Госпошлина по закону о защите прав потребителей

Как рассчитать размер госпошлины по делам о защите прав потребителей?

Государственную пошлину обязан уплатить заявитель (или истец) перед направлением иска в суд. Однако в исковом заявлении истец может просить суд о том, чтобы оплата была удержана с ответчика в случае судебного решения в пользу истца.

Как сообщают статьи №333.35 и 333.36 НК РФ, на освобождение от госпошлины по делам о ЗПП имеют следующие группы граждан:

  1. Подающие иски в размере менее 1000000 рублей.
  2. Герои СССР и РФ.
  3. Полные кавалеры ордена Славы.
  4. Ветераны, инвалиды, военнопленные ВОВ, узники концлагерей.

Дорогие читатели! Каждый случай индивидуален, поэтому уточняйте информацию у наших юристов. Это бесплатно.

Кроме того, льготы по уплате положены пенсионерам, инвалидам первой и второй групп, ветеранам труда и т. д.

Для того чтобы получить льготу, следует обратиться с ходатайством к судье. Это же следует сделать для просьбы о рассрочке выплаты.

В случае если у обращающегося имеются любые вышеперечисленные льготы, он должен приложить копии подтверждающих это документов к исковому заявлению.

Порядок уплаты госпошлины

Как гласит п. 3 ст. №333.36 НК РФ, истцы по делам о защите прав потребителей стоимостью менее, чем миллион рублей, освобождаются от уплаты пошлины.

Если иск превышает 1000000 рублей, истец обязан оплатить госпошлину в соответствии с первым пунктом статьи №333.19 НК РФ (13 200 рублей плюс половина процента от суммы, на которую иск превышает сумму в миллион рублей, но не более 60000 рублей), которая, в соответствии с п. 3 ст. №333.36 НК РФ, должна быть уменьшена на сумму пошлины, положенной в иске на миллион рублей, связанным с нарушением прав потребителей (от полученной суммы вычитается 13 200 рублей).

Платеж можно произвести в любом отделении банка по квитанции, полученной в судебном участке либо же по реквизитам, которые можно узнать на портале “Правосудие”.

Платеж необходимо произвести до подачи заявления и подавать его вместе с квитанцией об оплате. Суд вправе отказать в принятии искового заявления без квитанции об оплате.

Калькулятор и порядок расчета

Государственную пошлину по делам о защите прав потребителей можно рассчитать по формуле: 13 200 + (цена иска — 1 000 000 ) х 0,5%, после чего от полученной цифры отнимается 13 200.

  • 13 200 — пошлина за сумму, превышающую миллион рублей.
  • 1 250 000 — сумма иска.
  • 1 000 000 — цифра, с которой начинается обложение пошлиной дел о защите прав потребителей.

Таким образом, за исковое заявление суммой 1 250 000 рублей придется заплатить пошлину в размере 1 250 рублей.

Однако следует учитывать, что дела о защите прав потребителей имеют особенности, поэтому от суммы, полученной в этих калькуляторах, следует вычесть 13 200 рублей (п 3 ст. №333.36 НК РФ).

Вячеслав Садчиков Юрист. Практика в сфере недвижимости, тудового права, семейного права, защите прав потребителей Подпишитесь на нас в «Яндекс Дзен»

Как работодатели относятся к торгу после приглашения на работу

Оффер — это не официальный документ, а что-то вроде декларации о намерениях. Обычно его не нужно подписывать, это просто обобщение всех условий работы в компании, которые вам, скорее всего, уже озвучили на собеседованиях. Но конкретное зарплатное предложение кандидат зачастую впервые видит именно в оффере.

Одно дело, если предложенная сумма стала для вас неприятным сюрпризом и она вас совершенно не устраивает, и совсем другое, если вы примерно такого предложения и ожидали, просто решили попытать удачу: «если я им так понравился, вдруг согласятся и на большее?». Попытка, конечно, не пытка, но результат может оказаться для вас неожиданным.

Если у вас возникло желание договориться о другой сумме, взвесьте все за и против — потенциальный работодатель может отнестись к этому по-разному. Есть три варианта реакции на попытку поднять себе цену.

«Оффер — это окончательное предложение работодателя»: торг неуместен

Сторонники этой позиции считают, что ожидания и предложения по зарплате нужно обсуждать на собеседованиях. Оффер формируется по результатам всех этапов отбора, значит, в нем отражены все договоренности кандидата и нанимателя, полагает Надежда Нестерова, бизнес-тренер.

Если в оффере сформулированы те условия, которые уже обсуждались на собеседованиях, и с вашей стороны не было возражений, значит, переговоры закончены.

Если работодатель обозначил сроки для окончательного решения и рассказал про все возможности дополнительных обсуждений, он ждет, что кандидат будет соблюдать договоренности со своей стороны.

«Цель работника и работодателя — обо всем договориться «на берегу», зафиксировать в оффере эти договоренности и принять окончательное решение. Соискатель может сравнивать условия в офферах, если он рассматривает более одного-двух предложений. Но принятый оффер означает, что стороны договорились и следующий шаг — выход на работу», — говорит Антонина Аверьянова, HR-эксперт. Даже когда собеседования позади и оффер на руках, работодатель продолжает оценивать вас, предупреждает она: «Возврат к переговорам после принятого решения формирует плохое впечатление у нанимателя. Кандидат, который говорит да, а потом начинает сомневаться, берет дополнительное время, проявляет те личностные качества, которые могут оказаться неприемлемыми для работодателя. Можно сделать выводы о способности принимать решение и держать слово, о четкости позиции и мотивации».

Даже опытному профессионалу сложно самостоятельно определить свою ценность для компании. Критерии, по которым наниматель определяет ее, могут быть неочевидны для соискателя. К тому же вы не знаете, сколько еще кандидатов примерно такого же уровня конкурировали с вами за эту вакансию и насколько существенный у вас перевес по сравнению с ними. Оффер — это еще не гарантия того, что вы у работодателя единственный достойный вариант. Попытка поторговаться может побудить работодателя отозвать предложение и сделать выбор в пользу более сговорчивого кандидата.

«Не согласны с условиям — скажите об этом прямо»: торговаться — нормально

Компании составляют оффер, чтобы заявить о принятом решении и прямо назвать все условия работы. При этом стороны не несут никакой ответственности за отказ, пока не подписан трудовой договор. «По сути, оффер — это «честное слово», причем с двух сторон», — объясняет Антонина Аверьянова.По ее мнению, есть ряд ситуаций, когда обсуждать условия оффера уместно. Например, если кандидат только на этом этапе впервые видит конкретные цифры и условия, которые на собеседовании озвучивались в виде «вилки». Так происходит, когда до оформления оффера компания не готова сделать конкретное предложение, но кандидат вызывает интерес. В таких случаях наниматель говорит, что окончательное предложение он сформирует в оффере.

Работодатель может прямо сказать о возможности обсуждения условий после оффера. В этом случае переговоры однозначно уместны. Отстаивать свою позицию обязательно, если:

  • в оффере появляются условия, которые ранее вообще не обсуждались, важны для соискателя и не соответствуют его ожиданиям;
  • есть несоответствие условий оффера четким и определенным предварительным договоренностям. Например, испытательный срок шесть месяцев вместо трех, другой размер вознаграждения и так далее.

Торговаться на стадии оффера можно, главное — обосновать причины отказа от полученного предложения, считает бизнес-тренер Надежда Нестерова. Будьте готовы, что к более высокой зарплате наверняка прилагаются и дополнительные обязанности. Напишите развернутый письменный ответ — объясните, на каких условиях готовы принять оффер, и предложите работодателю решить, что для этого нужно будет сделать.

«В моей практике был пример, когда условия оффера пересмотрели после обоснованного отказа. Шел подбор руководителя отдела продаж в агентство недвижимости. Кандидату была предложена действующая мотивация для этой позиции, но его не устроил процент от продаж. Кандидат отказался от оффера, обосновав так: он готов взять на себя больший объем плана и привести своих агентов, если его процент будет увеличен. Директор агентства пошел навстречу и увеличил процент, но ему был поставлен и больший план. Кандидат вышел на работу и стал по итогам года лучшим руководителем отдела продаж в компании», — рассказывает Надежда.

Недобросовестные работодатели могут предложить оффер, где указаны менее выгодные условия, чем обсуждалось на собеседовании. Они обещают оформить всё официально с теми зарплатой и требованиями, о которых договорятся с кандидатом. Не стоит доверять подобным предложениям — таким образом компания, скорее всего, пытается навязать вам менее привлекательные условия.

«Оффер не подписывают. И, если работодатель предлагает согласиться на навязанные им условия, а в процессе работы «договориться», с вероятностью 80–90% вы будете работать только на условиях работодателя. Также следует осторожно отнестись к компаниям, которые показывают оффер и тут же забирают, не дав даже сфотографировать. Если вам прислали оффер, с условиями которого вы не согласны или хотели бы их изменить, будьте открытыми, задавайте все вопросы и вносите правки до момента подписания трудового договора, — советует Любовь Солдатова, региональный менеджер по персоналу. — Лояльность к кандидатам, которым уже предложили оффер, выше, чем ко всем остальным. Поэтому честный аргументированный разговор об изменении условий вполне может закончиться в вашу пользу».

«Покажите себя на испытательном сроке»: дайте результат, затем торгуйтесь

Это компромиссный вариант: когда и поторговаться хочется, и рисковать неплохим предложением страшно. Предложите пересмотреть оффер после первых результатов работы. Руководитель увидит вас в деле, а вы оцените уровень загрузки. Максимально проявив себя в первые месяцы, вы повышаете шанс на то, чтобы изменить зарплату в свою пользу.

«Если оффер не совсем устраивает, покажите наилучшие результаты во время испытательного срока, затем поговорите с руководителем о своих пожеланиях к мотивации, оперируя достижениями. Если не получится, то начинайте следующие переговоры по итогу окончания проекта или через год после выхода на работу. Снова — подкрепив переговоры своими достижениями», — рекомендует Надежда Нестерова.

Компания может заявить слишком высокие требования или неверно оценить размер вознаграждения, если позицию вводят впервые или назначение происходит в период реформ. Поэтому в предложении работодателя вы можете увидеть нереалистичные значения KPI или небольшую для такого объема задач зарплату.

Любовь Солдатова, региональный менеджер по персоналу, советует не молчать о своем недовольстве долго: «Если вы скажете о несоответствии условий и объема работы через несколько дней или неделю, это будет воспринято с большим вниманием, чем если захотите изменить оффер через месяц. Важно при этом иметь нерушимые аргументы с расчетами. Это хорошо работает с кандидатами топ-уровня, в репутации которых работодатель уверен до приема на работу.

Пример из моей практики: в приемную к новому руководителю пригласили новую помощницу. Уровень дохода согласовали с учетом графика работы с 9 до 18 часов, а сотрудница почти каждый день задерживается до полуночи. Помощница попросила прибавку через директора по персоналу, но получила отказ с мотивацией, что трудовой договор уже подписан.

Девушка не сдалась и через руководителя, которому ассистировала, получила увеличение оплаты труда. Для этого было необходимо провести презентацию с аргументами в том числе о том, что компания потратит больше денег на поиск нового работника, если откажет ей. Вместо этого компании выгоднее пересмотреть условия оффера».

«Обещать — не значит жениться»: оффер не гарантия трудоустройства

Стоит помнить, что оффер, как правило, не имеет юридической силы — такой силой обладает только подписанный трудовой договор и указанные в нем условия. Оффер обычно направляют по электронной почте, без подписи должностного лица, которое имеет право заключать трудовые договоры от лица работодателя. Ничто не мешает потенциальному работодателю отменить свое предложение. Исключение — когда вас письменно приглашают на работу в порядке перевода, и вы ради этого уволились (ч. 4 ст. 64, п. 5 ч. 1 ст. 77 ТК РФ). Но это очень специфический случай, не имеющий отношения к обычным офферам. Еще оффер иногда выступает в судебных спорах одним из доказательств трудовых отношений, если имел место фактический допуск к работе без оформления. Но это тоже особый случай. Если к работе вы еще не приступали, то само по себе наличие оффера не мешает работодателю передумать.

Еще один риск — условия трудового договора у недобросовестного работодателя могут оказаться не такими, как обсуждалось в оффере. Совет простой: перед подписанием внимательно читайте все условия.

«В моей практике были случаи, когда кандидаты увольнялись с работы, получив оффер, но на новое место так и не выходили, потому что компания передумала закрывать вакансию или приняла другого работника. Самый частый аргумент, который мы слышали от нанимающей стороны: обещать — не значит жениться, каждый защищает свои интересы, — рассказывает Любовь Солдатова. — Я отношусь к практике офферов как к лотерее: расслабиться можно, только тщательно сверив подписанный трудовой договор и предварительное предложение. Но чаще всего работник получает трудовой договор, когда уже влился в работу, поэтому читает его «по диагонали». Из-за невнимательного изучения документов и возникает больше всего проблем».

25.04.2011г. Во время брака один из супругов оформил на себя несколько кредитов, при этом второй из супругов был в неведении. В течении трёх лет не проживал в семье и не принимал ни какого участия по воспитанию сына. После того как супруга узнала о кредитных задолжностях брак был расторгнут. Все деньги полученные по кредиту были проиграны супругом и в семью не попадали. Может ли суд обязать выплачивать жену часть долга супруга по кредитным задолжностям, а так же опечатать единственную жилплощадь, на которой зарегистрирован несовершеннолетний ребёнок. Юлия

Ответ:

1. Согласно статьи 45 Семейного кодекса РФ, взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи. При недостаточности этого имущества супруги несут по указанным обязательствам солидарную ответственность имуществом каждого из них.

В случае предъявления иска кредитором к вашему бывшему мужу и к вам как к соответчику о взыскании с вас солидарно задолженности по кредитам и обращении взыскания на принадлежащее супругам имущество, вам необходимо представить в суд доказательства того, что денежные средства, полученные им по кредитным договорам были использованы не на нужды семьи. В вашем случае, если суд установит, что фактически в период заключения супругом указанных кредитных договоров, вы совместно не проживали, совместного хозяйства не вели, и за данный период не приобретали имущества, то суд должен удовлетворить требования истца только к бывшему супругу как к стороне заемного обязательства.

Например, в «Обобщении судебной практики рассмотрения мировыми судьями споров о разделе имущества между супругами» (подготовленного Липецким областным судом), указывалось следующее:

«..Из содержания п. 2 ст. 45 СК РФ следует, что общие обязательства (долги) супругов — те, которые возникли по инициативе супругов в интересах всей семьи, или обязательства одного из супругов, по которым все полученное им было использовано на нужды семьи (например, кредит, взятый супругами в банке на строительство дома, приобретение квартиры; договор займа, где заемщик — один из супругов, но полученные деньги потрачены на покупку автомашины для семьи). Общий долг может быть результатом совместного причинения супругами вреда третьим лицам (ст. 1080 ГК РФ)».

Необходимо отметить, что суды, в основном, исходят из презумпции (предположения) того, что денежные средства, полученные одним из супругов (разумеется, находящихся в момент заключения договора в зарегистрированном браке) в кредит (займ) расходуются им именно на нужды семьи, если доказательства иного не представит ответчик — второй супруг.

Примеры из судебной практики

Отказывая в иске о взыскании долга с Ш., суд верно исходил из отсутствия бесспорных доказательств того, что все денежные средства, полученные Ш.М., были использованы на нужды семьи

…в силу п. 3 ст. 39 СК РФ общие долги супругов при разделе общего имущества супругов распределяются между супругами пропорционально присужденным им долям.

Как установлено по делу, долги Ш.М., вытекающие из перечисленных выше договоров займа, являются долгами только Ш.М., поскольку его супруга Ш. о получении денежных средств в долг Ш.М. не знала, своего согласия на это не давала, каких-либо обязательств на себя не принимала, расписки о получении денежных средств не подписывала.

Согласно статье 45 СК РФ по обязательствам одного из супругов взыскание может быть обращено лишь на имущество этого супруга (п. 1). Взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи (п. 2).

Отказывая в иске о взыскании долга с Ш., суд верно исходил из отсутствия бесспорных доказательств того, что все денежные средства, полученные Ш.М., были использованы на нужды семьи (Определение Московского городского суда от 08.07.2010 по делу N 33-20500).

Районный суд исходил из недоказанности того обстоятельства, что денежная сумма по кредитному договору не была использована на нужды семьи, между тем, суд не учел, что на момент составления договора займа супруги состояли в браке, что ими не оспаривалось, кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что денежные средства были израсходованы только для личных нужд одного супруга.

…Семейный кодекс РФ (ч. 2 ст. 45) указывает, что имущество супругов по обязательствам одного из супругов является общим в том случае, если судом установлено, что все полученное по обязательствам одного из супругов было использовано на нужды семьи.

Собственность супругов может быть разделена на активную (имущество) и пассивную (долги) части. Долги являются следствием определенных обязательств, которые супруги (один из супругов) берут на себя.

Правомочия собственника в соответствии с ГК РФ определяются: правом владения, пользования и распоряжения своим имуществом. В соответствии со ст. 209 ГК РФ собственник вправе по своему усмотрению совершать со своим имуществом любые действия, не противоречащие закону и не нарушающие права третьих лиц.

Владение, пользование и распоряжение общим имуществом супругов осуществляется по обоюдному согласию супругов. Статья 35 СК РФ, установившая это правило, подразумевает презумпцию такого согласия независимо от того, кто из супругов является стороной по сделке распоряжения общим имуществом. Это означает, что супруг, совершающий сделку, не обязан предоставлять доказательства того, что другой супруг выразил согласие на ее совершение.

Супруги несут ответственность по долгам, возникшим в связи с ведением общего хозяйства и приобретением имущества в общую совместную собственность. Долги супругов признаются общими, если они сделаны в интересах семьи. Режим общности имущества супругов законодательно презюмируется, поэтому бремя доказывания того факта, что имущество, полученное по обязательствам одним из супругов, было потрачено не на нужды семьи, является в данном случае обязанностью ответчиков.

Возврат суммы долга предполагается из общих средств семьи, а это, в свою очередь, переводит спорное имущество в разряд общего имущества супругов.

Отказывая в удовлетворении заявленных исковых требований М.С. в полном объеме, районный суд исходил из недоказанности того обстоятельства, что денежная сумма по кредитному договору не была использована на нужды семьи, при этом бремя представления доказательств судом распределено неправильно.

Суд не учел, что на момент составления договора займа супруги состояли в браке, что ими не оспаривалось, кроме того, в материалах дела отсутствуют доказательства того, что денежные средства были израсходованы только для личных нужд или того, что между супругами был произведен раздел имущества с учетом требований кредитора, согласно ст. 38 Семейного кодекса РФ.

Обстоятельства возникновения обязательств одного из супругов, по которому все полученное им было использовано на нужды семьи (ст. 45 СК РФ), судом первой инстанции в полной мере не исследовались, решение в указанной части в достаточной степени не мотивировано (Определение Воронежского областного суда от 18.03.2010 по делу N 33-1433).

Долги, произведенные одним из супругов в период брака, являются общими долгами супругов, также как автомобиль, приобретенный супругами во время брака за счет заемных денежных средств, является их совместной собственностью, независимо от того, на имя кого из супругов имущество приобретено. В связи с чем, бремя доказывания того факта, что полученные по договору займа денежные средства не были использованы одним из супругов на нужды семьи, должно быть возложено на ответчика — второго супруга, а не на истца — кредитора, как ошибочно посчитал суд первой инстанции

П.Л.Ф. обратилась в суд с иском к супругам Ю-вым — Ю.А.С. и Ю.Т.А. о взыскании суммы долга по договору займа, мотивируя свои требования следующими обстоятельствами. 05 октября 2008 г. супруги Ю-вы взяли у нее по расписке в долг денежные средства в размере 200 000 руб. для приобретения автомобиля и обязались их вернуть в срок до 05 февраля 2009 г. Автомобиль был ответчиками приобретен и поставлен на учет, а денежные средства в размере 200 000 руб. по настоящее время не возвращены. В связи с чем, с учетом уточненных исковых требований истец просила взыскать с ответчиков в солидарном порядке означенную денежную сумму, полученную ими по договору займа от 05 октября 2008 г.

..Из материалов дела следует, что Ю.А.С. и Ю.Т.А. с 21 марта 1987 г. состоят в зарегистрированном браке, который не расторгнут.

Ю.Т.А. 05 октября 2008 г. была написана расписка, из содержания которой усматривается, что Ю.Т.А. и ее супругом Ю.А.С. у П.Л.Ф. сроком до 05 февраля 2009 г. были взяты в долг денежные средства в размере 200 000 руб. для приобретения автомобиля. Автомобиль супругами был приобретен и оформлен на Ю.А.С.

Основанием для отказа в удовлетворении требований истца в части взыскания долга с ответчика Ю.А.С. явилось то обстоятельство, что истцом не представлено доказательств того, что денежные средства, полученные ее дочерью Ю.Т.А. по договору займа от 05 октября 2008 г., были использованы последней на нужды семьи Ю-вых.

Однако, такое распределение бремени доказывания по гражданскому делу, при котором судом на займодавца возложена обязанность предоставления доказательств использования денежных средств, полученных по договору займа, на семейные нужды заемщиков судебная коллегия считает несоответствующим положениям нижеследующих норм процессуального и материального права.

На основании ст. 12 ГПК РФ правосудие по гражданским делам осуществляется на основе состязательности и равноправия сторон.

В соответствии со ст. 56 ГПК РФ каждая сторона должна доказать те обстоятельства, на которые она ссылается как на основания своих требований и возражений, если иное не предусмотрено федеральным законом.

Согласно положениям ст. 34 СК РФ имущество, нажитое супругами во время брака, является их совместной собственностью. К имуществу, нажитому супругами во время брака (общему имуществу супругов), относятся в том числе приобретенные за счет общих доходов супругов движимые и недвижимые вещи, и любое другое нажитое супругами в период брака имущество независимо от того, на имя кого из супругов оно приобретено либо на имя кого или кем из супругов внесены денежные средства.

В силу ч. 2 ст. 35 СК РФ при совершении одним из супругов сделки по распоряжению общим имуществом супругов предполагается, что он действует с согласия другого супруга.

Часть 2 ст. 45 СК РФ определяет, что взыскание обращается на общее имущество супругов по общим обязательствам супругов, а также по обязательствам одного из супругов, если судом установлено, что все, полученное по обязательствам одним из супругов, было использовано на нужды семьи.

При этом общие обязательства (долги) супругов, как следует из смысла ч. 2 ст. 45 СК РФ, это те обязательства, которые возникли по инициативе супругов в интересах всей семьи, или обязательства одного из супругов, по которым все полученное им было использовано на нужды семьи (в частности, полученные денежные средства, потрачены им на покупку автомашины для семьи).

Из приведенных норм процессуального и материального права следует, что долги, произведенные Ю.Т.А. в период брака, являются общими долгами супругов, также как автомобиль, приобретенный супругами Ю-выми во время брака за счет заемных денежных средств, является их совместной собственностью, независимо от того, на имя кого из супругов имущество приобретено. В связи с чем, бремя доказывания того факта, что полученные по договору займа от 05 октября 2008 г. денежные средства не были использованы одним из супругов на нужды семьи, должно быть возложено на ответчика Ю.А.С., а не на истца, как ошибочно посчитал суд первой инстанции (Кассационное определение судебной коллегии по гражданским делам Саратовского областного суда от 27.05.2009)

2. Обращение взыскания на жилого помещение, являющееся единственным пригодным для проживания должника

На такое помещение обратить взыскание нельзя, другими словами ни за какие долги квартиру не опишут, не продадут с торгов, и никаким другим образом у вас не отнимут (разумеется, за исключение случае, когда жилое помещении в залоге у банка по ипотеке). Площадь жилого помещения при этом значения не имеет. Данная норма права предусмотрена статьей 446 ГПК РФ:

Взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на следующее имущество, принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности:

жилое помещение (его части), если для гражданина-должника и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;
земельные участки, на которых расположены объекты, указанные в абзаце втором настоящей части, за исключением указанного в настоящем абзаце имущества, если оно является предметом ипотеки и на него в соответствии с законодательством об ипотеке может быть обращено взыскание;
предметы обычной домашней обстановки и обихода, вещи индивидуального пользования (одежда, обувь и другие), за исключением драгоценностей и других предметов роскоши;
имущество, необходимое для профессиональных занятий гражданина-должника, за исключением предметов, стоимость которых превышает сто установленных федеральным законом минимальных размеров оплаты труда;
используемые для целей, не связанных с осуществлением предпринимательской деятельности, племенной, молочный и рабочий скот, олени, кролики, птица, пчелы, корма, необходимые для их содержания до выгона на пастбища (выезда на пасеку), а также хозяйственные строения и сооружения, необходимые для их содержания;
семена, необходимые для очередного посева;
продукты питания и деньги на общую сумму не менее установленной величины прожиточного минимума самого гражданина-должника и лиц, находящихся на его иждивении;
топливо, необходимое семье гражданина-должника для приготовления своей ежедневной пищи и отопления в течение отопительного сезона своего жилого помещения;
средства транспорта и другое необходимое гражданину-должнику в связи с его инвалидностью имущество;
призы, государственные награды, почетные и памятные знаки, которыми награжден гражданин-должник.

По данному вопросу высказывался и Конституционный Суд РФ.

Извлечение из Определения Конституционного Суда РФ от 04.12.2003 N 456-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Октябрьского районного суда города Ижевска о проверке конституционности абзацев первого и второго пункта 1 статьи 446 Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»):

1. В Октябрьский районный суд города Ижевска обратился судебный пристав-исполнитель с заявлением, в котором просил изменить способ исполнения решения того же суда о взыскании с гражданки Л.Л. Султановой в пользу кредитора — ООО «Удмуртский пенсионный банк» 112 710 руб., обратив взыскание на принадлежащую должнице трехкомнатную квартиру в связи с тем, что у нее нет каких-либо доходов или другого имущества, на которые можно было бы обратить взыскание по исполнительному листу.

Октябрьский районный суд города Ижевска установил, что указанная квартира является для Л.Л. Султановой и ее малолетней дочери единственным жильем, и, следовательно, в данном деле подлежат применению абзацы первый и второй пункта 1 статьи 446 ГПК Российской Федерации, согласно которым взыскание по исполнительным документам не может быть обращено на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение (его части), если для него и членов его семьи, совместно проживающих в принадлежащем ему помещении, оно является единственным пригодным для постоянного проживания помещением. Придя к выводу о том, что названные нормы не соответствуют Конституции Российской Федерации, в частности ее статье 46, суд приостановил производство по делу и обратился в Конституционный Суд Российской Федерации с запросом о проверке их конституционности.

..Оспариваемые в запросе положения статьи 446 ГПК Российской Федерации, запрещающие обращать взыскание не на любое принадлежащее должнику жилое помещение, а лишь на то, которое является для него единственным пригодным для проживания, направлены на защиту конституционного права на жилище не только самого должника, но и членов его семьи, в том числе находящихся на его иждивении несовершеннолетних, престарелых, инвалидов, а также на обеспечение охраны государством достоинства личности, как того требует статья 21 (часть 1) Конституции Российской Федерации, условий нормального существования и гарантий социально-экономических прав в соответствии со статьей 25 Всеобщей декларации прав человека.

Следовательно, законодатель, определив в абзацах первом и втором пункта 1 статьи 446 ГПК Российской Федерации пределы обращения взыскания по исполнительным документам на принадлежащее гражданину-должнику на праве собственности жилое помещение, и ограничив тем самым право кредитора на надлежащее исполнение вынесенного в его пользу судебного решения, не вышел за рамки допустимых ограничений конституционного права на судебную защиту, установленных статьей 55 (часть 3) Конституции Российской Федерации. Вместе с тем для законодателя не исключается возможность конкретизировать данное регулирование в части, касающейся размеров такого жилого помещения.

Рекомендуемые публикации на тему:

  • Обобщение судебной практики: Расторжение брака, раздел имущества и кредитные обязательства супругов
  • О расторжении брака и возможности оформления в собственность одного из супругов квартиры, приобретенной за счет ипотечного кредита
  • О разделе совместно нажитого имущества супругов, приобретенного в кредит и разделе долговых обязательств супругов
  • Раздел совместно нажитого имущества супругов и сожителей, раздел долгов по кредитам
  • Раздел совместно нажитого недвижимого имущества супругов (квартира приобретена в браке и до брака)
  • Брачный договор, соглашение о разделе имущества супругов и гарантии прав кредиторов
  • Брачный договор и соглашение о разделе имущества супругов. Сходства, отличия

Александр Отрохов, Правовой центр «Логос» 25.04.2011г.

Заочное собрание кредиторов — казнить нельзя помиловать. Продолжение

В дполнение к опубикованному мной раньше (https://zakon.ru/blog/2020/03/26/zaochnoe_sobranie_kreditorov_-_kaznit_nelzya_pomilovat) мнению о том, что Закон о банкротстве сейчас не допускает проведения собраний кредиторов юридических лиц в заочной форме, стоит отметить, что появилась судебная практика, которая так или иначе дает арбитражным управляющим некие ориентиры.

Благодаря тому, что рассмотрение вопросов о принятии обеспечительных мер попало в категорию безотлагательных споров, подлежащих рассмотрению арбитражными судами, самым действенным способом «достучаться до правосудия» и понять точку зрения судебной системы на вопросы проведения собоаний кредиторов в условиях пандемии сейчас стала подача заявления о принятии обеспечительных мер.

Арбитражный суд Свердловской области в определении от 26 марта 2020 года по делу № А60-72820/2017 удовлетворил заявление арбитражного управляющего о принятии обеспечительной меры в виде запрета внешнему управляющему проводить собрания кредиторов должника в очной форме в течение 1 месяца с даты вынесения этой обеспечительной меры и возложения на внешнего управляющего обязанности в течение 1 месяца проводить собрания кредиторов должника только в заочной форме. Стоит обратить внимание, что собрание кредиторов в этом случае управляющим назначено на какую-то конкретную дату еще не было.

При этом суд высказал безусловно правильную и очень своевременную мысль о том, рассмотрение разногласий, к которым можно было бы отнести вставший перед управляющим вопрос не относится к категории дел безотлагательных, которые возможно рассмотреть в период действия карантина, в связи с чем управляющий не имеет никакой иной возможности поставить данный вопрос на разрешение суда, кроме как обратиться с настоящим заявлением о принятии обеспечительных мер. Суд первой инстанции фактически поддержал доводы заявителя, который указал, что к моменту, когда суд сможет расмотреть разногласия необходимость в их рассмотрении уже отпадет.

Напомню, что двумя днями ранее регулирующий орган — Минэкономразвития РФ — в письме № Д22и-9106 от 22 марта 2020 года отказался от выражения правовой позиции по существу и высказал мнение о том, что данный вопрос следует решать в суде в порядке разрешения разногласий, что вызвало определенное негодование в правовом сообществе.

Также суд отметил, что арбитражный управляющий находится в ситуации правовой неопределённости, когда он, с одной стороны, обязан провести собрание кредиторов (под угрозой признания его действий незаконными или привлечения его к административной ответственности), а с другой – не может его провести исходя из численности потенциальных участников собрания кредиторов (более 50 кредиторов в реестре и имеющийся региональный запрет проведения мероприятий численностью более 50 участников), не будучи готовым нести ответственность за распространение заболевания в ситуации пандемии. В этой ситуации, по мнению суда, испрашиваемые управляющим меры обеспечения направлены не только на создание условий для исполнения им своих обязанностей по проведению собрания кредиторов, от проведения которых он не отказывается, но также и на недопущение причинения значительного ущерба кредиторам должника, в интересах которых и обязан действовать внешний управляющий (п. 4 ст. 20.3 Закона о банкротстве).

Арбитражный суд Республики Татарстан в определении от 23 марта 2020 года по делу № А65-12263/2019 подошел к решению вопроса с несколько других позиций.

В данной ситуации собрание кредиторов, в отличие от вышеуказанного примера, было уже назначено на 26 марта 2020 года.

По существу не высказывая собственных правовых позиций, суд первой инстанции согласился с доводами арбитражного управляющего о том, что

1) по месту проведения собрания кредиторов введен особый санитарно-эпидемиологический режим, организациям поручено ограничить проведение массовых мероприятий, а гражданам — не посещать места массового скопления людей;

2) большинство кредиторов должника находятся в городе Москва, где введен режим повышенной готовности, и всем работодателям, осуществляющим деятельность на территории г. Москвы, необходимо оказывать работникам содействие в обеспечении соблюдения режима самоизоляции на дому. Это может привести к отсутствию на первом собрании кредиторов лиц, находящихся на территории г.Москвы, что повлияет на принятие решений по вопросам повестки первого собрания кредиторов.

По результатам рассмотрения суд определил запретить проводить первое собрание кредиторов до 15.04.2020 г., но не ранее отмены особого санитарно-эпидемиологического режима на территории Республики Татарстан.

Небольшим недочетом здесь является то обстоятельство, что суд несколько не соотнес срок действия обеспечительной меры, привязав его к действию особого регионального режима, с доводами заявителя, который ссылался на особый режим в городе Москва, поэтому в результате может теоретически сложиться коллизия, когда региональный режим уже будет отменен, а столичный — еще нет. Но это я придираюсь.

Арбитражный суд Архангельской области в определении от 24 марта 2020 года по делу № А05-11341/2019 указал, что поскольку региональными властями рекомендовано гражданам Российской Федерации, проживающим и (или) временно находящимся на территории региона, воздержаться от посещения спортивных, развлекательных, деловых, публичных и иных массовых мероприятий на территории региона, это является достаточным основанием, чтобы удовлетворить заявления временного управляющего и кредитора об отложении первого собрания кредиторов должника сроком на 2 месяца.

В данном случае такое собрание также уже было назначено на 27 марта 2020 года.

При этом в этом случае суд также указал на наличие в исключительном случае возможности провести собрание кредиторов в заочной форме: «В случае невозможности проведения первого собрания кредиторов должника в очной форме в вышеуказанный срок, в целях недопущения затягивания срока рассмотрения дела, временному управляющему и кредиторам предлагается рассмотреть вопрос о проведении первого собрания кредиторов должника без совместного присутствия лиц, имеющих право на участие в собрании кредиторов, для обсуждения вопросов повестки дня собрания кредиторов и принятия решений по вопросам, поставленным на голосование, в форме заочного голосования, в порядке, предусмотренном пунктом 7 статьи 213.8 Федерального закона от 26.10.2002 No127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)».

А вот Арбитражный суд Санкт-Петербурга и Ленинградской области в определении от 27 марта 2020 года по делу № А56-87970/2017 с доводами арбитражного управляющего о запрете проведения собрания до отмены компетентными органами РФ или региона введенных ограничений не согласился.

Суд указал, что собрание кредиторов назначено управляющим на 27 марта 2020 года, при этом Указом Президента РФ от 25.03.2020 года № 206 выходными днями объявлены дни с 28.03.2020 по 05.04.2020. При вышеуказанных обстоятельствах, оснований для запрета проводить собрание кредиторов 27.03.2020 у суда, по его мнению, не имеется.

В данном случае, на мой взгляд, суд продемонстрировал исключительный формализм и игнорирование фактических обстоятельств дела. К примеру, в самом суде ограничения по приему граждан и рассмотрению дел в виду пандемии введены с 19 марта 2020 года, а на территории горда Санкт-Петербурга — еще с 13 марта 2020 года.

Арбитражный суд Кировской области в определении от 27 марта 2020 года по делу № А28-10171/2019 уклонился (что само по себе не хорошо) от оценки доводов заявителя — конкурсного кредитора о необходимости принятия обеспечительных мер в виду того, что проведение первого собрания кредиторов в условиях объявленной пандемии является неоправданным и несет дополнительный риск как для самого представителя кредитора, так и для лиц, контактирующих с ним, и отложил проведение первого собрания кредиторов по иным основаниям.

В этом деле также собрание кредиторов уже было назначено на 31 марта 2020 года.

Апдейт от 01 апреля 2020 г.

Определение Арбитражного суда Тверской области от 24 марта 2020 года по делу № А66-16823/2017 — суд указал, что поскольку в повестку дня собрания вынесен единственный вопрос — Отчет конкурсного управляющего, при этом вопрос об утверждении либо отклонении отчета конкурсного управляющего к компетенции собрания кредиторов не отнесен, формулировка вопроса повестки дня собрания не предполагает голосования по совершению какого-либо действия в отношении данного отчета (принять к сведению, утвердить и т.д.). В этой связи суд не впечатлился доводами управляющего о коронавирусе и нахождении кредиторов в разных регионах страны.

Определение Арбитражного суда Приморского края от 30 марта 2020 года по делу № А51-20769/2017 — суд отказал в принятии обеспечительной меры в виде запрета на назначение и проведение собраний кредиторов должника в период сохранения угрозы распространения коронавируса и установлении порядка контроля за деятельностью конкурсного управляющего путем направления лицам, имеющим право принимать участие в собраниях кредиторов, отчета о деятельности конкурсного управляющего и отчета о движении денежных средств должника посредством заказной почтовой корреспонденции. Основаниями для отказа суд счел отсутствие доказательств созыва собрания кредиторов на апрель 2020 года (судя по всему конкретная дата собрания определена не была) и доказательств невозможности проведения собрания кредиторов в иное время, иным образом, установленным законом, с учетом его прав и полномочий.

Еще одно определение Арбитражного суда Приморского края от 31 марта 2020 года по делу № А51-21751/2018 — в принятии обеспечительных мер о запрете проведения первого собрания кредиторов, назначенного на 30 апреля 2020 года, отказано, поскольку заявителем не представлено доказательств невозможности проведения собрания кредиторов в иное время, иным образом, установленным законом, с учетом его прав и полномочий.

Возможно в этом случае суд имел в виду, что управляющий слишком заранее обратился с ходатайством? В любом случае, туманность формулировок и абсолютная немотивированность судебного акта поражает.

Определение Арбитражного суда Омской области от 27 марта 2020 года по делу № А46-1388/2018 — отказано в принятии обеспечительных мер в виде запрета проедения собрания кредиторов крединого потребительского кооператива, назначенного на 28 марта 2020 года, поскольку законом предусмотрена возможность его проведения в очно-заочной форме, арбитражный управляющий изначально избрал такую форму, региональными властями установлен запрет мероприятий численностью свыше 50 человек, а суду не представлено доказательств того, что количество очных участников будет более 50 человек.

На мой взгляд суд не учел, что смысл «коронавирусного» регулирования состоит не в том, что 49 человек можно, а 50 уже нельзя, а в предупреждении развития пандемии. А этой цели судебный акт не отвечает.

Определение Арбитражного суда Свердловской области от 27 марта 2020 года по делу № А60-36450/2018 — отказано в принятии обеспечительных мер в виде обязания конкурсного управляющего отложить проведение собрания кредиторов до нормализации эпидемиологической обстановки, связанной с коронавирусной инфекцией, либо предоставления возможности конкурсному управляющему проводить собрания кредиторов в форме заочного голосования по аналогии со ст. 213.7 Федерального закона от 26.10.2002 № 127-ФЗ «О несостоятельности (банкротстве)» до нормализации эпидемиологической обстановки, связанной с коронавирусной инфекцией.

На мой взгляд мотивирован судебный акт совершенно бездушно и формально.

Суд указал, что законодательством о банкротстве предусмотрена возможность отложения проведения только первого собрания кредиторов. Требование о предоставлении конкурсному управляющему права проведения собрания кредиторов в очно-заочной форме не является обеспечительной мерой, а представляет собой требование о подтверждении судом верности толкования конкурсным управляющим законодательства. Однако поскольку управляющий осуществляет свою деятельность на профессиональной основе и потому предполагается, что его квалификация и опыт обеспечивают правильное разрешение тех или иных правовых ситуаций, связанных с осуществлением возложенных на него обязанностей, все вопросы в ходе конкурсного производства должны разрешаться максимально оперативно с соблюдением баланса интересов всех участников дела. Последнее возможно только при той максимально возможной свободе конкурсного управляющего в принятии управленческих решений, определенной действующим законодательством, исходящим из презумпции компетентности, добросовестности и разумности арбитражного управляющего. Таким образом, при принятии конкурсным управляющим такого управленческого решения как перенос собрания либо проведение его в форме заочного голосования, суд, при наличии какого-либо спора, оценит решение управляющего с точки зрения поведения разумного и добросовестного руководителя, принявшего решение в условия действия форс-мажорного обстоятельства, угрожающего жизни и здоровью людей, при наличии рекомендации властей на ограничение проведения каких-либо массовых мероприятий.

Фактически, суд устранился от выражения правовой позиции и предложил управляющему принять решение самостоятельно с риском того, что в дальнейшем судом данные действия могут быть признаны незаконными.

Определение Арбитражного суда Новосибирской области от 26 марта 2020 года по делу № А45-28987/2017 — отказано в принятии обеспечительной меры в виде запрета конкурному управляющему должника на проведение очередного собрания кредиторов до устранения угрозы распространения новой короновирусной инфекции(COVID-2019) на территории Российской Федерации.

Суд указал, что отсутствуют доказательства назначения собрания кредиторов.

Далее суд отметил, что конкурсный управляющий обязан исполнять обязанности, установленные пунктом 7 статьи 12, пункта 1 статьи 143 Закона о банкротстве. Принятие истребуемых обеспечительных мер приведет к невозможности исполнения конкурным управляющим общества обязанности, закрепленной в пункте 1 статьи 143 Закона о банкротстве. Запрет на проведение собраний кредиторов должника влечет затягивание процедуры банкротства, увеличение расходов по делу и нарушает баланс интересов лиц, участвующих в деле о банкротстве общества.

В-третьих, суд указал, что Законом о банкротстве не предусмотрено для юридических лиц проведение собрание кредиторов в форме заочного голосования, однако Верховный суд РФ в пункте 7 Обзора практики о недействительности решений собраний кредиторов при банкротстве указывает на то, что само по себе проведение собрания кредиторов юридического лица в форме заочного или очно -заочного голосования с использованием технических средств коммуникации не является основанием его недействительности, если у организатора собрания не выявлено признаков злоупотребления правом.

Безусловно, премия лидеру антирейтинга уходит в Новосибирск.

При этом напомню, что все эти суды с 19 марта 2020 года приостановили работу в обычном порядке, не принимают граждан в любом количестве.

Определение Арбитражного суда Московской области от 26 марта 2020 года по делу № А41-52622/2019 — судом приняты обеспечительные меры в виде запрета на проведение первого собрания кредиторов ООО «ДАРГЕЗ-Зарайск» на срок до 31 мая 2020 года. Суд учел принятые в связи с пандемией региональные акты, наличие потенциальных участников собрания кредиторов в возрасте старше 65 лет, обязанных соблюдать режим самоизоляции.

Определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 30 марта 2020 года по делу № А65-11889/2019, Определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 27 марта 2020 года по делу № А65-22622/2019, Определение Арбитражного суда Республики Татарстан от 26 марта 2020 года по делу № А65-1710/2019 — судами приняты обеспечительные меры в виде запрета проведения первого собрания кредиторов до 15.04.2020г., но не ранее отмены особого санитарно-эпидемиологического режима.

Таким образом, приведенные позиции показывают, что:

во-первых, эффективной мерой разрешения спорной ситуации является принятие обеспечительных мер,

во-вторых, суды в основном склонны соглашаться с доводами заявителей о нежелательности проведения собраний кредиторов в условиях пандемии вне зависимости от того, назначено собрание уже или еще нет; однако единообразие в правовых подходах отсутствует, и имеется практика уклонение суда от разрешения правового вопроса по существу,

во-третьих, заочное или очно-заочное собрание кредиторов юридического лица действительно является в понимании судов экстраординарной мерой даже в нынешних условиях.