Гарантия на программное обеспечение

Статья 1.5 КОАП РФ. Презумпция невиновности

1. Лицо подлежит административной ответственности только за те административные правонарушения, в отношении которых установлена его вина.

2. Лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении, считается невиновным, пока его вина не будет доказана в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установлена вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело.

3. Лицо, привлекаемое к административной ответственности, не обязано доказывать свою невиновность, за исключением случаев, предусмотренных примечанием к настоящей статье.

4. Неустранимые сомнения в виновности лица, привлекаемого к административной ответственности, толкуются в пользу этого лица.

Примечание. Положение части 3 настоящей статьи не распространяется на административные правонарушения, предусмотренные главой 12 настоящего Кодекса, и административные правонарушения в области благоустройства территории, предусмотренные законами субъектов Российской Федерации, совершенные с использованием транспортных средств либо собственником, владельцем земельного участка либо другого объекта недвижимости, в случае фиксации этих административных правонарушений работающими в автоматическом режиме специальными техническими средствами, имеющими функции фото- и киносъемки, видеозаписи, или средствами фото- и киносъемки, видеозаписи.

См. все связанные документы >>>

1. Принцип презумпции невиновности в законодательстве об административной ответственности — совершенно новое явление. Указанный принцип не провозглашался в законодательстве об административной ответственности.

2. Сопоставление настоящей статьи Кодекса с содержанием ст. 49 Конституции РФ показывает, что комментируемая норма воспроизводит и развивает конституционные положения о презумпции невиновности с учетом особенностей, присущих законодательству об административной ответственности, в частности производству по делам об административных правонарушениях. При этом рамки действия презумпции невиновности расширяются и включают в ее орбиту лиц, привлекаемых к административной ответственности.

Положения комментируемой статьи пронизаны идеей гуманности, законности и справедливости, наполняют принцип презумпции невиновности конкретными требованиями, обязательными для реализации всеми, кто участвует в административном процессе.

3. В ч. 1 комментируемой статьи указывается на прямую связь административной ответственности с установлением вины. Это полностью согласуется с требованиями презумпции невиновности. Вина — важнейший признак административного правонарушения, для установления наличия или отсутствия которого происходит разнообразная проверочная и доказательная процессуальная деятельность должностных лиц, на которых возлагаются обязанности по привлечению к административной ответственности.

Понятие административного правонарушения, как оно определено ст. 2.1 настоящего Кодекса, специально выделяет в качестве обязательного признака вину в форме умысла или неосторожности. При этом должна быть доказана та форма вины, при наличии которой наступает административная ответственность. Например, в соответствии со ст. 19.5 Кодекса невыполнение в срок законного предписания (постановления, представления) органа (должностного лица), осуществляющего государственный надзор (контроль), наказуемо при совершении этих действий как по умыслу, так и по неосторожности. В то же время неповиновение законному распоряжению должностного лица органа, осуществляющего государственный надзор (контроль) (ст. 19.4 Кодекса), или мелкое хищение (ст. 7.27) требуют наличия умысла в действиях нарушителя, а ст. 9.10 «Повреждение тепловых сетей, теплопроводов, совершенное по неосторожности», как видно из наименования статьи, предполагает только неосторожную вину.

Все сказанное касается не только признаков состава административного правонарушения в целом, но и каждого из составляющих его эпизодов. Если в том или ином эпизоде не установлена вина лица, привлекаемого к ответственности, этот эпизод в соответствии с комментируемой нормой должен быть исключен из доказательств по делу. Если лицу вменяется совершение нескольких правонарушений, должна быть доказана вина в совершении каждого из них.

4. В ч. 2 настоящей статьи изложена суть презумпции невиновности применительно к случаям привлечения лица к административной ответственности.

Объединяющим началом, объясняющим распространение упомянутого принципа и на привлекаемых к административной ответственности лиц, является обвинение в совершении существенного правонарушения и возложение за это установленной законом ответственности. Есть сходные обстоятельства, исключающие как уголовную, так и административную ответственность, например крайняя необходимость или невменяемость.

В ч. 2 настоящей статьи под защитой закона от возможного необоснованного обвинения находится лицо, в отношении которого ведется производство по делу об административном правонарушении. Именно это лицо считается невиновным до того, как наступят условия, приведенные в этой части статьи. Таким условием является доказанность вины в порядке, предусмотренном настоящим Кодексом, и установление ее вступившим в законную силу постановлением судьи, органа, должностного лица, рассмотревших дело. Под порядком, предусмотренным Кодексом, имеются в виду правила о порядке возбуждения дела об административном правонарушении, рассмотрения дел об административных правонарушениях, пересмотра постановлений и решений по этим делам.

Специфической особенностью применения принципа презумпции невиновности к лицу, привлекаемому к административной ответственности, является предоставление права признать его вину не только судье, но и органам, должностным лицам, рассмотревшим дело (см. комментарий к ст. 22.1). Все они, как и судьи, должны постоянно помнить о своем высоком предназначении и соблюдать предъявляемые к ним требования каждой из норм, определяющих указанный порядок. Принципиально важным дополнением к существовавшему до недавнего времени положению о производстве по делу об административном правонарушении является требование о вступлении постановления в законную силу.

5. Положение, включенное в ч. 3 данной статьи, прямо вытекает из содержания ее ч. 2, поскольку презумпция невиновности возлагает обязанность доказывать виновность в установленном Кодексом порядке на лиц, уполномоченных возбуждать производство по делам об административных правонарушениях, на судей, соответствующие органы и должностных лиц, и этот порядок должен ими соблюдаться. Именно на них лежит бремя доказывания виновности лица, привлеченного к административной ответственности. Они должны принять все предусмотренные законом меры для всестороннего, полного и объективного исследования обстоятельств дела. Они не вправе перекладывать свою обязанность на лицо, привлеченное к административной ответственности.

Положение примечания к настоящей статье, корректирующее указание на бремя доказывания, фактически затрагивает признаки презумпции невиновности. Учитывая это обстоятельство, а также задачи производства по делам об административных правонарушениях (см. комментарий к ст. 24.1), при рассмотрении дел, упомянутых в примечании, как и по другим делам, должно быть обеспечено всестороннее, полное, объективное исследование и оценка в совокупности всех материалов дела, в том числе представленных лицом, привлеченным к административной ответственности.

6. Содержание ч. 4 комментируемой статьи корреспондирует с содержанием ч. 2 настоящей статьи, требующей, чтобы вина лица во вмененном ему правонарушении была доказана и установлена. Если имеющиеся доказательства с неоспоримостью не подтверждают вину лица, оставляют неустранимые сомнения в виновности лица, нельзя считать, что вина установлена. В соответствии с положением, закрепленным в ч. 4 статьи, такие сомнения должны толковаться в пользу привлекаемого к административной ответственности.

7. Учитывая примечание к данной статье, следует отметить, что дополнительные гарантии прав лиц, привлекаемых к ответственности за нарушения норм, предусмотренных гл. 12 Кодекса, на основании фиксации соответствующих нарушений правил дорожного движения работающими в автономном режиме техническими средствами, предусмотрены ст. ст. 2.6.1 и 28.6 настоящего Кодекса.

Гарантия на программное обеспечение или техническая поддержка

Согласно законодательству, разработчик должен в рамках гарантийного обязательства устранять лишь те недоработки, которые были допущены по его вине. Экспертиза может длиться некоторое время, и все это время ПО работать не будет. Если же выяснится, что в неполадках виноват пользователь, разработчик не обязан устранять ошибки либо предоставлять новую версию программы.

Техническая поддержка

Обслуживание по гарантии не подходит для непрерывно работающих сервисов, поскольку требует временных затрат, что может привести к потере клиентов. Гарантия также не подходит для программного обеспечения, когда требуется избыточная надежность. Не в качестве замены гарантии, но для более полного удовлетворения потребностей клиентов EDISON предлагает техническую поддержку. Ее главное отличие от гарантийного обязательства в том, что разработчик обязуется устранять любые недочеты, в том числе возникшие по вине пользователя и выходящие за рамки технического задания. Причем делать это максимально быстро. Техническая поддержка может включать обучение персонала работе с продуктом, конфигурирование, предоставление горячей линии, наблюдение за работоспособностью и т.д.

Для большей наглядности представим особенности гарантийного обязательства и технической поддержки в виде сравнительной таблицы.

Теоретические подходы к определению понятия объект гражданского права

Философия определяет объект как внешний противостоящий субъекту предмет, на который направлена деятельность субъекта. Соответственно, в правоотношении объектом является то, на что воздействуют его субъекты. Субъекты гражданского правоотношения обладают правами и обязанностями, которые определяют границы их возможного и должного поведения. Следовательно, осуществляя права и обязанности, они воздействуют на поведение, которое только и способно реагировать на регулирующее воздействие. Таким образом, объектом гражданского правоотношения следует признать поведение его участников.

Однако простая констатация этого очевидного обстоятельства мало что дает в практическом плане, если не исследовать предмет самого поведения участников гражданского правоотношения. Последние вступают в отношения друг с другом по поводу различных материальных и нематериальных благ. В качестве таких благ выступают «вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права; работы и услуги; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага» (ст. 128 ГК). Поскольку вокруг этих благ строится поведение участников гражданских правоотношений, их и принято считать объектами гражданских правоотношений.

Заметим, что вопрос об объекте гражданского правоотношения является излюбленным предметом спора цивилистов, которому уделяется гораздо больше внимания, чем он того заслуживает. В кратком виде существо дискуссий сводится к следующему. Во-первых, обсуждается вопрос о том, возможны ли безобъектные правоотношения. Большинство цивилистов отвечает на него отрицательно, поскольку права, которые ни на что не направлены, лишены всякого смысла.

Во-вторых, сам объект правоотношения понимается как то, на что воздействует правоотношение, на что оно направлено или по поводу чего складывается.

— Общефилософская теория объекта – объект это то, на что направлено правоотношение (право) (Агарков М.М., Иоффе О.С);


Какого-либо практического значения эти различия в подходах не имеют, так как в конечном счете все сходятся в том, что объектами правоотношений являются те блага, которые испытывают воздействие (через поведение участников правоотношений) либо на которые направлено их поведение или по поводу которых они складываются.

В-третьих, существует различие во взглядах на число объектов правоотношений. Одни авторы придерживаются теории единого объекта, которым может быть лишь поведение участников правоотношения; другие считают, что у правоотношений может быть несколько объектов, которыми выступают различные материальные и нематериальные блага; третьи, пытаясь найти компромисс, полагают, что объектом является поведение, направленное на различные рода блага.

Наиболее верной является последняя точка зрения, хотя, в сущности, она разделяется всеми участниками дискуссии. Ведь и ученые, считающие объектом правоотношения поведение, не рассматривают его в отрыве от соответствующих благ; авторы, которые признают объектами правоотношений сами блага, полагают, что воздействие на эти блага осуществляется через поведение участников правоотношений. Поэтому значение данной дискуссии тоже невелико.

Вопрос об объекте правоотношения своеобразно решался профессором О.С. Иоффе, который выделял у правоотношения три объекта: а) юридический — поведение обязанного лица; б) идеологический — волю участников правоотношения; в) материальный — вещь или иное благо, с которым связано регулируемое правом общественное отношение и на которое направлено поведение участников правоотношения.

Объектами гражданских прав являются материальные и нематериальные блага (духовные), по поводу которых субъекты гражданского права вступают между собой в правовые отношения.

В соответствии со ст. 128 ГК к объектам относятся:

вещи, включая деньги и ценные бумаги, иное имущество, в том числе имущественные права;

работы и услуги;

нераскрытая информация (в ред. Закона Республики Беларусь от 05.01.2013 N 16-З)

исключительные права на результаты интеллектуальной деятельности и средства индивидуализации участников гражданского оборота, товаров, работ или услуг (в ред. Закона Республики Беларусь от 05.01.2013 N 16-З)

нематериальные блага.

Цели правового регулирования объектов гражданских прав должны достигаться путем использования соответствующих им средств.

Между тем детальный анализ изложенной в ГК системы объектов гражданских прав выявляет наличие в ней внутренних логических противоречий. Так, в абзаце втором последовательно называются: «вещи, включая деньги и ценные бумаги» (объекты, включаемые в состав имущества, и, соответственно, понятия, частные по отношению к понятию «имущество»); «иное имущество» (понятие, объединяющее в гражданском праве вещи, права требования и обязательства); «в том числе имущественные права» (снова понятие, частное по отношению к понятию «имущество»).

Значительный объем и разнообразие объектов гражданских прав предопределяют построение их в результате классификации в многоуровневую систему понятий. В этой связи необходимо согласиться с В.А. Витушко, который в целях классификации объектов гражданских правоотношений предлагает учитывать два обстоятельства. Во-первых, что ни одна классификация невозможна без учета единства гражданских правоотношений и всех их объектов. Во-вторых, что разделение объектов по типам и видам по одному критерию возможно только на первой ступени этого деления. На следующей ступени деления оно будет подчинено уже другому критерию.

В качестве первого критерия классификации объектов гражданских прав необходимо использовать такие признаки, как отчуждаемость соответствующего блага и возможность его денежной оценки. На основании данного критерия блага подразделяются на:

имущественные (имеющие денежную оценку и отделимые от субъекта, являющиеся предметом оборота) и личные (не имеющие денежной оценки, и не отделимые от субъекта, не являющиеся предметом оборота).

Претензионный порядок разрешения споров

На сегодняшний день законодательное регулирование дает возможность участникам пора урегулировать данный спор в мирном порядке без обращения в суд. Это в первую очередь делается для того, чтобы снизить количество судебных дел и занятость судов, в рассмотрении которых находятся тысячи дел.

Претензионный порядок разрешения споров в основном предусматривается в гражданских правоотношениях (в том числе и в договорных отношениях). Но такой порядок также действует в семейных правоотношениях. Досудебное урегулирование спора дает возможность:

  • разрешить возникший между сторонами спор в самые кратчайшие сроки;
  • не предъявлять исковое заявление в суд;
  • сэкономить финансовые средства;
  • добиться решения проблемы, которое устраивает обеих сторон и т.д.

Благодаря вышеуказанным преимуществам претензионный порядок разрешения споров пользуется очень большой популярность, особенно среди субъектов предпринимательской деятельности.

А какой порядок действует и как осуществляется регулирование спора в претензионном порядке?

Срок направления претензии, порядок разрешения спора

Это – одно из наиболее важных условий урегулирования спора в данном порядке. В частности, срок, в течение которого должна быть направлена претензия, в основном предусматривается в тексте договора. На практике, это – 14 дней или один месяц. Именно данный срок является наиболее оптимальным.

В частности, если одна сторона договора не выполняет свои обязательства, то вторая сторона должна отправить претензию в течение указанного срока времени. Ведь именно направление претензии является началом процесса претензионного регулирования спора.

Претензия – письмо, в котором указывается факт невыполнения договорных обязательств и предлагается своевременном выполнить их или заключить мировое соглашение, предусмотрев иной порядок урегулирования правоотношений.

Как правило, порядок направления претензии регулируется договором. Стороны свободны предусмотреть любой удобный порядок разрешения спора. На практике, в основном предусматривается также срок, в течение которого сторона, которая не выполняет свои договорные обязательства, должна ответить на полученное претензионное письмо.

На практике в основном действует следующий порядок урегулирования спора: после получения претензионного письма, сторона, которая не выполняет свои обязательства, отвечает на данное письмо. Как правило, ответ должен быть направлен в течение 7-14 дней. В ответном письме сторона указывает свое мнение о факте невыполнения договорных обязательств. В частности, сторона договора может не согласиться с предъявленной претензией и предложить разрешить спор в судебном порядке.

Если же сторона договора признает факт невыполнения своих обязательств и хочет урегулировать спор мирным путем, то на практике стороны переходят к следующему этапу претензионного регулирования спора. Это – ведение переговоров. При этом стороны могут вести переговоры как самостоятельно, так и с помощью своих представителей и юристов.

Если стороны пришли к общему согласию, то как правило, заключается дополнительное соглашение, в котором может быть установлен иной порядок и сроки выполнения договорных обязательств сторон. Это и есть претензионный порядок разрешения спора. При этом законодательство регулируя претензионный порядок формулировка для договора не предусматривает. Соответственно, стороны свободны предусмотреть любой порядок досудебного урегулирования спора.

Как должна быть направлена претензии

Порядок направления претензии имеет особое значение при урегулировании спора мирным путем. Ведь на начальном этапе данного процесса вся переписка осуществляется в основном в письменной форме. Именно поэтому направление претензии по почте должно быть осуществлено правильно. В частности, необходимо отправить заказное письмо с уведомлением о получении. Это даст возможность четко рассчитать сроки предоставления ответа и быть уверенным в том, что вторая сторона получила претензионное письмо.

Претензия обязательные условия которой не предусмотрены законодательством, все же должна содержать определенную информацию. В частности, в тексте письма должна быть ссылка на соответствующие пункты договора, а также на законодательные нормы, которые регулируют данные правоотношения. Кроме того в претензии должен быть предложен срок, в течение которого сторона, направившая претензионное письмо, готова урегулировать спор мирным путем.

Если претензионный порядок урегулирования спора не дал своих положительных результатов, то спор может быть разрешен в судебном порядке. Конечно, наличие в договоре досудебного порядка урегулирования спора не лишает сторон возможности предъявления искового заявления в суд.