Отзывы на исковое заявление в арбитражный суд

В Арбитражный суд ____________

(наименование, адрес суда)

Истец: ____________

(наименование, адрес)

Ответчик 1: ____________

(наименование, адрес)

Ответчик 2: ____________

(наименование, адрес)

Дело № ____________

судья ____________

ОТЗЫВ

НА ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

Согласно абзацу первому пункта 1 статьи 8 Федерального закона от 29.10.1998 N 164-ФЗ «О финансовой аренде (лизинге)» сублизингом признается вид поднайма предмета лизинга, при котором лизингополучатель по договору лизинга передает третьим лицам (лизингополучателям по договору сублизинга) во владение и в пользование за плату и на срок в соответствии с условиями договора сублизинга имущество, полученное ранее от лизингодателя по договору лизинга и составляющее предмет лизинга.

ООО ____________, передавая имущество во временное владение и пользование ____________, сам не выступает в роли лизингодателя, поскольку между ним и Сублизингополучателем по договору не возникает отношений по финансовой аренде, для которых в силу статьи 665 ГК РФ характерно совершение лизингодателем действий по заключению договора купли-продажи лизингового имущества с продавцом в соответствии с указаниями лизингополучателя.

Отношения по сублизингу по договору связаны с субарендой лизингового имущества и подлежат регулированию общими положениями об аренде, предусмотренными параграфом первым главы 34 Гражданского кодекса, с учетом особенности, установленной абзацем вторым пункта 1 статьи 8 Закона о лизинге, а так же нормами ГК РФ, регулирующими договор купли-продажи товара, который будет приобретен продавцом в будущем.

На основании вышеизложенного ____________ является ненадлежащим ответчиком по данному иску.

Аналогичная правовая позиция изложена в Постановлении Президиума ВАС РФ №____________.

2. Договор сублизинга от ____________ прекратил свое действие ____________ на основании расторжения договора лизинга.

В соответствии с уведомлением о расторжении настоящий договор считается расторгнутым с ____________ г.

При расторжении договора лизинга обязательства сторон прекращаются согласно п. 2 ст. 453 ГК РФ, что влечет последствия, установленные ст. 622 ГК РФ и п. 4 ст. 17 Федерального закона от 29.10.1998 № 164-ФЗ «О лизинге», т.е. возврат предмета лизинга Лизингополучателем.

В соответствии с пункте 9 ГК РФ досрочное прекращение договора аренды, если иное не предусмотрено условиями данного договора, влечет прекращение заключенного в соответствии с ним договора субаренды.

На основании вышеизложенного договор сублизинга от ____________ прекратил свое действие в связи с расторжением договора лизинга ____________.

Из этого следует, что обязательства по уплате лизинговых платежей, обязательства по владению и пользованию предметом лизинга, а так же обязательства по передаче в собственность имущества в случае уплаты всех лизинговых платежей и выкупной стоимости предмета лизинга прекратились с вышеуказанной даты.

На основании вышеизложенного ____________ обязан:

А) Вернуть ____________;

В связи с этим требование в адрес ____________ о представлении правоустанавливающих документов и признании/передаче права собственности на предмет лизинга является ненадлежащим способом защиты права Истца.

Данное право ____________ может реализовать в рамках банкротного дела № ____________, путем включения в реестр требований кредиторов.

Как следует из п. 11 вышеуказанного Постановления в целях соблюдения принципа правовой определенности и во избежание нарушения разумных ожиданий участников гражданского оборота разъяснения, содержащиеся в пункте 9 настоящего постановления, подлежат применению к отношениям, возникшим из договоров сублизинга, заключенных после опубликования данного постановления на сайте Высшего Арбитражного Суда Российской Федерации.

Приложение:

  1. Копия доверенности представителя;

  2. Квитанции об отправке отзыва лицам, участвующим в деле;

  3. Копия акта приема-передачи к Договору лизинга ;

  4. Копия уведомления об одностороннем расторжении Договора;

  5. Справка о задолженности по договору ____________.

Представитель по доверенности ____________

Статья 313. Исполнение обязательства третьим лицом

1. Кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если исполнение обязательства возложено должником на указанное третье лицо.

2. Если должник не возлагал исполнение обязательства на третье лицо, кредитор обязан принять исполнение, предложенное за должника таким третьим лицом, в следующих случаях:

1) должником допущена просрочка исполнения денежного обязательства;
2) такое третье лицо подвергается опасности утратить свое право на имущество должника вследствие обращения взыскания на это имущество.

3. Кредитор не обязан принимать исполнение, предложенное за должника третьим лицом, если из закона, иных правовых актов, условий обязательства или его существа вытекает обязанность должника исполнить обязательство лично.

4. В случаях, если в соответствии с настоящей статьей допускается исполнение обязательства третьим лицом, оно вправе исполнить обязательство также посредством внесения долга в депозит нотариуса или произвести зачет с соблюдением правил, установленных настоящим Кодексом для должника.

5. К третьему лицу, исполнившему обязательство должника, переходят права кредитора по обязательству в соответствии со статьей 387 настоящего Кодекса. Если права кредитора по обязательству перешли к третьему лицу в части, они не могут быть использованы им в ущерб кредитору, в частности такие права не имеют преимуществ при их удовлетворении за счет обеспечивающего обязательства или при недостаточности у должника средств для удовлетворения требования в полном объеме.

6. Если третье лицо исполнило обязанность должника, не являющуюся денежной, оно несет перед кредитором установленную для данного обязательства ответственность за недостатки исполнения вместо должника.

Комментарий к статье 313 Гражданского Кодекса РФ

По общему правилу, исполнение должно быть осуществлено должником — стороной в обязательстве. Однако в большинстве случаев кредитору безразлично, кто предоставит ему соответствующее имущественное благо, поскольку это не приводит к изменению субъектов обязательства. Учитывая это, комментируемая статья закрепляет возможность исполнения обязательства третьим лицом за должника.

2. Исполнение может быть произведено третьим лицом в случае возложения на него исполнения должником (п. 1 комментируемой статьи). В качестве правового основания возложения исполнения обычно выступает договор последнего с третьим лицом. При этом характер такого договора иррелевантен. Осуществляя исполнение перед кредитором за должника, третье лицо может действовать во исполнение собственной обязанности перед должником из ранее заключенного между ними договора (напр., по договору поставки с условием об отгрузочной разнарядке). Равным образом, посредством такого исполнения третьим лицом может происходить само заключение им договора с должником (напр., реального договора дарения или займа) (подробнее см.: Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к ст. 307–453 Гражданского кодекса Российской Федерации. С. 102–104 (авторы комментария — С. В. Сарбаш и А. Г. Карапетов)).

Должник вправе возложить на третье лицо исполнение не только договорного, но и иного, в частности деликтного или кондикционного обязательства.

3. Кредитор не обязан проверять наличие возложения, на основании которого третье лицо исполняет обязательство за должника, и не несет риска отсутствия такого возложения (напр., в связи с недействительностью договора должника с третьим лицом). Предоставление, полученное добросовестным кредитором от третьего лица в качестве исполнения, не может быть истребовано у кредитора в качестве неосновательного обогащения. Эти правила давно и последовательно применяются судебной практикой применительно к денежным обязательствам (см. п. 12 Письма ВАС № 49; п. 14 Письма ВАС № 147; постановление Президиума ВАС от 15.07.2014 № 3856/14; п. 20 Постановления Пленума ВС № 54). Аналогичное решение должно быть воспринято и применительно к неденежным предоставлениям.

4. Пункт 2 комментируемой статьи предусматривает возможность исполнения обязательства третьим лицом и в отсутствие возложения должника (более того, даже при его несогласии или запрете).

Одним из оснований такого исполнения, закрепленным и в прежней редакции комментируемой статьи, является опасность утраты третьим лицом права на имущество должника вследствие обращения кредитором взыскания на это имущество (подп. 2 п. 2 комментируемой статьи).

Данная формулировка представляется не совсем удачной. Она крайне казуистична, вследствие чего буквальный текст комментария нормы охватывает единичные ситуации, и напротив, оставляет без реальной защиты иные законные интересы третьего лица, не подпадающие под указанные условия. В этой связи оправданным является ее расширительное толкование и распространение предписаний подп. 2 п. 2 коммент.ст. на все случаи наличия охраняемого законом интереса третьего лица (см.: Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к ст. 307–453 Гражданского кодекса Российской Федерации. С. 107 (авторы комментария — С. В. Сарбаш и А. Г. Карапетов)).

5. С 01.06.2015 перечень случаев, когда третье лицо может исполнить обязательство должника по своей инициативе (в отсутствие согласия должника и даже при его запрете) расширен и включает ситуацию, когда должником допущена просрочка оплаты денежного долга (подп. 1 п. 2 комментируемой статьи).

К сожалению, данные правила не ограничены необходимостью наличия законного интереса третьего лица. Они создают легальную возможность произвольного вмешательства в интересы кредитора, допуская по сути принудительный «выкуп» у него просроченных денежных требований (поскольку в силу п. 4 коммент. ст. последствием такого исполнения будет переход таких требований к третьему лицу в порядке суброгации).

6. Третье лицо вправе исполнить любое просроченное денежное обязательство, в т. ч. неразрывно связанное с личностью кредитора (напр., алиментное — см. п. 20 Постановления Пленума ВС № 54).

Вместе с тем, применение правил подп. 1 п. 2 комментируемой статьи может быть заблокировано специальным законодательством. Так, поскольку Закон о банкротстве (ст. 71.1, 85.1, 112.1, 113, 125) устанавливают особые правила, исполнение обязательств должника его учредителями (участниками), собственником имущества должника — унитарного предприятия либо третьим лицом после введения первой процедуры банкротства допускается только с соблюдением порядка, предусмотренного законодательством о банкротстве (п. 21 Постановления Пленума ВС № 54).

7. В случаях, указанных в п. 1 и 2 комментируемой статьи, третье лицо, исполняющее обязательство за должника, является надлежащим субъектом исполнения. Как следствие, такое исполнение должно быть принято кредитором. В противном случае кредитор будет рассматриваться как просрочивший принятие исполнения (см. п. 2 ст. 406 ГК и комментарий к ней).

Следует иметь в виду, что правила п. 1 и 2 коммент. ст. не отменяют общих требований к надлежащему исполнению (см. ст. 311, 314–317 ГК и коммент. к ним). Соответственно, кредитор обязан принять предложенное третьим лицом исполнение и считается просрочившим при его непринятии только тогда, когда оно является надлежащим с точки зрения предмета, срока, места, а также способа исполнения.

8. Изъятие из указанного правила — обязанность личного исполнения обязательства должником, — может быть установлена законом (см., напр., п. 1 ст. 770, ст. 780 ГК) либо вытекать из условий обязательства или его существа. Так, специфика предмета предполагает личное исполнение обязательства по созданию произведения литературы, науки или искусства. В подобной ситуации, кредитор вправе не принимать исполнение, предложенное третьим лицом (п. 3 коммент. ст.), даже при наличии обстоятельств, указанных в п. 1 и 2 коммент ст. (п. 20 Постановления Пленума ВС № 54).

Пункт 3 коммент. ст. направлен на защиту интересов кредитора. При этом законодатель не возлагает на кредитора обязанности воспользоваться предоставленной ему возможностью отказа. Кредитор может самостоятельно решить, соответствует ли предложенное третьим лицом, в нарушение установленных запретов, исполнение его интересам. Принятие кредитором такого исполнения придает ему надлежащий характер и, как следствие, прекращает обязательство.

9. При возложении исполнения на третье лицо произведенное последним надлежащее исполнение прекращает обязательство (см. ст. 408 ГК и коммент. к ней).

Последствия такого исполнения в отношениях между третьим лицом и должником регулируются соглашением между ними (п. 21 Постановления Пленума № 54). Предписания п. 5 коммент. ст. к случаям, когда исполнение обязательства было возложено должником на третье лицо, не применяются.

10. В изъятие из общего правила ст. 408 ГК (см. коммент. к ней), надлежащее исполнение, произведенное третьим лицом в случаях, указанных в п. 2 коммент. ст., влечет не прекращение обязательства должника, а переход прав кредитора по этому обязательству к третьему лицу (п. 5 коммент. ст).

Указанная ситуация является частным случаем суброгации — перехода прав кредитора к другому лицу в силу закона (см. ст. 387 ГК и коммент. к ней). Соответственно, к такому переходу применяются положения п. 3 ст. 382, ст. 383–386, 388, 412 ГК. Так, если должник не был уведомлен в письменной форме о состоявшемся переходе прав кредитора к другому лицу, новый кредитор несет риск вызванных этим неблагоприятных для него последствий. Обязательство должника прекращается его исполнением первоначальному кредитору, произведенным до получения уведомления о переходе права к другому лицу (п. 21 Постановления Пленума ВС № 54).

Правила п. 5 коммент. ст. о суброгации применяются, если иное не установлено законом. Например, в случае исполнения третьим лицом по собственной инициативе просроченного денежного долга должника по обязательству, неразрывно связанному с личностью, последнее прекращается, поскольку переход такого требования к другому лицу невозможен в силу предписаний ст. 383 ГК.

Применение правил п. 5 коммент. ст. о суброгации может быть на основании ст. 10 ГК заблокировано судом (переход прав кредитора к третьему лицу может быть признан несостоявшимся), если будет установлено, что, исполняя обязательство за должника, третье лицо действовало недобросовестно, исключительно с намерением причинить вред кредитору или должнику по этому обязательству (п. 21 Постановления Пленума № 54; определения ВС от 16.06.2016 № 302-ЭС16-2049; от 15.08.2016 № 308-ЭС16-4658). В подобной ситуации, по мнению ВС, третье лицо может взыскать исполненное с кредитора по правилам о неосновательном обогащении (п. 20 Постановления Пленума ВС № 54).

11. В силу п. 4 коммент. ст. указанные выше последствия наступают также в случае исполнения третьим лицом обязанности в депозит нотариуса (ст. 327 ГК). При этом следует иметь в виду, что коммент. ст. не устанавливает особых правил депонирования третьим лицом. Последнее может (обязано) использовать данный суррогат исполнения только при наличии обстоятельств, указанных в п. 1 и 1.1 ст. 327 ГК, и соблюдением всех установленных ст. 327 ГК (см. коммент. к ней) предписаний.

Равным образом, п. 4 коммент. ст. распространяет указанные выше последствия на случай зачета третьим лицом своего однородного требования к кредитору против требования последнего к должнику. Подобный зачет является исключением из общих правил встречности зачитываемых требований (ст. 410 ГК), однако во всем остальном должен отвечать установленным ст. 410–412 ГК условиям.

При наличии возложения такие депонирование или зачет, произведенные третьим лицом, носят правопрекращающий эффект. В ситуации осуществления депонирования или зачета, совершенных третьим лицом в случаях, указанных в п. 2 коммент. ст., происходит суброгационный эффект — переход прав кредитора по этому обязательству к третьему лицу (п. 5 коммент. ст.).

12. Пункт 5 коммент. ст. регламентирует также вопрос возможной конкуренции требования кредитора и требования третьего лица, полученного им по суброгации, при частичном исполнении обязательства должника.

Воплощая принцип, известный еще римскому праву — nemo subrogat contra se (никто не допускает вступления в свои права против своих интересов), — коммент. норма устанавливает, что частично перешедшие к третьему лицу права кредитора не могут быть использованы таким третьим лицом в ущерб кредитору. При недостаточности у должника средств для удовлетворения требования в полном объеме в первую очередь должны удовлетворяться требования оригинального кредитора, и только в оставшейся части суброгационного (третьего лица). Точно так же при недостаточности обеспечения сначала погашаются требования оригинального кредитора и лишь затем — требования третьего лица.

Подобное решение, хотя соответствует цивилистической традиции и является системным для современного российского законодательства (см., напр., п. 4 ст. 364 ГК и коммент. к нему), представляется небесспорным. Нет никакой причины отдавать предпочтение оригинальному кредитору, который был наделен правом отказаться от частичной оплаты, и тем самым, мог не допустить соответствующего конфликта своих интересов с интересами третьего лица (см.: Павлов А. А., Заброцкая А. М. Новые принципы регулирования солидарных обязательств // Вестник ВАС. 2011. № 9. С. 85).

13. При возложении исполнения обязательства на третье лицо должник не выбывает из правоотношения. Этим возложение исполнения отличается от перевода долга (см. ст. 391 ГК и коммент. к ней), результатом которого является замена должника. Как следствие, ответственным перед кредитором продолжает оставаться должник, а у кредитора отсутствует право требования к третьему лицу.

Должник, возложивший исполнение на третье лицо, непосредственно отвечает перед кредитором за действия указанного лица (см. ст. 403 ГК и коммент. к ней). Так, в случае нарушения денежного обязательства третьим лицом, на которого было возложено исполнение этого обязательства, проценты, предусмотренные ст. 395 ГК, взыскиваются не с этого лица, а с должника на тех же основаниях, что и за собственные нарушения (п. 46 Постановления Пленума ВС № 7).

Поскольку правила ст. 403 ГК являются специальными по отношению к предписаниям п. 6 коммент. ст., последние не подлежат применению при возложении должником на третье лицо исполнения неденежного обязательства. За его неисполнение или ненадлежащее исполнение третьим лицом перед кредитором в силу ст. 403 ГК отвечает должник, если иное не установлено законом (п. 22 Постановления Пленума ВС № 54).

14. С учетом сказанного выше, правила п. 6 коммент. ст. об ответственности третьего лица за недостатки предоставленного неденежного исполнения могут применяться только в случае, когда третье лицо осуществляет такое исполнение по собственному усмотрению (напр., в случае, указанном в подп. 2 п. 2 коммент. ст.). Однако и в той ситуации предписание п. 6 коммент. ст. выглядит спорным, поскольку навязывает кредитору в качестве ответственного лица субъекта, которого он себе в должники не выбирал, а следовательно рисков, связанных, например, с его неплатежеспособностью, он на себя не принимал. О возможных вариантах решения этого вопроса подробнее см.: Договорное и обязательственное право (общая часть): постатейный комментарий к ст. 307–453 Гражданского кодекса Российской Федерации. С. 114–115 (авторы комментария — С. В. Сарбаш и А. Г. Карапетов)).

Судебная практика по ст. 313 ГК РФ

Позиции высших судов по статье 313 Гражданского кодекса.

Верховный Суд Российской Федерации

  1. Определение от 4 октября 2019 г. по делу № А02-2271/2016
  2. Определение от 3 октября 2019 г. по делу № А10-5362/2017
  3. Определение от 1 октября 2019 г. по делу № А07-2379/2019
  4. Определение от 1 октября 2019 г. по делу № А27-23002/2018
  5. Определение от 20 сентября 2019 г. по делу № А65-15281/2017
  6. Определение от 28 августа 2019 г. по делу № А40-122605/2017
  7. Определение от 19 августа 2019 г. по делу № А40-213378/2018
  8. Определение от 5 августа 2019 г. по делу № А70-9400/2018
  9. Определение от 18 июля 2019 г. по делу № А40-74771/2018
  10. Определение от 12 июля 2019 г. по делу № А02-999/2018

Иск о прекращении залога и погашении записи об ипотеке (долг погашен)

ИСКОВОЕ ЗАЯВЛЕНИЕ

о прекращении залога и погашении записи об ипотеке

11.03.2014 г. между истцом и ответчиком был заключен договор ипотеки (далее – договор ипотеки) в обеспечение исполнения кредитного договора.

Согласно абз.2 пункта 1.4 договора ипотеки истец предоставил ответчику в залог принадлежащую истцу на праве собственности квартиру по адресу: Московская область, город Балашиха, ул. Лесная, д.2, кв.1 (далее – квартира).

Согласно п.1, п.1.2, п.1.3 договора ипотеки залог квартиры обеспечивает обязательство истца по выплате ответчику кредита в сумме 2 657 000 руб., выданного до 11.12.2018 г. под 13,5 % годовых.

23.03.2016 г. решением Балашихинского суда Московской области было удовлетворено заявление ответчика о взыскании с истца суммы задолженности по кредитному договору в размере 2 615 891,84 руб., госпошлины в размере 26 408,22 руб., обращении взыскания на заложенную квартиру путем продажи с публичных торгов. Решение вступило в законную силу 06.05.2016 г.

27.09.2017 г. истец погасил задолженность по решению суда в полном объеме путем внесения наличных денежных средств в кассу ответчика, что подтверждается приходным кассовым ордером № 07М1 от 27.09.2017 г. на сумму 26 408,22 руб. (прилагаю), приходным кассовым ордером № 07L3 от 27.09.2017 г. на сумму 2 615 891,84 руб. (прилагаю).

06.10.2017 г. в отношении истца было прекращено исполнительное производство, о чем судебным приставом-исполнителем Отдела судебных приставов по Балашихинскому району Управления ФСС по Московской области вынесено постановление (прилагаю).

10.10.2017 г. Истец обратился к банку с просьбой о погашении записи об ипотеке. Однако ответчик немотивированно отказывает истцу в снятии обременения.

Согласно пдп.1 п.1 ст.352 Гражданского кодекса РФ залог прекращается с прекращением обеспеченного залогом обязательства.

Согласно п.2 ст.352 Гражданского кодекса РФ залогодатель вправе требовать от залогодержателя совершения всех необходимых действий, направленных на внесение записи о прекращении залога (статья 339.1).

Согласно ч. 1 ст. 25 Федерального закона от 16.07.1998 г “Об ипотеке (залоге недвижимости)”, если иное не предусмотрено федеральным законом или настоящей статьей, регистрационная запись об ипотеке погашается в течение трех рабочих дней с момента поступления в орган, осуществляющий государственную регистрацию прав, заявления владельца закладной, совместного заявления залогодателя и залогодержателя, заявления залогодателя с одновременным представлением закладной, содержащей отметку владельца закладной об исполнении обеспеченного ипотекой обязательства в полном объеме, либо решения суда, арбитражного суда о прекращении ипотеки.

В соответствии с пунктом 52 Постановления Пленума Верховного Суда РФ и Пленума Высшего Арбитражного Суда РФ от 29.04.2010 г. № 10/22 “О некоторых вопросах, возникающих в судебной практике при разрешении споров, связанных с защитой права собственности и других вещных прав” в случаях, когда запись в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество нарушает право истца, которое не может быть защищено путем признания права или истребования имущества из чужого незаконного владения (право собственности на один и тот же объект недвижимости зарегистрировано за разными лицами, право собственности на движимое имущество зарегистрировано как на недвижимое имущество, ипотека или иное обременение прекратились), оспаривание зарегистрированного права или обременения может быть осуществлено путем предъявления иска о признании права или обременения отсутствующими”.

Таким образом, в связи с фактическим отказом ответчика погасить регистрационную запись об ипотеке путем подачи совместного заявления залогодателя и залогодержателя, истец в соответствии с ч.1 ст.25 Федерального закона от 16.07.1998 г N 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)” вынужден обратиться в суд с настоящим иском.

На основании изложенного и в соответствии со ст.352 Гражданского кодекса РФ, п.1 ст.25 Федерального закона от 16.07.1998 г N 102-ФЗ “Об ипотеке (залоге недвижимости)”

ПРОШУ СУД:

  1. Признать прекращенным обременение (ипотеку) в отношении жилого помещения – квартиры, расположенной по адресу: Московская область, город Балашиха, ул. Лесная, д.2, кв.1.
  2. Обязать Управление Росреестра по Московской области погасить запись о наличии обременения (ипотеки) в отношении жилого помещения – квартиры, расположенной по адресу: Московская область, город Балашиха, ул. Лесная, д.2, кв.1.

Какие проблемы возникают при банкротстве кредитных организаций

Экономика любой страны будет сильной, если права, свободы, интересы граждан и предприятий будут защищены на законодательном уровне. Ежедневно многие индивидуальные предприниматели и юридические лица рискуют, вкладывая свои активы в какую-либо деятельность. Никто не застрахован от разорения и неспособности в дальнейшем исполнить обязанность по уплате долгов перед кредиторами. Правовые проблемы банкротства у многих вызывают опасения, поэтому необходимо самостоятельно или с помощью специалистов разобраться в этом вопросе.

Кредитные организации: какими бывают

Кредитные организации можно распределить на 2 вида. Это зависит от спектра проделываемых операций:

  1. Банк (кредитная организация) – привлекает физические и юридические лица стать вкладчиками, размещает активы, предоставляя условия возврата и др., открывает счета.
  2. Кредитная организация (небанковская КО) – производит отдельные банковские операции, установленные Банком России, которые позволяет осуществлять закон.

Какие возникают нюансы при банкротстве кредитных организаций

Правовые проблемы банкротства кредитных организаций, вселяют ужас и опасения у вкладчиков. Чтобы такая организация считалась несостоятельной на законном основании нужно, чтобы арбитражный суд признал это. На осуществление уплаты задолженности перед кредиторами кредитной организации даётся 14 дней после принятия решения. Если этого не происходит, то у неё отзывается лицензия (даёт Банк России) на возможность осуществлять финансовые операции. В основном процедуру банкротства проводят, основываясь на Федеральный закон от 26. 10. 2002 г. № 127. Но специфика несостоятельности кредитных образований привела к необходимости принятия в 1999 году (25 февраля) ещё одного нового ФЗ № 40 «О банкротстве кредитных организаций» для устранения пробелов и противоречий, которые позволяют трактовать нормы закона по-разному.

Правовые аспекты в научных трудах

Анализу правовых проблем, связанных с несостоятельностью (банкротством) кредитных организаций посвящено немало научных статей, над которыми трудились юристы, экономисты и другие специалисты России. Этот вопрос сейчас является актуальным. Учёные пришли к выводу, что нужно в полной мере создавать предупредительные меры, способствующие недопущению банкротства, а также реабилитационные механизмы для должников в самом начале процедуры несостоятельности. Исследования показали, что при решении правовых проблем, касающихся банкротства кредитных организаций важно равномерно удовлетворять интересы кредиторов при реализации конкурсного права. Сейчас институт банкротства в РФ находится только вначале своего пути, а проблемы правового регулирования и возможность исполнения обязательств всех сторон стоят довольно остро.

Предупредительные меры для кредитных организаций

Чтобы не допустить признания банкротами кредитные организации, были разработаны специальные стратегические меры. Они включают:

  1. Финансовое оздоровление.
  2. Введение на временной основе новой управленческого органа (на любом этапе).
  3. Реорганизацию.
  4. Привлечение «Агентства по страхованию вкладов».

Временная администрация может быть назначена до того, как будет отозвана лицензия у КО (кредитной организации) на выполнение денежных операций в банковских учреждениях. Если временный управленческий орган будет назначен после отзыва лицензии, тогда его основной функцией стает изучение дел по финансовым вопросам.

Защита вкладчиков

Каждый вкладчик должен иметь право на сохранность своих сбережений. Грамотно разработанная система страхования депозитных вкладов, поможет людям больше доверять банкам и кредитным организациям. С. А. Устимова в научной статье указывает на этот факт, как на важнейшую составляющую экономики. При этом обязательно должны быть учтены интересы кредиторов. В той же научной статье И. Г. Линёва акцентирует внимание на то, что во многих странах мира (Соединённых Штатах Америки и в европейских государствах) страховая политика находится на порядок выше, чем в Российской Федерации. К примеру, японское и бельгийское законодательство гарантирует выплату вкладов в 100%-ом эквиваленте.

Риски и возможности

Предпринимательские риски всегда очень высоки, в условиях нестабильности экономики. А правовые проблемы банкротства делают лица, которые не рассчитали свои силы и возможности при осуществлении займа, незащищёнными, поскольку в правовом поле больше защищены кредиторы. По большей части незащищенность больше всего касается индивидуальных предпринимателей.

С холдинговыми структурами дела обстоят иначе. Их средства находятся у общих бенефициаров, а значит в их власти хранить в большом количестве активы в одной фирме или предприятии, а долги – в другой. Такая политика позволяет выводить имеющиеся средства за границу и контролировать банкротство. Такие злоупотребления требуют доработок на законодательном уровне.

Экономика любой страны будет сильной, если права, свободы, интересы граждан и предприятий будут защищены на законодательном уровне. Ежедневно многие индивидуальные предприниматели и юридические лица рискуют, вкладывая свои активы в какую-либо деятельность. Никто не застрахован от разорения и неспособности в дальнейшем исполнить обязанность по уплате долгов перед кредиторами. Правовые проблемы банкротства у многих вызывают опасения, поэтому необходимо самостоятельно или с помощью специалистов разобраться в этом вопросе.