Какие бывают правовые акты?

Когда сторона затягивает судебный процесс…

Часто практикующие юристы и простые граждане, участвующие в судебном процессе, сталкиваются с проблемой – другая сторона, кажется, затягивает рассмотрение дела. Например, не является в судебное заседание, в связи с чем его откладывают, или является, но по формальным причинам ходатайствует об отложении разбирательства и т. д. С одной стороны, такие действия можно расценить как реализацию процессуальных прав стороны – ведь действующее законодательство не накладывает ограничений на количество заявлений тех или иных ходатайств, и к тому же, часто для защиты своей позиции нужно предоставлять новые доказательства, которые подчас невозможно получить быстро. С другой стороны, подобное поведение может быть истолковано как злоупотребление процессуальным правом – на это нередко указывают суды при рассмотрении дел. Основываясь на судебной практике и мнениях юристов-практиков, портал ГАРАНТ.РУ разобрался, где проходит грань между добросовестностью и злоупотреблением правом в судебном заседании.

Что считается затягиванием судебного процесса

Судебная практика по данному вопросу весьма обширна: на случаи злоупотребления правом судьи указывают и в арбитражном, и в гражданском, и в уголовном процессе. Способов для затягивания дела, которыми пытаются воспользоваться его недобросовестные участники, в связи с этим можно выявить немало.

Неявка

Лица, участвующие в деле, могут просто не явиться на процесс, при этом не представив доказательства, что это произошло по уважительной причине (апелляционное определение Московского городского суда от 2 марта 2017 г. № 33-7735/17, постановление Московского городского суда от 19 июля 2016 г. № 10-11700/16). В подобных ситуациях суды, как правило, обращают внимание на неоднократность и безмотивность таких действий.

Например, истец трижды не является в суд, подав кассационную жалобу. Сначала – на предварительное судебное заседание по причине занятости на работе, затем – в другое предварительное заседание, которое просит отложить в связи с его нахождением на больничном, а после этого не приходит непосредственно на судебное заседание – уже совсем не объясняя причин. Суд в этом случае указал, в частности, что истец был вправе поручить ведение дела представителю, однако не воспользовался этим правом. В связи с этим суд определил, что такое поведение истца свидетельствует о ненадлежащем использовании им своих процессуальных прав. В итоге суд не стал в очередной раз откладывать рассмотрение дела, посчитав, что это привело бы к необоснованному затягиванию разбирательства (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 12 января 2017 г. по делу № 33-262/2017).

Игнорирование судебных повесток

Как правило, лица, участвующие в деле, являются в судебное заседание после получения судебных извещений. Суды присылают такие документы по заранее указанным сторонами адресам, но если несмотря на это лица, участвующие в деле, не получают повестки ни по одному из таких адресов, суд может расценить это как затягивание судебного разбирательства (постановление Кемеровского областного суда от 30 ноября 2015 г. по делу № 4А-1276/2015). Однако в конкретном случае судьей также была предпринята попытка известить сторону по указанным ею номерам сотовых телефонов, но ни по одному из них абонент не ответил.

Соответственно, необходимо учитывать конкретные обстоятельства дела, ведь повестку сторона может не получить и по другой причине, например, если она была слишком поздно направлена судом. Напомним, в начале прошлого месяца, ВС РФ указал, что извещать сторону о судебном заседании после его проведения недопустимо.

Немотивированный отвод суда

Суд может счесть затягиванием процесса и попытку стороны заявить отвод судьям или составу суда (определение ВС РФ от 20 июля 2015 г. № 305-ЭС15-7212). Речь идет о заявлениях об отводе, которые, по мнению суда, являются неоднократными, немотивированными и не подкрепленными доказательствами. В рассматриваемом случае в заявлениях об отводе судей содержались оскорбительные формулировки и выражения в адрес судей.

Отметим, что в каждом процессе существует закрытый перечень случаев, когда требуется отвод судьи. Например, он необходим, если судья является родственником лица, участвующего в деле (п. 2 ч. 1 ст. 16 Гражданского процессуального кодекса, п. 3 ч. 1 ст. 61 Уголовно-процессуального кодекса, п. 4 ч. 1 ст. 21 Арбитражного процессуального кодекса, п. 3 ч. 1 ст. 31 Кодекса административного судопроизводства).

Предъявление необоснованного встречного иска

В ряде случаев суды могут посчитать злоупотреблением правом и предъявление встречного иска, если ответчик сделал это, в частности, непосредственно перед судебным заседанием и в отсутствие дополнительных доводов и возражений. Верховный Суд Российской Федерации при аналогичных обстоятельствах напомнил сторонам, что по смыслу процессуального законодательства, суд может принять встречный иск, если, помимо прочего, его совместное рассмотрение с первоначальным приведет к более быстрому и правильному рассмотрению дела. Соответственно, когда данное условие не соблюдено, принятие встречного иска приведет к безосновательному затягиванию судебного разбирательства, так как совместное рассмотрение двух исков лишь усложнит процесс, чем нарушались бы права истца (определение ВС РФ от 20 мая 2015 г. № 304-ЭС15-4395, определение ВС РФ от 6 апреля 2015 г. № 305-ЭС15-2655).

«Затяжное» собирание доказательств и ознакомление с делом

Если сторона не предоставляет истребуемые судом доказательства, это приводит к многократному отложению процесса, ведь без некоторых документов рассмотреть дело невозможно, а значит, рассмотрение спора затягивается (постановление Арбитражного суда Северо-Кавказского округа от 22 ноября 2016 г. № Ф08-8242/16 по делу № А32-47443/2014, постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 17 августа 2015 г. № Ф02-3730/15 по делу № А33-18105/2014).

Иногда лица, уличенные в злоупотреблении правом, пытаются затянуть процесс в целом, растягивая отдельные его составляющие. Это может быть выбор экспертного бюро, которое проводит экспертизу в течение полугода (апелляционное определение Московского городского суда от 20 марта 2017 г. № 33-6450/17), или слишком долгое ознакомление с делом, например, краткими временными промежутками в течение 14 дней вместо предоставленных судом 10 (апелляционное определение Судебной коллегии по уголовным делам ВС РФ от 17 ноября 2015 г. № 49-АПУ15-44).

Иные «хитрые» способы

Участники могут прибегнуть и к более изощренным способам затягивания процесса, но далеко не всегда им удается достичь своей цели. Отметим, что во всех случаях, которые будут перечислены далее, суды уличили участников процесса в злоупотреблении правом.

Так, в одном таком случае заявитель обратился в суд с кассационной жалобой, а затем фактически оспорил свои же процессуальные действия и изданный судебный акт (определение ВС РФ от 26 мая 2016 г. № 305-ЭС16-3510). В связи с этим ВС РФ отказался рассматривать дело в кассационном порядке. В другом деле представитель ответчика трижды заявлял ходатайство о приобщении к материалам дела в качестве нового доказательства одного и того же заключения специалиста (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Санкт-Петербургского городского суда от 25 января 2017 г. по делу № 33-92/2017). Еще один участник процесса в исковом заявлении указал сумму иска, в соответствии с которой уплачивается минимальный размер государственной пошлины. Но после принятия искового заявления он увеличил сумму иска, что вынудило суд перейти от упрощенного производства к рассмотрению дела по общим правилам (решение Арбитражного суда г. Москвы от 17 июня 2015 г. по делу № А40-44013/2015, решение Арбитражного суда г. Москвы от 22 сентября 2014 г. по делу № А40-92688/2014).

Кроме того, как рассказала порталу ГАРАНТ.РУ ведущий юрисконсульт КСК групп Елена Цатурян, одна сторона, чтобы затянуть процесс, может заявить также о фальсификации доказательств, представленных другой стороной. «В этом случае суд принимает меры для проверки достоверности заявления о фальсификации доказательства, в том числе назначает экспертизу, истребует другие доказательства», – пояснила она. Однако, как обратила внимание эксперт, часто в таком ходатайстве не указывается лицо, в отношении которого сторона заявляет о фальсификации, и в таком случае данное ходатайство не может быть удовлетворено. Подозрения у суда, по оценке практиков, должны вызывать и ничем не обоснованные заявления о фальсификации.

…И что не считается

На первый взгляд кажется очевидным, что если большинство ходатайств стороны направлено либо на приостановление дела, либо на отложение судебного разбирательства, то она пытается затянуть процесс. Например, злоупотреблением могут посчитать ситуацию, когда практически все ходатайства поданы исключительно в судебных заседаниях, без приложения каких-либо доказательств, сопровождаются просьбой о предоставлении времени для окончательного формирования правовой позиции по делу, а также сбора необходимых доказательств (определение Судебной коллегии по экономическим спорам ВС РФ от 23 июля 2015 г. № 306-ЭС15-1364, постановление Московского городского суда от 9 марта 2016 г. № 4а-6198/15, решение Оренбургского областного суда от 19 августа 2016 г. по делу № 12-102/2016).

Вправе ли участвующие в деле лица и их представители, несмотря на отказ, заявлять ходатайство вновь? Ответ – в Домашней правовой энциклопедии интернет-версии системы ГАРАНТ.
Получить полный
доступ на 3 дня бесплатно!

Получить доступ

С другой стороны, по мнению некоторых судов, действия сторон и их представителей, даже если они выразились в неоднократном отложении судебных разбирательств, нельзя признать повлиявшими на длительность рассмотрения дела. Имеются в виду такие действия, как заявление ходатайств об оказании содействия в собирании и истребовании доказательств, об отложении судебного заседания, ввиду неявки участников процесса, вызов и допрос свидетелей, изменение заявленных исковых требований. Суды полагают, что использование стороной по делу своих процессуальных прав не может свидетельствовать о затягивании судебного разбирательства, а также о вине данной стороны в увеличении срока рассмотрения дела (решение Верховного Суда Удмуртской Республики от 22 марта 2016 г. по делу № 3а-77/2016, решение Верховного Суда Республики Башкортостан от 18 января 2016 г. по делу № 3га-57/2016).

Такую разницу в позициях можно объяснить тем, что некоторые споры отличаются сложностью, а значит, для их разрешения требуется полное, всестороннее и объективное рассмотрение дела – в этих случаях дополнительные ходатайства сторон обычно не считаются злоупотреблениями (апелляционное определение Судебной коллегии по гражданским делам Омского областного суда от 15 февраля 2017 г. по делу № 33-931/2017).

Но существуют и другие признаки, по которым можно отличить злоупотребление правом от добросовестного поведения участника процесса, о них порталу ГАРАНТ.РУ рассказали практикующие юристы.

Так, по мнению партнера Berkshire Advisory Group Сергея Копейкина, перенос судебного заседания является оправданным при необходимости проведения судебной экспертизы, в таких случаях судья руководствуется необходимостью получения качественного доказательства в виде экспертного заключения.

Для отложения процесса могут быть и иные уважительные причины. «Следует понимать, что у стороны спора (возможно, даже у обеих) может быть и правомерный интерес добиваться отложения слушания – например, переговоры по мировому соглашению, ожидание закрытия сделки или судебного решения по связанному спору», – обратил внимание старший юрист практики разрешения споров международной юридической фирмы CMS Игорь Соколов. По его мнению, в подобных ситуациях суды, как правило, идут навстречу сторонам.

Кому выгодно затягивание процесса

Как отмечают юристы, к затягиванию процесса могут прибегнуть и истец, и ответчик. «Часто истец заинтересован в затягивании судопроизводства, например, с целью измотать ответчика, нарушить его нормальную хозяйственную деятельность», – привела пример руководитель практики «Коммерческое право» юридической компании «Rights» Алёна Абрамович. А одной из целей ответчика, затягивающего процесс, может стать отсрочка исполнения обязательств, являющихся предметом иска. «Стоимость пользования имуществом или проценты по кредиту нередко выше, чем грозящие правонарушителю договорные санкции или проценты по ст. 395 Гражданского кодекса. Таким образом, ответчику явно выгоднее затянуть процесс и «не платить», чем вывести денежные средства из оборота компании, оплатив задолженность», – пояснила эксперт.

Кроме того, по словам Елены Цатурян, стороны, затягивающие процесс, могут пытаться отсрочить вступление в силу судебного решения или осуществить перекредитование, чтобы погасить задолженность и вообще прекратить разбирательство. «Есть и те, кто с помощью затягивания процесса вынуждает другую строну подписать мировое соглашение на невыгодных для нее условиях», – поделилась юрист.

Частой причиной для злоупотреблений в суде, как рассказал управляющий партнер Консалтинговой группы «Дивиус» Иван Гусев, служит попытка перевода активов и хозяйственной деятельности на другое предприятие. Однако, по его оценке, российское законодательство уверенно движется в сторону того, чтобы подобные манипуляции было совершать труднее.

Не все юристы считают, что затягивание процесса может принести сторонам пользу. В частности, по словам Алёны Абрамович, клиенты нередко ставят задачу так – «максимально затянуть судебный процесс», но затягивание, как правило, требуется им в случаях, если шансов на победу в суде практически нет. Данную позицию поддержал Игорь Соколов, отметив, что сегодня такая стратегия никакого существенного выигрыша стороне не приносит. Даже наоборот – суды сами нередко «встречают в штыки» подобное поведение, особенно если дело рассматривается в суде с высокой загрузкой. «Как правило, судьи очень жестко пресекают попытки затягивания, не позволяя сторонам нарушать процесс, но есть более лояльные суды, которые иногда идут на поводу у сторон», – заметил Сергей Копейкин, напомнив, что судьи, рассматривая дело, руководствуются не только законом, но и своим внутренним убеждением.

Чем чревато злоупотребление процессуальными правами

Все процессуальные кодексы предусматривают право лиц, участвующих в деле, ходатайствовать об ускорении рассмотрения дела (ч. 6 ст. 6.1 ГПК РФ, ч. 6 ст. 10 КАС РФ, ч. 6 ст. 6.1 АПК РФ, ч. 5 ст. 6.1 УПК РФ). Необходимо отметить, что в данном контексте речь идет скорее о предотвращении судебной волокиты или защите от нее, а не о результате действий сторон. Об этом свидетельствует и то, что соответствующие положения расположены в статьях, посвященных одному из принципов процесса – разумному сроку судопроизводства.

Законодательство, в зависимости от вида судопроизводства, предусматривает некоторые особенности подхода судов к фактам злоупотребления сторонами своими процессуальными правами. Так, АПК РФ прямо закрепляет, что суд вправе отнести все судебные расходы по делу на лицо, злоупотребляющее своими процессуальными правами или не исполняющее свои процессуальные обязанности. Имеются в виду злоупотребления, которые привели к срыву судебного заседания, затягиванию судебного процесса, а также воспрепятствованию рассмотрения дела и принятию судебного акта (ч. 2 ст. 111 АПК РФ).

Кроме того, арбитражный суд может отказать в удовлетворении заявления или ходатайства в случае, если они были несвоевременно поданы лицом, участвующим в деле, и явно направлены на затягивание судебного процесса (ч. 5 ст. 159 АПК РФ).

В иных процессуальных кодексах похожих положений нет, но в то же время нельзя сказать, что стороны, затягивающие процесс, осуществляемый в другом порядке, могут избежать каких-либо последствий вообще. Например, в некоторых случаях, если они без уважительных причин не представляют доказательства, которые требует суд, последний вправе наложить на них судебный штраф (ч. 3 ст. 57 ГПК РФ, ч. 5 ст. 63 КАС РФ). Суды, рассматривающие административные дела, также вправе оштрафовать лицо, участвующие в деле, за неуважение к суду (ч. 2 ст. 122 КАС РФ). Кроме того, суды общей юрисдикции в гражданском процессе могут наложить штраф за нарушение порядка в судебном заседании (ч. 3 ст. 159 ГПК РФ). Однако, как поделился опытом Сергей Копейкин, судебные штрафы назначаются очень редко – в его многолетней практике было всего два таких случая.

Уголовно-процессуальный кодекс четко регламентирует ситуации, когда участники процесса затягивают время ознакомления с материалами дела, в том числе с протоколом судебного заседания. При подобных обстоятельствах суд вправе установить определенный срок ознакомления с документами (ч. 7 ст. 259 УПК РФ).

Затягивание процесса может навредить и в другом. По мнению Игоря Соколова, недобросовестное поведение в суде прежде всего повышает риск проигрыша в деле, поскольку внимание суда отвлекается на второстепенные вопросы. Резонно предположить, что в таком случае сторона навредит себе сама – сосредоточившись на затягивании процесса, она недостаточно убедительно представит свои доводы суду, и он не учтет их при вынесении решения. Цена такого проигрыша может быть высокой, особенно если учитывать необходимость компенсировать судебные расходы. Не исключено также, что сторона, злоупотребляющая правом, проиграет процесс, даже если изначально имела шансы на победу. «Потерянное время в судебном процессе очень часто может склонить чашу весов совершенно в другую сторону», – обратил внимание Иван Гусев.

Но затягивание процесса может негативно отразиться и на другой стороне, которая действует добросовестно. В частности, истец может выиграть дело, но получить по итогам лишь исполнительный лист, а не реальное исполнение – за время умышленно затянутого ответчиком судебного заседания имущество компании выведут, например, через цепочку сделок на добросовестных приобреталей. «То, что вчера стоило миллионы, сегодня будет стоить 10 руб.», – указала Елена Цатурян.

Как действовать, если другая сторона затягивает процесс

Юристы сходятся во мнении, что если одна сторона подозревает другую в умышленных проволочках, нужно незамедлительно сообщить об этом суду. В таких случаях Сергей Копейкин предлагает заявлять отдельные ходатайства о том, что идет затягивание процесса.

Кроме того, помешать другой стороне устроить волокиту можно, активно возражая против ее действий. Возражения, по словам Игоря Соколова, можно строить как на процессуальной необоснованности ходатайства, так и на доводе о недобросовестности поведения стороны, подавшей ходатайство. А если стратегия оппонента сводится к бесконечным ходатайствам об отложении заседаний для «сбора доказательств» и «доработки позиции», эксперт рекомендует форсировать рассмотрение дела, то есть раскрыть собственные доказательства и позицию по делу, дав суду возможность принять решение на основании имеющихся в деле документов.

В то же время необходимо учитывать, что не существует универсальных способов для противодействия стороне, злоупотребляющей своим правом. Юристы рекомендуют всегда исходить из конкретных обстоятельств дела.

Так, если в арбитражном процессе ответчик пытается выиграть 1-2 месяца, подав встречный иск, Елена Цатурян рекомендует отслеживать поступление документов в суд и при обнаружении подобных действий своевременно ознакомиться с материалами дела и составить соответствующий отзыв.

Сторона также может заявить ходатайство о привлечении третьих лиц или об истребовании каких-либо доказательств, чтобы выиграть время за счет направления корреспонденции и получения ответов. В ситуации, когда другая сторона ходатайствует о привлечении третьих лиц или об истребовании каких-либо доказательств, значительное время может уйти на направление корреспонденции и получение ответа. В этом случае, считает адвокат Коллегии адвокатов города Москвы «Барщевский и Партнеры» Елена Михалевич, целесообразно предложить суду выдать судебные запросы вам на руки, чтобы самостоятельно передать их адресатам. Причем в следующее заседание вам нужно будет предоставить уведомление о вручении, что исключит возможность отложить заседание в связи с отсутствием уведомления. Также юрист порекомендовала не давать оппоненту дополнительных поводов для затягивания процесса. «Например, при наличии большого объема документов предоставьте стороне возможность ознакомиться с ними заранее, чтобы избежать отложения. Также всегда можно просить суд объявить перерыв вместо отложения разбирательства», – рассказала она.

***

Опытный юрист без труда распознает умышленное затягивание процесса в суде. Другой вопрос – что делать с полученным знанием. Со стороны судебная волокита, вероятно, может показаться выгодной стратегией – сторона не спешит с подготовкой собственной позиции и заодно вредит оппоненту, вынуждая его часто и порой бесцельно приходить в суд. Но, учитывая тенденцию пресечения такого поведения по инициативе суда, выгодность этой стратегии ставится экспертами под вопрос. По-настоящему профессиональным подходом практикующие юристы называют умение уличить оппонента в злоупотреблении правом и вовремя пресечь подобные попытки, заявив соответствующее ходатайство или представив свои возражения.

Гипотеза (Нормы права)

Гипотеза — часть нормы права, которая указывает на фактические обстоятельства вступления нормы в действие, определяет субъектов права (лиц, на которых распространяется действие правовой нормы).

Норма права состоит из трёх структурных элементов — гипотезы (если), диспозиции (то следует) и санкции (иначе).

Гипотеза1 указывает на фактические обстоятельства вступления нормы в действие, определяет субъектов права (лиц, на которых распространяется действие правовой нормы).

Диспозиция определяет права и обязанности субъектов права, устанавливает возможные и должные варианты их поведения.

Санкция предусматривает последствия нарушения правовой нормы, определяет вид и меру юридической ответственности для нарушителей правовой нормы.

Пример

Статья 83 НК РФ предусматривает: «Организации, в состав которых входят обособленные подразделения, расположенные на территории Российской Федерации, подлежат постановке на учет в налоговых органах по месту нахождения каждого своего обособленного подразделения.

Статья 116 НК РФ устанавливает ответственность за нарушение порядка постановки на учет в налоговом органе.

Указанные выше правила, по сути, формулируют норму права:

Если в состав организации входят обособленные подразделения, расположенные на территории Российской Федерации (Гипотеза);

То они подлежат постановке на учет в налоговых органах по месту нахождения каждого своего обособленного подразделения (Диспозиция);

К тем, кто не исполнил обязанность по постановке на налоговый учет, применяются санкции, предусмотренные статьей 116 НК РФ (Санкция).

Существует несколько видов классификации гипотез:

Простые и сложные;

Абстрактные и казуистические.

Простая гипотеза предполагает какое-то одно условие, через которое реализуется правовая норма норма.

Пример

Законодательство Российской Федерации о налогах и сборах состоит из настоящего Кодекса и принятых в соответствии с ним федеральных законов о налогах и сборах (п. 1 ст. 1 НК РФ).

Сложная гипотеза связывает действие нормы с наличием двух или более условий.

Пример

Статья 6 НК РФ предусматривает:

«Нормативный правовой акт о налогах и сборах признается не соответствующим настоящему Кодексу, если такой акт:

1) издан органом, не имеющим в соответствии с настоящим Кодексом права издавать подобного рода акты, либо издан с нарушением установленного порядка издания таких актов;

2) отменяет или ограничивает права налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов, их представителей либо полномочия налоговых органов, таможенных органов, установленные настоящим Кодексом;

3) вводит обязанности, не предусмотренные настоящим Кодексом, или изменяет определенное настоящим Кодексом содержание обязанностей участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, иных лиц, обязанности которых установлены настоящим Кодексом;

…»

В рассматриваемом случае, сложная гипотеза — Если нормативно правовой акт о налогах и сборах:

1) издан органом, не имеющим в соответствии с настоящим Кодексом права издавать подобного рода акты, либо издан с нарушением установленного порядка издания таких актов;

2) отменяет или ограничивает права налогоплательщиков, плательщиков сборов, налоговых агентов, их представителей либо полномочия налоговых органов, таможенных органов, установленные настоящим Кодексом;

3) вводит обязанности, не предусмотренные настоящим Кодексом, или изменяет определенное настоящим Кодексом содержание обязанностей участников отношений, регулируемых законодательством о налогах и сборах, иных лиц, обязанности которых установлены настоящим Кодексом;

Диспозиция – То:

«Нормативный правовой акт о налогах и сборах признается не соответствующим настоящему Кодексу»

Абстрактная гипотеза акцентирует внимание на их общих, родовых признаках, а не на частностях.

Пример

Пункт 1 статьи 3 НК РФ устанавливает – «Каждое лицо должно уплачивать законно установленные налоги и сборы».

Абстрактная гипотеза – Если налоги и сборы установлены законно

Диспозиция – То, каждое лицо должно их уплачивать.

Казуистическая гипотеза акцентирует внимание на частностях.

Пример

Пункт 1 статьи 145 НК РФ устанавливает, что организации и индивидуальные предприниматели имеют право на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой НДС, если за три предшествующих последовательных календарных месяца сумма выручки от реализации товаров (работ, услуг) этих организаций или индивидуальных предпринимателей без учета налога не превысила в совокупности два миллиона рублей.

Казуистическая гипотеза – Если за три предшествующих последовательных календарных месяца сумма выручки от реализации товаров (работ, услуг) организаций или индивидуальных предпринимателей без учета НДС не превысила в совокупности два миллиона рублей.

Диспозиция – то, такие налогоплательщики имеют право на освобождение от исполнения обязанностей налогоплательщика, связанных с исчислением и уплатой НДС.

Исполнение обязательства состоит в совершении должником в пользу кредитора конкретного действия, составляющего предмет обязательства, либо в воздержании от определённого обязательством действия.

Исполнение должником своих обязанностей должно быть в чётком соответствии с поведением, предусмотренном соглашением сторон, предписанном законом и согласующимся с обычным в данных случаях поведением (обычаи делового оборота, обыкновения).

Исполнение обязательства должно базироваться на соблюдении определённых принципов исполнения:

1) принцип надлежащего исполнения;

2) принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства

3) принцип реального исполнения;

4) принцип добросовестности, разумности и справедливости.

1. Принцип надлежащего исполнения.

Под исполнением имеется в виду не просто какое-либо исполнение, а именно надлежащее исполнение. Надлежащее исполнение тесно связано с таким понятием, как «договорная дисциплина», которое подразумевает исполнение в строгом соответствии с договорённостью сторон. Принцип надлежащего исполнения в общем виде сформулирован в ст. 526 ГК: «Обязательства должны исполняться надлежащим образом в соответствии с условиями договора и требованиями настоящего Кодекса, иных актов гражданского законодательствав установленный срок в соответствии с указаниями закона, акта планирования, договора, а при отсутствии таких указаний – в соответствии с обычно предъявляемыми требованиями».

Надлежащее исполнение подразумевает исполнение обязанностей:

– в надлежащее время;

– в надлежащем месте;

– надлежащему субъекту;

– надлежащего предмета;

– надлежащим способом.

а. Надлежащее (установленное) время. Надлежащее время исполнения подразумевает исполнение обязанностей в установленный срок. Срок исполнения может предусматриваться в виде конкретной даты или периода (отрезка) времени, в течение которого исполнение должно быть произведено. Стороны вправе также установить, что обязательство должно быть исполнено в разумный срок (определяемый в соответствии с существом обязательства или деловыми обычаями и обыкновениями).

Если срок не установлен либо определён моментом востребования, кредитор вправе потребовать исполнения, а должник вправе исполнить в любое время (ст. 530 ГК). При этом должник обязан исполнить в 7-дневный срок, если обязанность немедленного исполнения не вытекает из закона, договора или существа обязательства. Так, согласно ст. 1049 ГК, если срок возврата денег по договору займа не определен или определен моментом востребования, заем должен быть возвращен должником в течение 30 дней с момента предъявления кредитором требования.

В соответствии со ст. 531 ГК, должник вправе исполнить обязательство досрочно даже при установленном сроке исполнения, если иное не установлено договором, законом, обычаями делового оборота или не вытекает из смысла обязательства. Возможность досрочного исполнения, в частности, представляется сомнительной по коммерческим договорам (например, начисление процентов, отсутствие места на складе, отсутствие транспорта и т.п.).

Несоблюдение срока исполнения обязательства приводит к возникновению просрочки. Просрочка даёт право кредитору требовать уплаты штрафных санкций (пеня), а также возмещения возникших убытков. Согласно ст. 612 ГК, должник, просрочивший исполнение, отвечает перед кредитором за убытки, причинённые просрочкой, и за случайно (без его вины) наступившую после просрочки невозможность исполнения, а кредитор вправе отказаться от принятия исполнения, если исполнение утратило для него интерес (в этом случае говорят о «жёстких» сроках).

Особые правила установлены для просрочки исполнения денежных обязательств (ст. 625 ГК). Должник не освобождается от ответственности за невозможность исполнения денежного обязательства. Просрочивший должник обязан по требованию кредитора уплатить последнему сумму долга с учетом установленного индекса инфляции за весь период просрочки, а также 3% годовых от просроченной суммы, если иной процент не установлен договором или законом.

Однако не только должник может просрочить исполнение. В праве также говорят и о просрочке кредитора (ст. 613 ГК), под которой понимается неисполнение кредитором своих кредиторских обязанностей.

Кредитор считается просрочившим в таких случаях:

— если он отказался принять надлежащее исполнение, предложенное должником;

— если он не совершил действий, до совершения которых должник не мог исполнить своё обязательство;

— если он отказался выдать расписку, вернуть долговой документ или отметить в расписке невозможность его возвращения при исполнении обязательства должником (ст. 545 ГК).

При просрочке кредитора должник имеет право на возмещение причинённых ему просрочкой убытков в случае, если они причинены умыслом или неосторожностью кредитора или третьих лиц, на которых по закону или поручению кредитора было возложено принятие исполнения. Таким образом, кредитор не несет ответственность за убытки, причиненные во время просрочки, если они стали следствием случая или непреодолимой силы, однако бремя доказывания отсутствия умысла или неосторожности лежит на кредиторе. За время просрочки кредитора должник не уплачивает процент с денежного обязательства.

б. Место исполнения. Обязательство должно быть исполнено в надлежащем месте, которое определяется законом или договором. Иногда место исполнения вытекает из смысла обязательства (например, оказание бытовых услуг – в месте нахождения предприятия бытового обслуживания, кино, театра, банка).

Если место исполнения не определено, исполнение производится в месте, установленном в ст. 532 ГК:

— по обязательству передать объект недвижимости – по месту нахождения такого объекта;

— в обязательствах по передаче вещей, предусматривающих их перевозку (транспортировку), – место сдачи вещей (товаров) транспортной организации.

— в обязательствах по передаче вещей, возникших из других обязательств, – по месту изготовления или хранения товара (если это место известно кредитору);

— по денежному обязательству физических лиц – по месту жительства кредитора в момент возникновения обязательства либо по новому месту жительства, если кредитор уведомил о нём должника (с возмещением стоимости расходов);

— по остальным обязательствам – по месту жительства должника или нахождения должника – юридического лица (ст. 167 ГК).

в. Субъект исполнения. Надлежащее исполнение подразумевает исполнение надлежащим субъектом надлежащему лицу.

Надлежащим субъектом осуществления исполнения является должник. Согласно закону, предполагается, что должник самостоятельно исполняет лежащую на нём обязанность.

Как впервые было установлено в ст. 527 ГК, каждая из сторон имеет право требовать доказательства того, что обязательство исполняется надлежащим должником или принимается надлежащим кредитором или уполномоченными на это лицами.

Однако часто допускается перепоручение исполнения (возложение исполнения на третье лицо) – ст. 528 ГК, если из требований закона, договора или существа обязательства не вытекает обязанности исполнить лично. Обязанным в данном правоотношении остаётся должник – он не выбывает из обязательственного правоотношения (отличие от перевода долга) и несет ответственность за исполнение обязанности третьим лицом. Если из закона, договора или существа обязательства не вытекает иное, кредитор обязан принять исполнение от третьего лица.

Новеллой ГК является правило, согласно которому другое лицо имеет право удовлетворить требование кредитора без согласия должника в случае опасности утратить право на имущество должника (например, по договору аренды, вследствие залога) в результате обращения взыскания кредитором на это имущество (ч. 3 ст. 528 ГК). В этом случае исполнившее третье лицо заменяет в обязательстве кредитора.

Должник обязан исполнить надлежащему лицу – кредитору, однако по указанию последнего возможно переадресование исполнения (исполнение третьему лицу, например, в силу указания кредитора доставить товар не на склад кредитора, а непосредственно в магазин розничной сети). При переадресовании третье лицо не приобретает никаких прав (в отличие от участника обязательства в пользу третьего лица).

г. Предмет исполнения. Предмет исполнения должен быть чётко определён, либо, по меньшей мере, определим. Вещь должна быть индивидуально определённой или по крайней мере родовой с возможностью ее индивидуализации (маркировка).

К категориям определённости свойств предмета исполнения относятся цена за товар (работы услуги); количество товара; качество товара (работ, услуг), комплектность товара.

Особые правила предусмотрены ГК в отношении валюты платежа. В ст. 533 ГК установлено, что денежное обязательство должно быть исполнено в гривнях. Если в обязательстве цена определена в эквиваленте к иностранной валюте, сумма в гривнях определяется по официальному курсу данной валюты на день платежа, если иное не установлено законом.

В случае увеличение минимального не облагаемого налогом минимума доходов граждан сумма, выплачиваемая как компенсация за увечье или в договорах пожизненного содержания, подлежит пропорциональному увеличению (ст. 535 ГК).

д. Способ исполнения. Исполнение должно соответствовать договору, требованиям закона и обычаям делового оборота. Статья 529 ГК устанавливает недопустимость исполнения по частям, если иное не предусмотрено договором или законом. Кредитор вправе не принимать такое исполнение. Также нарушением надлежащего исполнения является оплата в рассрочку. Платежи в хозяйственной сфере между субъектами хозяйствования должны осуществляться в безналичной форме либо наличными через учреждения банков, если законом не предусмотрено иное (ч. 1 ст. 198 ХК).

Встречные обязанности сторондолжны исполняться одновременно, если иное не вытекает из закона, договора или существа обязательства (ст. 538 ГК). Данное правило служит также цели защиты интересов исправной стороны, поскольку в случае неисполнения должником встречного обязательства или если у другой стороны возникают очевидные основания считать, что должник своих обязанностей не исполнит в срок или исполнит не в полном объеме, другая сторона имеет право приостановить исполнение своей обязанности или отказаться от ее исполнения целиком или частично (ч. 3 ст. 538 ГК).

Обязательства по передаче денег или ценных бумаг при отсутствии кредитора или в случае его уклонения от принятия исполнения может быть исполнено путём внесения денег или ценных бумаг в депозит государственной нотариальной конторы или частного нотариуса. При этом на нотариуса возлагается обязанность извещения об этом кредитора.

Кроме того, следует иметь в виду, что на практике еще одним фактическим элементом надлежащего исполнения обязательства (особенно в хозяйственной сфере!) является правильное документарное оформление исполнения, что совершенно необходимо по нескольким причинам: создание доказательств на случай возникновения спора; ведение бухгалтерского и налогового учета. Например, передача продукции по договору поставки оформляется актом приемки-передачи товара; исполнение подрядчиком обязанностей по договору подряда оформляется актом приемки выполненных работ. Ошибки в оформлении документов (отсутствие требуемого по законодательству документа, нарушение формы и реквизитов документа, подписание документа неуполномоченным лицом), как правило, невозможно исправить в будущем, что приводит к невозможности защитить свои права в суде.

2. Принцип недопустимости одностороннего отказа от исполнения обязательства.

Запрет одностороннего отказа от исполнения обязательства, равно как и одностороннего изменения условий договора выражен в ст. 525 ГК. Данный принцип базируется на древнеримской максиме Pacta sunt servanda («Договоры должны исполняться») и в наибольшей степени отражает принцип нерушимости договорных отношений, святости юридической связи между сторонами. Нарушение данного запрета является основанием для применения гражданско-правовой ответственности.

Однако закон допускает и определенные исключения из данного правила:

1) договоренность сторон. По общему правилу, стороны имеют право установить возможность одностороннего отказа от обязательства, в частности, путём уплаты так называемого отступного, что прекращает существующее между сторонами обязательство (ст. 600 ГК);

2) обязательства с участием потребителей. Согласно ЗУ «О защите прав потребителей» физическое лицо, приобретающее товары (работы, услуги) для семейного и иного непредпринимательского потребления (потребитель) имеет право в течение 14 дней после покупки товара надлежащего качества обменять его на аналогичный у продавца, если товар не удовлетворил его по форме, габаритам, фасону, цвету или по иным причинам не может быть использован по назначению, при условии, что товар не использовался и сохранены его товарный вид, ярлыки, пломбы и расчетные документы; в случае же, если аналогичного товара нет в продаже, потребитель имеет право приобрести другой товар с соответствующим перерасчетом стоимости или получить назад деньги, уплаченные за товар (ст. 9 Закона).

Согласно ч. 6 ст. 11 Закона, потребитель без объяснения причины имеет право отозвать свое согласие по договором о предоставлении потребительского кредита (кроме ипотечного и на покупку жилья) в течение 14 дней после его заключения и передачи ему экземпляра договора;

3) фидуциарные сделки. Односторонний отказ или одностороннее изменение условий договора в законе разрешается только в редких случаях в порядке исключения в фидуциарных сделках, т.е. сделках, основывающихся на наивысшем доверии между сторонами, обязывающих стороны к повышенной добросовестности в отношениях друг с другом. В частности, возможность одностороннего отказа от обязательства его сторонами предусмотрена законом: в договорах поручения (ч. 2 ст. 1008 ГК), комиссии (ч. 1 ст. 1025, ч. 1 ст. 1026 ГК), доверительного управления имуществом – в отношении учредителя управления (п. 7 ч. 1 ст. 1044 ГК), банковского вклада – в отношении вкладчика-физического лица (ч. 2 ст. 1060 ГК) и т.п.;

4) нарушение обязательства должником. Согласно ст. 615 ГК, в случае нарушения обязательства одной стороной другая сторона имеет право частично или полностью отказаться от обязательства, если иное не установлено законом или договором. Вследствие одностороннего отказа от обязательства частично или в полном объеме соответственно изменяются условия обязательства, либо обязательство полностью прекращается. По сути, в таком случае односторонний отказ от обязательства применяется потерпевшей стороной в качестве меры оперативного воздействия на правонарушителя. Так, например, наймодатель (арендодатель) имеет право отказаться от договора имущественного найма (аренды) и требовать возврата вещи в случае, если наниматель (арендатор) не вносит арендную плату в течение 3 месяцев подряд (ч. 1 ст. 728 ГК);

5) прямое разрешение закона на односторонний отказ от обязательства при наличии веских оснований или вообще без объяснения причины. В частности, закон допускает односторонний отказ дарителя от передачи дара по заключенному договору дарения (т.е. фактически отказаться от договора дарения) в случае, если его имущественное положение существенно ухудшилось (ч. 1 ст. 724 ГК); наниматель жилья имеет право с согласия других лиц, проживающих вместе с ним, в любое время отказаться от договора найма жилья, предупредив наймодателя за три месяца (ч. 1 ст. 825 ГК); заказчик имеет право в любой момент до окончания работы отказаться от договора подряда, возместив подрядчику плату за фактически выполненную работу и возместив ему убытки, причиненные расторжением договора (ч. 4 ст. 849 ГК).

3. Принцип реального исполнения.

Данный принципозначает, что обязательство должно быть исполнено в натуре, так, как это было предусмотрено в договоре: т.е., должник обязан осуществить именно те действия, передать именно ту вещь, выполнить ту работу и оказать ту услугу, которые были обусловлены обязательством (ст. 526 ГК). Принцип реального исполнения подразумевает, с одной стороны, недопустимость замены обусловленного исполнения уплатой денежной суммы (возмещением убытков) без согласия другой стороны. В случае неисполнения в натуре кредитор может требовать отобрания вещи у должника и передачи ему (ст. 620 ГК). С другой стороны, в случае ненадлежащего исполнения уплата убытков или штрафных санкций должником не освобождает его от исполнения в натуре, если иное не установлено договором или законом (ст. 622 ГК).

4. Принцип добросовестности, разумности и справедливости.

Данный принцип является новым для украинского права. Будучи отраженным в общем виде в качестве одного из принципов гражданского права (п. 6 ст. 3 ГК), он также был сформулирован как принцип, лежащий в основе регулирования обязательственных правоотношений (ч. 3 ст. 509 ГК). Особенностью данного принципа является то, что он целиком и полностью основан на оценочных категориях, призванных сблизить право с моралью и общественными представлениями о правосудии. Вместе с тем, какое свойство указанных понятий затрудняет их четкое определение и установление границ применения.

Добросовестность в теории понимается как осуществление стороной своих обязанностей в четком соответствии со смыслом договора и духом законодательства, с учетом известных ей прав и интересов третьих лиц. Иногда добросовестность трактуют как «субъективную сторону их поведения, то есть когда они не знали и не могли знать о правах третьих лиц на соответствующее имущество или иной своей неуправомоченности». Лицо следует считать добросовестным, если оно действует без умысла причинить вред другому лицу, а также не допускает легкомыслия (самонадеянности) и небрежности по отношению к возможному причинению вреда, что, как верно отмечает В. Емельянов, максимально сближает данное понятие с понятием невиновности.

В то время как прежнее законодательство упоминало добросовестность только в связи с приобретением имущества у лица, не имевшего права его отчуждать, в контексте виндикационной защиты права собственности по ст. 145 ГК УССР 1963 г. («добросовестный незаконный приобретатель», «недобросовестный незаконный приобретатель»), ГК Украины 2003 г. признал принцип добросовестности в качестве одного из фундаментальных принципов гражданского права вообще.

Попытка легально сформулировать обязанности по добросовестности стороны при исполнении обязательства сделана в ч. 2 ст. 193 ХК, согласно которой каждая сторона хозяйственного обязательства должна принять все меры, необходимые для надлежащего исполнения ею обязательства, учитывая интересы другой стороны и обеспечение общехозяйственного интереса. В частности, согласно ч. 2 ст. 226 ХК, сторона, нарушившая свое обязательство или знающая наверняка, что нарушит его при наступлении срока исполнения, обязана немедленно уведомить об этом другую сторону, а в противном случае лишается права ссылаться на непринятие другой стороной мер по предотвращению убытков и требовать соответственного уменьшения размера убытков.

Разумность также формально в гражданском праве не определена. Критерий разумности используется как мерило надлежащего поведения («разумное время» – ст. 1446; «разумная цена» – ст. 874; «разумная плата» – ч. 2 ст. 903; «разумные затраты» – ч. 1 ст. 1232; «разумное поведение» – ч. 5 ст. 12; «разумный срок» – ст.ст. 666, 670, 672, 678, 680, 684, 688 и т.п.).

Справедливость в целом понимается как особенность права, выражающаяся в равном масштабе поведения и в пропорциональности юридической ответственности совершенному правонарушению. Справедливость в обязательственных отношениях в литературе предлагается понимать как подразумевающую, с одной стороны, такое поведение каждой из сторон обязательства в отношении своих прав и обязанностей, которое бы исключало необъективные (упрежденные, несправедливые) действия стороны в обязательстве по отношению друг к другу, а с другой – справедливую (объективную, с учетом этических и моральных аспектов) оценку судом поведения субъектов обязательства.

Следует иметь в виду, что ст. 12 ГК устанавливает презумпцию добросовестности и разумности поведения лица: если законом установлены негативные последствия недобросовестного и неразумного поведения, считается, что поведение стороны было добросовестным и разумным, пока не будет доказано обратное. На практике это может означать трансформацию общепризнанной гражданско-правовой презумпции виновности в презумпцию невиновности, нетипичную для гражданского права.

В целом, принцип добросовестности, разумности и справедливости обозначает некий общий, абстрактный ориентир правоприменения и неизбежно должен привести к развитию судебной практики вследствие предоставления судам широкого поля толкования и усмотрения.