Каким органом муниципального образования является местная администрация?

Основные отрасли права Российской Федерации

Общая характеристика отраслей российского права предпринята с целью показать, что каждая отрасль имеет свою специфику, свои предмет и метод, занимает особое положение в общей системе, отличается от других отрас­лей и тем самым доказывает и оправдывает свое право на самостоятельное существование. Здесь важно провести об­щие границы между различными группировками норм с учетом их тесной взаимосвязи.

Конституционное право — ведущая отрасль, опреде­ляемая как совокупность юридических норм и институ­тов, опосредующих наиболее важные, исходные государ­ственные отношения. В круг ее «ведения» входят такие вопросы, как основы конституционного строя, правовой статус человека и гражданина, федеративное устройство, формирование и структура представительной, исполнитель­ной и судебной власти, принципы их деятельности и др.

Главным нормативным актом этой отрасли является Конституция Российской Федераций, выступающая отправ­ной базой для всего текущего правотворчества.

Административное право регулирует сферу управлен­ческой, исполнительно-распорядительной деятельности государственных органов, общественных организаций и должностных лиц (правительства, министерств, ведомств, президентских структур, предприятий, учреждений, мест­ных администраций). Для осуществления своих оператив­ных функций все субъекты указанной деятельности наде­ляются необходимыми полномочиями, компетенцией. Объектами управления выступают экономика, наука, куль­тура, образование, здравоохранение, оборона, правопоря­док, охрана прав граждан и т.д. Основной метод – власть и подчинение, императивные приказы и указания, иерар­хия и субординация по службе, ответственность за пору­ченный участок.

Финансовое право имеет своим предметом финансовые отношения, формирование и исполнение госбюджета, де­нежное обращение, банковские операции, кредиты, зай­мы, налоги. Субъектами этих отношений выступают все юридические и физические лица. Нормы финансового пра­ва тесно связаны с конституционным (государственным) правом и административным, так как сферы этих трех отраслей во многом переплетаются. Финансовая деятель­ность в значительной мере носит исполнительно-распоря­дительный характер. К числу основных нормативно-пра­вовых актов относятся Налоговый кодекс Российской Фе­дерации. Методы регулирования — контроль, ревизии, вла­стные предписания. Однако в условиях перехода к рынку все более раздвигаются рамки самостоятельности.

Земельное право призвано регулировать вопросы зем­лепользования и землеустройства, сохранения и распреде­ления земельного фонда, определения правового режима различных видов земли в соответствии с их администра­тивно-хозяйственным назначением. Основной нормативный акт — Земельный кодекс Российской Федерации от 25 ок­тября 2001 г. № 136-ФЗ. Методы регулирования — дозво­ления, разрешения, запреты.

Трудовое право имеет своим предметом сферу трудо­вых отношений (формы рациональной организации обще­ственного труда, его оценка и оплата, определение тариф­ных ставок, разрядов, окладов, норм выработки; рабочее время, отпуска; прием на работу и увольнение; порядок заключения трудовых соглашений, коллективных догово­ров; вопросы социального страхования, охраны труда, тех­ники безопасности). Субъектами трудовых отношений вы­ступают рабочие и служащие, государственные, обществен­ные и кооперативные организации, профсоюзы. Основной нормативный акт — Трудовой кодекс Российской Федера­ции от 30 декабря 2001 г.

Гражданское право является наиболее крупной отрас­лью, регулирующей обширную область имущественных и личных неимущественных отношений (имя, честь, досто­инство, авторство). Весь гражданский оборот, хозяйствен­ная деятельность предприятий, организаций, учреждений и граждан осуществляются на основе норм гражданского права (владение, пользование и распоряжение собственно­стью, ее приобретение и отчуждение, купля, продажа, да­рение, наследование, передача в аренду, на хранение, в залог; пересылка, транспортировка, взаимные поставки сырья и продукции производителями и потребителями). Однако не все имущественные отношения регулируются гражданским правом, а только такие, в которых стороны юридически равны (истец – ответчик; должник – креди­тор; заказчик — подрядчик) и которые не строятся по принципу власти и подчинения, как это имеет место в административном, финансовом, земельном праве. После­дние также регламентируют в известных пределах имуще­ственные отношения, но с помощью иных методов.

В силу своей обширности и комплексности гражданское право как отрасль имеет многочисленные подотрасли: на­следственное право, изобретательское, авторское, патент­ное, жилищное, транспортное и т.д. Основной норматив­ный акт — Гражданский кодекс Российской Федерации (ча­сти первая, вторая, третья, четвертая). Некоторые подотрасли так­же кодифицированы (Кодекс торгового мореплавания Рос­сийской Федерации от 30 апреля 1999 г. № 81-ФЗ, Воз­душный кодекс РФ от 19 марта 1997 г., Транспортный устав железных дорог Российской Федерации от 8 января 1998 г.).

Семейное право тесно связано с гражданским правом, однако это самостоятельная отрасль, регулирующая по­рядок заключения и расторжения брака, отношения меж­ду супругами, родителями и детьми, вопросы патрониро­вания, усыновления, опеки и попечительства, имуществен­ного положения членов семьи, их взаимных прав и обя­занностей. Основной нормативный акт — Семейный кодекс РФ от 29 декабря 1995 г. № 223-ФЗ.

Уголовное право представляет собой совокупность норм, определяющих, какие общественно опасные (вредные) дей­ствия и поступки следует считать уголовно наказуемыми, правомочия компетентных органов по отношению к ли­цам, совершившим преступления, основания и условия привлечения их к ответственности; принципы каратель­ной политики государства, виды и систему санкций, со­ставы конкретных деяний, формы и степень вины и т.д. Основной нормативный акт – Уголовный кодекс РФ от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ.

Уголовно-исполнительное право включает в себя нор­мы, регламентирующие порядок отбывания наказания лицами, осужденными судом к лишению свободы, а также деятельность соответствующих государственных органов и учреждений по перевоспитанию правонарушителей в местах заключения. Уголовно-исполнительное право (УИП) является как бы продолжением уголовного права, что дает основание некоторым ученым считать УИП подотраслью уголовного права. Однако, по мнению большинства специ­алистов в данной области, это все же самостоятельная от­расль, имеющая свой предмет, своих субъектов и свой спе­цифический метод регулирования — воспитание, поощре­ние в сочетании с методом власти и подчинения. Основной нормативный акт – Уголовно-исполнительный кодекс РФ от 8 января 1997 г. № 1-ФЗ.

Уголовно-процессуальное право. Отрасль, регулирую­щая деятельность суда, прокуратуры, органов предвари­тельного следствия и дознания по раскрытию и рассмот­рению уголовных дел, определяет процессуальные формы этой деятельности, права и обязанности, участвующих в ней субъектов (подследственных, подсудимых, свидетелей, потерпевших, экспертов, представителей обвинения и за­щиты), их правовое положение. Основополагающий нор­мативный акт — Уголовно-процессуальный кодекс.

Гражданско-процессуальное право — это совокупность норм, регулирующих деятельность органов правосудия и других участников процесса при разрешении споров о праве гражданском, а также по трудовым, семейным, личным, финансовым и иным делам. В гражданском процессе дей­ствуют в основном те же субъекты, что и в уголовном. Различия заключаются в предмете и методах регулирова­ния. В состав данной отрасли входят также нормы, регла­ментирующие работу арбитражных и нотариальных орга­нов. Главный нормативный акт — Гражданский процессу­альный кодекс РФ 2002 г.

Международное право не входит ни в одну нацио­нальную систему права и разделяется на публичное и час­тное. Оно занимает особое место, поскольку регулирует не внутригосударственные, а межгосударственные отношения. В нем выражается коллективная согласованная воля субъектов международного права, нормы и институты ко­торого закрепляются в различных международных дого­ворах, соглашениях, уставах, конвенциях, декларациях, документах ООН. Эти акты определяют взаимные права и обязанности государств — участников мирового сообще­ства, принципы их взаимоотношений, поведение на меж­дународной арене.

Источники права

Право как качественно своеобразная система имеет свои специфические формы, которые представляют собой сово­купность разнообразных юридических источников, способ организации общих правил поведения, регулирующих со­ответствующие общественные отношения. Это преимуще­ственно нормативные акты, правовые обычаи, норматив­ные договоры. Выбор формы права обусловливает юриди­ческую силу данного регулятора, место и роль в правовой системе, его эффективность.

Различают источники права в трех смыслах: матери­альном, идеологическом и формально-юридическом. Ис­точник права в материальном смысле показывает, откуда появляется право, в чем его первооснова. Речь идет о по­стоянно развивающейся и воспроизводящейся системе со­циально-экономических отношений, материальных и иных потребностях. Этим характеризуется социальная обуслов­ленность права, которая формализуется официальными государственными органами, осуществляющими правотвор­ческую деятельность.

Источник права в идеологическом смысле — это право­вое сознание общества, взгляды, идеи, юридические докт­рины, под воздействием которых создается право. Господ­ствующая правовая идеология — важнейшая предпосылка формирования права.

В формально-юридическом смысле источник права пред­ставляет собой внешнюю форму выражения и существова­ния правовых норм. Источники права — исходящие от государства или признаваемые им официально докумен­тальные способы выражения и закрепления норм права, придания им юридического, общеобязательного значения. Без объективации права в соответствующих внешних формах социальные нормы не могут приобрести качества правовых, невозможно их реальное функционирование.

Государство, устанавливая или признавая уже имеющиеся формы права, наделяет их качествами официальности, обязательности, предусматривает меры государственной защиты.

Официальный, публичный характер источникам права практически придается путем правотворчества, когда нор­мативные документы принимаются (издаются) компетент­ными государственными органами, т.е. прямо исходят от государства, и путем санкционирования, когда государ­ственные органы, например суды, в том или ином виде одобряют социальные нормы (обычаи, корпоративные нор­мы), придают им юридическую силу.

Формам права присущи обязательность (непререкаемость правовых установлений, беспрекословность их осуществ­ления со стороны всех субъектов права), формальная оп­ределенность (конкретное, четкое оформление правовых предписаний, выражение их вовне с указанием на соответ­ствующие права, обязанности, последствия невыполнения), общеизвестность (информирование о правилах поведения, сфере и пределах их действия).

Учитывая конкретные способы выражения (закрепле­ния) формально-определенных правил в качестве обяза­тельных и придания им официального статуса, выделяют четыре основных формы права: 1) нормативный акт; 2) нормативный договор; 3) правовой обычай; 4) юриди­ческий прецедент.

Источники права являются не только общими поняти­ями и представлениями, но и своего рода юридическими реальностями — документами, текстами, точными форму­лировками юридических норм. Поэтому важны так в дан­ной области приемы и правила обращения с документами, юридическая техника, знания сугубо практического по­рядка.

Во всех современных государствах исполь­зуется, прежде всего, такая наиболее четкая и совершенная форма пра­ва, как нормативный акт. Он представляет собой правовой акт, который содержит юридические нормы. Его от­личительные черты: определенное содержание общих пра­вил поведения, писаная, строго документальная форма и особый порядок издания. Нормативный акт придает юри­дическим нормам официальный статус, юридическую силу. К их числу в России относятся законы (федеральные кон­ституционные законы, федеральные законы, законы субъек­тов РФ), нормативные указы Президента РФ, постановле­ния правительства РФ, нормативные акты министерств и ведомств.

В правовой системе России существует такой важный источник права, как нормативный договор. Он представ­ляет собой соглашение нескольких субъектов права, со­держащее юридические нормы.

Правовой обычай как общеобязательное правило пове­дения, соблюдаемое в силу целесообразности, традиции или привычки и обеспечиваемое мерами государственной за­щиты, выступает исторически первым источником права. Правовые обычаи — разновидность общегражданских обы­чаев. Их содержание — это конкретные правила, предпи­сывающие строго определенную линию поведения в тех или иных ситуациях. Устойчивость, повторяемость соци­альных связей вызывает возникновение в общественном, групповом и индивидуальном сознании определенных сте­реотипов поведения, не обусловленных какой-либо ярко выраженной личной мотивацией. Правовые обычаи чаще всего прямо не зафиксированы в нормах действующего за­конодательства.

Таким образом, к типичным источникам российского права относится нормативный акт. Немаловажное значе­ние имеют нормативный договор и соответствующий обы­чай. Юридический же прецедент, в качестве которого рас­сматривается судебное или административное решение по конкретному делу, обретающему общеобязательное значе­ние, как самостоятельный источник права у нас отсутству­ет, хотя и складываются предпосылки к его появлению.

Законы и подзаконные акты

Самыми распространенными нормативно-правовыми актами выступают законы и подзаконные акты.

Закон — это нормативно-правовой акт, принимаемый высшим представительным органом власти либо на рефе­рендуме, обладающий высшей юридической силой и регу­лирующий наиболее важные общественные отношения.

Признаками закона являются, что он является одним из основных источников права; принимается определен­ными субъектами, которые признаются носителями госу­дарственного суверенитета (народ либо высший предста­вительный орган власти); установлен особый порядок при­нятия; регулирует наиболее важные общественные отно­шения; обладает высшей юридической силой. Последнее означает, что никто не вправе отменить или изменить за­кон, кроме того органа, который его создал; другие нор­мативные акты не должны противоречить закону; в слу­чае возникновения противоречия между законом и подза­конным актом приоритет остается за законом.

На территории РФ действуют федеральные конститу­ционные законы, федеральные законы, законы субъектов Федерации.

Федеральный конституционный закон — это норматив­но-правовой акт, определяющий начала государственного и общественного строя, правовое положение личности и организации, на основе которого строится и детализиру­ется вся система нормативных актов. Федеральный кон­ституционный закон имеет следующие особенности: разви­вает и дополняет положения Конституции РФ; принима­ется только по тем вопросам, которые прямо предусмотре­ны Конституцией страны (см., например, ч. 2 ст. 56, ч. 3 ст. 87, ст. 103, ч. 2 ст. 114, ч. 3 ст. 118, ч. 3. ст. 128); обладает большей юридической силой, чем федеральные законы, законы субъектов федерации; особый порядок принятия, который определен ст. 108 Конституции РФ. Пре­зидент РФ не может отклонять федеральные конституци­онные законы, он обязан их подписать и обнародовать, т.е. промульгацию.

Федеральный закон — это нормативно-правовой акт, при­нимаемый и действующий в строгом соответствии с феде­ральным конституционным законом и регламентирующий определенные, ограниченные сферы общественной жизни.

Датой принятия закона считается день принятия его Государственной Думой в окончательной редакции. Феде­ральные законы подлежат официальному опубликованию в течение семи дней после дня их подписания Президен­том РФ. Вступают в силу одновременно на всей террито­рии страны по истечении 10 дней после дня их опублико­вания, если самими законами не установлен другой поря­док вступления в силу.

Высшие представительные органы власти субъектов РФ могут принимать законы по вопросам, относящимся к их компетенции. Они не должны противоречить федеральному законодательству, если приняты по предметам совместного ведения Федерации и ее субъектов, что означено ст. 72 Конституции РФ. Однако в случае противоречия между федеральным законом и нормативно-правовым актом субъекта РФ, изданным по предметам исключительного ведения субъекта (ч. 4 ст. 76), действует нормативный правовой акт субъекта РФ (ч. 6 ст. 76).

Подзаконные нормативно-правовые акты принимаются на основании и во исполнение законов. В литературе счи­тается, что понятие «подзаконные нормативно-правовые акты» является собирательным, так как представляет со­бой иерархию актов, начиная от высших органов власти и кончая актами местных органов власти и управления.

Особое место в системе подзаконных актов занимают указы Президента РФ. Они принимаются по вопросам нор­мативного характера, не должны противоречить федераль­ной Конституции и федеральным конституционным и федеральным законам. Как правило, вступают в силу одно­временно на всей территории страны по истечении семи дней после их официального опубликования.

Правительство РФ на основании федеральных законов, указов Президента РФ издает постановления и распоря­жения. Данные подзаконные акты регулируют отношения в сфере управления. Вступают в силу со дня их подписа­ния, если не установлен другой срок введения в действие.

Акты министерств, ведомств и государственных коми­тетов относятся к числу ведомственных подзаконных нор­мативно-правовых актов. Они издаются в виде приказов, инструкций, указаний.

Ведомственные акты, содержащие нормы права, затра­гивающие права, свободы и законные интересы граждан, гарантии их осуществления, а также устанавливающие вновь или изменяющие механизм реализации этих прав либо носящие межведомственный характер, подлежат обя­зательной государственной регистрации в Министерстве юстиции. Государственная регистрация означает проведе­ние правовой экспертизы указанных ведомственных ак­тов. Нормативные акты, прошедшую государственную ре­гистрацию, подлежат официальному опубликованию:

> с момента принятия (например, постановления прави­тельства РФ, содержащие сведения, составляющие го­сударственную тайну); со времени, указанного в самом нормативном акте (таким временем может быть, на­пример, момент опубликования);

> со времени, указанного в специальном акте о введении их в действие (например, ФЗ от 5 августа 2000 г. № 118-ФЗ определил, что ч. 2 НК РФ вступает в силу с 1 января 2000 г.);

> по истечении законодательно установленного срока со дня их опубликования (например, федеральные зако­ны вступают в силу одновременно на всей территории Российской Федерации по истечении 10 дней после дня их официального опубликования).

Дата добавления: 2016-11-03; просмотров: 923 | Нарушение авторских прав | Изречения для студентов

Предостережение

Выберите букву

С 1 января 2017 года вступили в силу изменения, внесенные в Федеральный закон от 26.12.2008 №294-ФЗ «О защите прав юридических лиц и индивидуальных предпринимателей при осуществлении государственного контроля (надзора) и муниципального контроля» (далее — ФЗ №294), касающиеся в том числе организации и проведения мероприятий, направленных на профилактику нарушений обязательных требований. Одним из таких мероприятий является вынесение предостережения хозяйствующему субъекту о недопустимости нарушения обязательных требований.

  • Необходимость использования этого подобного акта обусловлена функциями Трудовой инспекции, ФСБ и прокуратуры РФ, к которым относится как пресечение нарушений закона, так и воспитание должностных лиц, юридических и физических лиц в духе добросовестного исполнения законодательства и своих конституционных обязанностей.

В 2019 году данное право получили сотрудники полиции в отношении физических лиц. Предостережения касаются недопустимости действий, которые создают условия для административных нарушений и преступлений, разрешение которых отнесено к компетенции полиции, либо недопустимости продолжения антиобщественного поведения. Как будет применяться данная право нет ясно, видимо будут сложности.

Что такое предостережение

Предостережение – это акт государственного надзора, направленный на предупреждение о недопустимости нарушения закона и на профилактику правонарушений, в ряде случае это первоначальная мера контроля соблюдения законодательства.

Предупреждение структурами надзора, в т.ч. трудовой инспекции

С 2017 года Федеральный закон №294-ФЗ предусматривает проведение мероприятий, направленных на профилактику нарушения обязательных требований. Для этого контролирующие органы на федеральном и местном уровне обязаны составлять ежегодные программы профилактики нарушений. В ряде ведомств планируется разработать и утвердить типовые программы профилактики нарушений обязательных требований, и трудовая инспекция не исключение.

Как выглядит предупреждение трудовой инспекции

Кто и в каких случаях может вынести предостережение?

Согласно п. 5 ст. 8.2 Федерального закона N 294-ФЗ предостережение о недопустимости нарушения обязательных требований (далее — предостережение) объявляется органом контроля юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю в следующем случае: при наличии у органа контроля сведений о готовящихся нарушениях или о признаках нарушений обязательных требований, полученных в ходе реализации мероприятий по контролю, осуществляемых без взаимодействия с юридическими лицами, индивидуальными предпринимателями, либо содержащихся в поступивших обращениях и заявлениях, информации от органов государственной власти или местного самоуправления, из средств массовой информации.

Но при наличии указанных сведений контролирующий орган вынесет предостережение только при выполнении следующих условий:

  • если отсутствуют подтвержденные данные о том, что нарушение обязательных требований причинило вред жизни, здоровью граждан, вред животным, растениям, окружающей среде, объектам культурного наследия (памятникам истории и культуры) народов РФ, безопасности государства, привело к возникновению чрезвычайных ситуаций природного и техногенного характера либо создало непосредственную угрозу указанных последствий;
  • если юридическое лицо, индивидуальный предприниматель ранее не привлекались к ответственности за нарушение соответствующих требований.

Предостережение выносится при наличии сведений о возможности (угрозе) нарушения требований законодательства или непосредственно о нарушениях, не причинивших какого-либо вреда и не создавших угрозу причинения данного вреда, а также если хозяйствующий субъект ранее не был привлечен к ответственности.

Если контролирующий орган получил соответствующие сведения о нарушениях, но не выполняются условия для направления предостережения, то в отношении данного субъекта будет проведена внеплановая проверка.

Правила составления и направления предостережения о недопустимости нарушения обязательных требований, подачи юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем возражений на такое предостережение и их рассмотрения, уведомления об исполнении такого предостережения утверждены Постановлением Правительства РФ от 10.02.2017 N 166, которое вступило в силу 22 февраля 2017 года.

Начнем с того, что вынести решение о направлении предостережения вправе следующие должностные лица контролирующего органа:

  • руководитель;
  • заместитель руководителя;
  • иное уполномоченное приказом должностное лицо органа государственного контроля (надзора), органа муниципального контроля.

Для вынесения и направления предостережения у контролирующего органа есть 30 дней на получение приведенных выше сведений, если иной срок не установлен административными регламентами осуществления соответствующих видов государственного контроля (надзора), муниципального контроля.

Предостережение о недопустимости нарушения обязательных требований должно содержать указания на соответствующие обязательные требования, требования, установленные муниципальными правовыми актами, нормативный правовой акт, их предусматривающий, а также информацию о том, какие конкретно действия (бездействие) юридического лица, индивидуального предпринимателя могут привести или приводят к нарушению названных требований. При объявлении указанного предостережения юридическому лицу или индивидуальному предпринимателю предлагается принять меры по обеспечению соблюдения обязательных требований и уведомить об этом в установленный в таком предостережении срок орган контроля.

Предостережение не может содержать требования о предоставлении юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем сведений и документов.

Предостережение может быть направлено в адрес хозяйствующего субъекта двумя способами:

  • в бумажном виде заказным почтовым отправлением с уведомлением о вручении;
  • иным доступным для юридического лица, индивидуального предпринимателя способом.

В данном случае под иным способом понимается направление предостережения в виде электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью с использованием Интернета, в том числе по адресу электронной почты юридического лица (индивидуального предпринимателя), указанному в ЕГРЮЛ (ЕГРИП), либо опубликованному на официальном сайте юридического лица (индивидуального предпринимателя) в составе информации, размещение которой является обязательным в соответствии с законодательством РФ, либо размещенному через Единый портал государственных и муниципальных услуг.

Что делать при получении предостережения?

Получив такое предостережение, юридическое лицо или индивидуальный предприниматель должны его рассмотреть, игнорировать его не рекомендуется. Каких-либо правил рассмотрения предостережения не установлено.
Рассмотрев предостережение, хозяйствующий субъект вправе направить в орган контроля возражения или уведомление об исполнении данных требований.

Заметим, что результаты рассмотрения возражений и уведомления будут использоваться контролирующими органами для целей организации и проведения мероприятий по профилактике нарушения обязательных требований, совершенствования применения риск-ориентированного подхода при организации государственного контроля (надзора) и иных целей, не связанных с ограничением прав и свобод юридических лиц и индивидуальных предпринимателей.

Если есть возражения

В случае несогласия юридического лица или индивидуального предпринимателя с вынесением предостережения в орган контроля, направивший предостережение, представляются возражения. Формы возражения не устанавливаются, но предусмотрен перечень сведений, которые должны в нем содержаться:

  • наименование юридического лица, фамилия, имя, отчество (при наличии) индивидуального предпринимателя;
  • ИНН юридического лица, индивидуального предпринимателя;
  • дата и номер предостережения, направленного в адрес юридического лица, индивидуального предпринимателя;
  • обоснование позиции в отношении указанных в предостережении действий (бездействия) юридического лица, индивидуального предпринимателя, которые приводят или могут привести к нарушению обязательных требований, требований, установленных муниципальными правовыми актами.

Способ представления возражений может быть различным:

  • в бумажном виде почтовым отправлением;
  • в виде электронного документа, подписанного усиленной квалифицированной электронной подписью индивидуального предпринимателя, лица, уполномоченного действовать от имени юридического лица, на указанный в предостережении адрес электронной почты органа контроля;
  • иными указанными в предостережении способами.

Данные возражения будут рассмотрены органом контроля, который даст ответ в течение 20 рабочих дней со дня их получения. Порядок направления ответа аналогичен порядку направления предостережения. Дальнейшие действия субъекта будут зависеть от полученного ответа.

Если возражений нет

При отсутствии возражений юридическое лицо, индивидуальный предприниматель в отраженный в предостережении срок должны направить в орган контроля уведомление о его исполнении. Формы уведомления также не устанавливается, но предусмотрен обязательный перечень сведений, которые надо указать:

  • наименование юридического лица, фамилия, имя, отчество (при наличии) индивидуального предпринимателя;
  • ИНН юридического лица, индивидуального предпринимателя;
  • дата и номер предостережения, направленного в адрес юридического лица, индивидуального предпринимателя;
  • сведения о принятых по результатам рассмотрения предостережения мерах по обеспечению соблюдения обязательных требований, требований, установленных муниципальными правовыми актами.

Обратите внимание! В предостережении должен быть приведен срок для направления юридическим лицом, индивидуальным предпринимателем уведомления о его исполнении — не менее 60 дней со дня направления предостережения.

Уведомление можно направить приведенными выше способами: в бумажном или электронном виде.

Прокурорское предупреждение — особенности

Предостережение о недопустимости нарушения закона на современном этапе развития прокурорского надзора в Российской Федерации является одним из основных актов прокурорского реагирования, широко используемых в правоприменительной практике.

Так, за январь — май 2018 г. органами прокуратуры предостережено 43 978 лиц о недопустимости нарушения закона -, в 2017 г. — 86 036 лиц, в 2016 г. — 92 359 , в 2015 г. — 100 697 и в 2014 г. — 99 101.

Когда выносится

В соответствии со ст. 25.1 ФЗ «О прокуратуре РФ» предостережение о недопустимости нарушения закона направляется прокурором в письменной форме должностным лицам, руководителям общественных (религиозных) объединений и иным лицам в целях предупреждения правонарушений и при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях.

Таким образом, в отличие от остальных актов прокурорского реагирования, которые прокурор использует после установления факта нарушения закона в целях его устранения, предостережение прокурора имеет ярко выраженную профилактическую (предупредительную) направленность.

Каким законом регулируется

Порядок применения предостережения урегулирован ст. 25.1 Закона о прокуратуре, ст. 6 Федерального закона от 25 июля 2002 г. N 114-ФЗ «О противодействии экстремистской деятельности», а также указанием Генерального прокурора РФ от 6 июля 1999 г. N 39/7 «О применении предостережения о недопустимости нарушения закона», которыми определены основания применения, правовые последствия, а также соответствующая процедура.

Предостережения объявляются при наличии достоверных сведений о готовящихся противоправных деяниях, в нем должна содержаться ссылка на конкретный федеральный закон, о недопустимости нарушения которого предостерегает прокурор.

Доведение предупреждения

Закон о прокуратуре предусматривает возможность как направления предостережения, так и объявления его должностному лицу. В ст. 6 Федерального закона «О противодействии экстремистской деятельности» указывается лишь на его направление. То есть этот акт реагирования может доводиться прокурором до сведения предостерегаемого лица как путем личного объявления его содержания прокурором с последующим вручением, так и опосредованно — путем направления почтой, курьерской связью и т.п.
Опосредованное доведение предостережения путем его направления используется при отсутствии возможности личного вручения прокурором предостерегаемому лицу. Например, по причине сложных метеоусловий при удаленности места постоянного пребывания предостерегаемого, нахождения его в командировке и пр.

Кроме того, наиболее эффективным будет являться способ направления, предполагающий подтверждение факта получения адресатом. Указанное обстоятельство связано со следующим аспектом применения предостережения — его последствиями.

Основанием для предостережения должностного лица могут быть только достоверные сведения о готовящихся противоправных деяниях, могущих привести к совершению правонарушения и причинению вреда государственным или общественным интересам либо охраняемым законом правам и свободам граждан, не влекущих уголовную ответственность (п. 1.2 указания Генпрокуратуры РФ от 06.07.1999 №39/7 «О применении предостережения о недопустимости нарушения закона»).

Предостережение прокурора как ненормативный правовой акт не затрагивает права, свободы и законные интересы указанных в ст. 25.1 ФЗ «О прокуратуре РФ» лиц, его применение связано с отсутствием нарушений закона и имеет своей целью только предупредить их совершение в будущем.

Применению предостережений должна в обязательном порядке предшествовать проверка сведений о готовящихся противоправных деяниях конкретными должностными лицами с истребованием от них письменных объяснений (п. 2 указания Генпрокуратуры РФ от 06.07.1999 №39/7).

Направляется прокурором или его заместителем должностным лицам при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях, а при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях, содержащих признаки экстремистской деятельности, руководителям общественных (религиозных) объединений и иным лицам с целью предостережения о недопустимости нарушения закона.

В случае неисполнения требований, изложенных в указанном предостережении, должностное лицо, которому оно было объявлено, может быть привлечено к ответственности в установленном законом порядке. Ст. 25.1, ФЗ N2202-1 «О Прокуратуре Российской Федерации».

См. Постановление прокурора, Представление прокурора, Протест прокурора.

Поделиться с друзьями

Васьковский Е.В. Учебник гражданского права

Что касается чисто фактических, не основанных ни на каком праве отношений человека к вещам, то с точки зрения гражданского права представляют интерес лишь те из них, которые связаны с гражданско-правовыми последствиями. Таковы: 1) владение и 2) недозволенные действия. Владение защищается, при известных условиях, от нарушения и ведет к приобретению вещных прав (права собственности по давности, завладению, отделению плодов). Ввиду этого оно рассматривается в вещном праве. Недозволенные действия влекут за собой обязанность вознаграждения за причиненный ими ущерб и потому исследуются в обязательственном праве.

Таким образом, настоящий отдел должен быть посвящен: 1) владению и 2) вещным правам.

А. Владение

1. Слово «владение» употребляется в обыденной жизни для обозначения фактического господства над предметами.

Но в юриспруденции под «владением» понимается не всякое обладание вещью, а только такое, которое само по себе имеет юридическое значение, т.е. охраняется законом от нарушения, независимо от своей правомерности. Всякое иное обладание, не снабженное юридической защитой, называется держанием (detentio, détention, Inhabung).

Таким образом, обладание, или владение в обыденном обширном смысле слова, разделяется с юридической точки зрения на владение в тесном смысле, или, иначе, юридическое владение, и держание, или естественное владение.

В последующем изложении термином «владение» будет обозначаться юридическое владение в противоположность держанию.

Прежде чем излагать учение о владении по действующему русскому праву, необходимо было бы дать очерк теории владения. К несчастию, несмотря на то, что ни один вопрос гражданского права не подвергался так часто исследованию и не вызвал столь обширной литературы, как вопрос о владении, наука не успела разрешить его окончательно. Без преувеличения можно сказать, что нет двух сколько-нибудь авторитетных современных ученых, которые были бы согласны между собой в главных пунктах учения о владении. Поэтому, в виду отсутствия установившейся и общепризнанной теории, остается представить сжатую характеристику главных направлений.

В теории владения наиболее важными вопросами являются следующие: 1) в чем состоит владение, 2) факт ли оно или право, 3) почему оно защищается законом и 4) что такое владение правами. Сообразно с этим теории владения будут изложены по четырем рубрикам: 1) понятие владения, 2) юридическая природа его, 3) основание защиты и 4) понятие владения правами.

§ 1. Понятие владения

Понятие владения еще не установлено наукой. На этот счет существуют три главные, наиболее распространенные теории.

1. Согласно одной владение представляет собой физическое господство над вещью, соединенное с намерением обладать ею, как своею, по образцу собственника (Савиньи, Пухта, Виндшейд, Ранда, Кунце). Понятие владения слагается по этой теории из двух элементов: материального, телесного (corpus possessionis), состоящего в физическом господстве человека над вещью, и идеального, духовного (animus possessionis), выражающегося в известном направлении воли, в намерении обращаться с вещью, как со своею собственностью.

Сообразно с этим владельцами будут: 1) истинный собственник вещи, 2) лицо, ошибочно считающее себя собственником (добросовестный владелец), и 3) лицо, умышленно выдающее себя за собственника (разбойник, вор, присвоитель). Напротив, не считаются владельцами лица, добросовестно и законно обладающие чужими вещами в силу какого-либо права, но не имеющие намерения присваивать себе роль собственников (арендаторы, залогодержатели, ссудополучатели, поклажехранители и пр.).

2. Вторая теория тоже признает владение физическим господством над вещью но не требует, чтобы владелец непременно хотел обладать вещью как своею собственностью, а считает достаточным, чтобы он вообще хотел обладать ею для себя, в свою пользу (Кирульф, Бекинг, Дернбург, Мандри).

Таким образом, вторая теория отличается от первой только тем, что придает воле владельца иное значение, понимая ее в более обширном смысле. Кто обладает вещью как своею собственностью, тот, очевидно, обладает ею для себя, но не всякий обладающий ею для себя, в свою пользу, намеревается обладать ею, как своею собственностью. Другими словами, понятие «владение для себя» шире понятия «владение в виде собственности». А потому под первое подойдут все случаи, обнимаемые вторым (владение собственников настоящих и мнимых), и, сверх того, еще ряд других, именно владение лиц, обладающих чужими вещами в своем интересе, в свою пользу; каковы: арендаторы, наниматели, ссудополучатели. Не будут владельцами только те обладатели чужих вещей, которые обладают ими в интересе собственника, как-то: поверенные, поклажехранители.

3. Третья теория, оставляя в стороне вопрос о направлении воли владельца, переходит на экономическую точку зрения и определяет владение как хозяйственную связь вещи с лицом, т.е. как такое состояние вещи, в котором она служит потребностям своего обладателя (граф Пининьский, Колер, Ленель, Салейль).

Согласно этому определению, владельцем вещи должен считаться тот, кто извлекает из нее экономическую пользу, т.е., говоря короче, ее хозяин, все равно, имеет ли он на нее какое-либо право или не имеет.

4. Сверх указанных трех теорий существовало и существует много других.

Исходной точкой для построения понятия владения послужило римское право. Изучение его источников показало, что в Риме существовало два вида фактического обладания вещами: защищаемое путем особых исков и лишенное такой защиты. Первое они обыкновенно называют владением, или юридическим владением (possessio, иногда possessio civilis), а второе — держанием, или естественным владением (possessio naturalis). Вследствие этого сам собою возник вопрос: чем же они руководствовались, проводя такое различие? Другими словами, каков принцип указанного деления и в чем состоит разница между владением и держанием? Дать ответ на этот вопрос пытались еще глоссаторы и комментаторы. Их мнения сводятся в общем к тому, что владелец обладает вещью от своего собственного имени, а держатель — от чужого. Но источники римского права решительно противоречат такому объяснению, так как признают владельцами многих лиц, обладающих вещами от чужого имени, как-то: залогодержателей, эмфитевтов, поверенных и др. Несмотря на явную несостоятельность, эта теория господствовала с разными несущественными видоизменениями в течение всех средних веков. Только в XVI в. она была переработана французской юриспруденцией и приняла другую форму. Французские юристы усмотрели различие между владением и держанием в характере воли обладателя. Согласно их мнению, владелец только тот, кто обладает вещью с намерением обращаться с нею, как со своею, по образцу собственника (cum affectu domini, dominantis). В таком виде понятие владения перешло в сочинения германских юристов XVII и XVIII вв. и было заново воспроизведено и впервые теоретически объяснено знаменитым основателем исторической школы — Савиньи. В своей монографии «Право владения» Савиньи развивает теорию владения следующим образом: «Все понимают под владением вещью такое состояние, в котором не только физически возможно собственное воздействие на вещь, но и невозможно никакое чужое воздействие. Так, корабельщик владеет своим кораблем, но не водою, по которой он плывет. Это состояние, называемое держанием, лежит в основе всего понятия владения: Так как собственность представляет собой юридическую возможность воздействовать по своему произволу на вещь и не допускать никого другого к пользованию ею, то в держании заключается осуществление права собственности, а потому держание есть естественное состояние, соответствующее собственности как состоянию юридическому: Каждое держание, чтобы получить значение владения, должно быть намеренным, т.е. чтобы быть владельцем, необходимо, не только иметь держание, но и желать его иметь (animus possidendi): Если же держание представляет собой естественное состояние, соответствующее собственности как состоянию юридическому, то animus possidendi должен состоять в намерении осуществлять право собственности. Но обладатель может иметь намерение осуществлять либо чужое право собственности, либо свое. Если он имеет намерение осуществлять чужое, то в этом обстоятельстве нет такого animus possidendi, вследствие которого держание возвышалось бы до владения. Это положение, явно выставляемое римским правом, объясняется весьма естественным образом значением владельческих исков (как средство защиты личности владельца от насилия): Остается только второй случай, когда намерение обладателя направлено на осуществление своего права собственности». Таким образом, выходит, что разница между владением и держанием заключается в характере воли лица, обладающего вещью: владелец имеет намерение обладать вещью, как своею, по образцу собственника (animus domini), а держатель — намерение обладать ею, как чужою, от чужого имени (animus alieno nomine detinendi). Однако Савиньи не мог не заметить, что римское право признает владельцами несколько категорий лиц, не имеющих намерения обладать вещами от своего имени, как-то: залогодержателей, прекаристов, секвестрариев и пр. Видя, что эти случаи не подходят под выставленную им формулу, Савиньи объявил их исключениями и выработал для объяснения их теорию производного владения, заключающуюся в следующем. «Владение, — говорит он, — рассматривается как право и потому способно к отчуждению. Вследствие этого настоящий, первоначальный владелец может переносить право владения на того, кто за него осуществляет право собственности. Следовательно, кроме первоначального владения, покоящегося на держании и animus domini, существует еще и производное владение, основывающееся на первоначальном владении другого лица. Animus possidendi, который при первоначальном владении должен быть понимаем в смысле animus domini, направляется при производном владении на переданное прежним владельцем jus possessionis (право владеть)». Но если бы это было так, если бы римляне рассматривали владение как право, то владение подлежало бы свободной передаче от одного лица другому, подобно всякому праву. Другими словами, собственник вещи мог бы по своему желанию передавать владение кому угодно, так что производное владение устанавливалось бы и в случаях аренды, поклажи, ссуды и пр. Между тем римское право не допускает такой передачи и всегда признает арендаторов, нанимателей, ссудополучателей и пр. не владельцами, а держателями. Это ограничение Савиньи объясняет так: «Производное владение не должно быть понимаемо в том смысле, что его нужно допускать всякий раз, когда этого захочет владелец. Оно — отступление от основных принципов владения, а потому может быть допускаемо только в тех случаях, когда его явно устанавливает положительное право».

Монография Савиньи составила эпоху в науке и послужила основой для позднейших исследований. По словам Брунса, «все, что с тех пор было написано или говорено о владении, либо возникло под влиянием Савиньи, либо составляет оппозицию против него. Сочинение Савиньи содержит в себе первую важную попытку представить все учение о владении сперва в его внутреннем, естественном обосновании и развитии, а затем в данной ему положительным правом форме. Недостаток состоит только в том, что Савиньи не уяснил себе вполне этой двойственности задачи и потому постоянно смешивает философию и положительное право ко вреду их обоих».

Установленные Савиньи понятия первоначального и производного владения были приняты целым рядом ученых. Но с начала двадцатых годов появляются попытки соединить оба этих понятия в одно. С этой целью некоторые старались отыскать animus domini у всех производных владельцев; другие доказывали, что владелец может по своему произволу передавать свое право владения всем без исключения держателям; третьи расширили понятие владения и, устранив animus domini, определили владение, как всякое отношение фактического господства, связанное с намерением обладать вещью для себя, в своем интересе (animus dominantis, possidendi, rem sibi habendi). Однако и теория Савиньи, в чистом своем виде, продолжала поддерживаться многими выдающимися учеными, причем некоторые старались дать ей философское обоснование. Особенно замечательна попытка Брунса. Последнюю главу своего исследования «О владении в средние века и новое время» он посвящает философии владения и начинает с опровержения общепринятого взгляда, по которому держание представляет собой «чисто физическое, телесное, отвлеченное от всякой воли отношение господства лица над вещью». По его словам, «можно на вещи стоять, лежать, сидеть без всякого участия души, но иметь, держать вещь можно, только обладая волею на это: Говорить о держании, совершенно устранив какую бы то ни было волю, просто нелепо и противно смыслу слов. Если я случайно остановлюсь на улице пред открытым и пустым домом, то я имею физически, фактически возможность исключительного распоряжения им, но было бы безумием назвать меня держателем дома: Простое физическое отношение господства может быть юридически принимаемо во внимание в том случае, если с ним связана воля. Поэтому различие между держанием и владением следует полагать не в присутствии или отсутствии воли, а в ее свойстве и характере: Если держание с физической своей стороны состоит в возможности произвольно, т.е. всячески, воздействовать на вещь и устранять чужое воздействие, то естественно, что только тот держит вполне для себя, у кого содержание воли вполне соответствует факту держания, т.е. кто имеет волю предпринимать всякое воздействие на вещь, как ему будет угодно, и устранять всякое чужое воздействие, если оно ему не нравится: Такой держатель хочет обладать, как собственник, animo domini, а потому является настоящим, полным владельцем. Напротив, кто обладает вещью без этой воли, не как собственник, от чужого имени, тот является простым держателем».

Тем не менее все указанные направления составляли в сущности одну школу, так как были согласны между собою в том, что владение состоит из двух элементов: 1) из физического господства над вещью (corpus poss) и 2) из воли или намерения владеть (animus poss). Впервые подверг сомнению правильность этого положения Иеринг. В своей монографии «Об основании защиты владения» он, между прочим, указал, что определение владения как «физического господства над вещью» верно только относительно движимых вещей, «которые обыкновенно всякий держит при себе или в своем доме». Но недвижимости, лежащие на открытом месте (поля, луга, озера), не поддаются такому господству. «Я владею отдаленным участком земли, но имею ли физическую власть над ним? Над этой властью смеются зайцы, уплетая капусту в моем огороде, и хохочут дети, валяясь в моем сене». Ввиду этого Иеринг предложил другое определение: владение есть фактическое осуществление собственности. «Под владением, — говорит он, — я разумею то состояние вещи, в котором она удовлетворяет своему экономическому назначению, назначению служить человеку. Состояние это, смотря по роду вещи, принимает различный внешний вид: для одних вещей оно совпадает с держанием, или физическим обладанием, для других — нет. Одни вещи принято держать под личным или реальным надзором, другие — принято оставлять без охраны и присмотра. Поселянин оставляет в открытом поле копны сена и снопы хлеба, архитектор — строительный материал на месте постройки, но никто не делает ничего подобного со своими ценностями, со своею мебелью и т.д.; всякий хранит их у себя в доме. Положение, для первых вещей нормальное, оказывается таким образом для вторых ненормальным, т.е. таким, в форме которого не принято выражать собственности на эти вещи. А потому вместо физического господства мы предлагаем более целесообразную точку зрения, именно то, что можно назвать фактическим засвидетельствованием собственнических притязаний. Тот становится владельцем, кто либо сам придаст, либо велит придать вещи такое положение, какое соответствует собственности, и тем заявит себя в качестве лица, притязающего на собственность: Напротив, владение утрачивается, когда вещь попадает в такое положение, которое не мирится с обычными способами и формами, в каких собственник привык ею пользоваться».

Мнение Иеринга нашло много приверженцев. Некоторые из них прямо приняли формулу Иеринга. Другие видоизменили ее и, устранив параллель между владением и собственностью, определили владение как экономическую связь между лицом и вещью, как такое состояние вещи, в котором она служит потребностям данного лица. Главный представитель этого экономического направления — гр. Пининьский, посвятивший два тома доказательству того, что оно не было чуждо римским юристам, выражается следующим образом: «владение представляет собой фактическое служение вещи определенному лицу. Фактическое хозяйственное употребление вещей и извлечение из них пользы предполагают длящееся отношение к вещи. Это отношение и есть владение: Так как оно является известной связью между объектом и субъектом и так как цель этой связи хозяйственная, а существование и значение ее зависят от формы экономических отношений жизни, то наиболее подходящим для него выражением будет: хозяйственное соединение вещи с лицом».

Однако большинство ученых отнеслись отрицательно к теории Иеринга и продолжали держаться воззрения Савиньи, хотя принуждены были расширить понятие физического господства и подвести под него всякую, даже самую отдаленную возможность на вещь.

В 1889 г. Иеринг нанес господствующей теории второй удар, еще более сильный, чем был первый. В то время как в монографии «Об основании защиты владения» он коснулся вопроса о внешней стороне владения (corpus), в новом своем труде «Владельческая воля» он подверг глубокой и беспощадной критике учение о внутренней стороне владения (animus). Иеринг не ограничился исследованием источников римского права, хотя это составляло его главную и непосредственную цель, а рассмотрел вопрос со всех точек зрения: исторической, логической, дидактической, процессуальной и законодательной. Наиболее существенные и теоретически важные возражения его состоят в следующем: во-1-х, господствующая теория является результатом ошибочного обобщения отдельных случаев, указанных в источниках римского права. Именно римские юристы считают владельцами, с одной стороны, лиц, имеющих намерение обладать вещью, как своею (animus domini), а с другой — еще и многих других, у которых такого намерения нет, каковы, напр., залогодержатель, эмфитевт, прекарист и пр.; между тем Савиньи и его последователи обратили внимание только на владельцев первого рода и, имея в виду исключительно их, построили понятие владения. Когда же оказалось, что остальные случаи не подходят под это понятие, то они объявили их исключениями. Помимо того что римские источники вовсе не называют этих случаев исключениями, в данном случае даже не может быть речи ни о каком исключении. Дело в том, что правило допускает исключения, т.е. противоречия, но понятие не терпит их. Если animus domini выставлен, как необходимый элемент и даже ядро понятия владения, то владение без animus — логическая невозможность, абсурд. Прием, употребленный Савиньи, может быть наглядно изображен так. Положение: необходимый элемент понятия стола — четыре ножки. Возражение: существуют столы с большим и меньшим числом ножек. Ответ: это — исключения, вызванные случайными причинами. Во-2-х, господствующая теория не может быть осуществлена на практике, в процессе. Следуя ей, каждый истец, предъявляющий иск о защите владения, должен доказать, что он владелец спорной вещи, т.е. что в его лице соединились два условия, требуемые для владения, именно corpus, или физическое обладание вещью, и animus, т.е. намерение обладать ею, как своей. Наличность первого условия можно доказать. Но каким образом судья удостоверится, что у истца действительно имелось и имеется второе — animus? Ведь animus представляет собой душевное состояние, а влезть в чужую душу нельзя. Правда, судебная практика нашла выход из этого затруднения: она стала заключать о намерении истца по его поступкам и выработала целый каталог «владельческих действий», в которых якобы выражается animus domini. Но это, в сущности, не выход из затруднительного положения, а обход его, так как по внешним фактам нельзя с полной достоверностью судить о воле. Так, напр., если истец докажет, что он в прошлом году сеял и собирал хлеб на спорной земле, то отсюда ничего ровно не следует: он мог это делать и в качестве собственника, и в качестве арендатора, т.е. имея animus domini и не имея его. В 3-х, господствующая теория не может быть последовательно проведена и в законодательстве. Согласно ей, законодателю пришлось бы лишить владельческой защиты лиц, не имеющих animus domini, т.е. закладодержателей, арендаторов, эмфитевтов и пр. Между тем было бы крайне нецелесообразно и несправедливо оставить всех этих лиц без такой защиты, даруя ее в то же время ворам и присвоителям только потому, что последние имеют требуемый animus.

Примечания:

Ihering. Der Besitzwille, гл. I.

От изложения собственной теории автор воздерживается, считая это неуместным в кратком учебнике и предполагая посвятить ей особую монографию.

Ввиду этого обе теории можно назвать, как сделал Иеринг (Besitzwille, Cap. II), волевыми, или субъективными.

Терминология источников отличается сбивчивостью. См. о ней у Windscheid’a (Pand., I, § 148, Anm. 12).

Юристы нового времени ввели для обозначения естественного владения термин «deten­tio», не встречающийся в источниках.

Bruns, 105–106, 255.

Placentinus, «non possidet, qui pro suo non possidet». Несколько иную формулировку дал Азо, за которым последовал Аккурсий. Именно Азо считает владением: 1) обладание вещью от своего имени и 2) обладание ею хотя и от чужого имени, но для себя (pro alieno, sed sibi). Однако согласно такому определению секрестрарий и прекарист были бы держателями, а узуфруктуарий – владельцем; между тем римское право постановляет как раз наоборот. Bruns, 306.

Некоторые из них просто повторяли формулу французских юристов; другие несколько видоизменяли ее, употребляя вместо «affectus domini» выражения: «animus sibi suaeque utilitatis causa, sibi suoque nomine habendi, domini vel alius juris in re» и пр. Bruns, 387.

Потому-то и называют «теорией Савиньи», хотя она существовала задолго до него.

Savigny. Das Recht des Besitzes, § 1.

Там же, § 9.

То есть отвлеченную теорию.

Schrötter, Bavtels, Duncker (Die Besitzklage und der Besitz, 1884, 163).

Thibaut. Pand., § 208; Schweppe. Priv. r., II, § 215, n. 7.

Это мнение Брунса разделяют многие ученые, между прочим: Ihering. Der Besitzwille, Cap. III, IV; Winscheid. Pand., § 149 (S. 420).

Это мнение Брунса разделяют многие ученые, между прочим: Ihering. Der Besitzwille, Cap. III, IV; Winscheid. Pand., § 149 (S. 420).

Bruns, 466–475.

Иеринг. Об основании защиты владения, 160.

Там же, 146.

Иеринг. Об основании защиты владения, 159.

Там же, 168.

Piniński, I, c. 26.

Ib., 29.