперативов;
  • 3) споры по искам учредителей, участников, членов юридического лица (далее – участники юридического лица) о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, признании недействительными сделок, совершенных юридическим лицом, и (или) применении последствий недействительности таких сделок;
  • 4) споры, связанные с назначением или избранием, прекращением, приостановлением полномочий и ответственностью лиц, входящих или входивших в состав органов управления и органов контроля юридического лица, а также споры, возникающие из гражданских правоотношений, между указанными лицами и юридическим лицом в связи с осуществлением, прекращением, приостановлением полномочий указанных лиц;
  • 5) споры, связанные с эмиссией ценных бумаг, в том числе с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, решений органов управления эмитента, с оспариванием сделок, совершенных в процессе размещения эмиссионных ценных бумаг, отчетов (уведомлений) об итогах выпуска (дополнительного выпуска) эмиссионных ценных бумаг;
  • 6) споры, вытекающие из деятельности держателей реестра владельцев ценных бумаг, связанной с учетом прав на акции и иные ценные бумаги, с осуществлением держателем реестра владельцев ценных бумаг иных прав и обязанностей, в связи с размещением и (или) обращением ценных бумаг;
  • 7) споры о созыве общего собрания участников юридического лица;
  • 8) споры об обжаловании решений органов управления юридического лица;
  • 9) споры, вытекающие из деятельности нотариусов по удостоверению сделок с долями в уставном капитале обществ с ограниченной ответственностью (ст. 225.1 АПК).

Данные дела по корпоративным спорам рассматриваются арбитражным судом по общим правилам искового производства, с особенностями, установленными гл. 28.1 АПК.

При рассмотрении дел, связанных с оспариванием ненормативных правовых актов, решений и действий (бездействия) государственных органов, органов местного самоуправления, иных органов, должностных лиц, применяются также особенности, установленные гл. 24 АПК.

При подаче исковое заявление, заявление по корпоративному спору должны соответствовать определенным требованиям (ст. 125 АПК). Так, в исковом заявлении, заявлении должны быть также указаны:

  • 1) государственный регистрационный номер юридического лица;
  • 2) содержащийся в едином государственном реестре юридических лиц адрес (место нахождения) юридического лица.

Арбитражный суд, рассматривающий дело по корпоративному спору, размещает на своем официальном сайте в информационно-телекоммуникационной сети Интернет информацию о принятии искового заявления, заявления к производству, а также о движении дела но спору и соответствующие судебные акты, в том числе о вступлении в дело новых лиц, об изменении основания или предмета ранее заявленного иска, о принятии обеспечительных мер, об отказе от иска, о признании иска, о заключении мирового соглашения, о принятии судебного акта, которым заканчивается рассмотрение дела в арбитражном суде.

Лица, участвующие в деле, извещаются арбитражным судом, рассматривающим дело. Арбитражный суд извещает также юридическое лицо о принятии искового заявления, заявления по корпоративному спору к производству, об изменении основания или предмета иска путем направления этому юридическому лицу копий соответствующих судебных актов по адресу, содержащемуся в едином государственном реестре юридических лиц, не позднее следующего дня после дня вынесения соответствующих судебных актов.

В определении о принятии искового заявления, заявления к производству арбитражный суд может указать на обязанность юридического лица уведомить о возбуждении производства по делу, о предмете и об основании заявленного в арбитражный суд требования, об иных обстоятельствах спора участников этого юридического лица, лиц, входящих в его органы управления и органы контроля, а также держателя реестра владельцев ценных бумаг этого юридического лица и (или) депозитария, осуществляющих учет прав на эмиссионные ценные бумаги этого юридического лица.

В случае неисполнения указанной обязанности на лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа или возглавляющее коллегиальный исполнительный орган юридического лица, арбитражным судом может быть наложен судебный штраф.

Юридическое лицо вправе знакомиться с материалами дела но спору, делать выписки из них, снимать копии, получать информацию о движении дела с использованием любых общедоступных средств связи.

Корпоративные споры могут быть урегулированы сторонами путем заключения мирового соглашения или использования других примирительных процедур, в том числе при содействии посредника.

Арбитражный суд не принимает отказ истца от иска, признание иска ответчиком, не утверждает мировое соглашение сторон в случаях, если это противоречит закону либо нарушает права и (или) законные интересы других лиц, в том числе юридического лица.

Обеспечительные меры по корпоративным спорам принимаются арбитражным судом при наличии оснований, предусмотренных ст. 90 АПК. При этом принятие обеспечительных мер не должно приводить к фактической невозможности осуществлять юридическим лицом деятельность или к существенному затруднению осуществления им деятельности, а также к нарушению этим юридическим лицом законодательства РФ.

Обеспечительными мерами по корпоративным спорам могут быть, в частности:

  • 1) наложение ареста на акции, доли в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паи членов кооперативов;
  • 2) запрещение ответчику и другим лицам совершать сделки и другие действия в отношении акций, долей в уставном (складочном) капитале хозяйственных обществ и товариществ, паев членов кооперативов;
  • 3) запрещение органам юридического лица принимать решения либо совершать иные действия по вопросам, относящимся к предмету спора или непосредственно с ним связанным;
  • 4) запрещение юридическому лицу, его органам или участникам, а также иным лицам исполнять решения, принятые органами этого юридического лица;
  • 5) запрещение держателю реестра владельцев ценных бумаг и (или) депозитарию осуществлять записи по учету или переходу прав на акции и иные ценные бумаги, а также совершать другие действия в связи с размещением и (или) обращением ценных бумаг.

Арбитражным судом могут быть приняты иные обеспечительные меры по корпоративным спорам, в том числе одновременно несколько обеспечительных мер.

При предоставлении встречного обеспечения его размер определяется в соответствии с ч. 1 ст. 94 АПК.

В случае если требование истца носит неимущественный характер, размер встречного обеспечения определяется арбитражным судом исходя из размера возможных убытков ответчика, причиненных обеспечительными мерами, но для физических лиц не может быть менее чем 50 тыс. руб., для юридических лиц – 100 тыс. руб.

В случае если при рассмотрении заявления о принятии обеспечительных мер у арбитражного суда возникла необходимость заслушать объяснения лиц, участвующих в деле, и лицо, обратившееся с заявлением об обеспечении иска, не предоставило встречное обеспечение, судья может назначить рассмотрение заявления об обеспечении иска в судебном заседании, которое должно быть проведено в срок, не превышающий 15 дней со дня поступления такого заявления в арбитражный суд.

Арбитражный суд не позднее следующего дня после дня поступления заявления об обеспечении иска в арбитражный суд выносит определение о принятии заявления к производству арбитражного суда, в котором указывает время и место судебного заседания. Такое определение не позднее следующего дня после дня его вынесения направляется лицам, участвующим в деле.

В определении о принятии заявления об обеспечении иска к производству арбитражный суд также может указать на обязанность лица, обратившегося с заявлением об обеспечении иска, уведомить лиц, участвующих в деле, и юридическое лицо о времени и месте рассмотрения заявления об обеспечении иска.

В случае неисполнения обязанности по уведомлению на лицо, обратившееся с заявлением об обеспечении иска, арбитражным судом может быть наложен судебный штраф. В случае если с заявлением об обеспечении иска обратилось юридическое лицо, судебный штраф налагается на лицо, осуществляющее функции единоличного исполнительного органа или возглавляющее коллегиальный исполнительный орган этого юридического лица.

Арбитражный суд вправе рассмотреть заявление об обеспечении иска в отсутствие заинтересованных лиц, если к началу судебного заседания располагает сведениями об их уведомлении о времени и месте рассмотрения заявления об обеспечении иска или если лицом, ходатайствующим об обеспечении иска, представлены доказательства того, что им предприняты все зависящие от него необходимые меры по такому уведомлению.

В некоторых случаях органы юридического лица или его участники вправе обратиться в арбитражный суд с иском о понуждении юридического лица созвать общее собрание участников. Подобные дела о понуждении юридического лица созвать общее собрание участников рассматриваются в срок, не превышающий одного месяца со дня поступления искового заявления в арбитражный суд, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и принятие решения по делу.

Принятое решение арбитражного суда о понуждении юридического лица созвать общее собрание участников подлежит немедленному исполнению, если иные сроки не установлены в решении суда, и оно может быть обжаловано в арбитражный суд апелляционной инстанции в течение десяти дней со дня принятия данного решения.

Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции по результатам рассмотрения апелляционной жалобы на решение о понуждении юридического лица созвать общее собрание участников может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции в течение десяти дней со дня принятия данного решения.

В некоторых случаях участники юридического лица вправе обратиться в арбитражный суд с иском о возмещении убытков, причиненных этому юридическому лицу. Такие участники пользуются процессуальными правами и несут процессуальные обязанности истца, а также обладают правом требовать принудительное исполнение решения арбитражного суда в пользу этого юридического лица.

Решение об удовлетворении требования по иску о возмещении убытков принимается в пользу юридического лица, в интересах которого был предъявлен иск. По ходатайству лица, обратившегося с иском о возмещении убытков, исполнительный лист направляется для исполнения непосредственно арбитражным судом. Судебные расходы, связанные с рассмотрением дела по иску участников юридического лица о возмещении убытков, причиненных юридическому лицу, несут такие участники в равных долях.

Определения арбитражного суда, выносимые при рассмотрении дел по корпоративным спорам, обжалуются по правилам, установленным ст. 188 АПК. Жалобы на такие определения, за исключением определений о прекращении производства по делу и об оставлении заявления без рассмотрения, подаются в арбитражный суд апелляционной инстанции в течение десяти дней со дня их вынесения. Однако подача жалобы на определения нс препятствует рассмотрению дела арбитражным судом и совершению отдельных процессуальных действий по делу.

В настоящее время действующее законодательство о несостоятельности (банкротстве) является одной из наиболее дискуссионных областей права. В частности, критике подвергается не только законодательное закрепление отдельных институтов банкротства, но и само понятие несостоятельности в целом.

Согласно ст.2 Федерального закона «О несостоятельности (банкротстве)» от 26 октября 2002 г. N127-ФЗ (далее — Закон о банкротстве) под несостоятельностью (банкротством) понимается признанная арбитражным судом неспособность должника в полном объеме удовлетворить требования кредиторов по денежным обязательствам и (или) исполнить обязанность по уплате обязательных платежей.

В рамках данного определения нередко встает вопрос о том, каковы критерии несостоятельности (банкротства). Причем, данный вопрос не является новым в мировой и, в частности, в российской законодательной практике.

В настоящее время указанные выше критерии несостоятельности (банкротства) получили название «неоплатность» и «неплатежеспособность».

Закон о банкротстве не содержит конкретных определений понятий «неоплатность» и «неплатежеспособность». Определить и охарактеризовать данные термины позволяют анализ законодательства о банкротстве и посвященные данной теме научные статьи и мнения авторов.

На современном этапе под неоплатностью понимается состояние должника, при котором стоимость его имущества меньше общего размера его обязательств. При этом не имеет значения, насколько размер задолженности превышает установленный Законом о банкротстве минимальный размер для признания банкротом, насколько просрочена эта задолженность по сравнению с установленным минимальным сроком просрочки.

Критерий неплатежеспособности характеризует такое состояние должника, когда он признается банкротом, если не имеет средств расплатиться с кредиторами, о чем делается вывод из неисполнения под угрозой банкротства обязательств на определенную сумму в течение определенного периода времени. Акцент на угрозу банкротства сделан не случайно, поскольку очевидно, что если должник под страхом ликвидации в результате банкротства не способен изыскать средства (например, реализовав часть дебиторской задолженности) для удовлетворения интересов кредиторов, то такой должник не в состоянии функционировать в рыночных условиях; более того, его деятельность может нанести ущерб интересам кредиторов (как реальных, так и потенциальных).

С экономической точки зрения неплатежеспособность представляет собой отсутствие или нехватку денежных средств в результате превышения уровня заемного капитала по сравнению с собственным капиталом. В этом случае при составлении баланса будет выявлено превышение актива над пассивом, что в экономической литературе называется «практической неплатежеспособностью». Однако при условии продолжения должником своей деятельности он может получить необходимые средства. В таком случае проблема разрешения практической неплатежеспособности — вопрос времени. При устойчивом превышении пассива над активом в течение длительного времени у должника возникает так называемая «абсолютная неплатежеспособность», которая в экономическом смысле и называется несостоятельностью (банкротством) хозяйствующего субъекта (4).

Таким образом, можно сделать вывод, что презумпция неплатежеспособности, согласно которой участник имущественного оборота, не осуществляющий расчетов с кредиторами по обязательствам и не вносящий обязательные платежи в бюджет и внебюджетные фонды в течение длительного периода времени (согласно ст. 3 Закона о банкротстве — более трех месяцев), не в состоянии осуществить расчеты с кредиторами, лежит в основе понятия банкротства.

Следовательно, критерий неплатежеспособности является ключевым для определения процедуры банкротства, подлежащей применению к должнику при рассмотрении арбитражным судом дела о банкротстве.

В юридической литературе неоднократно высказывалось мнение, что критерий неоплатности не отвечает целям и задачам института несостоятельности (банкротства).

Так, например, Витрянский В.В. отмечал, что «использование критерия неоплатности позволяет должнику водить за нос кредиторов, постоянно создавая ситуацию своей неплатежеспособности и одновременно расходуя денежные средства на собственные цели без учета интересов кредиторов» (5).

Действительно, при использовании критерия неоплатности предприятие-должник имеет возможность годами не исполнять возложенных на него обязательств, для чего необходимо только поддерживать размер задолженности на уровне чуть меньшем, чем стоимость активов. Признать такого должника банкротом невозможно, даже если он явно пользуется описанной ситуацией в своих интересах.

Наиболее правильным представляется вариант, согласно которому принцип неоплатности применяется дополнительно к критерию неплатежеспособности и служит, главным образом, основанием выбора процедуры, применяемой к неплатежеспособному должнику: ликвидационной или реабилитационной. Так, должник может быть признан банкротом в случае его неплатежеспособности, но наличие у него имущества, превышающего общую сумму кредиторской задолженности, является доказательством реальной возможности восстановить его платежеспособность и, следовательно, может служить основание для применения к должнику процедуры внешнего управления.

64. Содержание плана финансового оздоровления на этапе внешнего управления организацией.

Фина́нсовое оздоровле́ние — в Российской Федерации одна из процедур процесса банкротства, которая применяется к должнику в целях восстановления его платежеспособности и погашения задолженности в соответствии с утверждённым графиком.

По итогам процедуры финансового оздоровления суд принимает одно из следующих решений:

О прекращении производства по делу о несостоятельности, если все требования удовлетворены;

О введении внешнего управления в случае возможности восстановления финансового состояния должника;

О признании должника банкротом и об открытии конкурсного производства в случае отсутствия оснований для введения внешнего управления и при наличии признаков банкротства.

Валютные ограничения в РФ — понятие и формы

Что понимается под валютным ограничением и цель таких ограничений

Что предполагают валютные ограничения (формы валютных ограничений)

Что понимается под валютным ограничением и цель таких ограничений

Система валютных ограничений в РФ как особых правил валютного контроля, направленных на поддержание стабильности валюты, заключается в ограничении обращения иностранной валюты, золота и иных валютных ценностей. С общей информацией о валютном контроле можно ознакомиться в нашей статье Валютный контроль — функции и принципы регулирования.

Более полную информацию по теме вы можете найти в КонсультантПлюс.
Полный и бесплатный доступ к системе на 2 дня.

Возможность введения валютных ограничений установлена в статьях Соглашения Международного валютного фонда от 22.07.1944.

Россия является страной, подписавшей Договор о Евразийском экономическом союзе от 29.05.2014 (ЕАЭС, в который также входят Беларусь, Казахстан, Армения и Киргизия). Согласно данному договору, валютные ограничения — это исключительные меры, которые согласно разделу V приложения 15 к нему, вводятся на срок не более года с обязательным уведомлением других стран ЕАЭС и органов ЕАЭС в течение 15 дней со дня установления ограничений.

Цель валютных ограничений, согласно договору о ЕАЭС, заключается в стабилизации следующих исключительных ситуаций:

  • когда либерализация может повлечь дестабилизацию экономической ситуации в стране;
  • возможно снижение золотовалютного резерва ниже предельного минимального уровня;
  • либерализация может негативно сказаться на безопасности и поддержании порядка;
  • в случаях значительного изменения курса государственной валюты.

Согласно п. 13 приложения 15 к договору о ЕАЭС валютные ограничения вводятся, только если иными мерами целей достичь невозможно.

Что предполагают валютные ограничения (формы валютных ограничений)

Валютные ограничения в наиболее широком смысле этого слова осуществляются в следующих формах:

  • установление правил перемещения валюты через государственную границу;
  • регулирование отношений, связанных с переводами в иностранной валюте;
  • ограничение или запрет свободной продажи валюты;
  • контролируемость операций с валютой со стороны властей;
  • установление обязанностей для организаций продавать часть их валютной выручки.

Приложением 15 к договору о ЕАЭС фактически закреплены следующие возможные формы валютных ограничений:

  1. Непосредственный запрет валютных операций.
  2. Ограничения:
    • объемов платежей;
    • количества платежей;
    • сроков осуществления платежей;
    • касающиеся валюты платежа.
  3. Закрепление требований о получении разрешительных документов на проведение валютных операций.
  4. Резервирование денежных средств по операциям (часть суммы, вся сумма, сумма, кратная сумме).
  5. Особые правила:
    • по открытию счетов;
    • ведению счетов.
  6. Обязательность продажи иностранной валюты.

ВАЖНО! Валютные ограничения не всегда являются обстоятельствами, свидетельствующими о невозможности исполнения обязательств. Так, суды отказывают в признании валютных ограничений, связанных с украинскими банками в Крыму, в качестве обстоятельств невозможности исполнения, если на момент заключения соответствующего договора лицо должно было иметь в виду такие ограничения (постановление АС ЦО от 07.02.2017 № Ф10-5526/2016 по делу № А84-2076/2016).

Итак, помимо наиболее общего понимания валютных ограничений как особых правил по обращению с валютой с целью поддержания стабильности национальных денег, в международном праве существует более узкое, предполагающее исключительность и временный характер применения форм валютных ограничений. Такое понимание отражено в частности в договоре о ЕАЭС.

Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.12.2019 N 58 «О судебной практике по делам о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми»

ПЛЕНУМ ВЕРХОВНОГО СУДА РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ

ПОСТАНОВЛЕНИЕ
от 24 декабря 2019 г. N 58

О СУДЕБНОЙ ПРАКТИКЕ
ПО ДЕЛАМ О ПОХИЩЕНИИ ЧЕЛОВЕКА, НЕЗАКОННОМ ЛИШЕНИИ СВОБОДЫ
И ТОРГОВЛЕ ЛЮДЬМИ

Конституцией Российской Федерации признается и гарантируется право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность (статья 22), это право относится к основным неотчуждаемым правам, принадлежащим каждому от рождения, имеющим непосредственное действие и определяющим смысл, содержание и применение законов, а также деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления, и обеспечивается правосудием (часть 2 статьи 17, статья 18).

Право каждого человека на свободу и личную неприкосновенность закреплено в международных актах, в том числе во Всеобщей декларации прав человека от 10 декабря 1948 года (статья 3), в Международном пакте о гражданских и политических правах от 16 декабря 1966 года (статья 9), Конвенции о защите прав человека и основных свобод от 4 ноября 1950 года (статья 5), и предполагает, что никто не должен быть лишен свободы иначе как на таких основаниях и в соответствии с такой процедурой, которые установлены законом.

В интересах охраны права человека на свободу и личную неприкосновенность в Уголовном кодексе Российской Федерации предусмотрена ответственность за общественно опасные деяния, нарушающие данное право.

В целях обеспечения единообразного применения судами законодательства об уголовной ответственности за похищение человека, незаконное лишение свободы и торговлю людьми (статьи 126, 127, 127.1 Уголовного кодекса Российской Федерации) Пленум Верховного Суда Российской Федерации, руководствуясь статьей 126 Конституции Российской Федерации, статьями 2 и 5 Федерального конституционного закона от 5 февраля 2014 года N 3-ФКЗ «О Верховном Суде Российской Федерации», постановляет дать судам следующие разъяснения:

1. Обратить внимание судов на то, что общественная опасность преступлений, предусмотренных статьями 126, 127, 127.1 Уголовного кодекса Российской Федерации (далее — УК РФ), заключается в незаконном ограничении человека в его физической свободе, в том числе в свободе передвижения и выбора места своего нахождения.

2. По смыслу уголовного закона под похищением человека следует понимать его незаконные захват, перемещение и последующее удержание в целях совершения другого преступления либо по иным мотивам, которые для квалификации содеянного значения не имеют. Захват, перемещение и удержание человека могут быть совершены с применением угроз, насилия, с использованием беспомощного состояния потерпевшего. Похищение человека может быть совершено также и путем обмана потерпевшего или злоупотребления доверием в целях его перемещения и последующих захвата и удержания.

Похищение человека считается оконченным преступлением с момента захвата и начала его перемещения. В случаях, когда перемещение было осуществлено самим потерпевшим вследствие его обмана или злоупотребления доверием, преступление признается оконченным с момента захвата данного лица и начала принудительного перемещения либо начала его удержания, если лицо более не перемещалось.

3. Судам следует иметь в виду, что в отличие от похищения человека при незаконном лишении свободы, предусмотренном статьей 127 УК РФ, потерпевший остается в месте его нахождения, но ограничивается в передвижении без законных на то оснований (например, виновное лицо закрывает потерпевшего в доме, квартире или ином помещении, где он находится, связывает его или иным образом лишает возможности покинуть какое-либо место).

Деяние, предусмотренное статьей 127 УК РФ, представляет собой оконченное преступление с момента фактического лишения человека свободы независимо от длительности пребывания потерпевшего в таком состоянии.

4. В случае, когда виновное лицо, первоначально незаконно лишившее человека свободы, в дальнейшем переместило потерпевшего в другое место, содеянное квалифицируется по соответствующей части статьи 126 УК РФ без дополнительной квалификации по статье 127 УК РФ.

Действия виновного лица, совершенные в процессе похищения человека и состоящие в незаконном ограничении свободы потерпевшего при его перемещении и (или) удержании в другом месте, полностью охватываются составом преступления, предусмотренного статьей 126 УК РФ, и дополнительной квалификации по статье 127 УК РФ не требуют.

5. При правовой оценке деяния судам необходимо исходить из того, что применение насилия, не опасного для жизни или здоровья человека, охватывается частью 1 статьи 126 УК РФ или частью 1 статьи 127 УК РФ.

Угроза убийством или причинением тяжкого вреда здоровью при совершении похищения человека охватывается пунктом «в» части 2 статьи 126 УК РФ, тогда как высказывание или иное выражение такой угрозы при незаконном лишении свободы следует квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных соответствующей частью статьи 127 УК РФ и статьей 119 УК РФ.

6. Судам следует иметь в виду, что при похищении человека и незаконном лишении свободы насилие или угроза его применения могут осуществляться как в отношении похищаемого лица или лица, незаконно лишаемого свободы, так и в отношении иных лиц, в том числе близких родственников, с целью устранения препятствий захвату, перемещению или удержанию потерпевшего.

7. В случаях, когда согласно предварительной договоренности между соучастниками о похищении человека виновный совершает отдельное действие, входящее в объективную сторону данного преступления, он несет уголовную ответственность как соисполнитель преступления, совершенного группой лиц по предварительному сговору (пункт «а» части 2 статьи 126 УК РФ).

8. Похищение человека квалифицируется по пункту «з» части 2 статьи 126 УК РФ (из корыстных побуждений), если оно совершено в целях получения материальной выгоды для виновного или других лиц (денег, имущества или прав на его получение и т.п.) или избавления от материальных затрат (возврата имущества, долга, оплаты услуг, выполнения имущественных обязательств, уплаты алиментов и др.), а равно по найму, обусловленному получением исполнителем преступления материального вознаграждения или освобождением от материальных затрат.

Лица, организовавшие похищение человека, совершенное исполнителем за материальное вознаграждение, подстрекавшие к его совершению или оказавшие пособничество в совершении такого преступления, подлежат ответственности по соответствующей части статьи 33 и пункту «з» части 2 статьи 126 УК РФ.

9. Если похищение человека сопряжено с одновременным требованием передачи чужого имущества или права на имущество либо совершения других действий имущественного характера, то при наличии оснований действия виновного квалифицируются по совокупности преступлений, предусмотренных пунктом «з» части 2 статьи 126 и соответствующей частью статьи 163 УК РФ.

10. В случаях, когда захват и перемещение человека были направлены не на удержание потерпевшего в другом месте, а на его убийство, содеянное квалифицируется по соответствующей части статьи 105 УК РФ и дополнительной квалификации по статье 126 УК РФ не требует.

Если умысел на совершение убийства в отношении похищенного лица возникает у виновного в ходе перемещения или удержания потерпевшего, содеянное надлежит квалифицировать по совокупности преступлений, предусмотренных статьями 126 и 105 УК РФ.

11. Исходя из примечания к статье 126 УК РФ добровольным следует признавать такое освобождение похищенного человека, при котором виновное лицо осознавало, что у него имелась реальная возможность удерживать потерпевшего, но оно освободило его, в том числе передало родственникам, представителям власти, указало им на место нахождения похищенного лица, откуда его можно освободить.

По смыслу уголовного закона добровольное освобождение похищенного человека не освобождает виновное лицо от уголовной ответственности за иные незаконные действия, в том числе за деяния, совершенные в ходе похищения человека, если они содержат состав самостоятельного преступления (например, умышленного причинения вреда здоровью, незаконного оборота оружия).

12. Торговля людьми может выражаться в совершении одного или нескольких указанных в части 1 статьи 127.1 УК РФ действий — купли-продажи или иной сделки в отношении человека — независимо от целей их осуществления, а равно вербовки, перевозки, передачи, укрывательства или получения человека в целях его эксплуатации.

При этом следует учитывать, что цель эксплуатации человека является обязательным признаком состава преступления только для таких действий, как вербовка, перевозка, передача, укрывательство или получение потерпевшего. Для купли-продажи или совершения иных сделок с человеком цель его эксплуатации обязательным признаком состава преступления не является, хотя и может преследоваться виновным лицом при совершении данных действий.

Осведомленность потерпевшего о характере совершаемых с ним действий и его согласие на их совершение не влияют на квалификацию данных действий как торговли людьми.

13. В статье 127.1 УК РФ под куплей-продажей человека понимается совершение действий, состоящих в передаче человека одним лицом другому лицу (лицам) за денежное вознаграждение, а под иными сделками в отношении человека — другие противоправные действия, приводящие к передаче потерпевшего от одного лица другому лицу (например, безвозмездная передача, обмен на какие-либо материальные ценности).

Вербовкой является поиск, отбор и прием по найму лиц для выполнения в интересах нанимателя или иных лиц каких-либо работ, оказания услуг либо осуществления иной деятельности, в том числе на территории иностранного государства, совершенные в целях дальнейшей эксплуатации вербуемого человека. Для получения согласия потерпевшего могут быть использованы, например, обещание вознаграждения, шантаж, обман или злоупотребление доверием (в частности, под предлогом предоставления работы или возможности обучения по той или иной профессии).

Под перевозкой понимается перемещение человека любым видом транспорта из одного места в другое, в том числе в пределах одного населенного пункта, для дальнейшей эксплуатации потерпевшего.

Передача человека заключается в предоставлении потерпевшего другому лицу, в том числе для осуществления перевозки, укрывательства, эксплуатации потерпевшего, а получение — в принятии потерпевшего от лица, его передающего, в частности, для перевозки или укрывательства, а равно для его эксплуатации.

Укрывательство человека состоит в сокрытии потерпевшего при совершении действий, относящихся к торговле людьми, от органов власти, родственников, заинтересованных лиц, например, путем сообщения заведомо ложных сведений о личности или месте нахождения потерпевшего.

14. Судам следует определять момент окончания преступления, предусмотренного статьей 127.1 УК РФ, в зависимости от способа его совершения. При осуществлении купли-продажи человека или иных сделок в отношении потерпевшего преступление квалифицируется как оконченное с момента фактической передачи и получения потерпевшего, при вербовке человека — с момента получения согласия потерпевшего на осуществление деятельности, для которой совершалась его вербовка.

При совершении иных действий, образующих торговлю людьми, содеянное квалифицируется как оконченное преступление при передаче или получении человека либо с момента начала его перевозки или укрывательства с целью эксплуатации.

15. В случаях, когда купле-продаже человека либо совершению с ним иных действий, относящихся к торговле людьми, предшествовало похищение данного лица, содеянное образует совокупность преступлений, предусмотренных соответствующими частями статьи 126 и статьи 127.1 УК РФ. Незаконное лишение человека свободы в целях осуществления в отношении его действий, относящихся к торговле людьми, а равно незаконное ограничение свободы потерпевшего в процессе совершения указанных действий охватываются соответствующей частью статьи 127.1 УК РФ и не требуют дополнительной квалификации по статье 127 УК РФ.

16. По пункту «е» части 2 статьи 127.1 УК РФ надлежит квалифицировать действия, относящиеся к торговле людьми, совершенные с применением насилия, как представляющего, так и не представляющего опасность для жизни или здоровья потерпевшего, а равно с угрозой применения такого насилия.

17. В соответствии с пунктом 1 примечаний к статье 127.1 УК РФ лицо, впервые совершившее преступление, предусмотренное частью 1 или пунктом «а» части 2 данной статьи, освобождается от уголовной ответственности, если оно добровольно освободило потерпевшего (потерпевших) и способствовало раскрытию преступления, совершенного с его участием, при условии, что в его действиях не содержится иного состава преступления.

При этом добровольное освобождение потерпевшего (потерпевших) не освобождает виновное лицо от уголовной ответственности за иные незаконные действия, в том числе за деяния, совершенные в ходе торговли людьми, если они содержат состав самостоятельного преступления.

18. Рекомендовать судам при рассмотрении уголовных дел о похищении человека, незаконном лишении свободы и торговле людьми выявлять обстоятельства, способствовавшие совершению данных преступлений, нарушению прав и свобод граждан, а также другие нарушения закона, допущенные при производстве предварительного расследования или при рассмотрении уголовного дела нижестоящим судом, и в соответствии с частью 4 статьи 29 Уголовно-процессуального кодекса Российской Федерации частными определениями (постановлениями) обращать на них внимание соответствующих организаций и должностных лиц.

Председатель Верховного Суда
Российской Федерации
В.М.ЛЕБЕДЕВ

Секретарь Пленума,
судья Верховного Суда
Российской Федерации
В.В.МОМОТОВ