Исполнение решений международного коммерческого арбитража

Исполнение иностранных арбитражных решений

Решения международных коммерческих арбитражей, принятые на территории иностранных государств по спорам и иным делам, возникающим при осуществлении предпринимательской и иной экономической деятельности (иностранные арбитражные решения), признаются и приводятся в исполнение в Российской Федерации арбитражными судами, если признание и приведение в исполнение таких решений предусмотрено международным договором РФ и федеральным законом (п. 1 ст. 241 АПК РФ). Закон РФ «О международном коммерческом арбитраже» (ст. 35) предусматривает, что арбитражное решение независимо от того, в какой стране оно было вынесено, признается в России обязательным и при подаче в компетентный суд ходатайства приводится в исполнение. Таким образом, иностранные арбитражные решения исполняются в России независимо от того, имеется ли у Российской Федерации международный договор в данной области с соответствующим государством.

Признание и приведение в исполнение иностранных арбитражных решений регламентируется Нью-Йоркской конвенцией о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений от 10 июня 1958 г. Эта Конвенция распространяется на иностранные арбитражные решения, вынесенные как постоянно действующими органами международного коммерческого арбитража, так и арбитражем ad hoc.

Нью-Йоркская конвенция не создала единообразного порядка признания и исполнения иностранных арбитражных решений: признание и исполнение осуществляются в соответствии с процессуальными нормами того государства, где испрашивается признание и исполнение. Советский Союз при ратификации Нью-Йоркской конвенции сделал следующее заявление: «СССР будет применять положения настоящей Конвенции в отношении арбитражных решений, вынесенных на территории государств, не являющихся участниками конвенции, лишь на условиях фактической взаимности». Следовательно, в России (государстве – продолжателе СССР) иностранные арбитражные решения исполняются, если они вынесены: а) в стране – участнице Нью-Йоркской конвенции; б) в других странах – при наличии фактической взаимности.

Нью-Йоркская конвенция (ст. IV) устанавливает, что для приведения в исполнение иностранного арбитражного решения сторона, которая испрашивает такое исполнение, должна представить: а) должным образом заверенное подлинное арбитражное решение или должным образом заверенную ее копию; б) подлинное арбитражное соглашение или должным образом заверенную ее копию. Если иностранное арбитражное решение или арбитражное соглашение выполнены на иностранном языке, то сторона, добивающаяся исполнения этого решения, должна представить перевод этих документов на официальный язык страны исполнения.

Нью-Йоркская конвенция (ст. V) устанавливает семь оснований для отказа в признании и исполнении иностранных арбитражных решений. Так, в признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть отказано согласно п. 1, если:

a) стороны в арбитражном соглашении были по применимому к ним закону в какой-либо мере недееспособны или это соглашение недействительно по закону, которому стороны это соглашение подчинили, а при отсутствии такого указания – по закону страны, где решение было вынесено;

b) сторона, против которой вынесено решение, не была должным образом уведомлена о назначении арбитра или об арбитражном разбирательстве или по другим причинам не могла представить свои объяснения;

c) арбитражное решение вынесено по спору, не предусмотренному или не подпадающему под условия арбитражного соглашения или арбитражной оговорки в договоре, или содержит постановления по вопросам, выходящим за пределы арбитражного соглашения или арбитражной оговорки в договоре при условии, что если постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением или оговоркой, могут быть отделены от тех, которые не охватываются таким соглашением или оговоркой, то та часть арбитражного решения, которая содержит постановления по вопросам, охватываемым арбитражным соглашением или арбитражной оговоркой в договоре, может быть признана и приведена в исполнение;

d) состав арбитражного органа или арбитражный процесс не соответствовали соглашению сторон или, при отсутствии такового, не соответствовали закону той страны, где имел место арбитраж;

e) решение еще не стало окончательным для сторон или было отменено или приостановлено исполнением компетентной властью страны, где оно было вынесено, или страны, закон которой применяется.

Согласно п. 2 в признании и приведении в исполнение арбитражного решения может быть отказано, если компетентная власть страны, в которой испрашивается признание и приведение в исполнение, найдет, что:

a) объект спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам этой страны;

b) признание и приведение в исполнение этого решения противоречат публичному порядку этой страны.

Следует отметить, что основания, предусмотренные первым п. 1 ст. V, должна доказывать сторона, против которой направлено арбитражное решение. А основания, установленные п. 2 ст. V, суд может применить по собственной инициативе. В частности, в признании и исполнении иностранных арбитражных решений может быть отказано, если суд страны, где испрашивается такое признание и исполнение, найдет, что предмет спора не может быть предметом арбитражного разбирательства по законам этой страны. Например, в России споры, связанные с подачей и рассмотрением заявок на выдачу патентов на изобретения, полезные модели, промышленные образцы, селекционные достижения, товарные знаки, знаки обслуживания и наименования происхождения товаров, с государственной регистрацией этих результатов интеллектуальной деятельности и средств индивидуализации, с выдачей соответствующих правоустанавливающих документов, с оспариванием предоставления этим результатам и средствам правовой охраны или с ее прекращением отнесены к компетенции Федерального института промышленной собственности Федеральной службы по интеллектуальной собственности и Министерства сельского хозяйства Российской Федерации (ст. 1248 ГК РФ). В соответствии с Федеральным законом «О несостоятельности (банкротстве)» (п. 3 ст. 33) дела о банкротстве не могут передаваться на рассмотрение в третейский суд.

Арбитрабельность спора определяется также по закону суда, где испрашивается признание и исполнение иностранного арбитражного решения. Сходную норму содержит п. 3 ст. 233 АПК РФ, согласно которой арбитражный суд отменяет решение третейского суда, если установит, что спор, рассмотренный третейским судом, не может быть предметом третейского разбирательства в соответствии с федеральным законом. Некоторые законы относят разрешение отдельных споров к исключительной компетенции судов и иных органов. Статья 138 части первой Налогового кодекса РФ от 31 июля 1998 г. № 146-ФЗ предусматривает, что акты налоговых органов, действия или бездействия их должностных лиц могут быть обжалованы в вышестоящий налоговый орган, в суд, арбитражный суд. Сходную позицию занимает и ст. 382 ТК РФ. Согласно ст. 39 Федерального закона «О защите конкуренции» дела о нарушении антимонопольного законодательства рассматриваются антимонопольным органом.

Согласно п. 5 ст. 230 АПК РФ в предусмотренных международным договором случаях иностранное арбитражное решение может быть оспорено в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения или по месту жительства должника, а если его место нахождения или место жительства неизвестно, – по месту нахождения имущества должника – стороны третейского разбирательства.

И, наконец, отказ в признании и приведении арбитражного решения в исполнение может быть вызван тем, что это решение противоречит публичному порядку (п. 2 ст. V Нью-Йоркской конвенции) (см. гл. 4 учебника).

Стороны не вправе ссылаться на нарушение публичного порядка в тех случаях, когда международный коммерческий арбитраж применял российское право. Лишь применение нормы иностранного права может противоречить публичному порядку.

Содержание понятия публичного порядка раскрыто в постановлении Федерального Арбитражного суда Московского округа от 21 июня 2007 г. по делу № КГ-А40/5368-07, в котором отмечается: «Решение международного третейского суда может быть признано противоречащим публичному порядку Российской Федерации в том случае, если в результате его исполнения будут совершены действия либо прямо запрещенные законом, либо наносящие ущерб суверенитету или безопасности государства, затрагивающие интересы больших социальных групп, являющиеся несовместимыми с принципами построения экономической, политической, правовой системы государств, затрагивающие конституционные права и свободы граждан, а также противоречащие основным принципам гражданского законодательства, таким, как равенство участников, неприкосновенность собственности, свободы договора». Нарушение публичного порядка можно констатировать лишь в том случае, если применение иностранного права приводит к результату, недопустимому с позиции российского права.

Бремя доказывания обстоятельств, которые препятствуют исполнению, Нью-Йоркская конвенция возложила на сторону, против которой вынесено решение. Иными словами, сторона, которая отказывается исполнить иностранное арбитражное решение, должна доказать, что для этого имеются законные основания.

Согласно ст. 3 Федерального закона от 24 июля 2002 г. № 96-ФЗ «О введении в действие Арбитражного процессуального кодекса Российской Федерации» Указ Президиума Верховного Совета СССР от 21 июля 1988 г. «О признании и исполнении в СССР решений иностранных судов и арбитражей» (далее – Указ 1988 г.) с момента введения в действие АПК РФ применяется в части, не противоречащей ему. В литературе было высказано мнение о том, что п. 10 Указа 1988 г. продолжает действовать. Этот пункт устанавливает, что иностранные арбитражные решения, которые не подлежат принудительному исполнению, признаются без какого-либо дальнейшего производства, если со стороны заинтересованного лица не поступят возражения против этого. В сущности, аналогичную норму содержит ст. 35 Закона РФ «О международном коммерческом арбитраже», согласно которой арбитражное решение независимо от того, в какой стране оно было вынесено, признается обязательным. Однако необходимо учитывать, что и. 10 Указа 1988 г. устанавливая судебную процедуру признания иностранного арбитражного решения в тех случаях, когда заинтересованная сторона отказывалась его признавать. Поэтому нельзя не согласиться с тем, что п. 10 Указа 1988 г. сохраняет в этой части свое действие.

На основании иностранного арбитражного решения и вступившего в законную силу судебного определения о разрешении принудительного исполнения выдается исполнительный лист, который направляется по месту исполнения. Иностранное арбитражное решение согласно и. 2 ст. 246 АПК РФ может быть исполнено в течение трех лет с даты вступления его в законную силу. Если сторона пропустила этот срок, то по ходатайству взыскателя арбитражный суд вправе его восстановить.

Ряд положений относительно исполнения иностранных арбитражных решений содержит Московская конвенция о разрешении арбитражным путем гражданско-правовых споров, вытекающих из отношений экономического и научно-технического сотрудничества 1972 г. (см. параграф 23.2).

Московская конвенция была заключена в 1972 г., когда основную деятельность по осуществлению экономического и научно-технического сотрудничества осуществляли государственные внешнеторговые объединения. С переходом России и стран Восточной Европы на рыночные отношения круг участников внешнеэкономической деятельности неимоверно расширился. Внешнеэкономическую деятельность стали осуществлять организации всех форм собственности.

Венгрия, Польша, Чехия денонсировали Московскую конвенцию, ссылаясь на то, что ее положения распространяются только на государственные организации. Что касается Болгарии, то один из ее судов по конкретному делу отказал в выдаче экзекватуры, когда возник вопрос об исполнении в Болгарии иностранного арбитражного решения. Германия также не считает себя связанной положениями Московской конвенции. Сходную позицию занимает румынский арбитраж. В качестве участников Московской конвенции на сегодняшний день рассматривают себя три государства: Россия, Куба, Монголия. Ее положения должны быть учтены при заключении арбитражных соглашений с организациями этих стран. Остается все же неясным участие в Московской конвенции Болгарии и Румынии. Позиции Арбитражного суда при Торгово-промышленной палате Болгарии и Суда международного коммерческого арбитража при Торгово-промышленной палате Румынии не могут рассматриваться как акты денонсации Московской конвенции в свете Венской конвенции о праве международных договоров 1969 г.

В свете изложенного сохраняют силу положения Московской конвенции относительно исполнения иностранных арбитражных решений. Согласно Московской конвенции решение считается признанным без дальнейшего производства и подлежит исполнению в том же порядке, что и вступившие в силу решение государственного суда страны исполнения (п. 2 ст. IV). Таким образом, за арбитражными решениями признан характер судебных решений. Не исполненные в добровольном порядке арбитражные решения могут быть предъявлены к принудительному исполнению в течение двух лет (ст. IV Московской конвенции). Этот срок исчисляется с даты вручения решения стороне, которая требует исполнения, а при отправке решения но почте – с даты штемпеля почтового ведомства о принятии заказного письма к отправлению.

Московская конвенция (ст. V) устанавливает следующие основания для отказа в признании и исполнении иностранных арбитражных решений: а) если решение было вынесено с нарушением установленных ею правил о компетенции; б) если сторона, против которой было вынесено решение, докажет, что она была лишена возможности защищать свои права вследствие нарушения правил арбитражного разбирательства или вследствие других обстоятельств, которые она не могла предотвратить, а также уведомить арбитражный суд; в) если сторона, против которой было вынесено решение, докажет, что на основании национального законодательства той страны, где оно было вынесено, решение было отменено или приостановлено исполнением.

Что касается порядка признания и исполнения иностранных арбитражных решений, то согласно ч. 1 ст. 242 АПК РФ заявление о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения подается стороной, в пользу которой состоялось решение, в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества должника.

Заявление о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения подается в письменной форме и должно быть подписано взыскателем или его представителем. Реквизиты заявления определены в ч. 2 ст. 242 АПК РФ. К заявлению, если иное не установлено международным договором, прилагаются: 1) надлежащим образом заверенное подлинное иностранное арбитражное решение или его надлежащим образом заверенная копия; 2) подлинное соглашение о третейском разбирательстве или его надлежащим образом заверенная копия; 3) надлежащим образом заверенный перевод иностранного арбитражного решения и арбитражного соглашения; 4) документ об уплате государственной пошлины. Документы, составленные на иностранном языке, при представлении в российский арбитражный суд должны сопровождаться надлежащим образом заверенным переводом на русский язык.

Согласно ч. 1 ст. 243 АПК РФ заявление о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения рассматривается в судебном заседании судьей единолично в срок, не превышающий трех месяцев со дня поступления в арбитражный суд по правилам гл. 31 АПК РФ, если иное не установлено международным договором РФ.

В соответствии с ч. 3 ст. 245 АПК РФ определение арбитражного суда по делу о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции в течение месяца со дня вынесения определения.

АПК РФ (ч. 1 ст. 246) предусматривает, что принудительное исполнение иностранного арбитражного решения производится на основании исполнительного листа, выдаваемого арбитражным судом, который вынес определение о признании и приведении в исполнение иностранного арбитражного решения в порядке, предусмотренном АПК РФ и Федеральным законом «Об исполнительном производстве». Иностранное арбитражное решение может быть предъявлено к принудительному исполнению в срок, не превышающий трех лет со дня вступления решения в законную силу. Если взыскатель пропустил этот срок, он может быть восстановлен арбитражным судом по правилам гл. 10 АПК РФ.

Правила § 2 гл. 30 АПК РФ применяются при рассмотрении арбитражным судом заявлений о выдаче исполнительных листов на принудительное исполнение принятых на территории РФ решений международных коммерческих арбитражей (ч. 1 ст. 236 АПК РФ).

В соответствии с ч. 3 ст. 236 АПК РФ заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения третейского суда но спору подается в арбитражный суд субъекта РФ по месту нахождения или месту жительства должника либо, если место нахождения или место жительства неизвестно, по месту нахождения имущества должника.

Из этого общего правила существует одно исключение. В информационном письме Президиума Высшего Арбитражного Суда РФ от 22 декабря 2005 г. № 96 (п. 14) отмечается: «К подсудности арбитражного суда субъекта Российской Федерации, на территории которого принято решение третейского суда, дело относится тогда, когда по нему одновременно одной стороной третейского разбирательства подано заявление об оспаривании решения третейского суда, а другой стороной третейского разбирательства – заявление о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение указанного решения».

Судья рассматривает заявление единолично в срок, не превышающий трех месяцев со дня его поступления в арбитражный суд, включая срок на подготовку дела к судебному разбирательству и вынесения определения.

Согласно п. 4 ст. 239 АПК РФ арбитражный суд может отказать в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража по основаниям, предусмотренным международным договором Российской Федерации и Законом РФ «О международном коммерческом арбитраже».

Отказ в выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение третейского суда не является препятствием для повторного обращения в третейский суд, если такая возможность не утрачена, или в арбитражный суд. В соответствии с ч. 5 ст. 240 АПК РФ определение арбитражного суда по делу о выдаче исполнительного листа на принудительное исполнение решения международного коммерческого арбитража может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции в течение месяца со дня вынесения определения.

1. В зависимости от характера и тяжести совершенного преступления уголовное преследование, включая обвинение в суде, осуществляется в публичном, частно-публичном и частном порядке.

2. Уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 115 частью первой, 116.1 и 128.1 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, считаются уголовными делами частного обвинения, возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего, его законного представителя, за исключением случаев, предусмотренных частью четвертой настоящей статьи, и подлежат прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым. Примирение допускается до удаления суда в совещательную комнату для постановления приговора, а в суде апелляционной инстанции — до удаления суда апелляционной инстанции в совещательную комнату для вынесения решения по делу.

3. Уголовные дела частно-публичного обвинения возбуждаются не иначе как по заявлению потерпевшего или его законного представителя, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. К уголовным делам частно-публичного обвинения относятся уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 116, 131 частью первой, 132 частью первой, 137 частью первой, 138 частью первой, 139 частью первой, 144.1, 145, 146 частью первой, 147 частью первой, 159 частями пятой — седьмой Уголовного кодекса Российской Федерации, а также уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 частями первой — четвертой, 159.1 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, если они совершены индивидуальным предпринимателем в связи с осуществлением им предпринимательской деятельности и (или) управлением принадлежащим ему имуществом, используемым в целях предпринимательской деятельности, либо если эти преступления совершены членом органа управления коммерческой организации в связи с осуществлением им полномочий по управлению организацией либо в связи с осуществлением коммерческой организацией предпринимательской или иной экономической деятельности. К уголовным делам частно-публичного обвинения не могут быть отнесены уголовные дела о преступлениях, предусмотренных статьями 159 — 159.3, 159.5, 159.6, 160, 165, 176 частью первой, 177, 180, 185.1, 201 частью первой Уголовного кодекса Российской Федерации, в случаях, если преступлением причинен вред интересам государственного или муниципального унитарного предприятия, государственной корпорации, государственной компании, коммерческой организации с участием в уставном (складочном) капитале (паевом фонде) государства или муниципального образования либо если предметом преступления явилось государственное или муниципальное имущество.

4. Руководитель следственного органа, следователь, а также с согласия прокурора дознаватель возбуждают уголовное дело о любом преступлении, указанном в частях второй и третьей настоящей статьи, и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, которое в силу зависимого или беспомощного состояния либо по иным причинам не может защищать свои права и законные интересы. К иным причинам относится также случай совершения преступления лицом, данные о котором не известны.

5. Уголовные дела, за исключением уголовных дел, указанных в частях второй и третьей настоящей статьи, считаются уголовными делами публичного обвинения.

Комментарий к Ст. 20 УПК РФ

1. Под уголовным преследованием понимается процессуальная деятельность, осуществляемая стороной обвинения в целях изобличения подозреваемого, обвиняемого в совершении преступления (см. пункт 55 статьи 5 УПК и комментарий к ней).

2. Уголовное преследование — самостоятельная процессуальная функция. Ее структура и содержание включают в себя выдвижение обвинения или подозрения в совершении преступления, его обоснование доказательствами, предъявление и изменение обвинения, завершение уголовного дела составлением обвинительного заключения или обвинительного акта, утверждение этих процессуальных актов прокурором и направление уголовного дела в суд, а в суде уголовное преследование осуществляется путем поддержания государственного или частного обвинения, а также путем апелляционного и кассационного обжалования приговора, если сторона обвинения, проиграв процесс на предыдущих стадиях, с ним не согласна и намерена продолжать уголовное преследование в соответствии с ранее занятой позицией.

3. Юридическая сущность уголовного преследования в частном порядке состоит в том, что привлечение виновного к уголовной ответственности инициируется, уголовное дело, которое именуется делом частного обвинения, возбуждается и доказывание виновности в совершении преступления перед судом производится самим потерпевшим от этого преступления, его законным представителем или представителем, словом — частным обвинителем без участия государственных органов, а роль (функция) государства в данном случае сводится к отправлению правосудия. В российском судопроизводстве дела частного обвинения занимают незначительное место и ограничены, во-первых, делами о небольшой тяжести преступлений против здоровья, чести и достоинства личности (пять составов: умышленное причинение легкого вреда здоровью при отсутствии квалифицирующих признаков, побои и клевета также при отсутствии квалифицирующих обстоятельств и оскорбление — основной и квалифицированный составы), а во-вторых, двумя обязательными условиями:

а) лицо, совершившее вышеуказанное преступление, известно потерпевшему;

б) последний же ни в чем не зависим от виновного — ни по работе (службе), ни в семье, ни в быту, ни в корпоративном отношении и т.д. и т.п.; он не находится также в беспомощном состоянии (одинокое малолетство или старость, болезнь, инвалидность, нищета, безграмотность) и не подвержен действию никаких других причин, лишающих его реальной возможности нести процессуальное бремя стороны в судебном состязании и эффективно защищать свои права и интересы. Словом, пострадавший намерен, способен, готов и в состоянии лично или при помощи законного представителя или (и) представителя, т.е. профессионального юриста-адвоката, изобличить своего обидчика и добиться законного возмездия по суду и возмещения причиненного преступлением вреда. В таких случаях уголовные дела частного обвинения минуют стадию предварительного расследования; все производство по ним от начала до конца осуществляется мировым судьей (см. статьи 318 — 323 УПК и комментарий к ним).

4. Если же эти условия отсутствуют, то следователь или дознаватель (последний с согласия прокурора) обязаны принять функцию уголовного преследования на себя и осуществлять ее в полном объеме от имени государства, независимо от волеизъявления и позиции потерпевшего (см. часть третью статьи 21 УПК РФ), на основе принципа публичности, подчиняя свою деятельность по проверке заявления или сообщения о преступлении, возбуждение уголовного дела и его расследование, а также поддержание обвинения в суде правилам уголовного судопроизводства по делам публичного обвинения (см. часть шестую статьи 144, часть четвертую статьи 147, часть вторую статьи 246 и часть третью статьи 318 УПК, а также комментарий к ним), каковыми они, по существу, и становятся, хотя в тексте закона они иногда именуются делами частного обвинения (см., например, часть вторую статьи 246 УПК).

5. Уголовные дела об изнасиловании, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 131 УК РФ), о насильственных действиях сексуального характера (часть первая статьи 132 УК), о нарушении равноправия граждан, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 136 УК), о нарушении тайны переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных или иных сообщений, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 138 УК), о нарушении неприкосновенности жилища, совершенном при отсутствии квалифицирующих обстоятельств (часть первая статьи 139 УК), о необоснованном отказе в приеме на работу или необоснованном увольнении беременной женщины или женщины, имеющей детей в возрасте до трех лет (статья 145 УК), о нарушении авторских и смежных прав, совершенном при отсутствии квалифицирующих признаков (часть первая статьи 146 УК), и о нарушении изобретательских и патентных прав, совершенном при отсутствии квалифицирующих признаков (часть первая статьи 147 УК РФ), именуются делами частно-публичного обвинения. Их особенность заключается в том, что указанные дела (так же, как и дела частного обвинения) возбуждаются не иначе как по жалобе потерпевшего, но прекращению в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не подлежат. Таким образом, уголовное судопроизводство как обязательная предпосылка уголовного преследования начинается только по воле потерпевшего или его законного представителя, но осуществляется вне зависимости от таковой. Вместе с тем следователь или дознаватель вправе возбудить любое уголовное дело частно-публичного обвинения и при отсутствии заявления потерпевшего или его законного представителя, если данное преступление совершено в отношении лица, находящегося в зависимом состоянии или по иным причинам неспособного самостоятельно воспользоваться принадлежащими ему правами.

6. Все остальные уголовные дела считаются делами публичного обвинения, а уголовное преследование виновного в преступлении носит публичный характер, т.е. осуществляется органами государства и от имени государства, причем не только и не столько в интересах потерпевшей стороны, сколько в интересах всего общества в целом. Поэтому движение уголовного дела публичного обвинения позицией сторон не связано. Расследование и судебное рассмотрение таких дел производятся по общим правилам уголовного судопроизводства, без изъятия и особенностей. По всем уголовным делам публичного обвинения обязательно производство предварительного расследования.