Ходатайство о продлении срока домашнего ареста

Последнее обновление — Декабрь 2019

Законодатель определил ряд мер, чтобы расследованию преступлений не создавалось препятствий. Одна из них представлена в виде домашнего ареста привлекаемых к ответственности лиц. Положения, особенности, относящиеся к понятию и правилам его избрания, прописаны в статье 107 УПК РФ.

Что такое домашний арест

Домашний арест – мера принуждения в уголовном процессе, призванная обеспечить предупреждение вероятных помех выяснению истины по уголовному делу. Это одна из наиболее суровых мер пресечения. Ее выбор обусловлен невозможностью применения более гуманной меры, к примеру, залога или подписки о невыезде.

Домашний арест – изоляция от общества подозреваемого/обвиняемого в жилище, где он пребывает на любых правовых основаниях постоянно (в собственном, арендуемом жилище и пр.).

При условии, что он нуждается в стационарном лечении, его могут изолировать в медицинском учреждении. На арестованного также возлагается ряд запретов.

Контролирующие органы

Соблюдение условий и наложенных запретов контролируется специализированным государственным органом – Уголовно-исполнительной инспекцией (УИИ) района, где находится жилище обвиняемого – место ареста.

При необходимости контроль происходит во взаимодействии с другими органами правоохраны и организациями – полицией, Следственным комитетом, учреждениями, оказывающими медицинскую помощь и иными.

Правила зачета в срок наказания

Надо понимать, что домашний арест является мерой пресечения, а не наказанием. Но все же время, проведенное под домашним арестом, впоследствии включается в срок наказания, которое будет назначено приговором.

То есть фактически начало отбывания наказания связано с началом течения срока домашнего ареста. Но этот зачет происходит по определенным правилам – один день лишения свободы это два дня нахождения под домашним арестом.

Такое исчисление стало действовать с июля 2018. Раньше применялся принцип «один к одному».

Каким образом избирается домашний арест

Домашний арест избирает только суд по итогам рассмотрения ходатайства следователя или дознавателя, расследующего преступление.

При этом вопрос о его применении может быть рассмотрен в любой стадии уголовного судопроизводства, то есть как в ходе следствия, так и в процессе рассмотрения судом уголовного дела.

Условия применения

Для того, чтобы домашний арест возможно было применить, по ст. 97 УПК РФ необходимо:

  1. Уголовное дело, где у человека имеется статус подозреваемого или обвиняемого.
  2. Наличие данных, дающих основания сделать вывод о том, что обвиняемый или подозреваемый:
    • будет воздействовать на свидетелей и очевидцев, может избавиться от доказательств или еще каким-либо способом помешает производству по делу;
    • будет и дальше совершать преступления;
    • может скрыться.

Помимо указанных, обязательно по ст. 99 УПК РФ принимаются во внимание и другие обстоятельства:

  1. Тяжесть содеянного преступления.
  2. Сведения о личности, возраст подозреваемого/обвиняемого.
  3. Состояние его здоровья, имеет ли он семью, чем занимается.
  4. Прочие обстоятельства, к примеру, поведение, отношение к содеянному и т. д.

Постановление суда

По итогам рассмотрения ходатайства о домашнем аресте, судом выносится постановление. В нем обязательно описываются условия исполнения, среди них:

  • жилое помещение, в котором будет пребывать подозреваемый/обвиняемый;
  • длительность пребывания под арестом;
  • варианты, как надлежит связываться со следователем, дознавателем и УИИ;
  • запреты, возлагаемые на арестованного.

Длительность домашнего ареста

Если суд сочтет ходатайство о домашнем аресте подлежащим удовлетворению, он может продлиться до 2 месяцев, которые отсчитываются с вынесения постановления.

Максимальные сроки продления

Если расследование невозможно завершить за этот период, домашний арест может продляться также судом в определенном ст. 109 УПК РФ порядке:

0,5 года

До полугода по делам о любых преступлениях.

1 год

До года для обвиняемых в тяжких и особо тяжких деяниях, если расследование особо сложное.

1,5 года

До 1,5 лет в исключительных ситуациях для обвиняемых в особо тяжких преступлениях.

Период, в который лицо было заключено под стражу в СИЗО (следственном изоляторе), входит в срок домашнего ареста. Это означает, что если человек первоначально находился под стражей, а впоследствии эта мера пресечения ему была заменена на домашний арест или наоборот, совокупная их длительность также не может составлять дольше этих пределов. При этом 1 день под стражей учитывают как 2 дня домашнего ареста (ч. 3.4 ст. 72 УК РФ).

Продление домашнего ареста свыше 1,5 лет не допускается. По его истечению обвиняемый незамедлительно освобождается кроме ситуаций, в которых продление срока необходимо:

  1. Для окончания ознакомления обвиняемого с материалами завершенного дела.
  2. Для принятия прокурором (направлять ли дело в суд) или судом (принимать ли к производству) решения по делу.
  3. Для разрешения вышестоящим прокурором или судом жалобы на возврат оконченного дела в орган расследования, если нижестоящий прокурор или суд не посчитает возможным направлять или рассматривать дело.

Основания для продления

Основания для продления срока домашнего ареста такие же, как условия его избрания. Только суды, первоначально назначившие эту меру пресечения, более внимательно и тщательно должны оценивать исключительную надобность ее продления и вероятность применить другую менее ограничивающую в правах меру.

Мнение эксперта Прохорова Анна Подполковник юстиции. Высшее юридическое образование со специализацией по уголовному процессу. На практике следователи и дознаватели редко ходатайствуют о продлении сразу на максимально допустимый срок, а ежемесячно или с другой периодичностью выходят в суд с ходатайствами с целью продлить его на 30 дней или дольше, но в рамках возможного срока.

Отказ в удовлетворении ходатайства

Если суд посчитает основания, приведенные в постановлении о возбуждении ходатайства, приложенные к нему материалы и исследованные обстоятельства не достаточными для домашнего ареста, он отказывает в его удовлетворении. В таком случае судья при наличии оснований может сам применить другую меру в виде:

  1. Запрета определенных действий.
  2. Залога.

Отмена и изменение домашнего ареста

Общие правила для отмены или изменения избранной меры пресечения прописаны в ст. 110 УПК РФ. Из них основные:

  • отмена при отсутствии дальнейшей надобности;
  • изменение на более строгую или более мягкую – при обстоятельствах, описанных в вышеприведенных статьях 97, 99 УПК РФ.

Домашний арест отменяется на основании соответствующего постановления следователя, дознавателя или суда, в производстве которых находится уголовное дело.

Более строгая мера пресечения по отношению к домашнему аресту – только заключение под стражу.

Изменение на эту меру может происходить также исключительно по постановлению суда по ходатайству следователя или дознавателя (в период расследования) или УИИ (во время судебного рассмотрения). Такое решение может быть принято в следующих обстоятельствах:

  1. Несоблюдения условий домашнего ареста.
  2. Несогласия с применением тех. средств контроля.
  3. Умышленного их повреждения, уничтожения, нарушения целостности.
  4. Совершения действий, приводящих к нарушению нормальной работы оборудования.

Запреты при домашнем аресте

Исходя из сути домашнего ареста, подозреваемому или обвиняемому запрещено покидать пределы жилья, которое определено судом как место исполнения этой меры пресечения. Суд при назначении приводит список некоторых ситуаций, в которых:

  • арестованный может выходить из дома (гулять, учиться, работать и пр.), время, когда он может это делать;
  • покидать место домашнего ареста категорически запрещено, к примеру, ночью.

Исчерпывающий перечень прочих запретов для лица, подвергнутого домашнему аресту, перечислен в пунктах 3-5 части 6 ст. 105.1 УПК РФ. Они могут применяться как сразу все, так и некоторые.

Человеку под домашним арестом могут запретить:

  1. Общаться с определенными лицами. Суд указывает сведения, позволяющие определить этих лиц.
  2. Отправлять и получать почтово-телеграфные отправления.
  3. Пользоваться средствами связи и сетью «Интернет». Возлагая такой запрет, суд также указывает ситуации, когда пользоваться ими разрешается, к примеру, при дистанционном обучении для приема-передачи информации.
  4. Просить о расширении разрешенных действий, снятии некоторых из запрещенных, возможно и вполне перспективно, если ранее наложенные ограничения беспрекословно соблюдались, при рассмотрении судом ходатайства о продлении срока домашнего ареста.

Что не может быть запрещено?

Лицо, к которому применен домашний арест, не имеют права ограничить в том, чтобы воспользоваться телефонной связью:

  1. Для вызова скорой медицинской помощи, сотрудников правоохранительных органов, аварийно-спасательных служб, если происходит чрезвычайная ситуация.
  2. Для связи с контролирующим органом, лицом, расследующим дело.

О каждом таком звонке нужно сообщать в УИИ.

Как контролируется исполнение домашнего ареста

Порядок контроля за подозреваемыми и обвиняемыми, подвергнутыми домашнему аресту, утвержден совместным приказом правоохранительных органов и Минюста от 11.02.2016 года. Постановление суда о домашнем аресте незамедлительно направляется в подразделение УИИ по месту, где он будет исполняться.

Получив это постановление УИИ сразу же приступает к контролю за тем, чтобы арестованный находился в установленном ему месте и соблюдал запреты.

Начало контроля

При посещении лица под домашним арестом, уполномоченные сотрудники УИИ проверяют у него документы, наличие паспорта (если он есть, его впоследствии изымает миграционная служба или следователь/дознаватель) и составляют на него анкету. В ходе первичной беседы разъясняются:

  • условия домашнего ареста;
  • возможность изменения ограничений домашнего ареста на более строгую меру пресечения при нарушениях или на более мягкую;
  • право Инспекции беспрепятственно проводить проверки в любое время суток, за исключением ночного и не реже 2 раз в неделю;
  • возможность применения технических средств контроля.

Средства контроля

Для осуществления контроля Инспекцией может приниматься решение о применении технических средств контроля (аудиовизуальных, электронных и иных), оформляемое постановлением руководителя инспекции.

Если это произойдет, человеку под домашним арестом разъясняют ответственность в случае повреждения оборудования, ему передается памятка о мерах безопасности и правилах его эксплуатации, составляется акт приема-передачи устройств.

Перечень и правила использования этих устройств установлены Постановлением Правительства РФ № 134 от 18.02.2013.

Средства персонального контроля

  • Электронный браслет, устанавливаемый на теле. Он предназначен для долговременного ношения (больше 3 месяцев) и имеет защиту от повреждений.
  • Стационарное (устанавливается в жилище – месте домашнего ареста) и мобильное (идет вместе с браслетом) контрольные устройства. Они принимают сигналы с браслета.
  • Ретранслятор – устройство, увеличивающее зону приема сигналов электронного браслета на контрольные устройства. Монтируется в помещении, где мера пресечения исполняется.
  • Персональный трекер – прибор, отслеживающий местоположение, устанавливаемый на теле.

Средства аудиовизуального контроля

Их ставят в жилье, определенном судом местом домашнего ареста, исключительно с письменного согласия проживающих вместе с подозреваемым или обвиняемым лиц. Их могут предоставлять и для слежения в период пребывания вне пределов жилища.

Технические средства

Призванные обеспечивать работу приборов дистанционного контроля, сбор и хранение информации с них.

Необходимые средства контроля устанавливаются уполномоченными сотрудниками Уголовно-исполнительной инспекции, исходя из наложенных судом запретов и технической возможности.

Статистика

Статистические данные свидетельствуют, что домашний арест не столь «популярная» мера пресечения по сравнению с заключением под стражу. Безусловно, что следствию, что суду удобней работать с заключенными под стражу обвиняемыми и подсудимыми. Но все-таки число фактов применения тоже достаточно внушительно.

Так, в первом полугодии прошлого года судами рассмотрено 3 771 ходатайство о домашнем аресте, 3 336 признаны обоснованными и удовлетворены. Для сравнения ходатайств об избрании заключения под стражу в качестве меры принуждения рассмотрено 64 126, положительное решение принято по 54 650. Рассмотрено также 14 309 ходатайств о продлении его срока, 13 703 – удовлетворены. Изменение иной ранее примененной меры на домашний арест имело место в 3 267 случаях.

Вам помогла статья? ДаНет

Любые ограничения негативно сказываются на жизни человека, к которому они применяются. Однако закон предоставляет различные варианты этих ограничений. Они зависят от многих обстоятельств – характера преступления, поведения лица, в преступление которого расследуется и иных. Домашний арест в этом плане – альтернатива заключению под стражей с его полной изоляцией и отсутствием какой-либо возможности вести привычный образ жизни.

Безусловно, чтобы не допустить нарушения своих прав, предоставленных процессуальным законодательством, пользоваться ими в полной мере любому человеку необходима помощь квалифицированного юриста, специализирующегося на защите по уголовным делам.

Рейтинг автора Автор статьи Прохорова Анна 15 лет юридического стажа. Практикующий юрист по вопросам уголовного, уголовно-процессуального, уголовно-исполнительного права. Написано статей 51

Права, свободы, законные интересы, обязанности в праве.

⇐ ПредыдущаяСтр 4 из 79

Во всех сферах общественных отношений, регулирующихся правом, важнейшую роль играет человек, гражданин, личность. В научной литературе эти понятия обозначаются по-разному.

Исходя из таких определений, можно говорить о различном понимании категорий права человека, права личности и права гражданина.

Понятие «человек» характеризует его как представителя рода человеческого, поэтому права человека связаны с его естественной природой и неотъемлемы от индивида, они внетерриториальны и вненациональны, существуют независимо от закрепления в законодательных актах государства, вне связи их носителя с тем или иным государством. Это естественные неотчуждаемые права, принадлежащие каждому от рождения.

Понятие «личность» характеризует человека с социальной стороны, который осознает себя, свое место и роль в обществе (в некоторых случаях человек в силу различных объективных и субъективных причин не обладает качествами личности, например признан судом недееспособным вследствие психического заболевания).

Понятие «гражданин» характеризует человека с юридической стороны, который находится в устойчивой правовой связи с конкретным государством, выражающейся в совокупности их взаимных прав и обязанностей.

Права человека суть неотъемлемые свойства каждого человека и существенные признаки его бытия. Государство не «дарует» права, оно только закрепляет их в законе и обеспечивает реализацию. В этом случае его можно считать правовым. Если государство игнорирует естественные права человека или, более того, ущемляет, уничтожает их, препятствует их осуществлению или создает условия для реализации прав только для определенной группы лиц, сословия, класса, то оно характеризуется как антидемократическое (авторитарное, тоталитарное и т.п.).

Права человека – это естественные возможности индивида, обеспечивающие его жизнь, человеческое достоинство и свободу деятельности во всех сферах общественной жизни.

В литературе и законодательстве используются также категории «права гражданина», «права личности». Права человека имеют естественную природу и неотъемлемы от индивида, они внетерриториальны и вненациональны, существуют независимо от закрепления в законодательных актах государства, являются объектом международно-правового регулирования и защиты.

Права гражданина закрепляются в конституциях и иных законодательных актах. Они квалифицируют человека как члена данного государства. Права гражданина есть совокупность естественных правомочий, получивших отражение в нормативно-правовых государственных актах, и приобретенных правомочий, выработанных в ходе развития общества и государства.

Права личности характеризуют индивидуальные особенности человека, степень его социальной зрелости, способность осознавать право и отвечать за свои действия. Объем правомочий личности может зависеть от социально-экономического положения, общественно-политического статуса человека, условий его работы и проживания. Права личности понимают как правомочия, принадлежащие конкретному индивиду в конкретной ситуации.

Следует отметить, что, несмотря на указанные различия, в научной литературе, в законодательстве, в международно-правовых актах категории «права человека», «права гражданина», «права личности» употребляются обычно в одном и том же значении.

(Проблемы теории права и правореализации: учебник / Отв. ред. Л.Т. Бакулина)

Субъективное право большинством авторов определяется как установленная и гарантированная государством мера возможного поведения лица. Развернутая дефиниция субъективного права, раскрывающая его существенные признаки, предложена Н.И. Матузовым: «Субъективное право – это создаваемая и гарантируемая государством через нормы объективного права особая юридическая возможность действовать, позволяющая субъекту (как носителю этой возможности) вести себя определенным образом, требовать соответствующего поведения от других лиц, пользоваться определенным социальным благом, обращаться в случае необходимости к компетентным органам государства за защитой – в целях удовлетворения личных интересов, не противоречащих общественным».

Сказанное позволяет указать на следующие признаки субъективного права.

1) Во-первых, субъективное право как правовая возможность означает дозволенность, разрешенность, допустимость со стороны государства тех или иных действий.

2) Во-вторых, субъективное право является юридической возможностью, т.е. его формально-юридическим источником, средством закрепления являются нормы объективного права, что позволяет говорить о его вторичности по отношению к объективному праву.

3) В-третьих, субъективное право является ограниченной возможностью, т.е. оно всегда указывает на то или иное направление деятельности, определенную линию поведения. В нормах права определяется не только мера (пределы, границы, объем) поведения, но и конкретный его вид.

4) В-четвертых, возможность, заложенная в субъективном праве, служит цели удовлетворения потребностей и интересов отдельных лиц или общества и государства в целом.

5) В-пятых, субъективному праву присуща социальная обусловленность, зависимость его содержания от тенденций общественного и прежде всего экономического развития.

6) В-шестых, субъективное право, согласно разделяемому ныне общему мнению, представляет собой возможность, обеспеченную обязанностью других лиц.
Исходя из такого понимания субъективного права в его содержании и структуре в качестве необходимых элементов (возможностей, правомочий), кроме возможности определенного поведения самого управомоченного, выделяются также возможность требовать соответствующего поведения от обязанных лиц и возможность прибегнуть к государственной защите нарушенного права.

7) В-седьмых, субъективное право, непосредственно определяя вид и границы конкретного поведения данного субъекта6, предоставляя своему обладателю реальную возможность пользоваться известным социальным благом, закрепляя свободу, инициативу и самостоятельность носителей права, несет, по общему признанию, основную регулятивную нагрузку в механизме правового регулирования. (Проблемы теории права и правореализации: учебник / Отв. ред. Л.Т. Бакулина)

Б) Законные интересы.

Морозова Л. А. Теория государства и права

К субъективным правам и юридическим обязанностям непосредственно примыкают законные интересы, т. е. интересы, находящиеся в сфере действия права. Данная категория вызвана к жизни тем, что интерес участников правоотношения не в полной мере обеспечивается субъективными правами. Например, к законным интересам можно отнести заинтересованность гражданина победить на выборах и стать депутатом представительного органа власти. Или истец заинтересован получить в полном размере компенсацию за моральный ущерб, или приобрести право собственности на самовольную застройку на принадлежащем ему земельном участке.

(Проблемы теории права и правореализации: учебник / Отв. ред. Л.Т. Бакулина) Категория «законный интерес», широко применяемая в правотворчестве (так, «Законный интерес» лица как самостоятельный объект правовой охраны наряду с правами упоминается в Конституции РФ (ч. 2 ст. 36, ч. 3 ст. 55), Гражданском кодексе РФ (ст. 1, 13), Семейном кодексе РФ (ст. 1, 7, 56), Арбитражно-процессуальном кодексе РФ (ст. 2), Уголовно-исполнительном кодексе РФ (ст. 1), Трудовом кодексе РФ (ст. 58), Жилищном кодексе РФ (ст. 58), Водном кодексе РФ (ст. 12) и других нормативно-правовых актах), по-прежнему остается дискуссионной в юридической науке. Вместе с тем, несмотря на отсутствие единства взглядов по поводу сущности указанного правового явления, бесспорным является факт, что «законным интересом является интерес, охраняемый правом, но не обеспеченный конкретным субъективным правом личности»3.

Одно из наиболее полных в отечественной юридической литературе определений законного интереса дано А.В. Малько. Законный интерес – это отраженное в объективном праве либо вытекающее из его общего смысла и в определенной степени гарантированное государством простое юридическое дозволение, выражающееся в стремлениях субъекта пользоваться определенным социальным благом, а также в некоторых случаях обращаться за защитой к компетентным органам государства – в целях удовлетворения своих интересов, не противоречащих общегосударственным. (Проблемы теории права и правореализации: учебник / Отв. ред. Л.Т. Бакулина)

Законный интерес можно определить как социальное благо, не противоречащее действующему законодательству и обусловленное допускаемой государством юридической возможностью удовлетворять с помощью этого блага свои потребности.

Законные интересы — это дополнительное юридическое средство обеспечения потребностей личности, общностей людей, юридических лиц. Они адаптируют действующее законодательство к реальным условиям жизни общества.

Структура законного интереса включает в себя 2 основных элемента:

1) стремление субъекта пользоваться конкретным социальным благом;

2) обращаться в некоторых случаях за защитой к компетентным органам.

Законные интересы в зависимости от отраслевой распространен­ности могут быть:

1) материально-правовыми — конституционными (интерес в здоровом подрастающем поколении, в улучшении систе­мы здравоохранения, в повышении благосостояния общества и др.). Гражданскими (интерес автора в высоком гонораре за опубликованную книгу и проч.) и т.д.;

2) и процессуально-правовыми — уголовно-процессуальными (например, если подсудимого принуждают к даче показаний, последний обращается за защитой законного интереса, интерес обвиняемого в предоставлении ему свидания с родственни­ками).

(Проблемы теории права и правореализации: учебник / Отв. ред. Л.Т. Бакулина) В научной литературе обращается внимание на ряд общих черт субъективного права и законного интереса, позволяющих рассматривать их как «родственные» в плане субстанциональной природы и функционального назначения феномены. Так, отмечается, что и субъективное право, и законный интерес:

· обусловлены материальными и духовными условиями жизни общества;

· содействуют развитию и совершенствованию социальных связей, фиксируя в себе определенное сочетание личных и общественных интересов;

· несут определенную регулятивную нагрузку, выступая своеобразными подспособами правового регулирования;

· предполагают удовлетворение собственных интересов личности, выступают своеобразными юридическими средствами реализации данных интересов, способами их правового оформления;

· имеют диспозитивный характер;

· выступают в качестве самостоятельных элементов правового статуса личности;

· представляют собой юридические дозволения;

· их осуществление связывается в основном с такой формой реализации права, как использование;

· являются объектами правовой охраны и защиты, гарантируются государством;

· определяют собой меру поведения, специфический критерий законных деяний. (Проблемы теории права и правореализации: учебник / Отв. ред. Л.Т. Бакулина)

· имеют правовые пределы своего действия, так как должны соответствовать нормативным правовым предписаниям.

Вместе с тем субъективные права и законные интересы — не тождественные категории. Законные интересы составляют те специальные блага, которые не нашли своего прямого закрепления в нормах права и, следовательно, не отражены в субъективных правах, но они не запрещены, допускаются государством. Более того, они вытекают из смысла, «духа» права. Законные интересы возникают из совокупности правовых норм, правовых принципов и иных правовых установлений.

Принято выделять следующие особенности законных интересов, отличающие их от субъективных прав:

1) (Проблемы теории права и правореализации: учебник / Отв. ред. Л.Т. Бакулина) Во-первых, в юридической литературе подчеркивается, что в отличие от субъективного права законный интерес является лишь допускаемым законом стремлением к достижению определенных благ. Субъективные права, пишет в связи с этим В.В. Субочев, – это конкретная разрешенность определенного вида действий, законные интересы – всего лишь не запрещенность. Представляя собой возможность пользоваться определенными социальными благами, законный интерес, в отличие от субъективного права, гарантируется лишь в определенной степени. Законный интерес и субъективные права — это разные возможности: субъективное право непосредственно предусматривается и закрепляется законодателем, а законные интересы всего лишь допускаются. Субъективное право есть дозволенность высшей степени.
Законодатель, учитывая наличие у лица тех или иных потребностей и интересов, не всегда дает гарантированную возможность их обеспечения, в данном случае он просто не запрещает субъекту их удовлетворять самостоятельно любым правомерным способом.

2) Во-вторых, законный интерес носит характер правового стремления. С одной стороны, это означает, что «законные интересы у личности возникают только в тех областях общественных отношений, которые охватываются сферой правового регулирования», т.е. в сферу правовой защиты не могут входить интересы, не имеющие правового значения, а с другой – означает правомерность стремлений личности, их соответствие нормам права.
При этом «законный интерес, в отличие от субъективного права, в большинстве своем формально в законодательстве не закреплен», а лишь вытекает из общего смысла правовых норм, не противоречит им. Само существование конструкции законных интересов нередко объясняется именно затруднительностью нормативной фиксации всех значимых интересов личности. «В законных интересах, – пишет по этому поводу А.В. Малько, – опосредствуются интересы, которые право не успело «перевести» в субъективные права в связи с быстро развивающимися общественными отношениями (невозможность опосредствовать интересы в «ширину» – пробельность) и которые нельзя типизировать в связи с их индивидуальностью, редкостью, случайностью, нехарактерностью и т.д. (невозможность опосредствовать интересы в «глубину»)».

3) В-третьих, законному интересу в отличие от субъективного права не корреспондирует какая-либо конкретная юридическая обязанность другого лица. Ему соответствует лишь общая юридическая обязанность – уважать и не нарушать его. Именно в этом пункте достаточно отчетливо видна граница между законным интересом и субъективным правом как возможностью, обеспеченной обязанностями других лиц. Но, в то же время, законный интерес — самостоятельный объект правовой охраны, поэтому любое лицо может обратиться в компетентные органы за защитой своего законного интереса;

4) В-четвёртых, реализация законных интересов лишь в самом общем виде гарантирована государством, но не означает обязанности соответствующих органов устранять препятствия на пути удовлетворения субъектом своих законных интересов.

5) В-пятых, законный интерес не определяет точного вектора поведения его обладателя. Как указывает А.В. Малько, «субъективное право – это возможность, позволяющая субъекту пользоваться благом в границах, строго установленных законом. Законный интерес – тоже известная «возможность», позволяющая субъекту пользоваться благом, но уже без таких четких границ дозволенного поведения (вида и меры) и возможности требования определенных действий от других лиц. Отсутствие такой конкретизации у законного интереса объясняется тем, что ему не соответствует четкая юридическая обязанность других лиц, в отличие от субъективного права, которое не может существовать без корреспондирующих им обязанностей».
Сходную позицию по этому вопросу занимает В.В. Субочев, полагая, что «субъективное право прописывает модель поведения, ведущую к обладанию социальным благом, которой можно воспользоваться или нет, но которую нельзя нарушить, законный же интерес такого шаблона не имеет. В последнем случае субъект правоотношений ведет себя по своему усмотрению, не нарушая грани дозволенного».

6) В-шестых, содержание законного интереса образуют два элемента – стремление пользоваться определенным социальным благом и стремление обращаться в необходимых случаях за защитой к компетентным органам, в то время как в субъективном праве выделяют 3 компонента – вид и меру возможного поведения для самого обладателя субъективного права; возможность требовать известного поведения от других лиц – поведения, обеспечивающего реализацию первой возможности; возможность прибегнуть в необходимых случаях к содействию принудительной силы государственного аппарата для осуществления второй возможности.

Несмотря на различия категорий «законные интересы» и «субъективные права», возможны переходы законных интересов в субъективные права и последних в законные интересы. Это происходит под воздействием изменений общественных отношений, потребностей людей, ситуаций в обществе, правовой политики государства и т. д. Так, предложения и рекомендации ученых по совершенствованию действующего законодательства, внесению в отдельные акты поправок, дополнений, корректировок во многих случаях свидетельствуют о появлении реальных законных интересов общества, отдельных социальных групп и слоев населения.

Один из сложных в юридической науке вопросов — обеспечение правовыми средствами законных интересов.

Чаще всего среди таких средств называют охрану и защиту законных интересов. При этом охрана осуществляется системой правовых норм, признающих такого рода интересы. Например, в ч. 3 ст. 55 Конституции РФ закреплено: «Права и свободы человека и гражданина могут быть ограничены федеральным законом только в той мере, в какой это необходимо в целях защиты основ конституционного строя, нравственности, здоровья, прав и законных интересов (выделено мной — Л.М.) других лиц, обеспечения обороны страны и безопасности государства». Другое конституционное положение о признании законных интересов содержится в ч. 3 ст. 36: «Владение, пользование и распоряжение землей и другими природными ресурсами осуществляется их собственниками свободно, если это не наносит ущерба окружающей среде и не нарушает прав и законных интересов (выделено мной — Л.М.) других лиц».

Данными установлениями государство берет под свою охрану законные интересы в указанных сферах. Необходимость в защите этих интересов возникает при их нарушении, создании препятствий для их реализации. Иными словами, к защите законных интересов можно прибегнуть при их нарушении или угрозе нарушения.

Законодательное закрепление законных интересов предполагает в первую очередь их самозащиту. Некоторые ученые предполагают, что самозащита — главное средство правового обеспечения законных интересов, поскольку требует от их носителей правовой активности.

Самозащита получила закрепление на конституционном уровне. В ч. 2 ст. 45 Конституции РФ установлено: «Каждый вправе защищать свои права и свободы всеми способами, не запрещенными законом». Право человека самостоятельно защищать свои права и свободы впервые было сформулировано в Итоговом документе Венской встречи представителей государств — участников Совещания по безопасности и сотрудничеству в Европе (СБСЕ) в 1991 г.

Помимо самозащиты, большую роль в защите законных интересов играет правоприменительная практика. Высшие судебные органы России в своих решениях обращают внимание на судебную защиту именно законных интересов и отменяют решения нижестоящих судебных инстанций, если они не учитывают законные интересы сторон правового спора. В ст. 139 АПК РФ предусмотрено, что мировое соглашение сторон не может нарушать права и законные интересы других лиц и противоречить закону.

В ряде правоприменительных актов указывается на необходимость учета законных интересов потребителей при их нарушении со стороны недобросовестного производителя.

В случае воспрепятствования осуществлению законных интересов их обладатель может обратиться в суд с иском об устранении препятствий, мешающих реализации его законных интересов. По решению суда, если оно признает такого рода препятствия неправомерными, они подлежат устранению.

Законные интересы обеспечиваются и правом обжалования незаконных действий (или бездействия) соответствующих государственных органов, препятствующих, к примеру, получению предпринимателем лицензии на занятие определенным видом деятельности.

В приведенных случаях удовлетворение принудительными мерами законного интереса субъекта служит основанием возникновения у него субъективного права, т. е. выступает своего рода «предправом».

К дискуссионным относится вопрос о возможности наступления юридической ответственности за нарушение законных интересов. В действующем законодательстве о подобной ответственности ничего не говорится. Тем не менее некоторые ученые считают, что поскольку законный интерес носит правомерный характер, то виновное противодействие осуществлению законных интересов в форме активных действий, а не бездействия субъекта (так как субъект не обязан содействовать реализации законных интересов), должно повлечь за собой юридическую ответственность. Если же законные интересы нарушаются невиновно (нет вины), то юридическая ответственность не может возникнуть.

Надо отметить, что проблема законных интересов исследована отечественной юридической наукой недостаточно, и еще ожидает своего более глубокого и всестороннего изучения и надлежащего обоснования.

В) Обязанность — мера общественно необходимого поведения человека, призванная вместе с правами и свободами обеспечивать баланс, устойчивость и динамизм правового регулирования. Носителями естественно-правовых обязанностей выступают человек и общество, юридических — гражданин, государство, его органы. Юридические обязанности отражены в позитивном праве. Источником естественных обязанностей является естественное право.

Напомним, что при нормативном подходе (его иногда называют этатистским от франц. слова «Etat» — государство) право рассматривается как система регулирующих человеческое поведение правил, исходящих от государства и охраняемых им. Нормативное правопонимание основывается на теории позитивного права, отождествляющего право и закон. Государственная власть является источником права. Человек имеет права в силу их закрепления в актах государства, а не в силу своей природы. Следовательно, только нормы законов выступают истинным правом. С точки же зрения естественного права, право есть совокупность нравственных требований к закону и государству.

Естественные обязанности соответствуют основным естественным правам человека (право на жизнь — обязанность «не убий», право собственности — обязанность «не укради»), и они так же, как права, по мере развития общества постепенно конкретизируются и закрепляются в виде юридических обязанностей в законодательстве. В ряде стран законодатель, подчеркивая разницу между естественными и юридическими обязанностями, устанавливает обязанности человека (каждого) и обязанности гражданина. Основные обязанности граждан обычно закрепляются в конституциях и детализируются в текущем законодательстве.

(Проблемы теории права и правореализации: учебник / Отв. ред. Л.Т. Бакулина)

В отечественной правовой науке утвердился взгляд на юридические обязанности как на необходимый коррелят, своеобразный противоположный полюс субъективного права – гарантию его реализации2. Хотя до настоящего времени указанное понятие не получило единообразного истолкования, большинство авторов сходятся на том, что юридическая обязанность есть «предписанная обязанному лицу мера необходимого поведения, которой лицо должно следовать в соответствии с требованиями управомоченного в целях удовлетворения его интересов».

Приведенное определение указывает на наиболее существенные признаки юридической обязанности, выражающие ее качественное своеобразие.

Во-первых, юридическая обязанность означает долженствование, необходимость поведения со стороны обязанного лица: иного выбора, кроме как осуществить это поведение, у обязанного лица нет4. Необходимость в данном случае не должна быть истолкована как объективная закономерность, т.е. «развитие явлений, которое с неизбежностью вытекает из их внутренней сущности и взаимосвязи с другими явлениями»5. Юридическая обязанность выражает государственную необходимость (долженствование)6. Иначе говоря, это указание законодателя на необходимость определенного действия, требование к будущему поведению субъекта1.

Во-вторых, юридическая обязанность подразумевает требование строго определенного поведения. Устанавливая в нормах права юридическую обязанность лица, законодатель закрепляет тем самым вид и меру его необходимого поведения. «Лицо не обязано вообще, – пишет в связи с этим С.С. Алексеев, – а строго в очерченных пределах. При этом нормы права устанавливают точные границы должного поведения»2.

В-третьих, всякая юридическая обязанность, в том числе запрет, является возможностью действий3. Однако в отличие от субъективного права обязанность лица представляет собой вид и меру не юридически возможного, т.е. дозволенного, а объективно возможного поведения. «Требование, сформулированное в юридической обязанности и обращенное к личности, реально: нельзя наложить на человека обязанность, которую он практически никогда не мог бы исполнить»4.

В-четвертых, в содержании юридической обязанности принято выделять 4 элемента, соответствующие структурным компонентам субъективного права: необходимость совершения определенных действий либо воздержаться от них; необходимость для правообязанного лица отреагировать на обращенные к нему законные требования управомоченного; необходимость нести ответственность за неисполнение этих требований; необходимость не препятствовать контрагенту пользоваться тем благом, в отношении которого он имеет право5.

В-пятых, необходимость поведения, заключенная в юридической обязанности, носит категоричный, императивный характер. Ее осуществление определяется не только (и не столько) личным выбором обязанного лица, но и гарантируется мерами государственного принуждения.

Вместе с тем в литературе подчеркивается, что обязанность не может быть противопоставлена праву как несвобода свободе. Обязанность не исключает активности субъекта поведения, самостоятельной постановки цели в рамках правового требования; активность и свобода обязанного лица проявляются в умении преодолеть различного рода трудности в процессе исполнения обязанности, использовать существующие условия и даже случайные обстоятельства для достижения результата, на который рассчитана данная обязанность1.

В-шестых, обеспечивая реализацию субъективных прав, юридические обязанности способствуют удовлетворению интересов и потребностей управомоченного субъекта.

В-седьмых, юридические обязанности в единстве с субъективными правами, являются решающим звеном в механизме правового регулирования. Как указывает С.С. Алексеев, юридические обязанности относятся к той стороне правового регулирования, которая характеризует требования к субъектам права. Если субъективные права воплощают начала социальной свободы и отсюда – активности, инициативы, самостоятельности субъектов, то юридические обязанности выражают другое начало, лежащее в основе правовых предписаний, – начало классово определенной социальной ответственности2.

Рассмотренные выше признаки, не исчерпывая собой всей характеристики субъективного права, законного интереса и юридической обязанности, тем не менее позволяют сделать вывод об их единой субстанциональной природе как правовых средств и тесной функциональной взаимосвязи в механизме правового регулирования. (Проблемы теории права и правореализации: учебник / Отв. ред. Л.Т. Бакулина)

Налог на дивиденды на Кипре 2019

Дивиденды – прибыль, получаемая инвесторами держателями акций компании. Дивиденды облагаются налогом. Ставки и порядок расчета налога на дивиденды на Кипре различаются для физических и юридических лиц, а также зависят от их налогового резидентства.

Налоговые резиденты Кипра:

  • физические лица, пребывающие на территории Республики Кипр дольше 183 дней в году. Необходимый период пребывания сокращается до 60 дней для лиц, не являющихся налоговыми резидентами другой страны, если они имеют на Кипре арендованное или собственное постоянное жилье или ведут здесь бизнес;
  • юридические лица, управление и контроль над которыми происходит на Кипре.

Налог на дивиденды для физических лиц

Физические лица нерезиденты освобождаются от уплаты налога на дивиденды.

Налоговые резиденты должны платить подоходный налог и специальный взнос на оборону (СВО) со всей получаемой прибыли. Процент с дивидендных доходов при этом включается только в сумму налогооблагаемой базы для СВО и рассчитывается по ставке 17%.

В случае, если источник выплаты дивидендов находится на Кипре, СВО оплачивается до конца последующего месяца, следующего за месяцем получения данного дохода. Если же доходы получены из-за рубежа оплата производится два раза в год – в конце второго и четвертого квартала.

Налоговый резидент может быть освобожден от уплаты СВО, если Республика Кипр не является его домицилем, что в юридической практике означает постоянное место жительства, определяемое по рождению или по желанию. Выбрать Республику Кипр в качестве домициля может лицо, являющееся местным налоговым резидентом как минимум 17 из 20 последних лет.

Налог на дивиденды на Кипре для компаний

Предприятия нерезиденты Кипра не платят налог на прибыль с дивидендов.

Для юридических лиц резидентов схема налогообложения по дивидендным доходам чуть более сложна, чем для физических. Существует три основных варианта налогообложения, зависящих в том числе от налогового резидентства компании, выплатившей дивиденды.

  • Юридическое лицо не платит налог на дивиденды, которые получило от другой компании, также являющейся резидентом Кипра.
  • Юридическое лицо оплачивает налог на дивиденды в размере 12,5% в рамках налога на прибыль. Эти правила применяются в том случае, если компания резидент, выплатившая дивиденды, вычитала их из налогооблагаемой базы.
  • Юридическое лицо платит налог на дивиденды в размере 17% в рамках специального взноса на оборону. Такая схема применяется, если компания, которая выплатила другой дивиденды, не является налоговым резидентом Республики Кипр, при этом получила более половины прибыли посредством инвестиций, а также если налоговая ставка в стране данного плательщика в несколько раз ниже налоговой ставки на Кипре.