Что относится к объектам гражданских прав?

Статья 128 ГК РФ. Объекты гражданских прав

Новая редакция Ст. 128 ГК РФ

К объектам гражданских прав относятся вещи (включая наличные деньги и документарные ценные бумаги), иное имущество, в том числе имущественные права (включая безналичные денежные средства, бездокументарные ценные бумаги, цифровые права); результаты работ и оказание услуг; охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (интеллектуальная собственность); нематериальные блага.

Комментарий к Ст. 128 ГК РФ

1. Комментируемая статья содержит закрытый перечень материальных благ, относящихся к объектам гражданских прав и обязанностей:

— вещи (ст. ст. 130 — 136, 140, 141 гл. 7 ГК РФ);

— иное имущество; — работы и услуги;

— информация (ст. 139 ГК РФ);

— охраняемые результаты интеллектуальной деятельности и приравненные к ним средства индивидуализации (ст. 138 ГК РФ);

— нематериальные блага (гл. 8 ГК РФ).

2. Наиболее распространенный и значимый объект гражданского права — вещи. Следует иметь в виду, что вещь в гражданском праве — это юридическое понятие, не всегда соответствующее предмету материального мира. Например, некоторые материальные объекты (космические тела, планеты и т.д.) не являются вещами в правовом значении этого понятия. И напротив, бездокументарная ценная бумага, не имеющая материального выражения, в силу закона признается вещью и т.д. К вещам также относят и такие объекты, как электроэнергия, газ и иные, подобные им.

Наука.

Вещи в гражданском праве — предметы окружающей действительности, способные удовлетворять потребности субъектов гражданских правоотношений, контролироваться (управляться) ими и быть в их обладании.

А.А.Евстифеев

Наука.

Под вещами понимаются предметы, имеющие материально-телесную субстанцию: тела в твердом, жидком и газообразном состоянии. Это — объекты живой и неживой природы. При этом имеется в виду, что такие вещи освоены и доступны человеку и обществу и потому могут быть объектами гражданских прав физических и юридических лиц, Российской Федерации, субъектов РФ и муниципальных образований. По мере развития науки и техники число таких объектов гражданских прав постоянно возрастает.

В.П.Мозолин

3. Гражданское право позволяет классифицировать вещи на следующие группы:

а) вещи движимые и недвижимые;

б) средства производства и предметы потребления;

в) вещи потребляемые и непотребляемые;

г) вещи делимые и неделимые;

д) вещи индивидуально-определенные и родовые;

е) главная вещь и принадлежность;

ж) плоды, продукция и доходы;

з) вещи одушевленные и неодушевленные и т.д.

В основу приведенной классификации положены не только физические свойства объектов материального мира, но и их назначение, различие правовых режимов и ряд иных особенностей, имеющих юридическое значение.

Наука.

Основное назначение вещей состоит в удовлетворении конкретных потребностей людей и общества. Особую категорию вещей в гражданском праве составляют деньги и ценные бумаги как инструменты закрепленных в них прав. Они выполняют своего рода посреднические функции, обеспечивая доступ к конкретным материальным ценностям, непосредственно служащим удовлетворению потребностей людей и общества в питании, жилье, одежде, транспорте, в организации и ведении производства и т.д.

В.П.Мозолин

4. Комментируемая статья предусматривает в качестве объекта гражданских прав имущество. К имуществу следует относить совокупность вещей и имущественных прав (см., напр., ст. ст. 24, 209 ГК РФ).

Судебная практика.

Предметом спора между истцом и ответчиком является программа как доводимая до зрителей (слушателей) информация о времени выхода в эфир скомпонованных определенным образом теле- и радиопередач. Такая информация, опубликованная ранее в другой газете, стала общедоступной, и, кроме того, изложенная в обычной (неоригинальной) форме, она не образует самостоятельного произведения (информационное письмо Президиума ВАС РФ от 28.09.1999 N 47).

Другой комментарий к Ст. 128 Гражданского кодекса Российской Федерации

Под вещами понимаются созданные как человеком, так и природой объекты материального мира, удовлетворяющие определенные человеческие потребности. Особой разновидностью вещей являются деньги (см. комментарий к ст. 140) и ценные бумаги (см. комментарии к гл. 7).

Под имущественными правами, о которых говорится в комментируемой статье, понимаются права требования (вытекающие из членства в хозяйственных обществах и товариществах, производственных кооперативах, биржевых сделок, ценных бумаг и т.д.).

Различие между работами и услугами как объектами гражданских прав заключается в том, что в первом случае результатом совершаемых действий является создание какого-либо овеществленного результата (например, постройка дома по договору подряда), тогда как при оказании услуги такого результата может и не быть (например, оказание консультационной услуги). Услуги могут разделяться на фактические (перевозка), юридические (совершение сделок по договору комиссии), комплексные, т.е. включающие юридические и фактические действия (договор транспортной экспедиции). Работы и услуги являются объектами обязательственных отношений, опосредующих имущественные отношения в динамике.

Выделение информации как самостоятельного объекта гражданского права обусловлено не только ее государственной значимостью, коммерческой ценностью и оборотом, но и необходимостью ее защиты как нематериального, свободно распространяемого и легкодоступного блага, необходимого человеку в его жизни и деятельности. В связи с этим под информацией как объектом гражданско-правового регулирования следует понимать любые знания, сведения или данные о чем-либо или о ком-либо, которые объективно существуют, хранятся и передаются (см. комментарий к ст. 139).

Договор проката (образец)

Договор проката

г. ______________ «___» ___________ 20__г.

________________________________________________________________________,

(наименование и адрес организации)

именуем __ в дальнейшем «Арендодатель», в лице _________________________,

(должность, Ф.И.О.)

действующего на основании ______________________________________________,

(устава, положения, доверенности)

с одной стороны, и _____________________________________________________,

(Ф.И.О)

именуем __ в дальнейшем «Арендатор», проживающий по адресу:

________________________________________________________________________,

с другой стороны, заключили настоящий договор о нижеследующем:

1. Предмет договора

1.1. Арендодатель передает, а Арендатор принимает во временное

владение и пользование ____________________________ (наименование

имущества, его модель, серия, инвентарный номер, другие характеристики,

позволяющие идентифицировать имущество).

1.2. Степень износа ______________________ (наименование имущества)

составляет ________ %.

1.3. Стоимость __________________________ (наименование имущества)

на день передачи Арендатору составляет _________ рублей.

2. Срок действия договора

2.1. Настоящий договор заключен на срок ________________ (не более

одного года), с «__»_______ 20_ г. по «__»______ 20_ г.

2.2. Если по истечении срока действия договора вытекающие из него

обязательства стороны договора не будут исполнены, то другая сторона

сохраняет право требовать исполнения соответствующих обязательств и

применения мер имущественной ответственности в соответствии с настоящим

договором.

3. Арендная плата

3.1. Плата за один день пользования ____________________

(наименование имущества) составляет _____________________________ рублей.

Плата за один месяц пользования ______________________ (наименование

имущества) составляет ___________________________________________ рублей.

Общая сумма арендной платы, подлежащая оплате Арендатором,

составляет _________________________________ рублей.

3.2. Арендатор вносит арендную плату __________________

(единовременно, ежемесячно).

Форма внесения арендной платы: _______________________ (наличными

деньгами, путем безналичных расчетов).

3.3. При ежемесячном внесении арендной платы Арендатор, получая

___________________ (наименование имущества), вносит сумму в размере

арендной платы за один месяц. В последующие периоды арендная плата

вносится не позднее ____ числа следующего месяца.

В случае, если Арендатор пользовался __________________

(наименование имущества) неполный календарный месяц, то арендная плата за

такой период определяется исходя из ставки, установленной в п.3.1

настоящего договора, за соответствующее количество дней.

3.4. В случае досрочного возврата _______________________

(наименование имущества) излишне внесенная арендная плата подлежит

возврату Арендатору.

4. Права и обязанности сторон

4.1. Арендодатель вправе:

— досрочно расторгнуть настоящий договор в случае просрочки внесения

Арендатором арендной платы в течение __________ со дня наступления срока

платежа;

— взыскать с Арендатора задолженность по арендной плате в бесспорном

порядке на основании исполнительной надписи нотариуса.

4.2. Арендодатель обязан:

— ознакомить Арендатора с правилами эксплуатации ______

(наименование имущества) или снабдить его инструкциями по эксплуатации,

техническим паспортом и другими необходимыми документами;

— предоставить Арендатору _______________ (наименование имущества) в

рабочем состоянии, в присутствии Арендатора проверить исправность

___________ (наименование имущества);

— безвозмездно устранить обнаруженные Арендатором недостатки

______________ (наименование имущества) или заменить предмет проката на

аналогичный, находящийся в исправном состоянии;

— производить своими силами или за свой счет капитальный и текущий

ремонт _______________ (наименование имущества).

4.3. Арендатор вправе:

— требовать от Арендодателя устранения обнаруженных недостатков

__________________ (наименование имущества) или замены его на

аналогичное, находящееся в исправном состоянии, при условии надлежащего

выполнения правил эксплуатации и содержания предмета проката;

— отказаться от договора проката в любое время, письменно

предупредив об этом Арендодателя не позднее чем за _____ дней.

4.4. Арендатор обязан:

— использовать _______________ (наименование имущества) в точном

соответствии с его назначением и исключительно в потребительских целях;

сдача предмета проката в субаренду, передача прав и обязанностей по

настоящему договору третьим лицам, предоставление предмета проката в

безвозмездное пользование, залог арендных прав, их внесение в качестве

имущественного вклада или паевого взноса не допускаются;

— своевременно вносить арендную плату;

— в случае, если недостатки _______________ (наименование имущества)

явились следствием нарушения Арендатором правил его эксплуатации,

оплачивать Арендодателю стоимость ремонта предмета проката и

произведенные им транспортные расходы;

— возвратить ________________ (наименование имущества) в комплектном

и пригодном для дальнейшей эксплуатации состоянии с учетом нормального

износа по истечении срока действия настоящего договора или при досрочном

его расторжении.

5. Ответственность сторон

5.1. За просрочку внесения арендной платы Арендатор уплачивает

Арендодателю пени в размере ___% не уплаченной в срок суммы за каждый

день просрочки.

5.2. При возврате _____________ (наименование имущества) в

неисправном состоянии или некомплектным в результате нарушения

Арендатором правил его эксплуатации или содержания, а равно нарушения

правил второго абзаца п.4.4 настоящего договора, Арендатор уплачивает

Арендодателю штраф в размере ___% от стоимости предмета проката и

возмещает Арендодателю прямой ущерб, вызванный ухудшением его качества.

5.3. В случае отказа возвратить ____________ (наименование

имущества) Арендатор обязан возместить Арендодателю его стоимость в

________ кратном размере. При невозврате предмета проката в течение

_________________ после окончания срока действия настоящего договора либо

при наличии заявления Арендатора об утрате предмета проката Арендодатель

вправе в судебном порядке взыскать с Арендатора сумму, указанную в

настоящем пункте.

6. Разрешение споров

6.1. Споры и разногласия, которые могут возникнуть при исполнении

настоящего договора, будут по возможности разрешаться путем переговоров

между сторонами.

6.2. В случае невозможности разрешения споров путем переговоров

стороны передают их на рассмотрение в суд ________ (указать место

нахождения суда).

7. Адреса и банковские реквизиты сторон

Арендодатель: ______________________________________________________

Арендатор: _________________________________________________________

Настоящий договор составлен в двух экземплярах на русском языке. Оба

экземпляра идентичны и имеют одинаковую силу. У каждой из сторон

находится один экземпляр настоящего договора.

Подписи сторон:

Арендодатель _________________________________ М.П.

Арендатор ____________________________________ М.П.

Арест неподлежащего взысканию имущества: позиция Президиума ВАС РФ

На данный момент в Федеральном законе от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве» (далее – Закон) отсутствует четкая классификация видов ареста, которые могут налагаться на имущество должника в рамках исполнительного производства, а также целей, для достижения которых это может происходить. В связи с этим зачастую суды должны в ходе рассмотрения соответствующих споров определять, какой именно вид ареста был применен. Был ли он направлен на взыскание имущества, либо выступал лишь как мера обеспечения исполнительного документа или стимулирования должника к исполнению своих обязательств. На практике регулярно возникают споры о том, может ли в упомянутых целях быть арестовано имущество должника, которое не подлежит взысканию в соответствии со ст. 79 Закона и ст. 446 ГПК РФ.

27 марта текущего года на официальном сайте ВАС РФ было опубликовано Постановление Президиума ВАС РФ от 19 ноября 2013 г. № 6065/13 по делу № А43-17970/2012, которое вносит некоторую ясность в данную ситуацию. В документе дается правовая оценка действиям судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на предметы обычной домашней обстановки и обихода, принадлежащие индивидуальному предпринимателю, имеющему задолженность по налоговым платежам. По мнению Президиума ВАС РФ, Закон не предусматривает права судебного пристава-исполнителя накладывать арест на такое имущество с целью обеспечения исполнительного документа или стимулирования должника к выплате задолженности.

Ниже рассмотрены позиции судов первой апелляционной и кассационной инстанции, ВАС РФ и Президиума ВАС РФ по данному делу, а также судебная практика разрешения аналогичных дел другими арбитражными судами и судами общей юрисдикции.

Фабула дела

Инспекцией ФНС России вынесено решение о взыскании с индивидуального предпринимателя налоговой задолженности. Соответствующее постановление направлено для принудительного исполнения в территориальный орган ФССП России. Судебным приставом-исполнителем вынесено постановление о возбуждении исполнительного производства.

Ввиду неисполнения требования о добровольном погашении задолженности и отсутствием имущества, на которое может быть обращено взыскание, судебным приставом-исполнителем составлен акт о наложении ареста (описи имущества) на телевизор, телефон, стиральную машину, кухонный гарнитур. Имущество оставлено на хранение у должника с указанием на возможность пользования им.

Индивидуальный предприниматель обратился в арбитражный суд с заявлением о признании действий судебного пристава- исполнителя по наложению ареста на спорное имущество незаконными, ссылаясь на нарушение требований ч. 1 ст. 79 Закона и ст. 446 ГПК РФ.

Первая инстанция, апелляция и кассация

В рассматриваемой ситуации суды не нашли нарушений норм действующего законодательства, которые бы существенным образом повлияли на права и законные интересы заявителя. Согласно позиции судов, в соответствии с п. 1 ст. 12 Федерального закона от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах» в обязанности судебного пристава-исполнителя входит принятие мер по своевременному, полному и правильному исполнению исполнительных документов. Для этих целей ему предоставлено, в частности, право арестовывать, изымать, передавать на хранение и реализовывать арестованное имущество.

В соответствии с ч. 1 ст. 68 Закона мерами принудительного исполнения являются действия, указанные в исполнительном документе, или действия, совершаемые судебным приставом-исполнителем в целях получения с должника имущества, в том числе денежных средств, подлежащего взысканию по исполнительному документу. Перечень мер принудительного взыскания предусмотрен ч. 3 ст. 68 Закона.

Судебный пристав-исполнитель в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях, вправе наложить арест на имущество должника. Он может это сделать и в течение срока, установленного для добровольного исполнения должником содержащихся в исполнительном документе требований (ч. 1 ст. 80 Закона). Арест имущества должника включает в себя запрет распоряжаться имуществом, а при необходимости – ограничение права пользования имуществом или изъятие имущества (ч. 4 ст. 80 Закона).

При этом довод предпринимателя о том, что арест на имущество в нарушение ст. 79 Закона и ст. 446 ГПК РФ произведен на предметы домашней обстановки, судами отклонен. Так, согласно их позиции, указанные нормы регулируют вопросы, связанные с применением такой меры принудительного исполнения как обращение взыскания на имущество должника (п. 1 ч. 3 ст. 68 Закона) и на спорные правоотношения не распространяются.

По мнению судов, судебным приставом-исполнителем применена иная мера принудительного исполнения – наложение ареста на имущество должника (п. 5 ч. 3 ст. 68 Закона) в виде запрета распоряжаться этим имуществом. По мнению всех трех инстанций, в рассматриваемом случае спорные действия не относятся к числу исполнительных действий, связанных с обращением взыскания на имущества. Кроме того, ограничений права пользования имуществом не вводилось, его изъятие не производилось, арестованное имущество оставлено на хранение предпринимателю с правом пользования.

При таких обстоятельствах суды пришли к выводу о том, что оспариваемое действие судебного пристава-исполнителя по наложению ареста на имущество предпринимателя соответствует требованиям законодательства и не нарушает его прав и законных интересов в сфере предпринимательской и иной экономической деятельности. В связи с этим в удовлетворении заявленного требования отказано.

Мотивация передачи дела в Президиум ВАС РФ

В первую очередь, передавая дело в Президиум (Определение ВАС РФ от 16 августа 2013 г. № ВАС-6065/13 по делу № А43-17970/2012), ВАС РФ отметил, что судами при принятии судебных актов не было учтено, что законодательство об исполнительном производстве различает два вида ареста:

  • арест как самостоятельная мера принудительного исполнения, применяемая исключительно во исполнение судебного акта об аресте имущества (п. 5 ч. 3 ст. 68 Закона);
  • арест, накладываемый на имущество должника в целях обеспечения исполнительного документа, содержащего требования об имущественных взысканиях (ст. 80 Закона).

При этом ВАС РФ отметил, что ч. 3 ст. 80 Закона содержит закрытый перечень случаев применения ареста на имущество должника:

  • для обеспечения сохранности имущества, которое подлежит передаче взыскателю или реализации;
  • при исполнении судебного акта о конфискации имущества;
  • при исполнении судебного акта о наложении ареста на имущество, принадлежащее должнику и находящееся у него или у третьих лиц.

Из этого ВАС РФ делает вывод: арест имущества должника и обращение взыскания на него представляют собой последовательные этапы процедуры, направленной на реализацию имущества с целью максимально полного восстановления имущественной сферы взыскателя.

Позиция Президиума ВАС РФ

Рассматривая дело, Президиум ВАС РФ отметил, что суды, ссылаясь на применение судебным приставом-исполнителем ареста, как самостоятельной меры принудительного исполнения (п. 5 ч. 3 ст. 68 Закона), не направленной при этом на взыскание имущества, не учли, что это возможно исключительно во исполнение судебного акта об аресте имущества. При отсутствии такого акта, принимаемого судом в качестве обеспечительной меры, вывод судов о применении в рассматриваемом споре указанных положений Закона является неверным.

В связи с этим, Президиум ВАС РФ также подчеркнул, что ч. 3 ст. 80 Закона установлен закрытый перечень оснований наложения ареста на имущество должника. При этом из приведенных положений Закона, согласно его позиции, не следует возможность наложения ареста на предметы домашней обстановки и обихода с целью стимулирования должника к исполнению исполнительного документа о взыскании обязательных налоговых платежей за счет имущества налогоплательщика.

«Арест, накладываемый на имущество должника в целях обеспечения исполнительного документа, содержащего требование о взыскании денежных средств, представляет собой начальный этап осуществления взыскания», – отметил Президиум ВАС РФ.

При этом, по мнению Президиума ВАС РФ, действия судебного пристава-исполнителя в рассматриваемой ситуации относятся к числу исполнительных действий, связанных с обращением взыскания на имущество, поскольку постановление о возбуждении исполнительного производства было вынесено на основании исполнительного документа – постановления налоговой инспекции о взыскании налоговой задолженности.

Вместе с тем, в ст. 4 Закона закреплен базовый принцип неприкосновенности минимума имущества, необходимого для существования должника-гражданина и членов его семьи, который реализуется, в том числе в ст. 446 ГПК РФ. При таких обстоятельствах Президиум ВАС РФ пришел к выводу о том, что оспариваемые судебные акты подлежат отмене. Также постановление содержит указание на возможность пересмотра судебных актов по делам со схожими фактическими обстоятельствами, если они расходятся в толковании соответствующих норм права с рассматриваемым Постановлением Президиума ВАС РФ.

Практика рассмотрения аналогичных дел арбитражными судами

Ранее Постановлением Президиума ВАС РФ от 28 октября 2010 г. № 7300/10 по делу № А51-18120/2009 арбитражным судам уже давалось разъяснение о применении различных видов ареста в рамках закона об исполнительном производстве. Однако документом не затрагивался непосредственно вопрос о наложении ареста на имущество, не подлежащее взысканию. Дело, непосредственно связанное с имуществом гражданина, не подлежащим взысканию, однажды рассматривалось ВАС РФ. Однако оно не было передано в Президиум, так как в предмет по данному делу не входили требования о признании незаконным постановления судебного пристава-исполнителя и его действий по реализации имущества, на которое не могло быть обращено взыскание (Определение ВАС РФ от 22 сентября 2010 г. № ВАС-12111/10 по делу № А17-8628/2009).

Арбитражные суды, рассматривая соответствующие дела, в основном придерживаются мнения, что арест имущества, указанного в ст. 446 ГК РФ, является правомерным, если он не направлен на взыскание данного имущества, оно не изымается, право пользования им не ограничивается (см. постановление ФАС Волго-Вятского округа от 11 ноября 2010 г. по делу № А17-2052/2010; постановление ФАС Волго-Вятского округа от 21 июня 2010 г. по делу № А17-8628/2009, постановление ФАС Восточно-Сибирского округа от 22 ноября 2011 г. по делу № А78-3903/2011).

В частности отмечается, что понятие обращения взыскания на имущество отличается от понятия наложения ареста на имущество. Наложение ареста на имущество не предполагает реализацию этого имущества и, соответственно, нормы ст. 79 Закона и ст. 446 ГПК РФ в данном случае неприменимы. Таким образом, наложение ареста на имущество должника по исполнительному производству является обеспечительной мерой, которая направлена на сохранность имущества (ограничение права распоряжения им) и не может рассматриваться как мера принудительного исполнения (см. постановление Второго арбитражного апелляционного суда от 22 апреля 2010 г. по делу № А17-8628/2009; постановление Одиннадцатого арбитражного апелляционного суда от 28 сентября 2010 г. по делу № А49-4728/2010).

Однако встречается и противоположная позиция (см. постановление ФАС Северо-Кавказского округа от 8 июня 2012 г. по делу № А53-18843/2011). Так, в данном деле, согласно заявлению территориального органа ФССП России, имущество было арестовано с целью обеспечения исполнения требований исполнительного документа и без цели обращения взыскания на него.

Тем не менее, суд отметил, что судебный пристав-исполнитель действительно имеет право согласно положениям ч. 1 ст. 80 Закона в целях обеспечения исполнения исполнительного документа, содержащего требования об имущественном взыскании, наложить арест на имущество должника. Однако происходить это может в случаях, установленных ч. 3 ст. 80 Закона.
Как отметил в данном случае суд, по смыслу указанных правовых норм, наложение ареста на имущество для обеспечения сохранности предполагает его последующую передачу взыскателю или реализацию. В соответствии с ч. 1 ст. 79 Закона взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику-гражданину на праве собственности имущество, перечень которого установлен ст. 446 ГПК РФ.

Практика рассмотрения аналогичных дел судами общей юрисдикции

Сходная ситуация наблюдается и при рассмотрении подобных дел судами общей юрисдикции. Как правило, суды отмечают, что судебным приставом-исполнителем совершены исполнительные действия по аресту имущества должника, которые не нарушают прав должника по владению и пользованию жилым помещением, а выступают своего рода обеспечительной мерой, гарантирующей возможность исполнения исполнительных документов. Также учитывается, что обращение взыскания на арестованное имущество судебным приставом-исполнителем не производилось.

Кроме того, по мнению судов, из смысла и содержания ст. 69 и ст. 80 Закона следует, что арест имущества, как мера обеспечения исполнения исполнительного документа, не является частью обращения взыскания на имущество и обеспечивает исполнение решения суда о взыскании денежных средств на всем протяжении исполнительного производства (см. Апелляционное определение Ростовского областного суда от 23 декабря 2013 г. по делу № 33-15187/2013; Апелляционное определение Ростовского областного суда от 24 мая 2012 г. по делу № 33-5635; Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 20 июня 2013 г. по делу № 33-7178/2013; Апелляционное определение Верховного суда Республики Татарстан от 20 сентября 2012 г. по делу № 33-9475/2012; Определение Свердловского областного суда от 16 октября 2012 г. по делу № 33-12253/2012).

Согласно другой позиции, запрет на распоряжение имуществом является одной из частей такой меры обеспечения исполнения решения суда, как арест, который применяется для обеспечения сохранности имущества, подлежащего передаче взыскателю или реализации. Однако, в силу ч. 1 ст. 79 Закона, взыскание не может быть обращено на принадлежащее должнику-гражданину на праве собственности имущество, перечень которого установлен ст. 446 ГПК РФ. С учетом этого, указанный запрет лишен практической значимости, поскольку не может привести к исполнению решения суда (см. Апелляционное определение Московского городского суда от 2 декабря 2013 г. по делу № 11-39357/2013).

Таким образом, большинство судов толкуют ч. 1 ст. 80 Закона, устанавливающую возможность применения ареста для обеспечения исполнения исполнительного документа, в отрыве от ч. 3 ст. 80 Закона, содержащей закрытый перечень случаев, когда может налагаться арест. Аналогичным образом в юридической литературе ряд авторов считают, что ч. 1 ст. 80 Закона позволяет расширять установленный в ч. 3 ст. 80 Закона перечень целей, для достижения которых судебный пристав-исполнитель может накладывать арест1. Другие же авторы, напротив, считают, что ч. 1 ст. 80 Закона необходимо применять руководствуясь закрытым перечнем, установленным в ч. 3 ст. 80 Закона2. В настоящий момент практика рассмотрения дел, связанных с наложением ареста на имущество, указанное в ст. 446 ГПК РФ, расходится с приведенной выше позицией Президиума ВАС РФ. Вероятно, в дальнейшем она пойдет по пути признания ареста такого имущества незаконным, независимо от того, было ли целью ареста взыскание данного имущества или обеспечение исполнительного документа (стимулирование должника к исполнению своих обязанностей).

Документы по теме:

  • Постановление Президиума ВАС РФ от 19 ноября 2013 г. № 6065/13 по делу № А43-17970/2012
  • Постановление Президиума ВАС РФ от 28 октября 2010 г. № 7300/10 по делу № А51-18120/2009
  • Определение ВАС РФ от 16 августа 2013 г. № ВАС-6065/13 по делу № А43-17970/2012
  • Федеральный закон от 2 октября 2007 г. № 229-ФЗ «Об исполнительном производстве»
  • Федеральный закон от 21 июля 1997 г. № 118-ФЗ «О судебных приставах»
  • Гражданский процессуальный кодекс Российской Федерации
  • Арбитражный процессуальный кодекс Российской Федерации

История возникновения и развития презумпции невиновности

Презумпция невиновности имеет многовековую историю. Формулировка презумпции невиновности берет свое начало в известной ещё римскому праву «презумпции добропорядочности» (praesumptio boni viri), которая применялась при разбирательстве имущественных споров. В III в. н.э. римский юрист Павел сформулировал правило: ei incurnbit probatio, qui dicit, non qui lie-gat — доказывать обязан тот, кто утверждает, а не тот, кто отрицает. В дальнейшем презумпция добропорядочности в уголовно-процессуальном значении трансформировалась в презумпцию невиновности.

Как общественно-политическая идея презумпция невиновности зародилась незадолго до Великой Французской революции XVIII в. и пришла в уголовный процесс из политики.

Впервые в Европе данный принцип был сформулирован знаменитым итальянским исследователем проблем уголовного права и уголовного процесса Чезаре Беккариа в его книге «О преступлениях и наказаниях», в 1764 г. Поскольку «никто не может быть назван преступником, пока не вынесен обвинительный приговор, и предварительное заключение по существу есть наказание, то оно должно быть как можно менее продолжительно и как можно менее сурово», — писал Чезаре Беккариа. Беккария поместил определение понятия презумпции невиновности обвиняемого в главу «Пытка».

Беккария представил следующие суждения относительно вопросов пытки и правосудия:

  • 1. Пытка как средство отыскания и доказывания истины по уголовному делу является неэффективной и не подлежит использованию.
  • 2. Человек не может быть назван преступником до судебного приговора, а общество не имеет право лишить его своего покровительства, пока не решено, что он нарушил условия, ввиду соблюдения коих оно ему даровано. Однако только право силы позволяет судье наказывать гражданина, когда существует сомнение в его виновности или невиновности.

Данная мысль Ч. Беккария впоследствии и была провозглашена как «презумпция невиновности».

В своем изначальном виде презумпция невиновности формулировалась в виде требования, закрепленного 26 августа 1769 г. во Франции в 9-й статье «Декларации прав человека и гражданина»: «Так как каждый человек предполагается невиновным, пока его не объявят (по суду) виновным, то в случае необходимости его ареста всякая строгость, которая не является необходимой для обеспечения (за судом) его личности, должна быть строго караема законом». Это решение противостояло средневековой инквизиции с ее неограниченным сроком заключения под стражу и жестоким обращением с обвиняемыми.

Считают общепризнанным, что презумпция невиновности как принцип была впервые провозглашена в 1789 г. в «Декларации прав человека и гражданина». Но с 1791 г. по 1946 г. ни в одном нормативном правовом акте Франции презумпция невиновности обвиняемого не находила закрепления.

Более того, весь XIX в. и первая половина XX в. не были периодом окончательного нормативного закрепления презумпции невиновности обвиняемого ни в законодательстве западных государств континентальной Европы, ни в законодательстве России. Напротив, в законодательствах ряда государств, прежде всего Франции, нормативное закрепление нашла презумпция виновности. Таким образом, континентальная Европа еще не была готова к нормативному закреплению презумпции невиновности обвиняемого.

В законодательствах всех европейских государств было зафиксировано следующее положение: «Никто не может быть наказан за преступление или проступок, подлежащий судебному преследованию иначе, как по приговору надлежащего суда, вошедшему в законную силу». Это положение условно можно назвать историческим «предшественником» презумпции невиновности обвиняемого.

Лишь в 1974 г., когда Франция ратифицировала Европейскую Конвенцию о защите прав человека и основных свобод, в сферу французского уголовно-процессуального права был включен ряд принципов указанной конвенции, имеющей во Франции надзаконный характер, среди которых можно назвать презумпцию невиновности (п. 2 ст. 6 Конвенции), запрет на применение пыток и иных унижающих человеческое достоинство приемов (ст. 3 Конвенции), право на свободу (пп. 1 — 5 ст. 5 Конвенции), право на защиту (пп. 3 а, б, с, ё, е), быстроту процесса и другие.

Однако прошло еще одиннадцать лет после ратификации Францией Европейской Конвенции о защите прав человека и основных свобод, когда, наконец, под давлением общественности и с учетом критики и мнений видных ученых Франции правительство внесло в парламент законопроект с текстом презумпции невиновности обвиняемого, которая и была закреплена в законе от 1 января 1985 г.

Вторая половина XX в. — это эпоха признания презумпции невиновности в большинстве стран мира.

В России попытки нормативного закрепления презумпции невиновности обвиняемого были предприняты начиная со второй половины XVIII в. Первая попытка была предпринята российской императрицей Екатериной II в 1767 г в Наказе «Уложенной комиссии».

Российский император Александр I своим Указом от 27 сентября 1801 г. окончательно отменил пытку в России. Однако законодательная отмена пыток не нейтрализовала всех проблемных аспектов, связанных с уголовно-процессуальным доказыванием.

Вторая попытка нормативного закрепления презумпции невиновности обвиняемого была предпринята в середине XIX в. при подготовке Устава уголовного судопроизводства, утвержденного императором Александром II. Было высказано опасение, что юридически не подготовленные присяжные заседатели не поймут сложной формулы презумпции невиновности обвиняемого.

Во второй половине 40-х годов XX столетия в нашей стране (как и во всем мире) отношение к презумпции невиновности обвиняемого изменилось. Однако, в России продолжал действовать УПК РСФСР 1923 г., который не предусматривал права обвиняемого считаться невиновным, пока не будет доказана его виновность вступившим в законную силу приговором суда.

В течение 1981 — 1983 гг. указами Президиума Верховного Совета СССР и Президиумов Верховных Советов союзных республик общесоюзное, а затем и республиканское уголовное и уголовно-процессуальное законодательство было приведено в соответствие с Конституцией СССР 1977 г. В частности, в ч. 2 ст. 13 УПК РСФСР 1960 г. в редакции Указа Президиума Верховного Совета РСФСР от 8 августа 1983 г. дословно было воспроизведено правило, содержащееся в ст. 160 Конституции СССР 1977 г. и в ст. 173 Конституции РСФСР 1978 г.: «Никто не может быть признан виновным в совершении преступления, а также подвергнут уголовному наказанию иначе как по приговору суда и в соответствии с законом». В России указанная формулировка сохранила свою силу вплоть до введения в действие ныне действующего уголовно-процессуального законодательства, т.е. до 1 июля 2002 г.

Итак, презумпция невиновности является подлинно уголовно-процессуальной категорией. Изначально презумпция невиновности формулировалась в виде следующего требования, закрепленного в ст. 9 Декларации прав человека и гражданина Франции 1789 г.: «…каждый человек предполагается невиновным, пока его не объявят (по суду) виновным». С той поры презумпция невиновности прочно внедрилась в практику общественных отношений. С принятием Конституции РФ 1993 г. презумпция невиновности стала полноправным конституционным принципом российского уголовного судопроизводства.