Ответственность акционера за деятельность акционерного общества

При форме ведения бизнеса в виде ОАО или ЗАО важно учитывать ответственность акционеров. Она бывает трех видов – солидарная, имущественная и субсидиарная. Каждый из них имеет отличительные признаки и применяется строго в ограниченных случаях.

Солидарная ответственность акционеров

Читайте: Виды штрафных санкций для ООО

Такая ответственность наступает по обязательствам общества при неоплате акций или долей, или же при наличии долгов у дочернего предприятия. Если бизнес ведется в формате ООО, вместо акционеров присутствуют учредители, а солидарная ответственность возникает при невнесении доли в уставной капитал.

В ст. 2 ФЗ «Об акционерных обществах» говорится, что акционеры несут риск убытков общества в пределах стоимости их акций. Это означает, что при неблагоприятной ситуации с них можно взыскать только определенную сумму.

Рассмотрим несколько признаков солидарной ответственности перед акционерным обществом:

  • Участник АО не оплатил стоимость приобретенных им акций. В течение года с момента регистрации общества акционеры должны внести денежные средства за ценные бумаги, если в договоре о создании общества не указаны иные сроки.
  • Наличие долгов перед кредиторами. Согласно законодательству, займодатель может истребовать долги как с группы акционеров, так и с отдельного участника АО. Если у предприятия денег нет, инициируется процедура банкротства.

Важно! Акционеры отвечают по обязательствам АО, при этом характер обязательства значения не имеет.

Субсидиарная ответственность акционеров

Субсидиарная ответственность по долгам применяется при банкротстве, если имущества организации недостаточно для их погашения. Здесь есть несколько нюансов:

  • Ответственность наступает только при наличии доказанной вины. Например, если дочернее предприятие нанесло убытки кредитору или контр-агенту, АО обязано все возместить;
  • Субсидиарная ответственность применяется при условии, что банкротство наступило в результате неправомерных действий или бездействия акционеров. Обязательно должна быть установлена причинно-следственная связь.

Привлечение к субсидиарной ответственности возможно только при наличии доказанного факта несостоятельности и вины участников АО.

Имущественная ответственность акционеров

Имущественная ответственность за деятельность акционерного общества – это первое, что применяется при наличии долговых обязательств. Субсидиарная наступает лишь в случае, когда для погашения задолженности не хватает реализованного имущества.

Важно! Во всех сферах АО отвечает принадлежащим ему имуществом. Это могут быть ценные бумаги, недвижимость, право требования долга, банковские счета.

Рассмотрим практический пример привлечения к имущественной ответственности ОАО при банкротстве:

У АО накопились долги перед кредиторами на сумму свыше 10 000 000 руб. Представитель общества подал иск в арбитражный суд о банкротстве. Был назначен управляющий. Далее все выглядело так:

  1. Произведена оценка имущества организации. Его предварительной стоимости по расчетам должно хватить для погашения задолженности;
  2. Оформлены решение суда и исполнительный лист. Пристав выставил имущество на торги.
  3. После продажи заемщик получил денежные средства в счет погашения задолженности.

Все три вида ответственности акционеров могут пересекаться между собой. Например, при банкротстве дочерней компании по вине главной наступает солидарная, но для погашения долгов может применяться имущественная путем продажи ценных предметов, принадлежащих обществу, виновному в несостоятельности филиала.

1. Неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей, возложенных на арбитражного управляющего в соответствии с настоящим Федеральным законом или федеральными стандартами, является основанием для отстранения арбитражным судом арбитражного управляющего от исполнения данных обязанностей по требованию лиц, участвующих в деле о банкротстве, а также по требованию саморегулируемой организации арбитражных управляющих, членом которой он является.

В случае отмены определения арбитражного суда об отстранении арбитражного управляющего от исполнения данных обязанностей за неисполнение или ненадлежащее их исполнение арбитражный управляющий не подлежит восстановлению арбитражным судом для исполнения данных обязанностей.

2. В случае исключения арбитражного управляющего из саморегулируемой организации в связи с нарушением арбитражным управляющим условий членства в саморегулируемой организации, нарушения арбитражным управляющим требований настоящего Федерального закона, других федеральных законов, иных нормативных правовых актов Российской Федерации, федеральных стандартов, стандартов и правил профессиональной деятельности арбитражный управляющий отстраняется арбитражным судом от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве на основании ходатайства саморегулируемой организации не позднее чем в течение десяти дней с даты его поступления.

В случае отмены или признания недействительным решения об исключении арбитражного управляющего из саморегулируемой организации, послужившего основанием для отстранения арбитражным судом арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, арбитражный управляющий не может быть восстановлен арбитражным судом для исполнения данных обязанностей.

При получении саморегулируемой организацией копий ходатайств, содержащих требование об отстранении или освобождении арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и направленных в арбитражный суд лицами, участвующими в деле о банкротстве, а также при направлении саморегулируемой организацией в арбитражный суд ходатайства об отстранении или освобождении арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве саморегулируемая организация представляет кандидатуру арбитражного управляющего в порядке, установленном статьей 45 настоящего Федерального закона.

3. Применение к арбитражному управляющему наказания в виде дисквалификации за совершение административного правонарушения влечет за собой отстранение арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве.

В течение трех рабочих дней с даты получения вступившего в законную силу решения суда о дисквалификации арбитражного управляющего федеральный орган исполнительной власти, уполномоченный Правительством Российской Федерации на осуществление формирования и ведения реестра дисквалифицированных лиц, уведомляет саморегулируемую организацию, членом которой является арбитражный управляющий, о дисквалификации арбитражного управляющего с приложением вступившего в законную силу решения суда о дисквалификации арбитражного управляющего путем направления такого уведомления способом, обеспечивающим его получение не позднее чем через пять дней с даты отправления. Сведения, содержащиеся в реестре дисквалифицированных лиц, подлежат включению в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве.

В течение трех рабочих дней с даты получения такого уведомления саморегулируемая организация обязана направить в арбитражный суд, утвердивший арбитражного управляющего в деле о банкротстве, ходатайство об отстранении арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве по почте или иным обеспечивающим получение такого уведомления способом не позднее чем через пять дней с даты его направления.

Отстранение арбитражного управляющего, к которому применено административное наказание в виде дисквалификации, от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и утверждение нового арбитражного управляющего осуществляются арбитражным судом не позднее дня, следующего после дня принятия ходатайства саморегулируемой организации, без вызова лиц, участвующих в деле о банкротстве. При этом должны быть учтены требования, которые предусмотрены конкурсным кредитором или уполномоченным органом, являющимися заявителями по делу о банкротстве, либо собранием кредиторов в соответствии с пунктом 3 статьи 20.2 настоящего Федерального закона.

Определение арбитражного суда об отстранении арбитражного управляющего от исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и утверждении нового арбитражного управляющего подлежит немедленному исполнению.

Отмена судебного акта о дисквалификации арбитражного управляющего не является основанием для восстановления его арбитражным судом для исполнения возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве.

4. Арбитражный управляющий обязан возместить должнику, кредиторам и иным лицам убытки, которые причинены в результате неисполнения или ненадлежащего исполнения арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве и факт причинения которых установлен вступившим в законную силу решением суда.

Арбитражный управляющий обязан возместить членам саморегулируемой организации арбитражных управляющих убытки, возникшие в связи с необходимостью привести размер компенсационного фонда этой организации в соответствие с требованиями статьи 25.1 настоящего Федерального закона после осуществления компенсационной выплаты из компенсационного фонда в связи с возмещением убытков, причиненных лицам, участвующим в деле о банкротстве, и иным лицам вследствие неисполнения или ненадлежащего исполнения этим арбитражным управляющим возложенных на него обязанностей в деле о банкротстве, за исключением случаев, если он действовал в соответствии с внутренними документами саморегулируемой организации, стандартами и правилами профессиональной деятельности.

5. Федеральными стандартами, стандартами и правилами профессиональной деятельности могут устанавливаться дополнительные требования к обеспечению имущественной ответственности арбитражного управляющего за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей в деле о банкротстве.

Требования к обеспечению имущественной ответственности арбитражного управляющего, возникшей вследствие обязанности возместить членам саморегулируемой организации арбитражных управляющих убытки, причиненные в связи с необходимостью привести размер компенсационного фонда этой саморегулируемой организации в соответствие с требованиями статьи 25.1 настоящего Федерального закона после осуществления компенсационной выплаты из компенсационного фонда этой саморегулируемой организации, устанавливаются федеральными стандартами, стандартами и правилами профессиональной деятельности. Указанными стандартами может устанавливаться обязанность арбитражного управляющего осуществлять страхование риска такой гражданской ответственности.

6. Сведения о вынесении арбитражным судом судебного акта о признании действий арбитражного управляющего незаконными, о взыскании с арбитражного управляющего убытков в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением обязанностей в деле о банкротстве подлежат включению в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве в порядке, предусмотренном статьей 28 настоящего Федерального закона, в течение трех рабочих дней с даты вступления соответствующего судебного акта в силу.

В сообщении, подлежащем включению в Единый федеральный реестр сведений о банкротстве в соответствии с настоящим пунктом в связи со взысканием с арбитражного управляющего убытков, должен быть указан размер убытков, взысканный с арбитражного управляющего в соответствии с судебным актом.

Статья 179. Недействительность сделки, совершенной под влиянием обмана, насилия, угрозы или неблагоприятных обстоятельств

1. Сделка, совершенная под влиянием насилия или угрозы, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

2. Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

Обманом считается также намеренное умолчание об обстоятельствах, о которых лицо должно было сообщить при той добросовестности, какая от него требовалась по условиям оборота.

Сделка, совершенная под влиянием обмана потерпевшего третьим лицом, может быть признана недействительной по иску потерпевшего при условии, что другая сторона либо лицо, к которому обращена односторонняя сделка, знали или должны были знать об обмане. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки.

3. Сделка на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, чем другая сторона воспользовалась (кабальная сделка), может быть признана судом недействительной по иску потерпевшего.

4. Если сделка признана недействительной по одному из оснований, указанных в пунктах 1 — 3 настоящей статьи, применяются последствия недействительности сделки, установленные статьей 167 настоящего Кодекса. Кроме того, убытки, причиненные потерпевшему, возмещаются ему другой стороной. Риск случайной гибели предмета сделки несет другая сторона сделки.

Комментарий к статье 179 Гражданского Кодекса РФ

1. Правила настоящей статьи, как это следует из ее редакции, имеющие общий характер, относятся к сделкам как граждан, так и юридических лиц, притом совершаемым и лично, и через представителя.

2. Общей чертой названных в ст. 179 сделок является искажение действительной воли стороны, вступающей в сделку, что необходимо для признания сделки действительной. Поэтому, независимо от различных причин такого искажения воли, сделка должна быть признана недействительной, и ГК предусматривает единые последствия недействительности таких сделок.

3. Применительно к сделкам, совершенным под влиянием обмана, насилия и угрозы, не имеет значения, от кого исходили такие действия: от контрагента по сделке или от третьих лиц, действующих в его интересах или заинтересованных в совершении сделки.

4. Обман представляет собой умышленное введение другой стороны в заблуждение с целью вступить в сделку. Обман может относиться как к элементам самой сделки, так и к обстоятельствам, находящимся за ее пределами, в том числе к мотивам, если они имели значение для формирования воли участника сделки. Обманные действия могут совершаться в активной форме или же состоять в бездействии (умышленное умолчание о фактах, могущих воспрепятствовать совершению сделки).

5. Насилием является причинение участнику сделки физических или душевных страданий с целью понудить его к совершению сделки. Последние могут быть причинены также путем насилия в отношении лиц, близких участнику сделки. Насилие должно выражаться в незаконных, однако не обязательно уголовно наказуемых действиях, например, насилием может быть воздействие на волю контрагента посредством использования служебного положения.

6. Угроза представляет собой психическое воздействие на волю лица посредством заявлений о причинении ему какого-либо зла в будущем, если оно не совершит сделку. Как и насилие, угроза может быть направлена и против лиц, близких участнику сделки.

В отличие от насилия угроза, во-первых, состоит в совершении только психического, но не физического воздействия и, во-вторых, имеет место при наличии как неправомерных, так и правомерных действий (например, угроза лишить наследства или наложить арест на имущество), если они направлены на принуждение контрагента вступить в сделку. Основанием для признания сделки недействительной должна считаться не всякая угроза, а такая, которая значительна и носит реальный, а не предположительный характер.

7. Злонамеренное соглашение представителя одной стороны с другой имеет место при наличии, во-первых, их умышленного сговора, во-вторых, возникновения вследствие этого неблагоприятных последствий для представляемого. Не имеет значения, получил ли участник такого сговора какую-либо выгоду от совершения сделки или она была совершена с целью нанесения ущерба представляемому.

Небрежность представителя при совершении сделки и заключение ее на неблагоприятных условиях не служат основанием для ее оспаривания; последствия этого падают на представляемого, который может требовать возмещения убытков от представителя. Специальные правила установлены для случаев совершения представителем действий, выходящих за рамки полученного им полномочия (см. ст. 183 ГК и коммент. к ней).

8. Стечение тяжелых обстоятельств (кабальность сделки) само по себе не является основанием недействительности сделки. Для этого необходимы два условия: а) заключение сделки под влиянием таких обстоятельств на крайне, а не просто невыгодных условиях, б) наличие действий другой стороны, свидетельствующих о том, что она такими тяжелыми обстоятельствами воспользовалась.

Не требуется, чтобы эта другая сторона совершала активные действия с тем, чтобы воспользоваться тяжелыми обстоятельствами контрагента; само заключение сделки будет, как правило, достаточным. Например, продажа имущества по явно заниженной цене беженцами или погорельцами, произведенная по их инициативе, является основанием для применения правил ст. 179 о кабальной сделке.

9. В отношении сделок юридических лиц, прежде всего коммерческих, применение правил ст. 179 о кабальных сделках в условиях неустойчивости современного рынка чревато практическими трудностями. При неблагоприятной конъюнктуре рынка предприниматели могут идти на заключение сделок на явно невыгодных для себя условиях, опасаясь дальнейшего ухудшения экономической обстановки. Такие сделки не могут признаваться кабальными. Равным образом не должны признаваться кабальными сделки, совершенные предпринимателями с явными коммерческими просчетами, поскольку предпринимательская деятельность осуществляется на их риск (п. 1 ст. 2 ГК и коммент. к ней).

10. Сделки рассматриваемой группы являются оспоримыми, и суд вправе признать их полностью или частично действительными (ст. 180 ГК). Это возможно при частичном исполнении сделки и необратимости произведенного исполнения, а также в интересах потерпевшего. Учитывая неправомерный характер рассматриваемых сделок, основания для их сохранения в силе по общему правилу будут отсутствовать.

11. Предусматриваемые в п. 2 последствия недействительности рассматриваемых сделок именуются односторонней реституцией и носят конфискационный характер для контрагента потерпевшей стороны. Помимо того, это лицо обязано возместить потерпевшему причиненный реальный ущерб, который должен быть доказан (ст. 15 ГК и коммент. к ней). Для применения правил ст. 1103 ГК о неосновательном обогащении нет оснований (см. п. 5 коммент. к ст. 171 ГК).

Комментарий к ст. 179 ГК РФ

1. Комментируемая статья объединяет четыре состава недействительных сделок, общей чертой которых является дефект внутренней воли совершивших их лиц, поскольку они действуют под влиянием таких внешних факторов, которые исключают свободное формирование их воли на совершение сделки. Сближает эти сделки и то, что дефект воли одного из участников сделки возникает под воздействием другой стороны или, по крайней мере, используется ею в своих интересах.

Правила ст. 179 распространяются на сделки как граждан, так и юридических лиц. Известной спецификой в этом плане обладают лишь правила о кабальных сделках, применение которых к сделкам с разным субъектным составом, в частности с участием предпринимателей, имеет определенные особенности.

Указанные обстоятельства предопределили отнесение всех рассматриваемых сделок к числу оспоримых, а также применение к ним одинаковых правовых последствий их недействительности.

Наконец, моментом, объединяющим рассматриваемые сделки, является также то, что нередко действия одного из участников сделки одновременно образуют состав административного правонарушения или даже уголовного преступления. В частности, УК наряду с традиционными составами преступлений, предусматривающими уголовную ответственность за побои (ст. 116 УК), истязание (ст. 117 УК), угрозу убийством (ст. 119 УК), причинение тяжкого вреда здоровью (ст. 111 УК), мошенничество (ст. 159 УК) и др., установил специальную ответственность за «принуждение к совершению сделки или отказ от ее совершения под угрозой применения насилия, уничтожения или повреждения чужого имущества, а равно распространения сведений, которые могут причинить существенный вред правам и законным интересам потерпевшего или его близких» (ст. 179 УК).

Статья 179 сравнительно редко применяется на практике, хотя подпадающие по ее действие сделки совершаются достаточно часто. Это объясняется как трудностями в доказывании оснований признания данных сделок недействительными, так и тем, что права потерпевших нередко восстанавливаются в рамках уголовного судопроизводства, что является для них более простым и выгодным.

Наряду с общими моментами каждый из составов рассматриваемых сделок обладает определенной спецификой.

2. Под обманом понимается намеренное введение в заблуждение участника сделки его контрагентом или иным лицом, непосредственно заинтересованным в данной сделке. Считается, в частности, что сторона знала об обмане, если виновное в обмане третье лицо являлось ее представителем или работником либо содействовало ей в совершении сделки. Если сделка совершена под влиянием обмана, допущенного посторонним лицом (например, лицом, желающим просто причинить вред одному из ее участников), для применения последствий, предусмотренных ст. 179, нет оснований и такая сделка может быть квалифицирована по ст. 178 ГК.

Обман может касаться не только элементов самой сделки, но и затрагивать обстоятельства, находящиеся за ее пределами, в частности относиться к мотиву сделки. Важно лишь, чтобы обман касался таких существенных моментов, под влиянием которых сторона пошла на заключение сделки, которая бы никогда не состоялась, если бы лицо имело истинное представление о действительности.

Сам обман может выражаться как в активных действиях недобросовестного участника (сообщение им контрагенту ложных сведений, представление подложных документов и т. п.), так и в воздержании от действий, которые он должен был совершить (умышленное умолчание об обстоятельствах, имеющих существенное значение, и т. п.).

Сделка, совершенная под влиянием обмана, может быть признана недействительной, только если обстоятельства, относительно которых потерпевший был обманут, находятся в причинной связи с его решением о заключении сделки. При этом подлежит установлению умысел лица, совершившего обман (п. 99 постановления ВС № 25).

Вместе с тем от обмана, влекущего признание сделки недействительной, следует отличать такие смежные с ним случаи, как неисполнение или ненадлежащее исполнение возникшего из сделки обязательства. Так, продавец, осведомленный о дефектах отчуждаемого им имущества, но не сообщивший о них покупателю, будет отвечать за ненадлежащее исполнение договора купли-продажи (ст. 475–476 ГК). Напротив, если будет доказано, что продавец продал вещь, скрыв то, что она является краденой или подлежит уничтожению, сделка по требованию покупателя может быть признана недействительной как заключенная под влиянием обмана.

Не могут считаться обманом в смысле ст. 179 и такие действия контрагента, как его отказ от обещаний, не облеченных в требуемую законом форму (например, отказ продавца от устного обещания заменить не подошедшую покупателю вещь при отсутствии указаний на это в договоре купли-продажи), от обещаний, не имеющих юридической силы (например, отказ от обещания жениться) и от обещаний совершить противоправные действия (например, отказ от обещания оказать незаконное содействие в решении интересующего контрагента вопроса).

3. Насилием по смыслу комментируемой статьи считается физическое воздействие как на самого участника сделки, так и на его родных и близких с целью заставить его совершить сделку. Насилие может выражаться в нанесении побоев, истязании, причинении телесных повреждений, насильственном удержании и т. п. Объектом насильственных действий может быть не только личность (физическая неприкосновенность) участника сделки или его близких, но и принадлежащее им имущество (повреждение автомашины, поджог дома и т. п.).

Лицом, совершающим указанные насильственные действия, может оказаться не только сторона в сделке или лицо, имеющее в ней непосредственную заинтересованность, но и любое лицо, действующее по их поручению или даже по собственной инициативе, но в их интересах. Например, насильственные действия по отношению к должнику, которого силой заставили подписать заведомо невыгодную для него сделку в целях погашения существующего долга, подпадают под действие ст. 179 независимо от того, кем они совершены. Важно лишь, чтобы сам контрагент был осведомлен о подобных действиях и воспользовался в своих интересах беспомощным состоянием своего контрагента.

4. В отличие от насилия угроза представляет собой неправомерное психическое воздействие на сторону в сделке с целью понудить ее к совершению сделки под страхом применения насилия, причинения душевных страданий, распространения порочащих сведений и т. п. Для того чтобы угроза опорочила сделку, она должна отвечать следующим признакам.

Во-первых, угроза должна быть существенной, т. е. состоять в возможности причинения зла достаточно значимым ценностям (жизни, здоровью, личной и деловой репутации и т. п.). Оценка существенности угрозы во многом зависит от личных качеств потерпевшего, его привязанностей, ценностных ориентиров и т. п.

Во-вторых, требуется, чтобы угроза была реальной, т. е. способной к осуществлению в действительности. Реальность угрозы определяется как степенью вероятности ее осуществления (которая, в свою очередь, зависит от личности угрожающего, имеющихся у него возможностей и т. п.), так и самой возможностью ее реализации (так, едва ли современного человека способны испугать угроза заколдовать или напустить порчу).

В-третьих, угроза может исходить не только от стороны в сделке или выгодоприобретателя, но и от любого лица. Необходимо лишь доказать, что сторона в сделке знала о том, что воля контрагента сформировалась не свободно, а под влиянием данной угрозы.

В-четвертых, как правило, не имеет значения, касается ли угроза правомерных или противоправных действий. Например, угроза сообщить в полицию о совершенном контрагентом преступлении точно так же порочит сделку, как и угроза совершить в отношении него преступные действия. В обоих случаях воля лица на сделку формируется под воздействием внешних факторов и не отражает истинной воли этого лица.

Исключение, однако, образует случай, когда правомерные действия, которые контрагент угрожает совершить, привели бы к такому же результату, что и сделка, совершенная под влиянием угрозы. Так, угроза обратиться в суд с требованием о замене вещи, в которой обнаружились существенные недостатки, никак не порочит сделку по замене данной вещи, совершенную продавцом под воздействием этой угрозы.

5. Совершение сделки на крайне невыгодных условиях, которую лицо было вынуждено совершить вследствие стечения тяжелых обстоятельств, как основание для признания сделки недействительной характеризуется следующими признаками. Прежде всего, сделка должна быть совершена на крайне невыгодных для нуждающейся стороны условиях. Это означает, что условия сделки должны быть не просто неблагоприятными для одной из ее сторон (что происходит весьма часто), а резко отличаться от обычных условий такого рода сделок. Иными словам, кабальность сделки должна быть очевидной и не нуждаться в особом доказывании.

Далее, потерпевший должен доказать, что был вынужден пойти на совершение кабальной для него сделки под влиянием стечения тяжелых для него обстоятельств. Такими обстоятельствами могут быть признаны, как правило, лишь чрезвычайные события (острая потребность в средствах для оплаты операции и приобретения лекарств, необходимость возмещения причиненного вреда и т. п.). Напротив, если невыгодная сделка совершена по легкомыслию, неопытности, под влиянием азарта и т. п., для признания ее недействительной по ст. 179 нет оснований.

Наконец, другая сторона в сделке должна быть осведомлена о тяжелом положении своего контрагента и сознательно использовать это обстоятельство в своих интересах. При этом не имеет значения, попал ли потерпевший в такое положение вследствие обстоятельств, зависящих от другого участника сделки, или это произошло совершенно независимо от него. Не играет роли и то, действует ли сторона в сделке активно (т. е. сама предлагает заключить кабальную сделку) или просто принимает предложение своего контрагента, который сам сформулировал кабальные условия договора. Юридически значимым является лишь само знание стороны о том, что сделка совершается другой стороной вынужденно, под воздействием стечения тяжелых обстоятельств.

Хотя в целом правила ст. 179 о кабальных сделках приложимы к любым гражданско-правовым сделкам, их применение к сделкам предпринимательского характера должно быть особенно взвешенным. При желании элемент кабальности может быть обнаружен почти в любой сделке, направленной на получение прибыли. Однако убытки, вызванные экономическими просчетами, и несостоявшиеся надежды «сорвать куш» не могут покрываться за счет других участников оборота с помощью ссылок на кабальность сделок. Поэтому в качестве кабальных могут признаваться лишь такие сделки с участием предпринимателей, которые действительно совершены под влиянием обстоятельств, относящихся или по крайней мере близких к обстоятельствам непреодолимой силы.

6. Требование о признании сделки недействительной на основании ст. 179 может быть заявлено лишь самим потерпевшим, а если это невозможно (например, в случае его смерти или признания его недееспособным) — его законным представителем или другими заинтересованными лицами (например, наследниками).

Однако, исходя из обстоятельств дела (необратимость последствий исполнения сделки, интересы самого потерпевшего и т. п.), суд может признать сделку действительной полностью или частично (ст. 180 ГК).

7. В качестве общего последствия недействительности сделок рассматриваемой группы ст. 179 в своей новой редакции предусматривает двухстороннюю реституцию. Хотя данное решение соответствует общей тенденции к сокращению в гражданском праве числа конфискационных санкций, оно представляется неоправданным, поскольку устраняет важный сдерживающий фактор для недобросовестных участников гражданского оборота. В итоге таким фактором остается лишь угроза присуждения к возмещению убытков, причиненных потерпевшему, которые, во-первых, нуждаются в доказывании, и, во-вторых, возникают далеко не всегда.

Помимо этого в п. 4 ст. 179 указывается на то, что риск случайной гибели предмета сделки (по-видимому, в период его нахождения у другой стороны сделки) несет другая сторона сделки.

В целом юридико-техническое качество новой редакции комментируемой ст. является крайне низким.

Судебная практика по ст. 179 ГК РФ

Позиции высших судов по статье 179 Гражданского кодекса.

Верховный Суд Российской Федерации

  1. Определение от 30 сентября 2019 г. по делу № А41-52108/2018
  2. Определение от 19 августа 2019 г. по делу № А32-42735/2016
  3. Определение от 12 августа 2019 г. по делу № А50-12236/2018
  4. Определение от 2 августа 2019 г. по делу № А40-34529/2018
  5. Определение от 2 августа 2019 г. по делу № А08-6549/2018
  6. Определение от 17 июля 2019 г. по делу № А02-913/2018
  7. Определение от 1 июля 2019 г. по делу № А45-8473/2017
  8. Определение от 17 июня 2019 г. по делу № А76-10485/2017
  9. Определение от 28 мая 2019 г. по делу № А40-52448/2018
  10. Определение от 14 мая 2019 г. по делу № А44-2189/2018