Монистическая и дуалистическая теории международного права

Дуалистическая и монистическая концепции МП

В правовой доктрине применительно к трактовке соотношения международного и внутригосударственного права существуют две основные теории —монистическаяи дуалистическая.

Суть монистических концепцийсостоит в признании единства обеих правовых систем. Международное и национальное право рассматриваются как части единой системы права. При этом сторонники этих концепций расходятся только в вопросе примата (первенства, верховенства) этих правовых систем. Одни из них исходят из примата внутригосударственного права над международным (немецкая юридическая литература второй половины XIX — начала ХХ в.) Так, один из видных представителей этого направления немецкий ученый А. Цорн писал: «Международное право юридически является правом лишь тогда, когда оно является государственным правом». А его коллега А. Лассон утверждал, что «государство оставляет за собой свободу решать, соблюдать международное право или нет, в зависимости от того, диктуется ли это его интересами».

Обоснование позиции сторонников другой разновидности монистической концепции — примата международного права над внутригосударственным, получившей широкое распространение, содержится в трудах австрийского юриста ХХ в. Г. Кельзена, в послевоенные годы, профессора Калифорнийского университета (США). Отождествляя государство с корпорацией, Кельзен писал: «Государство рассматривается только как правовое явление, как юридическое лицо, т.е. корпорацию». Поэтому соотношение между международным правопорядком и национальными правопорядками «напоминает соотношение национального правопорядка и внутренних норм корпорации».

Суть дуалистическойтеории: международное и внутригосударственное право — две различные самостоятельные правовые системы права, не подчиненные одна другой. Признается различие в субъектах, методах нормотворчества, формах существования правовых норм, правоприменительной практикой. Для того чтобы норма международного права приобрела юридическую силу на территории государства, она должна быть трансформированав национальный правовой акт. Генеральная трансформациязаключается в установлении государством в своем внутреннем законодательстве общей нормы, придающей международно-правовым нормам силу внутригосударственного действия. Специальная трансформация заключайсяв придании государством конкретным нормам международного права силы внутригосударственного действия путем их воспроизведения в законе текстуально.
Признавая самостоятельностьдвух правовых систем, нельзя отрывать одну систему от другой, возводить между ними «китайскую стену», необходимо признать их взаимодействие.Термин взаимодействиев данном случае обозначает такую форму взаимоотношений, при которой каждая из систем не заменяет, не подменяет и не поглощает другую, не имеет характера господства и подчинения, а способствует функционированию каждой. Связь между международным и внутригосударственным правом характеризуется координацией, взаимосогласованностью, взаимодополнимостью.

Так, например,Венская конвенция о праве международного договора 1969 г.— основной международно-правовой документ, который регулирует порядок заключения, действия и приостановления действия международных договоров — уделяет большое внимание вопросам взаимозависимости международного и внутригосударственного права. Без одновременного соблюдения существенных норм обоих правопорядков заключить действительный международный договор или приостановить его действие невозможно. Более того, согласно Венской конвенции, исключительно внутригосударственным правом регулируется порядок признания юридической силы любого международного договора, в частности, его ратификации. Равно также регулируется порядок выхода из него одной из сторон (денонсации).
Международное право основано на уважении суверенности национальных правовых систем, призвано защищать их от вмешательства извне, создавать благоприятные внешние условия для их функционирования. В резолюции Института международного права, принятой в 1993 г., говорится, что в принципе именно правовая система каждого государства определяет наиболее подходящие пути и средства обеспечения того, чтобы международное право применялось на национальном уровне. Совершенно естественно, что государства мира в различных формах выражают форму взаимодействия внутригосударственного и международного права.

ВОПРОС 4

Реализация — это воплощение норм международного права в поведении, деятельности государств и других субъектов, это практическое осуществление нормативных предписании.В официальных документах ООН, в различных изданиях получил распространение термин «имплементация» (англ, «implementation» — осуществление, проведение в жизнь). Можно выделить следующие формы реализации.

Соблюдение. В такой форме реализуются нормы-запреты. Субъекты воздерживаются от совершения действий, которые запрещены нормами международного права. Например, при соблюдении Договора о нераспространении ядерного оружия 1968г. Ведомости Верховного Совета СССР. №14.1970г. ст.1669(от 01.07.68г. № б/н) одни государства (ядерные) не передают кому бы то ни было ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства, а также контроль над таким оружием, а другие (неядерные) государства не производят и не приобретают ядерное оружие или другие ядерные взрывные устройства. В таких ситуациях пассивность субъектов свидетельствует о том, что нормы права реализуются.

Исполнение. Данная форма предполагает активную деятельность субъектов по осуществлению норм. Исполнение характерно для норм, предусматривающих конкретные обязанности, сопряженные с определенными действиями. В таком виде сформулированы, например, нормы Пактов о правах человека 1966 г. Статья 21 Международного пакта о гражданских и политических правах, в частности, гласит:

«Каждое участвующее в настоящем Пакте государство обязуется уважать и обеспечивать всем находящимся в пределах его территории и под его юрисдикцией лицам права, признаваемые в настоящем Пакте…» Бюллетень международных договоров. 1993. №1.(от 10.12.66).

Использование. В этом случае имеется в виду осуществление предоставленных возможностей, содержащихся в нормах международного права. Решения об использовании нормативных положений принимаются субъектами самостоятельно. В данной форме реализуются так называемые управомочиваюшие нормы. В отличие от первых двух случаев здесь нет жесткого предписания конкретного поведения (действия либо воздержания от него). Так, в ст. 90 Конвенции ООН по морскому праву сказано: «Каждое государство независимо оттого, является ли оно прибрежным или не имеющим выхода к морю, имеет право на то, чтобы суда под его флагом плавали в открытом море» Бюллетень международных договоров

ВОПРОС 5

1. В комментируемой статье установлено основание недействительности сделки в случае нарушения представителем или органом юридического лица условий осуществления полномочий либо интересов представляемого или интересов юридического лица.

В статье устанавливается оспоримость сделки, совершенной в случае, если полномочия лица на совершение сделки ограничены договором или положением о филиале или представительстве юридического лица либо полномочия действующего от имени юридического лица без доверенности органа юридического лица ограничены учредительными документами юридического лица или иными регулирующими его деятельность документами по сравнению с тем, как они определены в доверенности, в законе либо как они могут считаться очевидными из обстановки, в которой совершается сделка, и при ее совершении такое лицо или такой орган вышли за пределы этих ограничений.

Сохраняет актуальность разъяснение ВАС РФ, данное в Постановлении от 14.05.1998 N 9, согласно которому ст. 174 ГК РФ не применяется тогда, когда орган юридического лица действовал с превышением полномочий, установленных законом, в указанных случаях надлежит руководствоваться ст. 168 ГК РФ.

Важно, что по основаниям, предусмотренным п. 1 комментируемой статьи, сделка может быть оспорена только тогда, когда будет доказано, что другая сторона в сделке знала или заведомо должна была знать об ограничениях полномочий на совершение сделки (недобросовестный контрагент). Это правило нацелено на обеспечение стабильности гражданского оборота, в котором вступление в договорные отношения построено на предположении о добросовестности представителя контрагента (п. 5 ст. 10 ГК РФ). В случае совершения сделки органом юридического лица это правило означает, что его контрагент должен полагаться на «стандартный», «типовой» объем полномочий такого органа, закрепленный в законе, а тот, кто действует от имени юридического лица без доверенности, должен известить контрагента об уставном ограничении своих полномочий. Следовательно, не существует обязанности всякого лица, вступающего в отношения с юридическим лицом, от имени которого действует его орган, проверять истинные полномочия этого органа.

2. Пункт 2 комментируемой статьи содержит законодательную новеллу об оспоримости сделки, совершенной представителем или действующим от имени юридического лица без доверенности органом юридического лица в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица. Иск о признании такой сделки недействительной может быть предъявлен в суд представляемым или юридическим лицом, а в случаях, предусмотренных законом, иным лицом или иным органом, предъявляющими иск в интересах представляемого или юридического лица. Такая сделка признается судом недействительной, в случае если другая сторона сделки знала или должна была знать о явном ущербе для представляемого или для юридического лица либо имели место обстоятельства, которые свидетельствовали о сговоре либо об иных совместных действиях представителя или органа юридического лица и другой стороны сделки в ущерб интересам представляемого или интересам юридического лица.

Таким образом, в качестве самостоятельного основания оспоримости сделки предусматривается грубое нарушение представителем интересов представляемого, о котором другой стороне известно; в этом случае даже при отсутствии ограничения полномочий представителя в договоре с ним или полномочий органа юридического лица в корпоративных документах сделка, совершенная представителем к явной невыгоде представляемого, чем воспользовалась другая сторона сделки, может быть оспорена.

Понятие «явный ущерб» не определено в тексте ГК РФ, следовательно, подлежит оценке судом исходя из обстоятельств дела.

Кто такие независимые эксперты и откуда они берутся?

Кто такие независимые эксперты и откуда они берутся? Наверное, все, кому требовалось проведение автотехнической экспертизы, задавали себе такой вопрос. Этот вопрос возникает почти у каждого дозвонившегося до нас потенциального заказчика экспертизы. Попробуем разобраться в этом вместе.

Эксперт – специалист обладающий познаниям в соответствующей области. Вот что сказано об эксперте в 8ой статье 73 ФЗ о проведении судебной экспертизы:

Эксперт проводит исследования объективно, на строго научной и практической основе, в пределах соответствующей специальности, всесторонне и в полном объеме.

Заключение эксперта должно основываться на положениях, дающих возможность проверить обоснованность и достоверность сделанных выводов на базе общепринятых научных и практических данных.

Соответственно, эксперт должен обладать соответствующим образованием и сертификацией. Каждому ясно, что лицо, получившее высшее образование в области заготовки и хранения пищевых продуктов, не может быть подготовлено на специалиста по автотехнической экспертизе в объеме 100 часов. Готовы ли Вы лечь под нож хирурга с недельной практикой? Думаю, спорить врятли кто станет… Профильное образование в данном случае обязательное условие для получения сертификации. Последнее время в Судах стали использовать заключения, подготовленные специалистами без высшего образования. Уровень работника, имеющего законченное непрофильное профессиональное или базовое среднее образование, всегда отличался от уровня профессионала, окончившего ВУЗ. Качество заключения специалистов после ПТУ мы «априори» комментировать не станем.

В период начала 2000 годов для получения сертификации автотехнического эксперта нужно было иметь опыт работы в инженерной должности на производстве с автомобильным транспортом не менее 2 лет. По аналогии, мы стараемся придерживаться правил и методики японских коллег по профессии. Только коснувшись руками объекта исследования во всех отношениях можно достичь высокого уровня понимания исследуемого узла.

Почему мы считаем себя независимыми экспертами? Тут каждый в отдельности должен дать себе отчет, что конечным продуктом нашей работы является полное и всестороннее исследование, которое представляется заказчику в виде заключения. Как в дальнейшем это заключение будет использоваться – не наша компетенция. Важно, что в результате нашей работы видны все аспекты и риски, которые могут возникнуть в ходе решения спорного вопроса по объекту исследования. Наши эксперты еще в начале своего пути стали готовить заключения для объективного описания проблемы, а не одностороннего позиционирования своего «Я» в ходе возникшего судебного процесса. Независимость эксперта – критерий, который напрямую указывает на его многолетний опыт работы.

Какие бумаги нужны для автотехнического эксперта? Тут нужно иметь минимум два документа: диплом и сертификацию. Эксперт, в процессе своей профессиональной деятельности, дополнительно должен проходить повышение квалификации по системам и узлам, которые повседневно исследует или будет встречать. Иначе, он просто остается в рамках той компетенции, что достиг на период обучения. Много «бумаг» не всегда хорошо, если они не подкреплены реальными знаниями. Борьба «корочками» не наша стихия во всех спорных отношениях, как на досудебной, так и на судебной стадии.

Итак, к чему пришли…Эксперт, который может подготовить независимое и всестороннее исследование должен иметь профильное образование, опыт работы инженером в области транспорта (желательно не менее 2 лет) и, конечно же, иметь сертификацию по соответствующей специальности.

Проснуться утром и стать независимым экспертом завтра – «априори» не возможно! Это профессия требует многолетнего становления в своей специальности и постоянного саморазвития. Только так можно готовить независимые заключения высокого уровня качества, которые понятны всем заинтересованным сторонам судебного процесса.

Обзор судебной практики по спорным вопросам, связанным с общим собранием акционеров (гл.7 закона об АО)

Обзор судебной практики по спорным вопросам, связанным с общим собранием акционеров (гл.7 закона об АО)

Перед изучением Обзора рекомендуем предварительно ознакомиться с его оглавлением.

I. Основные положения об общем собрании акционеров

I. Основные положения об общем собрании акционеров

Юридическое лицо приобретает гражданские права, принимает на себя гражданские обязанности через свои органы, действующие в соответствии с законом, иными правовыми актами и учредительным документом (п.1 ст.53 ГК РФ). Акционерные общества являются разновидностью хозяйственных обществ — юридических лиц (п.2 ст.50, п.1 ст.66, п.1 ст.96 ГК РФ).
В соответствии с п.1 ст.47 Федерального закона от 26.12.95 N 208-ФЗ «Об акционерных обществах» (далее — Закон об АО) высшим органом управления акционерным обществом является общее собрание акционеров (далее также — ОСА). При этом общество обязано проводить ОСА ежегодно в сроки, закрепленные в уставе общества с соблюдением лимитных требований закона об АО.
Круг вопросов, отнесенных к компетенции ОСА, закреплен в п.2 ст.67.1 ГК РФ. Однако данная статья «носит» общий характер, специальные нормы закреплены в гл.7 Закона об АО. Окончательно компетенция ОСА определена в ст.48 Закона об АО.
В гл.7 Закона об АО также регламентирован порядок созыва и проведения ОСА, принятия решения, принятия решений по вопросам, входящим в его компетенцию.
В обществе, все голосующие акции которого принадлежат одному акционеру, решения по вопросам, относящимся к компетенции общего собрания акционеров, принимаются этим акционером единолично и оформляются письменно. При этом положения главы 7 Закона об АО, определяющие порядок и сроки подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров, не применяются, за исключением положений, касающихся сроков проведения годового ОСА (п.3 ст.47 Закона об АО).
Согласно п.2 ст.47 Закона об АО дополнительные к предусмотренным Законом об АО требования к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров могут быть установлены Банком России. В настоящее время дополнительные требования к проведению ОСА установлены Приказом ФСФР России от 02.02.2012 N 12-6/пз-н «Об утверждении Положения о дополнительных требованиях к порядку подготовки, созыва и проведения общего собрания акционеров».
Также специальные нормы могут быть закреплены и в иных федеральных законах об отдельных видах (типах) акционерных обществ. Например, к таким нормам может быть отнесена ст.7 Федерального закона от 29.11.2001 N 156-ФЗ «Об инвестиционных фондах» или ст.10 Федерального закона от 19.07.98 N 115-ФЗ «Об особенностях правового положения акционерных обществ работников (народных предприятий)».
Общее собрание акционеров проводится с определенной повесткой дня. Решение ОСА принимается путем голосования (ст.49 Закона об АО, ст.181.2 ГК РФ) по каждому вопросу повестки. Также допускается проведение ОСА в форме заочного голосования. В этом случае акционеры направляют бюллетени в адрес общества в установленные сроки.
Оспаривание решений ОСА осуществляется с соблюдением условий, указанных в Законе об АО (в частности п.7 ст.49 Закона), а также в гл.9.1 ГК РФ.
При оспаривании решений истец-акционер обязан доказать, как минимум, следующую совокупность:
— является акционером общества;
— не принимал участия в ОСА;
— если принимал участие в ОСА, что воспользовался своим правом на голосование против принятия решения;
— решением нарушены его права и (или) законные интересы.
Суд с учетом всех обстоятельств дела вправе оставить в силе обжалуемое решение, если голосование данного акционера не могло повлиять на результаты голосования, допущенные нарушения не являются существенными и решение не повлекло за собой причинение убытков данному акционеру.
Срок обжалования решений ОСА установлен в абз.2 п.7 ст.49 Закона об АО — в течение трех месяцев со дня, когда акционер узнал или должен был узнать о принятом решении и об обстоятельствах, являющихся основанием для признания его недействительным. Предусмотренный срок обжалования решения общего собрания акционеров в случае его пропуска восстановлению не подлежит, за исключением случая, если акционер не подавал указанное заявление под влиянием насилия или угрозы.
В настоящем обзоре рассмотрены споры, связанные с проведением ОСА и принятием решений ОСА.
Обзор содержит следующие разделы:
— Компетенция общего собрания акционеров;
— Созыв и подготовка к проведению общего собрания акционеров. Право на участие в общем собрании акционеров;
— Проведение общего собрания акционеров. Решение общего собрания акционеров;
— Оспаривание решений общего собрания акционеров: условия, исковая давность.
При просмотре приведенной в обзоре судебной практики надо учитывать то, что многие споры носят смешанный характер, на решение суда зачастую влияет несколько факторов, поэтому отнесение их к той или иной категории (по разделам) условно (по преимущественному или важному доводу/мотиву).
Рекомендуется к дополнительному ознакомлению:
— Постановление Пленума ВАС РФ от 18.11.2003 N 19 «О некоторых вопросах применения Федерального закона «Об акционерных обществах» (особенно п.24-27);
— Информационное письмо Президиума ВАС РФ от 18.01.2011 N 144 «О некоторых вопросах практики рассмотрения арбитражными судами споров о предоставлении информации участникам хозяйственных обществ»;
— Постановление Пленума ВАС РФ от 09.07.2003 N 11 «О практике рассмотрения арбитражными судами заявлений о принятии обеспечительных мер, связанных с запретом проводить общие собрания акционеров»;
— Постановление Пленума ВАС РФ от 16.05.2014 N 28 «О некоторых вопросах, связанных с оспариванием крупных сделок и сделок с заинтересованностью».
При применении выше указанных документов, а также судебной практики, сформированной до второго полугодия 2015 года, следует учитывать значительные изменения, внесенных в Закон об АО с 1 июня 2015 года, в частности, по порядку проведения ОСА, голосования и т.п.

II. Выводы судов по спорным вопросам, касающимся общего собрания акционеров

Компетенция общего собрания акционеров (ст.48 Закона об АО).

1. Постановление Арбитражного суда Дальневосточного округа от 10.06.2015 N Ф03-2315/2015 по делу N А73-1537/2014
Исковые требования:
О признании недействительным решения совета директоров.
Решение суда:
Исковые требования удовлетворены.
Позиция суда:
В соответствии с уставом общества члены совета директоров избираются годовым общим собранием акционеров общества в количестве семи человек. Однако решением внеочередного общего собрания акционеров в состав совета директоров общества избрано шесть членов.
Следовательно, решение совета директоров принято нелегитимным органом, поскольку совет директоров в количественном составе, определенном уставом АО, не избран, что повлекло нарушение прав истца, кандидатура которого была предложена на избрание в совет директоров.
Довод кассационной жалобы со ссылкой на статью 48 Закона об АО о том, что определение количественного состава совета директоров отнесено к исключительной компетенции общего собрания акционеров и, следовательно, нарушений при формировании совета директоров общества в количестве шести членов не допущено, является ошибочным, поскольку по смыслу статьи 11, подпунктов 1, 4 пункта 1 статьи 48, пункта 3 статьи 66 названного Закона количественный состав совета директоров определяется акционерами общества при учреждении общества, сведения об этом вносятся в устав общества, в дальнейшем к компетенции собрания акционеров отнесено внесение изменений и дополнений в устав общества, в том числе, в части определения количественного состава совета директоров.
В связи с этим, поскольку в уставе общества определен количественный состав совета директоров общества, состоящий из семи членов, решения о внесении изменений и дополнений в устав в указанной части акционерами общества не принималось, собранию акционеров следовало руководствоваться положениями действующего на момент проведения собрания устава АО.
2. Постановление Арбитражного суда Волго-Вятского округа от 10.11.2015 N Ф01-4258/2015 по делу N А79-10643/2014
Исковые требования:
О признании недействительным решения совета директоров ОАО.
Решение суда:
Требование удовлетворено.
Позиция суда:
Проанализировав представленные в материалы дела документы (баланс доходов и расходов на 2014 год, отчет о финансовых результатах деятельности Общества за январь-ноябрь 2014 года), суд установил, что решение совета директоров о выплате премии директору Общества исходя из итогов финансовой деятельности АО за 11 месяцев 2014 года непосредственно затронуло вопрос о расходовании прибыли акционерного общества за указанный период, то есть о распределении прибыли.
Вопросы, отнесенные к компетенции общего собрания акционеров, не могут быть переданы на решение совету директоров (наблюдательному совету) общества. Следовательно, совет директоров ОАО «Электроприбор» при принятии спорного решения вышел за пределы своей компетенции, поскольку распределение прибылей и убытков относится к исключительной компетенции общего собрания участников хозяйственного общества (пп.3 п.2 ст.67.1 ГК РФ).
При принятии оспариваемого решения имело место нарушение норм Закона об АО, разграничивающих компетенцию органов управления в акционерном обществе, что является существенным нарушением и ведет к нарушению баланса интересов прав акционеров на участие в управлении Обществом, поэтому суды признали недействительным решение совета директоров АО о премировании генерального директора.
3. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 12.05.2015 N Ф07-876/2015 по делу N А56-46669/2014
Исковые требования:
О понуждении созвать общее собрание акционеров.
Решение суда:
В удовлетворении требований отказано.
Позиция суда:
Акционер требует от конкурсного управляющего созыва общего собрания акционеров с повесткой:
1. Об условиях предоставления денежных средств акционерами и/или третьими лицами для исполнения обязательств АО в порядке статьи 129.1 Закона о банкротстве.
2. О подтверждении (сохранении) полномочий представителя акционеров АО истца Б. для участия в арбитражном процессе по делу о банкротстве АО в арбитражном суде.
Суды отказали в удовлетворении требований, указав, что, исходя из компетенции общего собрания акционеров АО (статья 48 Закона об АО), вопрос, предложенный истцом в пункте первом повестки дня, не относится к компетенции общего собрания акционеров. Возможность его постановки также не предусмотрена статьей 129.1 Закона о банкротстве.
Суды также установили, что согласно протоколу общего собрания акционеров Общества от 02.02.2012 Б. избран представителем акционеров АО в деле о несостоятельности (банкротстве) АО, указанное решение недействительным не признано.
4. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 05.11.2014 по делу N А21-5759/2013
Исковые требования:
О признании недействительным решения годового общего собрания акционеров АО по вопросу повестки дня об избрании ревизионной комиссии АО, о признании принятым решения годового общего собрания акционеров АП об избрании ревизионной комиссии в указанном составе (дело объединено в одно производство с другим делом о признании недействительным договора купли-продажи акций).
Решение суда:
Постановлением суда округа решения суда первой и постановление апелляционной инстанций в части утверждения ревизионной комиссии в указанном составе отменены. Исковые требования удовлетворены частично.
Позиция суда:
Поскольку Законом об АО и положениями устава АО вопрос об избрании членов ревизионной комиссии АО отнесен к исключительной компетенции общего собрания акционеров АО, следует признать, что исковые требования в части признания принятым решения по вопросу об избрании ревизионной комиссии в указанном составе не могли быть удовлетворены арбитражным судом, который не вправе подменять высший орган управления юридического лица.
Арбитражный суд не может принимать решение по вопросам, связанным с избранием и прекращением полномочий органов управления и контроля общества, в том числе и по вопросу определения персонального состава ревизионной комиссии общества, поскольку не вправе вмешиваться в хозяйственную деятельность общества. Подсчет голосов акционеров с целью определения результатов голосования по вопросам об избрании членов ревизионной комиссии, а также изменение итогов голосования на общем собрании акционеров общества при оспаривании его результатов не входят в полномочия арбитражного суда.
Что касается вопроса о признании недействительным решения по вопросу повестки об избрании комиссии и вопроса о признании недействительным договора купли-продажи акций, суд первой инстанции в согласии с апелляционным судом пришел к выводу, что Х. был не вправе давать Д. указания о порядке голосования по вопросу об избрании ревизионной комиссии АО и, следовательно, Д. голосовал в нарушение статьи 85 Закона об АО. Таким образом, голоса, которыми голосовал Д., не подлежали учету при определении результатов голосования по четвертому вопросу повестки дня годового общего собрания акционеров.
5. Постановление ФАС Московского округа от 05.08.2014 N Ф05-6666/2014 по делу N А40-143522/13
Исковые требования:
О взыскании дивидендов и процентов за пользование чужими денежными средствами.
Решение суда:
В удовлетворении требований отказано.
Позиция суда:
Из анализа норм Закона об АО следует, что компетенция общего собрания акционеров в акционерном обществе ограничена. Несмотря на то что собрание — это высший орган управления акционерного общества, оно не вправе принять решение о выплате дивидендов при отсутствии соответствующей рекомендации совета директоров общества. Собрание может отклонить рекомендацию совета директоров о выплате дивидендов, снизить рекомендуемую ставку дивиденда, но оно не вправе повысить ставку либо принять решение о выплате дивидендов, если совет директоров не принимал такого решения либо считает это нецелесообразным.
При этом вопросы, связанные с объявлением дивидендов, могут быть внесены в повестку дня общего собрания акционеров только по инициативе совета директоров общества, поскольку именно совет директоров дает общему собранию акционеров рекомендации по поводу объявления дивидендов, а также их размера и формы выплаты. В случае если вопрос о выплате дивидендов не был внесен советом директоров в повестку дня общего собрания акционеров, но тем не менее по нему было вынесено решение, то такое решение высшего органа управления акционерного общества не имеет юридической силы независимо от обжалования в судебном порядке, поскольку принято с нарушением компетенции общего собрания акционеров (пункт 10 статьи 49 Закона об АО).
Решение общего собрания акционеров о выплате дивидендов может не обусловливаться соответствующими решениями совета директоров общества только в одном случае, который предусмотрен в абз.2 п.1 ст.64 Закона об АО, когда в обществах с числом акционеров — владельцев голосующих акций менее 50 в соответствии с уставом такого общества функции совета директоров осуществляет общее собрание акционеров.
6. Постановление ФАС Западно-Сибирского округа от 22.04.2014 по делу N А45-14827/2013
Заявленные требования:
О призвании недействительным предписания надзорного (административного) органа.
Решение суда:
Требование удовлетворено.
Позиция суда:
Внесение изменений и дополнений в устав общества или утверждение устава общества в новой редакции на основании пп.1 п.1 ст.48 Закона об АО отнесены к компетенции общего собрания акционеров.
Соответственно, основанием для государственной регистрации таких изменений в устав акционерного общества могут служить лишь решения общего собрания акционеров, а не выданное обществу предписание административного органа.
Кроме того, после получения предписания общество разместило на официальном сайте в сети Интернет информацию о наличии противоречий и неприменении соответствующих пунктов устава, а также о возможности обращения акционеров в общество с предложениями о внесении в повестку дня общего собрания акционеров вопроса об утверждении устава в новой редакции либо о внесении изменений в устав.
При отсутствии кворума собрание не состоялось. При таких обстоятельствах общество не могло внести изменения в устав. В то же время суд отметил, что выдаваемое предписание должно быть исполнимым. Оно не должно носить признаки формального выполнения административным органом требований административного регламента.
7. Постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 20.03.2014 по делу N А33-19992/2012
Исковые требования:
О признании недействительными решений совета директоров АО об оказании финансовой помощи.
Решение суда:
Требование удовлетворено.
Позиция суда:
Суд первой инстанции правомерно признал недействительными решения Совета директоров АО и заключенные на основании указанных решений договоры оказания финансовой помощи, поскольку в силу п.11 ч.1 ст.48 Закона об акционерных обществах вопросы, касающиеся распределения прибыли АО, отнесены к исключительной компетенции общего собрания его акционеров и непосредственно затрагивают их интересы.
Суд апелляционной инстанции, указывая на то, что спорные суммы финансовой помощи вошли в состав прочих расходов, так как в период выплат чистая прибыль АО по итогам деятельности 2012 года не была сформирована, не принял во внимание неправомерность распределения данных расходов.
Поскольку в рассматриваемый период общим собранием акционеров не утверждены бухгалтерская отчетность и отчет о прибылях и убытках за 2012 год, Совет директоров общества не вправе был принимать решения о распоряжении денежными средствами для оказания финансовой помощи.
Нарушение норм Закона об АО, разграничивающих компетенцию органов управления в акционерном обществе, ведет к нарушению баланса интересов участников корпоративных отношений и прав акционеров на участие в управлении обществом.

Созыв и подготовка к проведению общего собрания акционеров. Право на участие в общем собрании акционеров

1. Споры, связанные с созывом общего собрания акционеров: право на участие в общем собрании акционеров

1.1. Постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 07.04.2016 N Ф08-1226/2016 по делу N А53-2828/2015
Исковые требования:
О признании недействительными решений общих собраний акционеров.
Решение суда:
Требования удовлетворены.
Позиция суда:
Поскольку внеочередные общие собрания акционеров проведены без извещения акционеров, а нарушение порядка проведения собрания является существенным, учитывая то, что совокупная доля истцов и Б. составляет более половины в уставном капитале общества, их голоса могли существенно повлиять на результаты голосования по вопросам повестки дня спорных собраний (одобрение крупной сделки по передаче в залог недвижимого имущества, фактически составляющего основные активы общества), суды признали принятые на нем решения недействительными и правомерно удовлетворили исковые требования.
Довод компании о том, что истцы не доказали статус акционеров на момент предъявления иска и, соответственно, право на оспаривание решений общего собрания, не предоставили выписки из реестра акционеров, подтверждающие статус истцов как акционеров, признается судом кассационной инстанции несостоятельным, поскольку был проверен и учтен судом апелляционной инстанции.
Представитель общества в ходе судебного заседания суда первой инстанции подтвердил, что истцы являются акционерами общества. В материалах дела имеются 2 реестра акционеров: от 2011 и от 2015 годов, в которых истцы и размер их доли не изменился. Согласно списку владельцев именных ценных бумаг общества по состоянию на дату обращения с иском в суд, следует, что истцы являются акционерами общества. Список составлен и заверен регистратором общества. Следовательно, истцы и Б. имели право участвовать в ОСА и право обжаловать принятые на ОСА решения.
1.2. Постановление Арбитражного суда Северо-Западного округа от 27.11.2015 по делу N А56-24773/2013
Исковые требования:
О признании недействительными решений общих собраний акционеров ЗАО.
Решение суда:
Требование удовлетворено.
Позиция суда:
Удовлетворяя иск, суд первой инстанции (в согласии с апелляционным судом и судом округа) исходил из того, что Общество допустило существенные нарушения процедуры созыва и проведения общего собрания акционеров. О проведении собрания акционеров истец не был уведомлен, доказательств, что сообщение о проведении общего собрания акционеров было направлено М. именно заказным письмом с уведомлением, не предоставлено. Полномочия доверительного управляющего ООО, принявшего участие в собраниях, не были подтверждены, соответственно отсутствовал кворум, необходимый для принятия решений на собраниях акционеров. Действия Общества по самостоятельному составлению списка лиц, имеющих право на участие во внеочередном собрании акционеров, являются неправомерными. Общество, имея действующий договор с Регистратором на ведение реестра, не имело права самостоятельно вести реестр акционеров, а также включать в список лиц, имеющих право на участие в общем собрании акционеров, доверительного управляющего ООО. Кроме того, внеочередное собрание акционеров было созвано неуполномоченным лицом.
1.3.