Электронное приложение к российскому юридическому журналу

Разница между дубликатом и копией

Бюрократизация человеческой жизни ведёт к появлению большого количества терминов, и простому человеку очень легко среди них затеряться. Копия и дубликат, как следует из названия данных категорий, обозначают версии оригинального документа. Однако их значения отнюдь не тождественны. Понимание разницы между ними особенно важно для юристов и специалистов по делопроизводству.

Определение

Дубликат – это экземпляр документа, выдаваемый взамен утраченного оригинала. Он изготавливается для того, чтобы заменить подлинник и, как правило, нумеруется. Дубликат имеет одинаковую юридическую силу с оригиналом, подменяя исходную бумагу.

Копия – это точное воспроизведение документа, выполненное ручным или автоматическим способом (путём перерисовки, фотокопирования, сканирования). Полученный экземпляр в общем случае не обладает юридической силой оригинала, если он не заверен в установленном порядке.

Сравнение

Важнейшее отличие заключается в цели изготовления: дубликат призван заменить подлинник, а копия – сделать его точное воспроизведение. Поэтому дубликат имеет собственные атрибуты оригинального документа: номер, печать, серию и т.д. Копия в точности воспроизводит подлинник, поэтому данные характеристики соответствуют оригиналу.

Дубликат, как правило, сопровождается порядковым номером. Копия, если это не документ ограниченного распространения, такого свойства лишена. Дубликат обладает той же юридической силой, что и подлинник. Копия – лишь в том случае, если она заверена в установленном порядке.

Выводы TheDifference.ru

  1. Цель изготовления. Дубликат заменяет оригинальный документ, а копия – в точности воспроизводит его.
  2. Юридическая сила. Дубликат может полностью заменять оригинал, а копия – только в отдельных случаях.
  3. Количество. Копий с оригинального документа можно снять множество, а дубликат выдаётся лишь взамен утраченного оригинала.
  4. Порядковый номер. Копии нумеруются лишь в том случае, если на них находится гриф «ДСП», «СЕКРЕТНО» и т.д. Дубликаты обязательно получают порядковый номер.
  5. Влияние на оригинал. Копия не отменяет подлинный документ, а только дублирует его. Если дубликат выдаётся взамен утраченного оригинала, то последующее использование обнаруженного подлинника неправомерно.

Раздел 2. Понятие производства по делам, возникающим из публично-правовых отношений, и его соотношение с другими видами производств

2. Отграничение публично-правовых дел от дел,
рассматриваемых в порядке искового производства

Как показало обобщение, имеются случаи, когда судьи рассматривают заявление в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, не усматривая спора о праве, и, напротив, безосновательно оставляют заявление без рассмотрения по мотивам наличия спора о праве.

Обязанность разграничивать публично-правовые и исковые дела прямо предусмотрена ч. 2 ст. 247 ГПК РФ, в соответствии с которой в случае, если при подаче заявления в суд будет установлено, что имеет место спор о праве, подведомственный суду, судья оставляет заявление без движения и разъясняет заявителю необходимость оформления искового заявления с соблюдением требований статей 131 и 132 настоящего Кодекса.

ГАРАНТ:

По-видимому, в тексте предыдущего абзаца допущена опечатка. Вместо «ч. 2 ст. 247 ГПК РФ» имеется в виду «ч. 3 ст. 247 ГПК РФ»

Эта правовая норма не содержит указаний на характер спора, наличие которого может быть обнаружено при подаче заявления. Однако по смыслу законодателя — это не любой спор, а спор о праве гражданском. Напомню, что понятие гражданских правоотношений содержится в п.п. 1, 2 ст. 2 ГК РФ.

Однако в делах, возникающих из публичных правоотношений, всегда так или иначе присутствует спор о праве.

Во-первых, заявитель в силу п. 1 ст. 247 ГПК РФ обязан указать, какие именно права, свободы он считает нарушенными, в чем состоит нарушение права. В ходе судебного разбирательства заявитель должен доказать существование и принадлежность себе этого права, а другие лица, участвующие в деле, могут оспаривать эти обстоятельства.

Во-вторых, предмет оспаривания в таких делах — это право органа действовать соответствующим образом или его право воздерживаться от соответствующих действий.

В-третьих, публично-правовые дела характеризуются конфликтом публичного и частного интересов.

Таким образом, по делам, возникающим из публично-правовых отношений, суд так же, как и по исковым делам, разрешает спор о праве, в котором участвуют две противоположно заинтересованные стороны, однако этот спор не носит частноправового характера, хотя зачастую тесно связан с гражданскими, семейными, жилищными и другими частноправовыми отношениями. Но в исковом производстве стороны спора занимают равное положение, а в публично-правовых делах стороны находятся в отношениях власти и подчинения, и одним из субъектов спора является государственный орган, орган местного самоуправления, должностное лицо, государственный или муниципальный служащий.

В этом заключается основное отличие искового производства от производства по делам, возникающим из публичных правоотношений.

Полагаю, в связи с этим следует напомнить следующее положение пункта 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ N 2 от 20 января 2003 года «О некоторых вопросах, возникших в связи с принятием и введением в действие Гражданского процессуального кодекса Российской Федерации»:

«ГПК РФ, в отличие от ГПК РСФСР и Закона РФ от 27 апреля 1993 г. (в редакции Федерального закона от 14 декабря 1995 г.) «Об обжаловании в суд действий и решений, нарушающих права и свободы граждан», не допускает возможности оспаривания в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений. Следовательно, с 1 февраля 2003 г. дела об оспаривании решений и действий (бездействия) учреждений, предприятий, организаций, их объединений и общественных объединений должны рассматриваться по правилам искового производства, в том числе с соблюдением общих правил подсудности, как дела по спорам о защите субъективного права».

Но «по правилам искового производства» — это не значит, что такие дела подлежат рассмотрению в исковом порядке.

Однако зачастую рассматриваются в порядке главы 25 ГПК РФ заявления об оспаривании действий руководителей ОАО, ООО, предприятий, учреждений и т.п.

Так, в порядке оспаривания действий должностного лица … районный суд г. Липецка рассмотрел заявление местного комитета профсоюзной организации рабочих ЛТЗ СОЦПРОФ об оспаривании бездействия генерального директора ОАО «Л», который не принял решения по требованию местного комитета об устранении нарушений законодательства о труде. Заявление местного комитета не является исковым, оно носит характер жалобы, но рассматриваться должно по правилам искового производства.

В порядке главы 25 ГПК РФ … районным судом г. Липецка рассмотрено заявление К. об оспаривании отказа МУП «Липецкая недвижимость» в приеме документов и в заключении договора приватизации. Указанное дело следовало рассматривать в порядке искового производства, поскольку в данном случае имеет место спор о праве на приватизацию жилья.

В том случае, если заявитель ссылается на нарушение органом власти, органом местного самоуправления, должностным лицом гражданских, семейных, жилищных или других прав, относящихся к частным правам, судье для правильного определения вида судопроизводства следует исходить из существа спора.

Например, в порядке главы 25 ГПК РФ возможно оспаривание действий должностных лиц паспортно-визовой службы, отказавших в регистрации заявителя по месту жительства. В таком же порядке может быть рассмотрено заявление об оспаривании бездействия администрации г. Липецка, не принявшей в установленный срок решение по существу заявления гражданина о передаче земельного участка. В данном случае органы, действия которых обжалуются, выполняют административные функции и не решают вопросы наличия или отсутствия у гражданина субъективного права, такого, как право на вселение в конкретное жилое помещение или право на приобретение в собственность или в аренду земельного участка. Если право гражданина на вселение в помещение, предоставленное администрацией по договору социального найма, будет оспариваться администрацией города, которой принадлежит это помещение, возникнет спор о праве на вселение в жилое помещение, рассматриваемый в порядке искового производства. Отказ администрации муниципального образования в предоставлении земельного участка в собственность или аренду не может быть обжалован в порядке главы 25 ГПК РФ, поскольку имеется спор о праве на предоставление земельного участка.

Правильно в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, … районным судом г. Липецка рассмотрено заявление Д. об оспаривании действий Главного управления по делам гражданской обороны и чрезвычайным ситуациям Липецкой области, отказавшего в замене ранее выданного удостоверения участника ликвидации последствий аварии на ЧАЭС на удостоверение нового образца. В данном случае ГУ ГО и ЧС субъекта федерации распоряжением Правительства РФ от 31 октября 1999 года N 1773-р наделено административными функциями по выдаче удостоверений участника ликвидации последствий аварии на ЧАЭС.

Приведу другой пример.

К. обратилась с заявлением об оспаривании действий … отдела ЗАГС г. Липецка, указывая, что ей было отказано в регистрации сына, поскольку у нее отсутствуют документы, удостоверяющие личность. … районный суд г. Липецка определением возбудил по делу исковое производство, сделав вывод, что имеется спор о праве, поскольку К. просит признать ее материнство в отношении ребенка и отцовство П. в отношении этого ребенка. Между тем, из материалов дела усматривается, что К. и П. обращались с письменными заявлениями в … отдел ЗАГС с просьбой о регистрации их общего ребенка, К. представила в орган ЗАГС справку роддома N 1 о рождении ею сына. В судебном заседании П. отцовство в отношении ребенка К. не оспаривал.

Таким образом, спора о праве гражданском не имелось, а возник спор между К. и органом ЗАГС о возможности регистрации акта о рождении ребенка при отсутствии у матери документа, удостоверяющего личность. Это публично-правовой спор, который подлежит рассмотрению в порядке главы 25 ГПК РФ.

Для правильного определения вида судопроизводства следует четко устанавливать сущность требований заявителя и при необходимости предлагать заявителю уточнить требования.

Приведу пример, как от правильного определения сущности требований зависит правильность принятого судом решения.

В. обратилась с заявлением об оспаривании действий (бездействия) главы администрации … сельского Совета Грязинского района Липецкой области, указывая, что неоднократно обращалась с заявлением о вынесении постановления о выделении ей в собственность земельного участка, однако в этом ей было отказано. В. просила обязать главу … сельской администрации выдать ей постановление о закреплении за ней в собственность земельного участка площадью 0,39 га, расположенного по указанному заявительницей адресу по фактическому пользованию.

В данном случае необходимо было предположить, что имеет место спор с администрацией сельского Совета о праве В. на получение в собственность конкретного земельного участка. Следовало уточнить, имел ли место отказ администрации в предоставлении В. земельного участка, или ее заявление не было рассмотрено по существу. Если заявление о предоставлении земельного участка не было рассмотрено по существу, следовательно, спор о праве еще не возник, поэтому суд должен был обсуждать вопрос о бездействии администрации по рассмотрению заявления. В том случае, если администрация отказала В. в предоставлении земельного участка, значит, имеет место спор о праве на получение земельного участка, который должен рассматриваться в исковом порядке.

По данному делу установлено, что В. неоднократно обращалась к главе администрации … сельсовета с заявлением «о закреплении земельного участка по фактическому пользованию», однако глава органа местного самоуправления в установленный законом двухнедельный срок не разрешил заявление по существу, «допустив нарушение прав заявительницы путем бездействия». Сославшись на ст. 258 ГПК РФ, суд пришел к выводу о необходимости возложения на главу сельской администрации обязанности принять решение в соответствующей процессуальной форме по заявлению В. Такое решение является правильным.

В порядке искового производства должны разрешаться дела, хотя и вытекающие из публичных правоотношений, но рассмотрение которых по существу требует решения спора о праве других лиц.

Так, … районный суд Липецкой области неправильно принял к рассмотрению в порядке главы 25 ГПК РФ заявление И. об оспаривании действий ПВС УВД Липецкой области по регистрации В. и об аннулировании его регистрации, поскольку из заявления усматривалось, что оспаривается приобретение В. права пользования жилым помещением. Суд при принятии заявления должен был усмотреть спор о праве лица, не являющегося стороной по делу, и в соответствии с п. 3 ст. 247 ГПК РФ разъяснить заявителю необходимость оформления искового заявления. Однако суд начал рассмотрение заявления в порядке главы 25 ГПК РФ, в последующем от И. поступило исковое заявление к В. о признании не приобретшим право пользования жилым помещение. В дальнейшем суд правильно рассматривал дело в исковом порядке.

В порядке главы 25 ГПК РФ … районный суд Липецкой области удовлетворил жалобу Ф. на действия администрации … сельского Совета … района и признал недействительным распоряжение главы администрации от 20 мая 2004 года об утверждении границ межевания земельного участка У. Вместе с тем, У. к участию в деле не привлекалась.

… районный суд Липецкой области в порядке производства по делам, возникающим из публичных правоотношений, рассмотрел жалобу Е. на постановление главы администрации … района Липецкой области о выделении земельного участка С. и признал это постановление недействительным. С. был привлечен судом к участию в деле в качестве заинтересованного лица.

Такие примеры многочисленны. Все эти дела должны рассматриваться в порядке искового производства, поскольку имеется спор между физическими лицами о праве на земельный участок, о размере земельного участка, при этом все лица, претендующие на спорное право, должны привлекаться к участию в деле.

Зачем определять место жительства ребёнка с одним из родителей, если спора и так нет?

При расторжении брака родителей, имеющих несовершеннолетних детей, обязательна судебная процедура. И один из вопросов на которые должен ответить в решении судья, это вопрос, с кем после развода будут жить дети. Если спора по этому вопросу нет, то в решение суда, скорее всего, так и перекочует: «спора о месте жительства ребёнка нет». Или могут добавить: «Ребёнок живёт с матерью», или как-то подобным образом.

С 2015 года мировые судьи не обязаны выносить полное, мотивированное решение суда, и могут ограничиться лишь вынесением резулятивной части решения. Тогда и этого факта в решении суда отражено не будет, будет просто написано само решение: брак расторгнуть.

Таким образом, при расторжении брака, если спор о месте жительства ребёнка не был заявлен, то, даже если этот факт (ребёнок живёт с одним из родителей) отражён в решении суда, тем не менее, никакой юридической силы установление этого факта для дальнейшей жизни не несёт.

Если между родителями брака и не было, то вообще нигде не будет зафиксировано, где и как живёт ребёнок после расставания родителей.

Родители могут заключить между собой соглашение о месте жительства ребёнка (и, возможно, о порядке осуществления отдельно проживающим родителем, своих прав и обязанностей).

Два слова о форме такого договора. Для соглашения о месте жительства ребёнка законодатель не предусматривает какой-то обязательной формы. Это значит, что оно, теоретически, может быть и устным. Но нужно понимать, что без какой-то фиксации этого соглашения на бумаге, или в какой-то другой материальной форме, оспорить наличие такого соглашения можно просто высказавшись о том, что его, мол, не было. Или его условия могли быть другими. Поэтому, довольно странно слышать от некоторых родителей в таком случае, что они, мол, «устно договорились». Да, это прекрасно, но такое соглашение прекрасно действует до того момента, пока оно всех устраивает, и немедленно пропадает, как только находится сторона, которую прежний порядок перестаёт устраивать. Поэтому, я рекомендую заключать соглашения о месте жительства ребёнка всё-таки в письменной форме. Можно, но не обязательно, нотариально заверенной.

Соглашение о порядке осуществления родительских прав родителя, проживающего отдельно, может быть только письменным (в том числе и нотариальным). Достаточно описать порядок участия отдельно проживающего отца в жизни ребёнка, подписать обоим родителям — и это уже документ. Не стоит тащить никого к нотариусу, достаточно это сделать дома. Нотариус, разумеется, изложит этот документа в более юридически грамотном виде, с учётом «птичьего языка» юристов. Но если между вами нет недопонимания, что такое «мать передаёт сына отцу у него дома по чётным неделям в понедельник и среду после школы» (у кого дома? у сына? у отца? чётные в году? в месяце? после какой школы? а после музыкальной?), можете писать это на бумаге, и спокойно исполнять, не привлекая нотариуса. В суде такой документ также будет принят и рассмотрен. Переживаете? Идите к нотариусу.

Соглашение об уплате алиментов может быть только заверенным нотариально. Все обещания на бумаге или без неё — юридически ничтожны, потому, что нотариальная форма такого соглашения предусмотрена законом.

Но возвращаемся к вопросу об определении места жительства с одним из родителей. Итак, у вас есть соглашение о том, где будет жить ребёнок, и оно, будем надеяться, письменное.

При таких обстоятельствах вы, как родитель проживающий с ребёнком, минимально защищены от произвола со стороны другого родителя. Произвола, прежде всего, заключающегося в том, что второй родитель может, в принципе, в любое время забрать ребёнка жить к себе и не исполнять это соглашение, даже, если оно есть.

В таком случае, а также, если никакого соглашения о месте жительства у вас нет, вам придётся действовать через суд.

Если соглашение у вас есть, но оно не соблюдается (ребёнка забрали вопреки нему), то необходимо подать иск о передаче ребёнка. Если соглашения нет, помимо иска о передаче ребёнка нужно ещё и определить его, ребёнка, место жительства с тем родителем, который на это претендует.

Даже если в настоящий момент спора об этом нет никакого, я всё же рекомендую определять место жительства ребёнка с кем-то из родителей, через суд. Почему?

Родитель, проживающий отдельно от ребёнка имеет не все родительские права, а лишь: право на общение с ребёнком, право на участие в его воспитании, и решение вопросов получения ребёнком образования (разумеется, последние два — с участием «первого» родителя). Ни права «забрать ребёнка когда хочу», ни права требовать, чтобы первый родитель никуда не переезжал, или «согласовывать няню» — ничего подобного в законе нет.

Это может быть прописано в соглашении о порядке осуществления родительских прав родителем, проживающим отдельно, а может и не быть прописано, и тогда — ничем не защищается. Законом, во всяком случае.

Поэтому, родитель, с которым определено место жительства ребёнка, в сущности, определяет жизнь этого ребёнка, «делясь» с другим родителем лишь частью прав. В европейском праве это (почти это) называется «правом полной опеки над ребёнком», или подобным термином, и означает, что «первый» родитель, в сущности, несёт за ребёнка всю ответственность, а «другой» родитель — обязан содержать ребёнка (в своей части, алиментами), и имеет право с ним видеться.

Это не столь часто распространённая в мире юридическая конструкция, всё-таки чаще «родительская опека» бывает распределённой между родителями по иному принципу, а то и совместной. В США не редкость решения суда, когда ребёнок живёт неделю с мамой, неделю — с папой. В России, конечно, такие решения — эксклюзив. Скажем прямо, за 15 лет практики о таких только слышал, но даже и не читал.

Но, определяя место жительства с одним из родителей в России, мы, таким образом, в сущности, наделяем его правами «почти полной опеки» над ребёнком, позволяем лишь советоваться, в сущности, со вторым родителем, о жизни ребёнка. Это, конечно, не лишение родительских прав, но серьёзная их регламентация и «упорядочивание» (чтобы не сказать, ограничение).

Второй важный момент заключается в том, что именно родитель, место жительство с которым определено судом может требовать возврата ребёнка себе, в том числе, из-за границы, в первую очередь, из стран, с которыми у нас на взаимной основе действует Конвенция о похищении детей.

Широко распространена также практика принудительного исполнения решения суда об определении места жительства детей с одним из родителей, даже если в этом решении нет прямого указания (хотя именно этого требует Верховный суд от нижестоящих судов: прямо писать «передать ребёнка») на необходимость отобрания ребёнка у одного из родителей и передаче другому. В подобных случаях судебные приставы или обязывают родителя «передать» ребёнка, или обращаются в суд за разъяснением исполнительного документа, и суды достаточно часто «разъясняют», что определение места жительства ребёнка — это отобрать от одного родителя, и передать в дом другого.

Во всяком случае, эти процедуры значительно быстрее, чем «новый» иск о месте жительства ребёнка и его передаче.

Вышесказанное также относится и к случаям, когда место жительства ребёнка определено до вступления в силу решения суда по рассматриваемому иску путём принятия определения суда об обеспечительных мерах, или на стадии предварительного судебного заседания.

* * *

Определив место жительства ребёнка с одним из родителей, надо задуматься и о порядке общения с ним второго родителя. Я также рекомендую делать это через суд.