Была ли возможность сохранить СССР?

Публиковались различные проекты Союзного договора, в которых он фигурировал то как Союз Суверенных Республик (без прибавки «Советских») («Известия», 9 марта 1991 года), Союз Суверенных Государств («Правда», 27 июня 1991 года), Союз Советских Суверенных Республик («Московские Новости», 23 июля 1991 года). Последний проект, видимо, был уступкой консервативным кругам, так как сохранял слово «Советские» и привычную аббревиатуру СССР. Но по содержанию все они были очень похожи. Признавая все основополагающие документы в области прав человека, субъекты Союза передавали в его ведение вопросы обороны, внешних сношений, финансов, общего экономического пространства, общих коммуникаций, борьбы с трансграничной преступностью и т.д. Сохранялась даже должность Президента Союза – правда, уже без тез полномочий, что у прежнего Президента СССР.

Несколько по-разному трактовались вопросы формирования высших органов власти. В одних проектах считалось, что каждое государство должно иметь совершенно равное представительство в союзном парламенте. Другие предлагали сохранить двухпалатный парламент, в нижней палате которого представительство было бы пропорциональным количеству населения (в этом случае решающее право вето на принятие общесоюзных законов оставалось бы у России, что многим не нравилось). Не всё было однозначно с формированием кабинета министров.

По ходу дела выявилась трудность с тем, что М. Шаймиев настаивал на том, что его Республика Татарстан может войти в Союз только как полноправный его член, а не в составе Российской Федерации. Тем не менее, 15 августа был опубликован, по-видимому, окончательно парафированный после консультаций в Ново-Огарёве проект Союзного договора, создававшего Союз Суверенных Советских Республик (СССР). М.С. Горбачёв, выступив по телевидению, объявил, что уже 20 августа новый договор подпишут главы России, Беларуси и Казахстана. Были расписаны и объявлены сроки подписания договора главами остальных шести республик до конца октября 1991 года.

Довольно часто встречаются ситуации, когда арендатор производит какие-либо улучшения в арендуемом помещении, а вот в договоре аренды это прописывается крайне редко. Вот и возникают потом вопросы как это учитывать. И судебные споры о том, кому это принадлежит.

Зачем различать отделимые и неотделимые улучшения

Все вопросы начинаются с того, что действующее законодательство не содержит четкой формулировки, что такое улучшения. Вроде бы и так все понятно, улучшили — значит чего-то добавили, прибили, прикрутили, повесили. Но у всех понятие об улучшениях разное. Как говорится, что одному хорошо, другому — плохо. В Постановлении Семнадцатого арбитражного апелляционного суда от 23.12. 2015 № 17АП-16095/2015-АК по делу № А60-21463/2015 указано, что улучшениями имущества являются любые его преобразования, которые не относятся ни к текущему, ни к капитальному ремонту. 📌 Реклама Отключить

Почему так важно отличать отделимые улучшения от неотделимых? Для того чтобы правильно их учесть, кроме того, чтобы иметь возможность получить возмещение от арендодателя.

Произведенные арендатором улучшения признаются отделимыми, если их можно отделить без вреда для имущества. Например, установка съемных приборов, кондиционеров, системы видеонаблюдения. В п. 1. ст. 623 ГК РФ сказано, что отделимые улучшения — это собственность арендатора, то есть по истечении срока договора аренды или при его расторжении их можно забрать. Конечно, по соглашению сторон арендатор может передать отделимые улучшения за дополнительную плату арендодателю. Если же отделимые улучшения арендатор передает арендодателю безвозмездно, то арендатор не может учесть расходы на эти улучшения при исчислении налога на прибыль и ему придется заплатить НДС с рыночной цены передаваемого имущества. Если такие улучшения арендодателю не нужны, то арендатор обязан их демонтировать и вывезти. На установку таких улучшений не надо получать согласие арендодателя.

📌 Реклама Отключить

Так как собственником отделимых улучшений является арендатор, если иное не зафиксировано в договоре, вопрос, как их учесть, возникает у него. Если срок использования улучшений более двенадцати месяцев и стоимость в налоговом учете более 100 000 руб., то это основное средство. Тогда затраты можно списать через его амортизацию. Если под основное средство улучшение не попадает, то тогда расходы можно списать единовременно.

В ГК РФ сказано, что неотделимые улучшения — это те, которые нельзя отделить без вреда для имущества. Но это не звучит конкретно, потому что невозможно определить степень вреда, возникающего при отделении. Ведь даже если снять сплит-систему со стены, в стене останутся дырки, а это — вред. Там, где в праве есть неопределенность, возникают многочисленные судебные разбирательства. Так судебная практика относит к неотделимым улучшениям следующие: 📌 Реклама Отключить

  • строительно-ремонтные работы (в том числе по перепланировке и переоборудованию) — Постановление АС СКО от 10.03.2017 по делу № А53-2371/2015;
  • ремонтно-реставрационные работы — Постановление АС МО от 30.01.2017 по делу № А40-56316/2016;
  • строительство дороги на арендованном земельном участке — Постановление АС ЗСО от 24.01.2017 по делу № А67-3230/2016;
  • переоборудование помещения, в том числе прокладка электросети, — Постановление АС СЗО от 20.12.2016 по делу № А42-7118/2015;
  • установка встроенных спит-систем и установка перегородок, жестко прикрепленных к полу и потолку нежилого помещения, — Постановление АС УО от 09.12.2016 по делу №А60-5892/2016;
  • капитальный ремонт пола с заменой плитки и оформление фасада здания — Постановление АС ДВО от 15.09.2016 по делу № А16-1700/2015.

В Постановлении АС СКО от 19.08.2016 № Ф08-5982/2016 отмечено, что неотделимые улучшения нельзя использовать отдельно от объекта аренды. Например, если арендатор установил окна, двери, системы освещения, отопления, а после прекращения договора аренды все это демонтировал. Суд указал, что без таких улучшений помещениями пользоваться нельзя, а значит, им причинен вред. Кроме того, окна, двери, системы отопления и освещения не могут иметь самостоятельного хозяйственного назначения, вне помещений в которых они установлены, и поэтому являются не самостоятельными объектами, а частью таких помещений. А это значит, что возможность физического отделения улучшений не свидетельствует об их отделимости. 📌 Реклама Отключить

Чтобы не доводить дело до суда можно в договоре аренды заранее прописать, что будет относится к неотделимым улучшениям (Постановления АС МО от 19.06.2018 № Ф05-5840/2018, АС УО от 20.09.2016г. №Ф09-8579/16). Если в договоре аренды этого не прописали разобраться в отделимости или не отделимости вам поможет подрядчик, который эти улучшения делал, указав их характер в договоре подряда или в своем заключении.

Не стоит забывать, что для производства неотделимых улучшений необходимо согласие арендодателя, потому что эти улучшения являются его собственностью и должны быть ему переданы вместе с имуществом. Если такое согласие не получено, арендатору нельзя учесть расходы на неотделимые улучшения при расчете налога на прибыль, а при передаче такого улучшения арендодателю арендатор должен будет заплатить НДС, который арендодатель не сможет принять к вычету.

📌 Реклама Отключить Кроме того, если согласие арендодателя не получено, существует риск того, что арендатору придется демонтировать улучшения и приводить имущество в первоначальное состояние, а это лишние расходы. Для учета неотделимых улучшений необходимо четко понимать за чей счет арендатора или арендодателя производятся улучшения. Лучше всего это прописать в договоре аренды или в согласии арендодателя на производство конкретных работ. Потому что, как показывает практика, если своевременно не урегулировать этот вопрос, можно дойти до суда.

Арендодатель дает согласие и компенсирует улучшения

Самая благоприятная ситуация, когда получено согласие арендодателя на производство неотделимых улучшений и на компенсацию расходов. Тогда арендатор признает сумму компенсации в налогооблагаемых доходах. Стоимость стоит оговорить в акте прием-передачи. Затраты на улучшения арендатор учитывает у себя в расходах. 📌 Реклама Отключить

Амортизировать улучшения арендатор не может, так как они ему не принадлежат. А вот арендодатель будет списывать затраты на улучшения посредством амортизации. Арендатор на дату передачи арендодателю улучшений должен начислить НДС по ставке 20%. Входной НДС по выполненным работам арендатор может принять к вычету. У арендодателя входной НДС принимается к вычету.

Арендодатель не дает согласие и не компенсирует стоимость улучшения

Так как арендатор произвел улучшения незаконно, то есть без согласия собственника, то учесть их в расходах по налогу на прибыль нельзя. У арендодателя не возникает внереализационный доход при принятии этих улучшений пп. 32 п. 1 ст. 251 НК РФ. Но есть мнение Минфина о том, что указанный пункт не распространяется на ситуации, когда улучшения произведены без согласия арендодателя и внереализационный доход у арендодателя все же возникает (Письмо Минфина от 3 мая 2011 г. N 03-03-06/1/280). 📌 Реклама Отключить

С НДС тоже все печально. Безвозмездная передача считается реализацией, поэтому арендатор должен уплатить НДС со стоимости передаваемых улучшений. А принять к вычету уплаченный арендатором НДС арендодатель не в праве, так как получил имущество безвозмездно.

Возможна еще и ситуация, когда арендодатель не хочет принимать неотделимые улучшения, которые не согласованы с ним. Тогда улучшения придется демонтировать арендатору, естественно, что тогда у арендатора НДС не возникает, так как он улучшения не передает. Не возникает и доход у арендодателя, ведь никаких улучшений имущества он не получает.

Арендодатель дал согласие на улучшение, но отказался компенсировать расходы

В таком случае арендатор может их учесть как свои собственные. Арендатор либо списывает их в расходы единовременно, или, если неотделимые улучшения подпадают под понятие основного средства, то списывает их стоимость через амортизацию. К сожалению, амортизировать улучшения можно только в течение срока действия договора аренды. Поэтому арендатору выгодно в таком случае иметь длительные арендные отношения, а по истечении срока договора не заключать его заново, а пролонгировать посредством дополнительного соглашения. Если арендованное имущество передано арендодателю до окончания срока полезного использования улучшений, то недосписанную сумму в расходах по налогу на прибыль учесть нельзя. Есть позиция, которая позволяет устанавливать срок полезного использования неотделимых улучшений равным сроку договора аренды (Постановление АС МО от 03.09.2014 № А40-105354/13), но нормами НК РФ это не установлено и есть суды которые придерживаются другой точки зрения (Постановление 13 ААС от 06.10.2015 № 13АП-17612/2015). 📌 Реклама Отключить

У арендодателя при передаче ему имущества с неотделимыми улучшениями по налогу на прибыль внереализационный доход не возникает в силу пп. 32 п. 1 ст. 251 НК РФ. Так как улучшения получены безвозмездно, они не влияют на первоначальную стоимость объекта, в котором они произведены. При бесплатной передаче улучшений арендатор начисляет НДС, а арендодатель принять к вычету НДС начисленный арендатором не может, так как получил неотделимые улучшения безвозмездно.

Если условие о возмещении затрат на неотделимые улучшения не согласовано в договоре или дополнительном соглашении, то арендатор, получивший согласие на проведение таких улучшений у арендодателя, имеет право согласно п. 2 ст. 623 ГК РФ на их компенсацию. В случае если арендодатель отказывается компенсировать расходы, арендатор может обратиться в суд. При этом необходимо помнить, что существует срок давности для предъявления таких требований. По общему правилу он составляет три года. Но возникает вопрос: с какого срока его начать исчислять, с момента окончания работ по улучшениям или прекращения договора аренды? Есть судебные акты, поддерживающие и первую, и вторую позицию. Например, в Постановлении АС ЗСО от 26.06. 2015 № Ф04-19753/2015 суд указал, что три года надо исчислять с момента окончания работ, а в Постановлении АС МО от 04.04.2016 № Ф05-2860/2016 указал, что считать надо с даты прекращения договора аренды. Поэтому арендатору безопаснее руководствоваться первой позицией и считать срок для защиты своего права с даты окончания работ по неотделимым улучшениям.

📌 Реклама Отключить

Таким образом, в простом договоре аренды может встретиться много совсем непростых проблем. И если арендатор желает улучшать арендуемое помещение, необходимо заранее согласовать это желание с собственником и урегулировать, кто за что платит, чтобы не было мучительно больно за налоговые последствия.

Статья 162. Последствия несоблюдения простой письменной формы сделки

1. Несоблюдение простой письменной формы сделки лишает стороны права в случае спора ссылаться в подтверждение сделки и ее условий на свидетельские показания, но не лишает их права приводить письменные и другие доказательства.

2. В случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность.

3. Пункт утратил силу с 1 сентября 2013 года — Федеральный закон от 7 мая 2013 года N 100-ФЗ.

Комментарий к статье 162 ГК РФ

1. Из п. 1 ст. 162 следует, что общим последствием несоблюдения простой письменной формы сделки является недопустимость ссылаться на свидетельские показания в подтверждение сделки и ее условий. Это центральное положение комментируемой статьи.

Оно означает, что по общему правилу данное нарушение закона не влечет за собой материально-правовых последствий в виде признания сделки недействительной или незаключенной. Негативные последствия носят иной процессуальный характер, поскольку право сторон в этом случае сводится к возможности приводить лишь письменные и иные доказательства при возникновении спора как по поводу самого факта заключения сделки, так и ее условий.

В качестве письменных доказательств могут фигурировать товарные и кассовые чеки, письменные обращения сторон друг к другу, акты приемки, технические паспорта, сертификационные свидетельства, выписки со счетов и т.п. Иными доказательствами могут быть вещественные доказательства, заключения экспертов, признание долга ответчиком и т.п.

2. Комментируемая статья из-за нечеткости ее формулировки оставляет открытым вопрос о том, действует ли данное положение только тогда, когда спор о сделке возникает между ее сторонами, или же оно имеет более общее значение и должно применяться во всех случаях, в том числе и тогда, когда наличие сделки между сторонами оспаривается третьими лицами. Смыслу закона более соответствует первый вариант ее толкования. Если обе стороны признают факт заключения сделки и между ними нет разногласий относительно ее условий, снимаются все сомнения относительно данной сделки. Разумеется, это не лишает заинтересованных лиц возможности доказывать, что данная сделка является недействительной, в частности носит мнимый или притворный характер.

3. Закрепленное п. 1 ст. 162 положение имеет, однако, значение лишь общего правила, из которого есть три группы исключений.

Прежде всего, данное правовое последствие по смыслу закона действует только тогда, когда требование письменной формы для сделки установлено законом. Если же о совершении сделки в письменной форме договорились сами стороны, но затем свою договоренность нарушили, сделка должна считаться недействительной.

Далее, закон устанавливает ряд случаев, когда, несмотря на несоблюдение письменной формы сделки, стороны могут ссылаться на свидетельские показания. Например, свидетельские показания допустимы при оспаривании займа по его безденежности, если договор был заключен под влиянием обмана, насилия, угрозы и т.п. (п. 2 ст. 812 ГК); с помощью свидетельских показаний может доказываться передача вещи на хранение при чрезвычайных обстоятельствах (п. 1 ст. 887 ГК) и др.

Наконец, в случаях, прямо указанных в законе или в соглашении сторон, несоблюдение простой письменной формы сделки влечет ее недействительность. Применительно к данной ситуации принято говорить о том, что форма сделки является ее конститутивным элементом. В частности, такое последствие установлено законом для соглашений о неустойке (ст. 331 ГК) и других сделок обеспечительного характера (ст. ст. 339, 362 и др. ГК), кредитного договора (ст. 820 ГК), договора доверительного управления имуществом (ст. 1017 ГК) и др. Соглашением сторон такие же последствия нередко устанавливаются применительно к внесению изменений и дополнений в заключенные договоры.

4. Пункт 3 ст. 162 особо выделяет последствия несоблюдения простой письменной формы внешнеэкономической сделки, которые сводятся к ее недействительности. Внешнеэкономической (или внешнеторговой по терминологии ФЗ от 8 декабря 2003 г. N 164-ФЗ «Об основах государственного регулирования внешнеторговой деятельности» (СЗ РФ. 2003. N 50. Ст. 4850)) считается сделка, в которой участвует иностранное физическое или юридическое лицо и которая связана с внешнеэкономической деятельностью.

Форма внешнеэкономической сделки, хотя бы одной из сторон которой является российское юридическое лицо, подчиняется независимо от места совершения этой сделки российскому праву (п. 2 ст. 1209 ГК). Это означает, что любые внешнеэкономические сделки российских юридических лиц должны совершаться в письменной форме.

Каких-либо дополнительных требований к форме данных сделок действующее законодательство не предъявляет. В частности, утратили силу требования прежнего законодательства об обязательности подписания таких сделок двумя лицами. Это, однако, не является препятствием для закрепления подобного требования в уставе юридического лица.

5. Следует обратить внимание на непоследовательность, которую проявляет законодатель при определении последствий нарушения требований к письменной форме сделки. Статья 162 гласит, что в установленных законом случаях это влечет недействительность сделки, но не указывает, какой — оспоримой или ничтожной — является такая сделка. В других статьях ГК говорится то просто о недействительности (ст. ст. 339, 362, 550, 560, 658 и др. ГК), то о ничтожности таких сделок (ст. ст. 820, 836, 1028 и др. ГК).

Как представляется, несоблюдение требований, предъявляемых к форме сделки, для которой последняя является конститутивным элементом, влечет за собой признание сделки ничтожной, если только иное последствие не установлено законом.

Другой комментарий к статье 162 ГК РФ

1. Статья имеет в виду как сделки, простая письменная форма которых предписана законом (см. ст. 161 и коммент. к ней), так и сделки, для совершения которых письменная форма установлена соглашением сторон.

2. По общему правилу несоблюдение простой письменной формы сделки не влечет ее недействительности, а усложняет положение сторон в случае возникновения между ними споров: участники сделки не могут ссылаться на свидетелей, но вправе использовать письменные и другие доказательства.

3. Перечень письменных доказательств определен в ст. 71 ГПК и ст. 75 АПК, причем в последней он является более полным и включает всякого рода документы и материалы, в т.ч. полученные посредством факсимильной, электронной или иной связи либо другим способом, позволяющим установить достоверность документа.

4. Другими доказательствами, которые могут приводить стороны при спорах, связанных с несоблюдением простой письменной формы сделки, являются вещественные доказательства и заключения экспертов (ст. 73, 86 ГПК, ст. 76, 82 АПК).

5. В отдельных случаях ГК в изъятие из общего правила п. 1 ст. 162 допускает подтверждение сделки и ее условий свидетельскими показаниями. Это разрешено в договоре розничной купли-продажи (ст. 493), при оспаривании договора займа по его безденежности (п. 2 ст. 812), в некоторых спорах по договору хранения (ст. 887).

7. Называемые в п. 3 статьи внешнеэкономические сделки после принятия федеральных законов о государственном регулировании внешнеторговой деятельности (СЗ РФ, 1995, N 42, ст. 3923; 2003, N 50, ст. 4850) именуются в законодательстве Российской Федерации не внешнеэкономическими, а внешнеторговыми, что не влияет на их юридическую сущность. Это сделки с иностранными физическими и юридическими лицами в сфере внешнеторговой (внешнеэкономической) деятельности.

В п. 3 для внешнеэкономической сделки установлено правило, допускаемое п. 2 статьи, о недействительности такой сделки в случае несоблюдения при ее совершении простой письменной формы. Ранее действовавшая норма о совершении внешнеторговых сделок за подписями двух лиц (Постановление СМ СССР от 14.02.78 N 122 — СП СССР, 1978, N 6, ст. 35) утратила свою силу. Однако, если уставом (положением) юридического лица предусматривается совершение внешнеторговых сделок за двумя подписями, для действительности сделки, помимо письменной формы, необходимо соблюдение этого правила.

8. Последствия несоблюдения обязательной письменной формы при совершении сделки редакционно сформулированы в ГК недостаточно четко. В большинстве статей говорится о недействительности в этих случаях соответствующей сделки. Однако в ряде статей это положение дополняется указанием, что такая сделка является ничтожной (ст. 820, 836, 1028). Исходя из смысла названных норм следует считать, что во всех случаях соответствующие сделки являются ничтожными как противоречащие требованиям закона и последствия таких сделок должны определяться согласно правилам ст. 167 ГК.

1. По договору на выполнение научно-исследовательских работ исполнитель обязуется провести обусловленные техническим заданием заказчика научные исследования, а по договору на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ — разработать образец нового изделия, конструкторскую документацию на него или новую технологию, а заказчик обязуется принять работу и оплатить ее.

2. Договор с исполнителем может охватывать как весь цикл проведения исследования, разработки и изготовления образцов, так и отдельные его этапы (элементы).

3. Если иное не предусмотрено законом или договором, риск случайной невозможности исполнения договоров на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ несет заказчик.

4. Условия договоров на выполнение научно-исследовательских работ, опытно-конструкторских и технологических работ должны соответствовать законам и иным правовым актам об исключительных правах (интеллектуальной собственности).

Комментарий к Ст. 769 ГК РФ

1. В комментируемой статье даются понятие и основные параметры договора на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ (далее — НИОКТР), касающиеся субъектов, предмета, особенностей содержания и правовой регламентации данного договора.

2. Стороны (субъекты) договора на выполнение НИОКТР именуются «исполнитель» и «заказчик». Ни комментируемая, ни иные статьи ГК РФ не содержат каких-либо требований к субъектам. Из этого можно сделать вывод, что как заказчиком, так и исполнителем данного договора может быть любой субъект гражданских правоотношений. В соответствии с п. 2 ст. 1 Гражданского кодекса России такими субъектами являются граждане (физические лица) и юридические лица; в силу п. 1 ст. 124 ГК РФ к числу субъектов относятся публично-правовые образования (государственные и муниципальные). Причем к последним в силу п. 2 ст. 124 ГК РФ применяются нормы, определяющие участие юридических лиц в гражданских правоотношениях, если иное не вытекает из закона или особенностей данных субъектов.

Рассмотрим каждого из субъектов как потенциального участника договора на выполнение НИОКТР. Физическое лицо может быть и заказчиком, и исполнителем; причем наличие статуса индивидуального предпринимателя представляется необязательным — каждый человек может заказать предусмотренные нормами гл. 38 ГК РФ исследования и работы; каждый может обязаться их исполнить. Тем не менее специфика регламентируемых комментируемой главой отношений такова, что на практике, как правило, их субъектами являются юридические лица. При этом в качестве исполнителей в большинстве случаев выступают специализированные научно-исследовательские организации. Действуют такие организации, как правило, в форме учреждений, хотя доступны и другие организационно-правовые формы, в том числе коммерческие юридические лица.

Публично-правовые образования, думается, могут выступать заказчиками по договору на выполнение НИОКТР. Выступление их в качестве исполнителей хотя напрямую требованиям законодательства не противоречит, но, на мой взгляд, невозможно в силу особенностей статуса. Публично-правовые образования создаются, очевидно, для иных целей, нежели проведение научных исследований и изысканий.

3. В комментируемой статье определены два вида договоров:

1) на выполнение научно-исследовательских работ;

2) на выполнение опытно-конструкторских и технологических работ.

Специфика предмета договора состоит в выполнении работ, которые имеют в качестве результата нематериальный объект — результат интеллектуальной деятельности, который может подпадать под признаки охраняемых законодательством об интеллектуальной собственности (ст. 1225 ГК).

Научные исследования в соответствии с Приказом Росстата от 19 января 2009 г. N 4 «Об утверждении Указаний по заполнению форм федерального статистического наблюдения N 2-наука «Сведения о выполнении научных исследований и разработок», N 3-информ «Сведения об использовании информационных и коммуникационных технологий и производстве связанных с ними товаров (работ, услуг)», N 4-инновация «Сведения об инновационной активности организации» включают в себя:

— фундаментальные научные исследования — экспериментальная или теоретическая деятельность, направленная на получение новых знаний об основных закономерностях строения, функционирования и развития человека, общества, окружающей природной среды;

— прикладные научные исследования — исследования, направленные преимущественно на применение новых знаний для достижения практических целей и решения конкретных задач;

— экспериментальные разработки — деятельность, основанная на знаниях, приобретенных в результате проведения научных исследований или практического опыта, и направленная на сохранение жизни и здоровья человека, создание новых материалов, продуктов, процессов, устройств, услуг, систем или методов и их дальнейшее совершенствование.

Результатом опытно-конструкторских работ является разработка образца нового изделия, конструкторской документации. Категория «опытный образец» используется в разных нормативных правовых актах. Так, Приказом Ростехрегулирования от 9 октября 2006 г. N 224-ст введен ГОСТ 31278-2004 «Сотрудничество государств — участников Содружества Независимых Государств военно-экономическое. Термины и определения», опытный образец изделия вооружения (ВТ) определен как образец, изготовленный по вновь разработанной рабочей документации для проверки его соответствия заданным техническим требованиям с целью принятия решения о постановке изделия на производство или взятии на вооружение и о постановке на производство либо использовании по назначению.

Опытно-конструкторские работы (ОКР) гражданским законодательством не определены. В Постановлении Правительства г. Москвы от 2 сентября 2008 г. N 781-ПП «О городской целевой комплексной программе создания инновационной системы в городе Москве на 2008 — 2010 гг.» они представлены как комплекс работ, выполняемых при создании или модернизации продукции: разработка конструкторской и технологической документации на опытные образцы (опытную партию), изготовление и испытания опытных образцов (опытной партии). Однако названное Постановление с учетом п. 1 ст. 3 ГК РФ не подлежит применению к гражданским правоотношениям.

Распоряжение ОАО «РЖД» от 28 ноября 2008 г. N 2712р «Об утверждении стандарта ОАО «РЖД» «Инновационная деятельность. Стадии жизненного цикла и паспортизация инновационного проекта» рассматривает технологическую работу как разработку новых и корректировку существующих технологических процессов.

4. Целью договора на выполнение НИОКТР является создание нового результата, имеющего техническое значение (новое научное исследование, изделие, новую технологию и т.п.). Как отмечает Д.А. Поляков, «признак новизны вытекает из ст. 771 ГК РФ, поскольку соблюдать конфиденциальность и обязываться не публиковать можно лишь в отношении новых, неизвестных сведений» . Использование в названии рассматриваемого вида деятельности термина «работы» объясняется историческим выделением данного договора из договоров подрядного типа. Впервые специальная норма о договорах на выполнение научно-исследовательских и опытно-конструкторских работ появилась в Основах гражданского законодательства Союза ССР и республик 1991 г.

Для договоров на выполнение НИОКТР, как и для договоров о создании произведений науки, литературы и искусства, других охраняемых результатов, основной целью является создание нематериального результата, а не порядок осуществления работ. И в том и в другом случае работы имеют творческий, интеллектуальный характер, не поддающийся правовому регулированию.

Существуют различные точки зрения на правовую природу договоров в сфере НИОКТР. Одни авторы считают, что данная группа договоров относится к классу договоров на выполнение работ . По мнению М.И. Брагинского, такие договоры являются «подрядоподобными» . Некоторые относят эти договоры к договорам на оказание услуг . Существует позиция, согласно которой это договоры о передаче ноу-хау, предметом которых могут быть как охраноспособные, так и неохраняемые объекты .

———————————
Калмыков Ю.Х. Правовое регулирование хозяйственных отношений. Саратов, 1982. С. 44.

Волошко С.Д. Договоры на передачу научно-технических достижений. Харьков, 1974. С. 15; и др.

Азимов Ч.Н. О договоре на передачу научно-технических достижений // Вопросы изобретательства. 1986. N 7. С. 20, 21.

Предметом договора на выполнение НИОКТР является получение новой информации, которая может обладать признаками охраняемого результата интеллектуальной деятельности и основные характеристики которой должны быть определены в договоре (вид объекта, цель использования, в зависимости от объекта — характеристики по содержанию и форме). Данный результат представляет собой объект, обладающий признаками охраноспособности, например, изобретение, полезная модель, промышленный образец, топология интегральной микросхемы и др. , либо не обладающий таковыми, но при этом имеющий определенную новизну. Этот результат достигается в ходе интеллектуальной деятельности, процесс осуществления которой не регулируется законодательством и не подконтролен каким-либо лицам, в том числе государственным и муниципальным органам.

———————————
При этом необходимо учитывать, что результат интеллектуальной деятельности, подлежащий государственной регистрации, становится таковым лишь при условии данной регистрации.

Целью договоров на выполнение НИОКТР является не только достижение определенного результата, но и использование созданного объекта заказчиком. Законодатель употребляет термин «передать заказчику» (абз. 2 ст. 773 ГК), однако в отношении нематериального объекта этот термин используется как условный. В случае если создан охраняемый результат интеллектуальной деятельности и договором не определен порядок распределения прав на него, такой порядок определяется диспозитивными нормами части четвертой ГК РФ о договорах заказа (ст. ст. 1296, 1372, 1431, 1463, 1471 ГК). В том случае, если договор прямо не предусматривал создание охраняемого объекта, порядок распределения прав регулируется ст. ст. 1297, 1371, 1462 ГК РФ.

Исполнение договора на выполнение научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ осуществляется лично соответствующей стороной. В то же время системообразующий признак объекта разграничивает степень личного участия исполнителя в создании результата. Привлечение третьих лиц возможно лишь по тем договорам, по которым творческий вклад менее значителен — при выполнении опытно-конструкторских и технологических работ (п. 2 ст. 770).

В отличие от договоров подряда риск недостижения соответствующего результата несет заказчик, который должен произвести оплату выполненных работ или компенсировать понесенные исполнителем затраты в зависимости от цели договора и его предполагаемого результата.

Традиционно считалось, что исполнителем по договору заказа является непосредственно автор. Однако исполнителем может быть и иное лицо, например юридическое, которое, в свою очередь, приобретет у автора права (в том числе в рамках трудовых отношений) и передаст заказчику. Такой исполнитель является своего рода посредником в договоре заказа, и на него по общему правилу не распространяются «привилегированные» условия, предусмотренные законодательством для авторов (например, условия о дополнительном льготном сроке, об ограничении ответственности — по договору авторского заказа). За неисполнение или ненадлежащее исполнение обязанностей по договору заказа исполнитель, не являющийся автором, несет ответственность по основаниям и в размере, которые определяются в соответствии с правилами гл. 25 ГК РФ с учетом норм ст. 777 Кодекса.

Внесение изменений п. 2 ст. 25 Федерального закона от 18 декабря 2006 г. N 231-ФЗ «О введении в действие части четвертой Гражданского кодекса Российской Федерации» в ст. 772 ГК РФ породило необходимость разграничения охраняемых и неохраняемых результатов. В ходе выполнения научно-исследовательских, опытно-конструкторских и технологических работ могут быть созданы патентоспособные объекты, которые становятся таковыми с принятием федеральным органом исполнительной власти в сфере интеллектуальной собственности решения о выдаче патента, иные охраняемые объекты (научные произведения, программы для ЭВМ, секреты производства (ноу-хау) и т.д.), а также такие объекты, которые могут и не обладать признаками охраноспособности.

———————————
Собрание законодательства РФ. 2006. N 52 (ч. 1). Ст. 5497.

Спорным является вопрос о правовой природе договора, результатом которого является информация, подпадающая под признаки секрета производства (ноу-хау). Несмотря на то что часть четвертая ГК РФ закрепляет режим исключительного права на такой объект, оно сохраняется до тех пор, пока действует фактическая монополия (до сохранения конфиденциальности сведений). Согласно ст. 1467 ГК РФ с момента утраты конфиденциальности соответствующих сведений исключительное право на секрет производства прекращается у всех правообладателей.

Иная информация, не подпадающая под действие норм части четвертой ГК РФ, не является объектом гражданских правоотношений. В том случае, если в ходе исполнения договора создается материальный результат, не обладающий признаками новизны, он подпадает под действие норм о договоре подряда.

Определение правовой природы договора имеет значение и для налогообложения, в частности при применении п. п. 16, 16.1 ст. 149 НК РФ (освобождение от НДС). В Определении ВАС РФ от 27 сентября 2010 г. N ВАС-12734/10 по делу N А05-11681/2009 было отмечено нарушение в части освобождения от НДС по операциям по выполнению работ, связанных с анализом проб каменного угля, исследованием воды, почвы, грунтов, стройматериалов, горных пород и проведением геотехнического контроля, поскольку данные работы не соответствуют определению научно-исследовательских работ. Работам, согласно данному Определению, должны быть присущи «признаки прикладных научных исследований, т.е. внедрение новых, полученных самостоятельно в результате научной деятельности знаний в достижение практических целей и решение конкретных задач, поставленных перед их исполнителем. По мнению судов, проведенные университетом исследования направлены на отработку известных условий и методик проведения анализов, на осуществление различных измерений, испытаний, сравнение фактических показателей с нормативными показателями, а не на исследования, связанные с применением каких-либо новых знаний для достижения конкретных задач, в результате которых внедряются новые, самостоятельно полученные знания».

Не относится к опытно-конструкторским работам деятельность, связанная с внедрением в производство новой продукции или технологии, производством новой продукции.

Договор на выполнение НИОКТР является по своей правовой природе договором заказа. В части четвертой ГК РФ определены отдельные квалифицирующие признаки договоров заказа о создании результатов интеллектуальной деятельности по различным критериям (субъектный состав, разные элементы договоров для отдельных видов объектов: условия, последствия неисполнения договора, режим распределения прав), которые могут быть применены к рассматриваемым договорам с учетом норм гл. 38 ГК РФ.