Бремя доказывания ГПК РФ

Аналитика Публикации

Возможность судебной защиты окажется под угрозой, если в суде неисправный должник вдруг откажется от обещаний по оплате долга и заявит о применении исковой давности. Специально для охраны интересов истца в подобных случаях законодатель предусмотрел институт перерыва исковой давности (ст. 203 ГК РФ). Однако механизм регламентирован плохо: закон не содержит примеров или критериев поведения, которое подтверждало бы признание долга. Практика показывает, что по этой причине кредитору зачастую сложно определить, какие действия обязанного лица действительно прерывают давностный срок, а какие лишь создают иллюзию.

Из-за недостаточной детализации норм о перерыве срока исковой давности может пострадать и добросовестный должник. Даже если обязанное лицо не планировало признавать долг, его опрометчивое поведение в отношениях с кредитором может с легкостью получить ошибочную интерпретацию со стороны суда и привести к неоправданному прерыванию давностного срока. Это фактически откроет дорогу для тех притязаний, о которых кредитор вовремя не позаботился.

Только активные действия должника указывают на признание долга

Перечень действий, подтверждающих признание долга, сформулировал Пленум ВС РФ в п. 20 постановления от 29.09.2015 № 43 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности» (далее – Постановление Пленума ВС РФ № 43).

К таким действиям относятся:

— признание претензии;

— изменение договора уполномоченным лицом, из которого следует, что должник признает наличие долга, равно как и просьба должника о таком изменении договора (например, об отсрочке или о рассрочке платежа);

— акт сверки взаимных расчетов, подписанный уполномоченным лицом.

Безусловно, приведенный перечень примерный и не исчерпывает многообразия действий, которые могут свидетельствовать о признании долга на практике, например:

Факт выдачи расписки или гарантийного письма, в которых должник обязался погасить задолженность, в качестве доказательства того, что долг был признан (определение ВС РФ от 07.04.2015 № 18-КГ15-3, постановление ФАС Уральского округа от 21.01.2014 по делу № А76-189/2013).

Новация долга в заемное обязательство, либо зачет встречных однородных требований (постановления Президиума ВАС РФ от 14.07.2009 № 5286/09, АС Уральского округа от 14.08.2014 по делу № А60-39962/2013).

Как правило, подобные казусы возможны при недействительности соответствующих соглашений, то есть когда первоначальное обязательство должника не считается прекращенным (ст. 167 ГК РФ). Суд констатирует юридические последствия не самих сделок, а факта их заключения. Из этого факта, в отсутствие пороков воли и субъективного состава, несомненно следует, что должник признал первоначальное обязательство.

Попытки должника согласовать с кредитором график погашения задолженности, переписка сторон о намерении заключить мировое соглашение или даже проект индивидуального правового акта (постановления АС Северо-Западного округа от 03.12.2014 по делу № А66-10301/2013, ФАС Поволжского округа от 21.08.2007 по делу № А12-800/06-С32, от 22.10.2007 по делу № А40-2162/05-43-25).

Однако нетрудно заметить, что в любой ситуации речь идет исключительно об активном поведении должника. Дело в том, что в контексте Гражданского кодекса только действия обязанного лица могут свидетельствовать о признании долга

Цитата: «Течение срока исковой давности прерывается совершением обязанным лицом действий, свидетельствующих о признании долга» (ст. 203 ГК РФ).

Правоприменитель неоднократно замечал, что расширительное толкование указанной нормы недопустимо: молчание (бездействие) должника не прерывает давностный срок ни при каких условиях. Поэтому не доказывает признание долга то обстоятельство, что должник не оспорил платежный документ о безакцептном списании денежных средств (п. 23 постановления Пленума ВС РФ № 43). Или, например, по аналогичным мотивам исковая давность не прерывается на том лишь основании, что должник не отреагировал на претензию кредитора или не ответил на полученный от кредитора акт сверки расчетов (постановления АС Уральского округа от 31.05.2017 по делу № А60-29845/2016, 9 ААС от 14.04.2017 по делу № А40-125750/16).

В то же время и активное поведение должника не всегда свидетельствуют о признании долга. В каждом конкретном случае с учетом определенных критериев суду предстоит выяснить, породило ли поведение должника разумное предположение о признании долга, и обоснованно ли кредитор воздерживался от принудительной защиты права.

Ссылаться на факт признания долга можно при наличии следующих критериев

Дабы не пропустить исковую давность из-за ложного предположения о перерыве, надо понимать, каким ключевым условиям соответствует поведение должника, подтверждающее признание долга по смыслу ст. 203 ГК РФ. С учетом принципа состязательности именно истец должен доказать, что состоялся перерыв исковой давности (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ № 43). Однако информация будет полезной и для должника, желающего минимизировать риски оттянутого на долгий период судебного спора. Поскольку вопрос носит скорее прикладной характер, рассмотрим требования к поведению должника через призму судебной практики.

1. Действия по признанию долга исходят от уполномоченного лица. Действия представителя должника, свидетельствующие о признании долга, прерывают исковую давность только при условии, что это лицо обладало соответствующими полномочиями (п. 22 Постановления Пленума ВС РФ № 43). Правило универсальное и распространяется вне зависимости от конкретных видов подтверждающих действий. При это

м в разъяснениях Пленум ВС РФ делает отсылку к норме о представительстве (ст. 182 ГК РФ), в силу которой полномочие может также явствовать из обстановки, в которой действует представитель.

Подписание акта сверки главным бухгалтером — едва ли не самый распространенный случай, когда в опровержение доводов о перерыве давностного срока ответчик указывает на отсутствие полномочий у представителя, подтвердившего признание долга. Проблема в том, что судебная практика по вопросам юридической силы таких актов сверки не отличается единством подходов.

Большинство судов придерживаются позиции, согласно которой в силу ст. ст. 53 и 182 ГК РФ главный бухгалтер организации-должника не вправе решать юридически значимые вопросы вроде подтверждения факта признания долга без соответствующей доверенности.

Так, по мнению одних судов, наличие на актах сверки оттисков печати организации не свидетельствует о признании долга обязанным лицом (постановления АС Дальневосточного округа от 09.03.2016 по делу № А37-998/2015, АС Западно-Сибирского округа от 23.03.2017 по делу № А81-5919/2015, АС Северо-Кавказского округа от 11.04.2017 по делу № А22-2728/2016).

Вместе с тем другие суды полагают, будто бы оттиск печати на акте сверки означает, что полномочия работника явствуют из обстановки (постановления АС Западно-Сибирского округа от 15.08.2016 по делу № А27-13820/2015, АС Северо-Западного округа от 22.12.2016 по делу № А56-84165/2015, АС Дальневосточного округа от 08.02.2017 по делу № А51-4411/2016).

В такой ситуации наиболее безопасный вариант для кредитора — запрашивать акты сверки расчетов за подписью руководителя организации. Кроме того, если руководитель организации одобрит подписанный работником акт сверки расчетов, такой акт также можно использовать как доказательство признания долга (п. 1 Обзора судебной практики рассмотрения дел, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности, утвержденный постановлением Президиума АС Северо-Кавказского округа от 11.12.2015, постановление АС Уральского округа от 20.04.2017 по делу № А34-6545/2016).

2. Волеизъявление должника ясно выраженно. Исковую давность прерывает только такое поведение, из которого с очевидностью следует признание факта задолженности. Например, ответ на претензию, не содержащий указания на признание долга, сам по себе не свидетельствует о признании долга (п. 12 Постановления Пленума ВС РФ № 43). Причем суды часто встают на сторону должника и применяют исковую давность, если доказательства признания долга неоднозначны.

Так, суд рассмотрел дело по иску продавца о взыскании задолженности за поставленный товар и пришел к выводу, что акт сверки не подтверждает признание долга покупателем. Из акта следовало, что истец поставил ответчику товар на определенную сумму, но в счет оплаты товара получил только часть этой суммы. Данный документ также отражал сведения о других операциях сторон, и получилось так, что в итоговой строке акта стороны установили наличие задолженности не у ответчика, а у истца. В такой ситуации суд указал, что формально акт сверки не содержит фраз и выражений о том, что ответчик признает долг, из акта не следует, что стороны зафиксировали его задолженность (постановление ФАС Волго-Вятского округа от 28.06.2011 по делу № А31-6102/2010).

3. Действия должника соотносятся с конкретным обязательством. Кредитор может ссылаться на признание долга, если действия должника подтверждают не только признание факта задолженности, но также соотносятся с конкретным обязательством, из которого вытекает признаваемая задолженность. Для этого должны быть зафиксированы такие сведения, как сумма, основание и период возникновения задолженности по конкретному обязательству (постановления АС Московского округа от 28.09.2016 по делу № А40-184790/2015, ФАС Восточно-Сибирского округа от 25.06.2014 по делу № А58-5226/2013).

Впрочем, иногда поведение должника свидетельствует о признании конкретного долга и без строгой детализации. Так, если в акте сверки задолженности отражена совокупная задолженность ответчика по разным правоотношениям и спорные обязательства не конкретизированы, но между сторонами отсутствуют иные обязательства, суд признает такой акт основанием для перерыва исковой давности (постановление АС Северо-Кавказского округа от 27.10.2016 по делу № А32-35328/2015).

4. Признание долга подтверждается именно в отношении кредитора. Действия, подтверждающие признание долга должны быть адресованы кредитору. И хотя буквальная формулировка ст. 203 ГК РФ не ограничивает круг адресатов подобным образом, подход все же распространен в судебной практике. Как правило, суды не воспринимают как доказательство признания долга действия должника в отношении третьих лиц.

Полагаем, что позиция судов базируется на оценке цели волеизъявления обязанного лица. Давностный срок прерывается только тогда, когда такая цель состоит в том, чтобы проинформировать о признании долга непосредственно кредитора. Если же последний узнает о соответствующих обстоятельствах помимо или против воли обязанного лица, последствия в виде перерыва наступать не должны.

Карточка судебного дела

Например, в одном из судебных дел арендодатель требовал взыскать арендные платежи с некогда банкротившегося арендатора. Иск был подан почти через два года после того, как дело о банкротстве арендатора завершилось утверждением мирового соглашения. Истец возражал против доводов о пропуске исковой давности, основываясь на документе из дела о банкротстве — заключении о возможности восстановления платежеспособности должника. Это заключение конкурсный управляющий предоставил в банкротное дело накануне рассмотрения ходатайства об утверждении мирового соглашения. Документ содержал сведения обо всех долгах ответчика, в том числе перед истцом. Поэтому истец предположил, что исковая давность прервалась действием, свидетельствующим о признании долга. Несмотря на то, что в деле о банкротстве истец участвовал как один из кредиторов, суд такие доказательства отклонил. Свое решение он мотивировал тем, что заключение адресовано не истцу, оно подготовлено не для признания долга непосредственно перед ним (решение АС Пермского края от 02.10.2015 по делу № А50-12978/2015; вышестоящие суды оставили в силе указанное решение, однако перефразировали мотивы суда первой инстанции).

Для примера также приведем ситуацию, когда какие-либо сведения о задолженности обязанное лицо сообщает в рамках допроса по уголовному делу. ВС РФ отметил, что такое поведение не может рассматриваться как совершение действий, свидетельствующих о признании долга. Сообщение должника в приведенном случае не является юридическим поступком гражданско-правового характера, совершенным обязанным лицом в отношении кредитора (определение ВС РФ от 25.02.2014 № 18-КГ13-165). Очевидно, что при допросе должник не преследовал цель уведомить о признании долга именно кредитора.

5. Признание долга подтверждается по добровольной инициативе должника. В основе волеизъявления обязанного лица лежит самостоятельное решение подтвердить признание долга. Если должник не может выбрать конкретный вариант поведения и исполняет публичную обязанность, вряд ли в такой ситуации суд квалифицирует его поведение как доказательство признания долга по смыслу ст. 203 ГК РФ.

Поэтому, например, не прерывает исковую давность акт сверки расчетов, который налоговый орган в обязательном порядке составляет по запросу налогоплательщика, чтобы выявить и устранить расхождения между данными о состоянии расчетов с бюджетом (постановление АС Западно-Сибирского округа от 18.11.2016 по делу № А67-8393/2015).

Другой важный вывод из судебной практики — не прерывают давностный срок действия должника во исполнение предписаний по ведению бухгалтерской отчетности (постановления ФАС Московского округа от 26.03.2009 по делу № А40-32412/08-138-283, ФАС Северо-Кавказского округа от 17.02.2010 по делу № А53-10356/2009). Помимо того, что таким поведением должник лишь исполняет публичную обязанность, его действия также не адресованы кредитору.

Признание долга подтверждается только в пределах исковой давности

Перерыв исковой давности имеет место лишь в пределах срока давности, а не после его истечения (п. 21 Постановления Пленума ВС РФ № 43). Объяснение простое: нельзя прервать несуществующий срок. В то же время течение исковой давности начнется заново, если по истечении первоначального срока для судебной защиты должник или иное обязанное лицо признает долг в письменной форме (п. 2 ст. 206 ГК РФ).

Частичное признание долга не прерывает срок исковой давности

Признание части долга, в том числе путем уплаты такой части, не свидетельствует о признании долга в целом, если иное не оговорено должником. С точки зрения правоприменителя подобные действия обязанного лица не прерывают исковую давность как в случае с единым долгом, так и при обязательствах, предусматривающих исполнение по частям или в виде периодических платежей (абз. 3, 4 п. 20 Постановления Пленума ВС РФ № 43).

Закономерно, что похожий подход суды применяют в отношении дополнительных требований кредитора (неустойки, процентов за пользование чужими денежными средствами и др.) и требований по возмещению убытков — перерыв исковой давности по этим требованиям не наступает, если обязанное лицо признает только основной долг (абз. 2 п. 25 Постановления Пленума ВС РФ № 43).

Из практических соображений целесообразно обратиться и к прежним совместным разъяснениям высших судов. Раньше они разграничивали последствия частичной уплаты долга в зависимости от основания долга.

Частичная уплата свидетельствовала о признании долга, если последний имел под собой только одно основание, а не складывался из различных оснований (п. 20 постановления Пленума ВС РФ от 12.11.2001 № 15, Пленума ВАС РФ от 15.11.2001 № 18 «О некоторых вопросах, связанных с применением норм Гражданского кодекса Российской Федерации об исковой давности»). К примеру, если должник оплачивал долг хоть и частично, но с указанием на договор в целом, платеж нельзя было назвать периодическим и это означало, что исковая давность прерывалась по всем обязательствам, вытекающим из указанного договора.

Не затрагивая дискуссию о справедливости новых разъяснений, обратим внимание на проблемы, которые спровоцировало изменение подхода к квалификации частичного признания.

Карточка судебного дела

Так, займодавец обратился в суд с иском к заемщику о взыскании суммы займа. Истец полагал, что исковая давность прервалась частичным возвратом суммы займа, тогда как в момент такого возврата действовали совместные разъяснения высших судов. Основываясь на том, что прежнее толкование утратило силу, суд первой инстанции отказал в иске по мотиву пропуска исковой давности. Ведь выходит, что с учетом действующих разъяснений поведение ответчика не свидетельствует о признании долга. Но суд не учел, что новая интерпретация очевидно ухудшает положение истца и не имеет обратной силы без специального указания. Ошибку нижестоящих судов исправил только кассационный суд. Он указал, что толкование ст. 203 ГК РФ, которое предложил Пленум ВС РФ, не применяется к отношениям сторон, поскольку ответчик возвратил часть займа, когда действовало иное толкование (постановление АС Дальневосточного округа от 24.06.2016 по делу № А04-7847/2015).

Если должник неоднократно признавал долг, субъективный срок исковой давности начинает течь заново

Действия, свидетельствующие о признании долга, на практике могут совершаться неоднократно и в разное время (постановления ФАС Поволжского округа от 21.08.2007 по делу № А12-800/06-С32, 15 ААС от 21.03.2017 по делу № А53-21460/2016, 12 ААС от 11.11.2015 по делу № А57-11249/2015). При этом каждый перерыв исковой давности предполагает, что срок для принудительной защиты права начинается заново и в него не засчитывается предшествующий перерыву период.

Чтобы ответить на вопрос о том, как долго действия должника могут прерывать давностный срок, требуется определить соотношение института перерыва и правил о максимальном сроке исковой давности.

Срок исковой давности во всяком случае не может превышать десять лет со дня возникновения обязательства (абз. 2 п. 2 ст. 200 ГК РФ). Однако Пленум ВС РФ разъяснил, что истцу не может быть отказано в защите права, если до истечения десятилетнего срока обязанным лицом совершены действия, свидетельствующие о признании долга (п. 8 Постановления Пленума ВС РФ № 43).

На наш взгляд, с учетом приведенного разъяснения механизм перерыва исковой давности работает следующим образом. Например, право заинтересованной стороны было нарушено и потек десятилетний срок давности для его судебной защиты (объективная давность). Однако за год до истечения максимального срока давности истец узнал о нарушении своего права и о надлежащем ответчике. Тогда же, в пределах этого последнего года, должник подтвердил признание долга. В таком случае правило о максимальном сроке не применяется. Прежде всего потому, что это не соответствует его предназначению — сам должник показал, что нет никакой неопределенности, он видит заинтересованность кредитора и осознает вероятность грядущего судебного спора. Следовательно, после признания исковая давность (субъективная) возобновляется на полный срок.

1. Несмотря на закрепленные в настоящей статье правила, судья не вправе откладывать разрешение вопроса о принятии заявления до представления заинтересованными лицами соответствующих доказательств.

2. Обратить внимание судов на то, что, по смыслу статей 4, 45, 46, 47, 56, 57 ГПК РФ, обязанность доказывания лежит на сторонах, третьих лицах, заявляющих самостоятельные требования относительно предмета спора, на прокуроре, органах, организациях и гражданах, подавших заявление в защиту иных лиц.

3. По делам об установлении фактов, имеющих юридическое значение, рассматриваемых в порядке особого производства, на заявителях лежит обязанность привести доказательства, подтверждающие невозможность получения ими надлежащих документов или невозможность восстановления утраченных документов (ст. 267 ГПК РФ).

4. По делам особого производства не исключается право суда истребовать необходимые доказательства по собственной инициативе (ч. 1 ст. 272 ГПК РФ).

5. Стороны доказывают не только те обстоятельства, на которые ссылаются, но и те, которые в их интересах должны быть установлены судом по конкретной категории дел. Продемонстрируем данное положение на примере дел о возмещении вреда, причиненного повреждением здоровья. Поскольку работодатель может быть освобожден от возмещения вреда только в том случае, если докажет, что вред причинен не по его вине (п. 2 ст. 1064 ГК РФ), кроме случаев причинения вреда источником повышенной опасности, то и доказательства отсутствия вины работодателя должен представить не истец, а ответчик. Потерпевший представляет доказательства по поводу того, что вред возник при исполнении трудовых обязанностей как на территории предприятия, так и за ее пределами, а также во время следования к месту работы или с работы на транспорте, предоставляемом работодателем.

6. В силу п. 1 ст. 152 ГК РФ обязанность доказывать соответствие действительности распространенных сведений лежит на ответчике. Истец обязан доказать факт распространения сведений лицом, к которому предъявлен иск, а также порочащий характер этих сведений. Вместе с тем исходя из п. 3 ст. 152 ГК РФ в случае, когда гражданином, в отношении которого средством массовой информации опубликованы несоответствующие действительности сведения, ущемляющие его права и охраняемые законом интересы, оспаривается отказ редакции средства массовой информации опубликовать его ответ на данную публикацию, истец обязан доказать, что распространенные сведения ущемляют его права и охраняемые законом интересы.

В соответствии со ст. 10 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и ст. 29 Конституции РФ, гарантирующими каждому право на свободу мысли и слова, а также на свободу массовой информации, позицией Европейского суда по правам человека при рассмотрении дел о защите чести, достоинства и деловой репутации судам следует различать имеющие место утверждения о фактах, соответствие действительности которых можно проверить, и оценочные суждения, мнения, убеждения, которые не являются предметом судебной защиты в порядке ст. 152 ГК РФ, поскольку, являясь выражением субъективного мнения и взглядов ответчика, не могут быть проверены на предмет соответствия их действительности.

7. Суд даже на основании комментируемой статьи не вправе обсуждать причины пропуска срока исковой давности. Действительно, в соответствии с указанной нормой суд может по своей инициативе поставить на обсуждение лиц, участвующих в деле, любой вопрос, имеющий, по его мнению, юридическое значение, кроме касающегося исковой давности, поскольку специальная норма материального права (ч. 2 ст. 199 ГК РФ) связывает применение исковой давности только с тем, будет ли заявлено об этом стороной в споре. При таком положении суд не вправе по своей инициативе ставить на обсуждение вопрос о применении исковой давности.

8. Лицо, ходатайствующее о признании его беженцем, не должно представлять доказательства вынужденности выезда с постоянного места жительства, а обязано лишь сообщать соответствующим органам государственного управления сведения, необходимые для рассмотрения указанного ходатайства.

9. Предусмотренная ст. ст. 1299 — 1301, 1309 — 1311, 1515 и 1537 ГК РФ компенсация подлежит взысканию при доказанности факта нарушения исключительного права на произведение, при этом правообладатель не обязан доказывать размер понесенных убытков.

10. По делам о защите чести, достоинства и деловой репутации необходимо иметь в виду, что обстоятельствами, имеющими в силу ст. 152 ГК РФ значение для дела, которые должны быть определены судьей при принятии искового заявления и подготовке дела к судебному разбирательству, а также в ходе судебного разбирательства, являются: факт распространения ответчиком сведений об истце, порочащий характер этих сведений и несоответствие их действительности. При отсутствии хотя бы одного из указанных обстоятельств иск не может быть удовлетворен судом.

Статья 271 АПК РФ. Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции

1. По результатам рассмотрения апелляционной жалобы арбитражный суд апелляционной инстанции принимает судебный акт, именуемый постановлением, которое подписывается судьями, рассматривавшими дело.

2. В постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции должны быть указаны:

1) наименование арбитражного суда апелляционной инстанции, состав суда, принявшего постановление; фамилия лица, которое вело протокол судебного заседания;

2) номер дела, дата и место принятия постановления;

3) наименование лица, подавшего апелляционную жалобу, и его процессуальное положение;

4) наименования лиц, участвующих в деле;

5) предмет спора;

6) фамилии лиц, присутствовавших в судебном заседании, с указанием их полномочий;

7) дата принятия обжалуемого решения арбитражным судом первой инстанции;

8) краткое изложение содержания принятого решения;

9) основания, по которым в апелляционной жалобе заявлено требование о проверке законности и обоснованности решения;

10) доводы, изложенные в отзыве на апелляционную жалобу;

11) объяснения лиц, участвующих в деле и присутствующих в судебном заседании;

12) обстоятельства дела, установленные арбитражным судом апелляционной инстанции; доказательства, на которых основаны выводы суда об этих обстоятельствах; законы и иные нормативные правовые акты, которыми руководствовался суд при принятии постановления; мотивы, по которым суд отклонил те или иные доказательства и не применил законы и иные нормативные правовые акты, на которые ссылались лица, участвующие в деле;

13) мотивы, по которым суд апелляционной инстанции не согласился с выводами суда первой инстанции, если его решение было отменено полностью или в части;

14) выводы о результатах рассмотрения апелляционной жалобы.

3. В постановлении арбитражного суда апелляционной инстанции указывается на распределение между сторонами судебных расходов, в том числе судебных расходов, понесенных в связи с подачей апелляционной жалобы.

4. Копии постановления арбитражного суда апелляционной инстанции направляются лицам, участвующим в деле, в пятидневный срок со дня принятия постановления.

5. Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

6. Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции может быть обжаловано в арбитражный суд кассационной инстанции, если иное не предусмотрено настоящим Кодексом.

См. все связанные документы >>>

1. Рассмотрение дела по апелляционной жалобе завершается принятием судебного акта (постановления), который подписывается теми судьями, которые принимали участие в судебном разбирательстве.

Как в первой инстанции, так и в апелляционной никто из судей не имеет полномочий на то, чтобы воздерживаться от принятия постановления (участия в голосовании) или отказаться от его подписания.

Поэтому оглашается то постановление, которое принято большинством голосов. Судья, имеющий иное суждение, может изложить его в особом мнении. Особое мнение приобщается к материалам дела, но по воле законодателя при оглашении постановления до сведения лиц, участвующих в деле, не доводится.

2. Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции должно отвечать требованиям формального и содержательного характера.

К первой группе относятся атрибуты вводной части; ко второй группе относятся сведения содержательного характера, находящиеся в описательной, мотивировочной и резолютивной частях постановления.

Практика принятия постановлений судом апелляционной инстанции свидетельствует о том, что в них неоправданно большой объем занимает описательная часть и порой ничтожно малой является его мотивировочная часть.

Нарушение процессуального закона в части требований, предъявляемых к мотивировочной части постановления суда апелляционной инстанции, несовместимо с качеством повторного рассмотрения дела по инициативе заявителей апелляционных жалоб.

Игнорирование любого элемента мотивировочной части судебного постановления дает повод усомниться в его законности и обоснованности, препятствует надлежащей проверке обжалуемых актов в суде кассационной инстанции.

3. Принимая постановление по результатам рассмотрения обжалованного судебного решения, суд апелляционной инстанции разрешает вопрос о распределении между сторонами судебных расходов в апелляционной инстанции, а при необходимости — и в суде первой инстанции.

Судебные расходы в апелляционной инстанции, равно как и в первой судебной инстанции, состоят из уплаты государственной пошлины, оплаты услуг адвокатов и иных представителей, выплат экспертам, свидетелям, переводчикам и других платежей, произведенных лицами, участвующими в деле, в связи с его разбирательством в арбитражном суде.

Общие правила, связанные с распределением судебных расходов в суде первой и апелляционной инстанций (ст. 110 АПК), а также основания для их изменения (ст. 111 АПК) установлены законодателем с достаточной степенью конкретизации.

4. Копия постановления арбитражного суда апелляционной инстанции направляется лицам, участвующим в деле, заказной корреспонденцией в пятидневный срок со дня его принятия, исчисляемый только рабочими днями.

Следует помнить, что датой принятия судебного постановления признается подписание полного текста мотивированного судебного акта.

5. Постановление арбитражного суда апелляционной инстанции вступает в законную силу со дня его принятия.

Исчисление процессуальных сроков, связанных с рассмотрением дела и рассылкой копий судебного постановления, равно как и установление даты вступления постановления арбитражного суда апелляционной инстанции в законную силу, законодателем связывается с датой подписания мотивированного постановления, а не оглашением его резолютивной части после выхода суда из совещательной комнаты.

6. Постановление суда апелляционной инстанции не является завершающим на пути проверки законности решения, принятого судом первой инстанции. Оно лишь служит окончанию того периода, в течение которого решение суда первой инстанции, обжалованное в апелляционную инстанцию, не вступает в законную силу и не исполняется, если не обращено к немедленному исполнению в случаях, предусмотренных процессуальным законом.

Обжалование постановления суда апелляционной инстанции возможно в кассационную судебную инстанцию, если иное не предусмотрено АПК.

Административная подведомственность

Государственный аппарат в целом состоит из большого числа органов, их структурных подразделений, из миллионов служащих. Очень многие из названных структурных единиц аппарата наделены властными полномочиями. При этом, как правило, четко определяется, на кого распространяются такие полномочия, какими организациями, материальными ресурсами, делами, действиями они ведают. Подведомственность — это определение объектов, на которые распространяется власть субъектов — носителей властных полномочий. Медицинский вуз, например, подведомственен Минздраву РФ, спор о законности увольнения — суду, библиотека института — ректорату и т.д. Обычно подведомственность закрепляется юридическими нормами, которые включаются в разные правовые акты, начиная от Конституции РФ и кончая должностными инструкциями.

Определение подведомственности можно понимать как средство распределения труда по осуществлению государственных и муниципальных дел. Ее четкое распределение позволяет избежать дублирования в деятельности разных органов, служащих.

Правила подведомственности важны для всех ветвей государственной власти. Поэтому законодательство об уголовном и гражданском судопроизводстве четко регулирует подследственность, подсудность, подведомственность судебных дел. Конституционные нормы распределяют компетенцию между Российской Федерацией и ее субъектами, определяют подведомственность таможенного дела и др.

Но особенно важна административная подведомственность — распределение объектов, дел, которыми ведают структурные единицы исполнительной власти. Аппарат исполнительной власти чрезвычайно велик, он состоит из очень большого числа ведомств, органов, служащих, а в его непосредственном ведении находится огромное число организаций, материальных ресурсов, информационных систем, людских судеб.

Анализ законодательства позволяет выделить шесть уровней подведомственности.

Во-первых, государственная подведомственность — законодательное решение вопросов о том, органы какого государства вправе решать дела (о преступлениях, о взыскании ущерба, алиментов, если стороны живут в разных странах, о выдворении иностранного гражданина и др.). На этом уровне можно различать три разновидности подведомственности: 1) между федеральным центром и субъектами федерации; 2) между суверенными государствами; 3) между государственными и международными органами.

Во-вторых, родовая подведомственность — распределение полномочий между разными видами государственной власти: судебная подведомственность, административная подведомственность, подведомственность представительных органов, а также органов, которые не входят в три названных вида власти: президентуры, Центрального банка, Центральной избирательной комиссии, прокуратуры.

В-третьих, видовая подведомственность. Правила видовой подведомственности определяют, какой вид органов ведает делами (органы определенного ведомства, административные комиссии, районные, городские, комиссии по делам несовершеннолетних). Примером правил этого вида подведомственности может быть глава 23 Кодекса РФ об административных правонарушениях, нормы которой закрепляют подведомственность рассмотрения дел об административных правонарушениях.

В-четвертых, территориальная подведомственность, правила которой устанавливают, какой из органов данного вида ведает делами (по месту жительства, совершения, обнаружения, нахождения). Территориальная подведомственность закреплена, например, в статье 29.5 РФ об административных правонарушениях «Место рассмотрения дела об административном правонарушении».

В-пятых, в некоторых случаях, исходя из важности дела, законодатель устанавливает правила иерархической подведомственности, т.е. поручает дела вышестоящему органу или предоставляет ему право брать дела у нижестоящих органов и принимать их к своему производству (например, вышестоящий ОВД, таможенный орган вправе принять дело, подведомственное нижестоящему, к своему производству).

В-шестых, существует еще и должностная административная подведомственность, т.е., иными словами, в рамках органа ведать (контролировать, решать и т.д.) могут разные должностные лица. В качестве примера можно назвать статьи 23.27, 23.54 Кодекса РФ об административных правонарушениях.

При решении вопросов о подведомственности конкретных объектов, дел, действий следует строго последовательно использовать правила определения подведомственности на первом, втором и т.д. уровне.

Следует также иметь в виду, что подведомственность может быть однозначной (императивной) и альтернативной (например, в ст. 29.5 Кодекса РФ об административных правонарушениях). Она может быть общей, установленной общей нормой, и специальной, закрепленной специальной нормой, содержащей исключение из общего правила.