Аннуляционный вердикт суда присяжных

Аннулирование суда присяжных де-факто во власти присяжных. Судьи редко сообщали, что у суда присяжных есть такая возможность. Сила аннулирования проистекает из состояния современного общего права —общего нежелания расследовать мотивы присяжных во время и после обсуждения. Возможность присяжных свести на нет закон предусмотрено двумя прецедентами общего права: присяжные не могут быть наказаны за их вердикт и запрещение (в некоторых странах) повторного обвинения после вынесения приговора (см.: Res judicata и Принцип запрета двойной ответственности).

Аннулирование суда присяжных не раз становилось предметом дискуссий. Некоторые считают его последней возможностью общества сопротивляться неправомерному наказанию и тирании правительства. Другие говоят, что суд присяжных подрывает основы закона. Другие считают, что в этом случае присяжный нарушает свою присягу. В США, некоторые считают присягу присяжных незаконной в своей основе, другие обращаю внимание на текст присяги: «вердикт» по требованию отменяет несправедливый закон: «буду хорошо и правдиво стараться и найти истину между Соединёнными Штатами и подсудимым у барьера, и праведный вердикт вынести в соответствии со свидетельствами, и да поможет Бог.» Шаблон:Cite court Некоторые считают, что аннулирование позволяет насили в отношении социально непопулярных групп. Они указывают на опасность того, что присяжные могут выбрать для осуждения обвиняемого, который не нарушил букву закона. Всё же, судьям предоставлено право вынести приговор и проигнорировать вердикт суда присяжных, что предоставляет защиту от злонамеренных присяжных. Аннулирование допустимо и в гражданских делах по гражданско-правовой ответственности.

Тем не менее, мало кто сомневается в способности суда присяжных признать недействительным закон. Сегодня существует ряд вопросов, поднятых в связи с нуллификацией.

  • Первое, стоит ли информировать присяжных о возможности нулификации.
  • Второе, вправе ли судья убрать присяжных, если они игнорируют его инструкцию.
  • Третье, может ли судья наказать присяжных за аннулирование.
  • Четвёртое, все ли законные аргументы, кроме возможно обращения in limine для исключения доказательства, должны быть приведены в присутствии присяжных.

В некоторых случаях в США, stealth juror (заведомо пристрастный присяжный) склонял присяжных к аннулированию. Некоторые адвокаты используют приём «теневой защиты», чтобы найти такие доказательства, которые могут привести к аннулированию суда присяжных. Эту технику использовала защита Роджера Клеменса в деле о лжесвидетельстве, когда подсудимы Клеменс был оправдан из-за «нарущения со стороны обвинения», то есть защита доказала что обвинение использовало видео — доказательство, которое судья Реджи Уолтон ранее счёл неприемлемым, по целям выемки, по словам защиты, «второй укус яблока», что говорило о плохой работе обвинения. Недопустимые доказательства показанные присяжным всего после двух дней процесса, привели к нарушению процедуры и весь процесс стал незаконным. Судья всё же отклонил ходатайство защиты, но выразил недовольство работой обвинения. , ,

Прецеденты в Общем праве

Право аннулирования «де-факто» принадлежало присяжным с самого начала. К 12-му веку, суды общего право Англии начали использовать присяжных с большими, чем административные обязанностями. Присяжные были обычно «непрофессионалы» из местных общин. Они придавали делу больше легитимности.

Полномочия присяжных по вынесению вердикта было закреплено в Magna Carta 1215 года, которая закрепляла существующую практику:

39. Ни один свободный человек не будет арестован или заключен в тюрьму, или лишен владения, или объявлен стоящим вне закона, или изгнан, или каким-либо (иным) способом обездолен, и мы не пойдем на него и не пошлем на него иначе, как по законному приговору равных его (его пэров) и по закону страны. 20. Свободный человек будет штрафоваться за малый проступок только сообразно роду проступка, а за большой проступок будет штрафоваться сообразно важности проступка, при чем должно оставаться неприкосновенным его основное имущество (salvo contenemento suo); таким же образом (будет штрафоваться) и купец, и его товар останется неприкосновенным; и виллан таким же образом будет штрафоваться, и у него останется неприкосновенным его инвентарь, если они подвергнутся штрафу с нашей стороны; и никакой из названных выше штрафов не будет наложен иначе, как на основаны клятвенных показаний честных людей из соседей (обвиняемых).

В основном, ранние суды присяжных выносили вердикты согласовывая их с судьёй или представителями Короны. Это достигалось путём «приказа о позоре», когда присяжные могли быть обвинены в пристрастности и наказаны штрафом или заключением, если второй, большой, суд присяжных вынесет другой вердикт. «Фасование» присяжных предусматривало ручной отбор неугодных или прямой подкуп. В делах о измене или крамоле это было обычной практикой.

Однако, были и исключения. В 1554, присяжные оправдали сера Николаса Трокмортона, и несколько их них были наказаны судом. Почти век спустя, в 1649 году, произошла первая известная попытка аннулирования суда присяжных, присяжные оправдали Джон Лилбёрна по обвинению в подстрекательстве против режима Кромвеля. Теоретик и политик Эдуард Бернштейн писал об этом деле:

Его утверждение, что конституция суда противоречит основным законам страны было услышано, и его утверждение, что присяжные имеют законное право судить не только по вопросам факта, но и в отношении применения самого закона, так как судьи представлены только ‘нормандскими захватчиками’, которых присяжные могут игнорировать, вынося вердикт, было названо председательствующим судьёй ‘отвратительной, кощунственной ересью.’ Эту точку зрения не разделили присяжные, которое после трёх дней слушаний, оправдал Лилбёрна — который защищался, так умело, как мог только адвокат — к великому ужасу судей и огорчению большинства Совета Государства. Судьи были так удивлены вердиктом присяжных, что они должны были повторить свой вопрос, прежде чем они поверили своим ушам, но зрители, которые заполнили зал суда на оглашении приговора, кричали «ура» так громко и долго, как, по единодушному свидетельству современных репортеров, никогда ранее не было в Ратуше. Люди кричали и хлопали, кидали в воздух шляпы свыше получаса, тогда как судьи сидели сначала покраснев, потом побелев, видя как ликование распространяется на улицы Лондона и в пригороды. Ночью жгли костры и даже потом случались демонстрации радости.

В 1653, Лилбёрн снова просил присяжных оправдать его, если они не сочтут его заслуживающим казни из-за его деяний. И присяжные вынесли вердикт: «Не виновен ни в чём караемом смертью».

В 1670, большой суд присяжных отказался судить Уи́льям Пенна за незаконные собрания по Делу Бушеля. Судья пытался обвинить присяжных в неуважении к суду; это было признано недействительным Судом общей юрисдикции.

В 1681, Большое жюри суда присяжных отказалось выдать обвинительное заключение эрлу Шефтсбери. Затем в 1688, присяжные оправдали Семь епископов церкви Англии за мятежный пасквиль. Даже в неуголовных делах присяжные стали противоречить воле Короны. В 1763 и 1765, присяжные присудили £4 000 и £300 Джону Уилксу и Джону Энтику, соответственно, по искам о посягательстве на королевских посланцев. В обоих случаях, посланцы были отправлены Лорд Галифаксом, чтобы перехватить, якобы, кливетнических документы.

В Шотландии, аннулирование присяжных, в буквальном смысле, возродило (или создало) вердикт «Не виновен». В 1728 Джеймс Карнеги Финхавен неумышленно убил эрла Стратмора. От присяжных требовалось рассмотреть доказательства и вынести вердикт: доказано/не доказано. Присяжные не хотели выносить вердикт «доказано», так как Карнеги отправили бы на смерть. Присяжные сказали, что они имеют «древнее право» рассмотреть дело целиком и вынесли вердикт «не виновен» (вместо «доказано/не доказано»), чего раньше не было в Шотландии. Со временем, сложилась практика когда присяжные выносят вердикт «не виновен» для не виновного и «не доказано» в случаи, если они не уверены в виновности/невиновности.

В США со времён основания сложилась стандартная практика заслушиванием присяжными споров о приминимом праве. Это характерно, например, в деле 1839 года Стеттиниус против США, в котором было установлено, что «Защита может обсудить перед присяжными вопрос о праве до инструкций судьи.» Впрочем, сложившаяся практика показывает, что судьи неодобрительно относятся к случаям обсуждения юридических вопросов перед присяжными, так как это считается, в некотором смысле, предъявлением ранее не заявленных доказательств, что являестя процессуальным нарушением и может даже повлечь отмены вердикта. Поэтому судьи стали требовать письменных ходатайств об обсуждении юридических вопросов перед присяжными, ещё до того как коллегия присяжных будет сформирована. Со временем от обсуждения юридических вопросов перед присяжными вовсе отказались .

Особенности

Англия

К конце 17 века исчезла возможность суда наказать присяжных, это произошло в результате дела Бушеля , связанного с попыткой наказать присяжных, оправдавших Уильяма Пенна. Пенн и Уильям Мид были арестованы в 1670 за незаконную проповедьквакерства и нарушение общественного порядка, но четверо присяжных, возглавляемые Эдвардом Бушеллем отказались признать его виновным. Вместо роспуска присяжных, судья отправил их продолжать обсуждение. Несмотря на требование судьи вынести вердик «виновен», присяжные признали Бушеля виновным за проповедь, но оправдали его по обвинению в общественных беспорядках и Мида по всем обвинениям. Присяжных заперли на три дня без «еды, питья, огня и табака», что бы принудить их дать обвинительный вердикт и когда они отказались, судья завершил процесс. Судья приказал отправить присяжных в заключение, пака они не выплатят штраф суду. Четверо присяжных отказывались платить штраф и после нескольких месяцев, Эдвард Бушелл потребовал применить хабеас корпус. Главный судья Вон, заседавший в суде общих тяжб, выписал приказ, освободил их, и назвал наказание присяжных «абсурдом», и запретил судьям наказывать присяжных за неугодный вердикт. Это событие стало важной вехой в истории развития аннулирования суда присяжных. Отдельные случаи отмечались на доске выставленной в Центральном Крименеальном суде (Old Bailey) в Лондоне.

Так присяжный узурпируют законное отправление правосудия, хотя они бывают правы, само по себе это не правильно, потому что они бывают правы по случайности, и не принимают конституционный путь разрешения вопроса. Это долг судьи, во всех случаях общего правосудия, рассказать присяжным о правильной процедуре, хотя они имеют власть поступить неправильно, это будет делом их совести и Бога.
Быть свободным — жить под властью правительства и закона . Несчастным будет положение индивидов, опастным положение государства, если не будет определённого закона или, что тоже самое, определённого оправдания правосудия, защищающего индивидов, или охраняющего государство.

Что утвержадают против этого? — Что закон может быть тем, в каждом конкретном случае, что каждые 12 человек, которым случится стать присяжными, сочтут возможным посчитать; не отвечающие за свои действия, субъекты без контроля, с предрассудками из уличных пересудов, предвзятые в интересах своего города, где тысячи, более или мение, обеспокоеных тем, что пишут в газетах, статьях, и памфлетах. При таком отправление правосодия, не один человек не ответит, и не один адвокат не даст совета, что в бумагах сочтёт или не сочтёт наказуемым.

В 1982, во время Фолклендской войны, британский ВМФ потопил аргентинский крейсер «Генерал Бельграно». Государственный служащий Клайв Понтинг допустил утечку двух секретных документов, касающехся затопления крейсера, попавших Члену Парламента (Там Далйелл) и был обвинён в нарушение раздела второго Закона о государственной тайне 1911 года. Обвинение требовало осуждения Понтинага за разглашение государственной тайны. Защитники говорили о том, что он действовал в Общественном интересе, что бы информация стала доступной, но это было отклонено на том основании, что «общественный интерес — то, что правительство о нём говорит сегодня», но присяжные оправдали его, к ужасу правительства. Он утвержал что действовал из «его долга перед интересами государства»; а судья утвержала, что гражданский служащий обязан правительству.

В Соединнных Штатах, аннулирование суда присяжных впервые появилось ещё до гражаданской войны, когда присяжные иногда отказывались признавать виновных в нарушении акта о беглых рабах. Позже, во время сухого закона, присяжные часто аннулировали действие анти-алкогольных законов, возможно более чем в 60 % случаев. Это сопротивление возможно способствовало принятию двадцать первой поправки отменявшую сухой закон, восемнадцатую поправку.

Хорошо известен случай аннулирования суда присяжных, в конце процесса Джеймса Хикока за убийство Дэвида Татта на поединке в 1865, судья Семпроний Бойд дал присяжным две инструции. Во-первых, он проинструктировал присяжных, что только обвинительный вердикт допустим с точки зрения закона, но затем он проинструктировал их, что они могут использовать неписанное право «честного боя» и оправдать его. Хикок был оправдан, хотя вердикт не понравился многом людям.

Закон о беглых рабах

«Аннулирование суда присяжных» практиковалось в 1850-х в знак протеста против закона о беглых рабах, который был частью Компромисса 1850 года. Компромисс был призван удержать рабовладельцев юга от выхода из состава Союза, но присяжные на север всё равно оправдывали нарушителей закона. Государственный секретарь Дэниел Уэбстер был ключевым сторонником закона, как сказано в его речи «Седьмого марта», и он желал громких осуждений нарушителей. Но сопротивление присяжных похоронило его надежды и президентские амбиции, а также возможность компромаса с Югом. Уэбстер возглавлял обвинение по делу о сокрытии Седрах Минкинса в 1851 от Бостонских чиновников, которые собирались вернуть его владельцам; присяжные оправдали всех. Уэбстер пытался применить закон крайне непопулярный на Севере, и его Партия Вигов не сделала его своим кандидатом на президентских выборах 1852.

После Гражданской войны

Белые, совершившие преступления против чернокожих, часто оправдывались, несмотря на неопровержимость доказательств, белыми присяжными, особенно на Юге США.

21й век

В 21-м веке было много обсуждений случаев аннулирования присяжными законов о наркотиках, которые иногда считаются несправедливыми или дискриминационными в отношении некоторых групп. Сторонники аннулирования считают, что оно происходит в 3-4 % случаев, и в последнее время растёт число неединогласных решений присяжных, что некоторые считают предпосылкой к наделению присяжных возможностью рассматривать справдливость и обоснованность законов.

Судебная практика в США

В 1895 в деле Спарф против Соединенных Штатов судья Джон Маршалл Харлан написал, а Верховный Суд США принял 5 голосами против четырёх, что судья не обязан информировать присяжных, а их праве аннулировать. Это постановление часто используется судьями США, когда одна из сторон пытается проинформировать присяжных о их праве на аннулирование и объявить судебный процесс с нарушением процедуры, если это было произведено. В некоторых штатах, присяжные могут быть вычеркнуты из списка во время voir dire (опрос кандидата в присяжные во время отбора), если они не согласятся соблюдать правила и предписания закона, как то придписывает судья.

В недавних решениях, судьи подтвержадают запрет на информирование присяжных о их праве на аннулирование. В 1969, четвёртый апелляционный суд, в деле Соединённые Штаты против Мойлана, 417 °F.2d 1002 (4th Cir.1969), суд подтвердил существующую концепцию аннулирования суда присяжных, но оставил в силе полномочия суда отказать в инструктаже присяжных на этот счёт. В 1972, в деле Соединенные Штаты против Догерти, 473 °F.2d 1113, Апелляционный суд США округа Колумбия издал постановление, схожее с делом Мойлана, подтвердив де-факто полномочия присяжных на аннулирование закона, но оставил в силе возможность запрета их инструктажа об этом одной из сторон. В 1988, Шестой апеллияционный суд оставил в силе положение об инструктирвании: «Нет такой вещи как законное аннулирование суда присяжных.» В 1997, второй апелляционный суд постановил, что присяжные заседатели могут быть удалены, если есть доказательства того, что они намерены аннулировать закон, по Федеральным правилам уголовного процесса, правило 23(b). Верховный суд, в последнее время, не рассматривал этот вопрос. Кроме того, судебные приставы, адвокаты, дают клятву защищать закон, и этически неприемлимо для них выступать за аннулирование суда присяжных.

Канада

Хотя и крайне редко, аннулирование суда присяжных имеет место и в Канаде. Полномочия субъекта болбшее, чем обычное рассмотрение, тогда как обвинение имеет полномочия обжаловать оправдательный приговор. В добавок, судьи выступают против аннулирования; в К. против Латимера, 2001 SCC 1, было заявлено, что «Процесс не становится несправедливым только потому, что судья на процессе не разрешил присяжным их „де-факто“ право на аннулирование. В большинстве, если не во всех случаях, аннулирование не будет важным фактором при анализе степени справедливости процесса для подсудимого. Защита против аннулирования присяжных — желательная и и законная процедура для судьи; фактически судья должен принять все меры, что бы присяжные применяли закон должным образом.»

Тем не менее, есть несколь знаменитых примеров аннулирования суда присяжных в Канаде. В 1988 Верховный суд в деле К. против Моргенталер, 1988 SCR 30, аннулирование было обжаловано в высшей судебной инстанции страны, которая отвергла закон в этом вопросе. В obiter dicta (попутное высказывание судьи, не ставшее основанием резолютивной части решения), судья Брайан Диксон написал:

Наооборот принцип утверждаемый мистером Маннингом, что присяжные могут быть поощрены в игнорировании закона, может привести к вопиющий несправедливости. Один обвиняемый может быть осужден судом присяжных, которые поддерживали существующий закон, тогда, как другой, обвинённый в том же самом преступлении может быть оправдан присяжными, которые с реформистским рвением, решат выразить своё неодобрение тем же самым законом. Более того, присяжные могут решить, хто хотя закон закон указывает на осуждение, присяжные могут просто отказаться от применения закона к симпатичному им подсудимому. Кроме того, присяжные, чувствуя неприязнь к обвиняемому могут осудить его, несмотря на закон, указывающий на оправдание. Даю суровый, но впечатляющий пример: присяжные подпитанные расистскими страстями, решат что они не должны применять закон против белого человека, убившего негра. Такое допущение нужно лишь чтобы выявить потенциально страшные последствия утверждений мистера Мэннинга.

Это несомненно и верно, что присяжные де-факто имеют право проигногировать указания судьи на положения закона. Мы не можем войти в совещательную комнату присяжных. Присяжные не обязаны отчитываться в причинах вынесения своего вердикта. Может быть даже правда, что в некоторых случаях частное решения присяжных отказаться применять закон, будет представлять собой, словами рабочих материалов Коммиссии Канады по правовым реформам, «последняя защита гражданина против репрессивных законов и репрессивной правоохранительной деятельности» (Коммиссии Канады по правовым реформам, рабочий документ 27, Присяжные в уголовных процессах (1980)). Но даже если согласиться с этим, всё равно это далеко от признания права адвоката призвать присяжных проигнорировать закон, они не должны помогать или рассказывать присяжным, что они могут сделать это.

Верховный суд недавно вынес решение в деле К. против Кригара 2006 SCC 47, присяжные в судах Канады могут отказаться от применения закона, когда их совесть того требует. Суд заявил: «присяжные не уполномоченны, по своему праву, отказаться от применения закона — но они имеют право сделать это, когда их совесть не допускает иного.»

Полемика

Главный деонтологический вопрос касающийся аннулирования суда присяжных — противоречие между демократическим сумоуправлением и честностью. Высказывались аргументы, что раз обвинение не может требовать аннулирования суда присяжных, этим не может пользоватся и защита.

Законы США

18 июня, 2012, в Нью-Гемпшире был принят закон позволяющий адвокатов, защиающийся стороны, уведомлять присяжных о возможности аннулирования.

Пензенский областной суд вынес приговор 19-летнему Александру Жилякову. Присяжные признали его виновным в убийстве 55-летней женщины, совершенном с особой жестокостью. Как утверждают эксперты, он нанес несчастной 12 ударов топором. Затем хладнокровный убийца снял с нее золотую цепочку, обручальное кольцо, серьги и забрал из кармана халата кошелек с деньгами.

Неделю спустя Жиляков написал явку с повинной.

— Он сознался в преступлении и рассказал следователям все детали произошедшего, — вспоминает руководитель Первомайского следственного отдела при прокуратуре по Пензенской области Михаил Ушкин. — Сказал, что им двигал корыстный мотив. Но позже, когда ему наняли адвоката, отказался от своих первоначальных показаний и потребовал, чтобы его дело рассматривал суд присяжных.

Присяжные заседатели, среди которых были только женщины, поверили его слезам. Жиляков был освобожден прямо в зале суда и еще полгода разгуливал на свободе, пока обвинение обжаловало приговор в Верховном суде.

— Был созван новый состав присяжных, — пояснила корреспонденту «РГ» пресс-секретарь Пензенского областного суда Наталья Быченкова. — На этот раз большинством голосов подсудимый был признан виновным, суд назначил ему 9,5 года колонии.

Подобный случай столь кардинального пересмотра приговора далеко не редкость. В Астрахани двух молодых людей, обвиняемых в разбое и убийстве, суд присяжных оправдывал четырежды.

— И каждый раз мы подавали кассацию, поскольку имелись грубые нарушения процессуального закона, проще говоря, порядка вынесения вердикта, — уточнила помощник прокурора Астраханской области Нина Круглова.

В состав присяжных были включены люди, которые в силу закона и жизненных обстоятельств не могли участвовать в судебном процессе.

В декабре прошлого года в этой нашумевшей истории, казалось, была поставлена точка. Алексея Пронина и Станислава Капралова признали виновными и приговорили каждого к 15 годам лишения свободы. Но теперь на пересмотре приговора настаивают осужденные. Один из них заявляет, что оболгал товарища по несчастью и подал кассационное представление в Верховный суд.

— Анализ судебной практики показывает, что ошибки, повлекшие отмену приговоров, в большей степени допускают не присяжные, а профессиональные судьи, обвинители, защитники и следственные органы, — вынужден признать председатель Совета судей Пензенской области Виктор Ховрин. Он председательствовал в первом суде присяжных, состоявшемся в регионе в 2003 году. С тех пор в Пензе прошло 12 подобных процессов.

— Теоретики и практики до сих пор спорят о целесообразности судов присяжных», — делится личным мнением Ховрин. — Но суть суда присяжных в том, чтобы прокурор настолько четко и просто мог донести до каждого присяжного доказательства вины, чтобы человеку было ясно, что совершено преступление и его совершил именно подсудимый.

На практике, увы, около 30 процентов дел с участием присяжных ежегодно отменяются кассационной палатой Верховного суда. Причем как с оправдательными, так и с обвинительными вердиктами.

Когда верстался номер

Верховный суд оставил кассацию осужденных без удовлетворения. Как пояснила начальник отдела гособвинителей прокуратуры РФ по Астраханской области Румия Мухамеджанова, приговор присяжных на этот раз был признан обоснованным и законным. Осужденные отбывают назначенное им наказание.

Войти

О том, как присяжные выносят вердикт

После заключительных речей обвинения и защиты судебный пристав уводит присяжных в совещательную комнату для обсуждения вердикта. В первую очередь присяжные должны выбрать председателя, который обязан следить, чтобы дискуссия проходила свободно и дисциплинированно, чтобы не было беспорядка, каждый имел возможность высказаться и чтобы всем вопросам, которые необходимо обсудить, уделили должное внимание.

В совещательной комнате присяжным выдают все улики и доказательства по делу, представленные в суде. Если им необходима дополнительная информация (например, чтобы им повторно зачитали чьи-либо свидетельские показания), они уведомляют судебного пристава. Поскольку это возможно сделать, только повторно пригласив в суд данного свидетеля и юристов, присяжные должны серьезно обдумать, действительно ли им это нужно. На осуществление данного запроса уходит некоторое время, но это допустимо, если присяжные уверены, что такой шаг необходим для вынесения правильного вердикта.

Присяжные обязаны спокойно и внимательно выслушивать мнение друг друга и помнить при этом, что они не сторонники обвинения или защиты, а беспристрастные судьи, опирающиеся на представленные в суде факты. После всеобъемлющей и свободной дискуссии каждый присяжный должен проголосовать исключительно согласно собственным убеждениям.

При вынесении вердикта необходимо принимать во внимание только показания и улики, представленные в суде. Не должно быть никаких дополнительных домыслов или спекуляций о деле.

Когда наступает момент голосования, председатель коллегии присяжных должен подсчитать голоса. В Калифорнии при вынесении вердикта по уголовному делу необходимо единогласное решение всех 12 присяжных. Если все присяжные согласны с вердиктом, председатель подписывает вердикт, ставит дату, сообщает об этом судебному приставу. Затем присяжные возвращаются с вердиктом в зал суда.

Если присяжные не могут прийти к единому мнению в течение определенного времени и сообщают судье, что они не в состоянии вынести вердикт, судья имеет право распустить эту группу присяжных. Такая ситуация называется аннуляцией судебного процесса и может означать, что дело будет вновь направлено в суд с новой коллегией присяжных.

Понятие состава преступления

Ввиду того, что единственным основанием уголовной ответственности является совершение преступления, то требуется установить, что собой представляет состав преступления.

О составе преступления говорится в статьях 8 и 29 УК РФ. Согласно ст. 8: «Основанием уголовной ответственности является совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом». В ст. 29 УК РФ закреплено: «Преступление признается оконченным, если в совершенном лицом деянии содержатся все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом».

О составе преступления говорится также и в уголовно-процессуальном законодательстве. Так, п. 2 ч. 1 ст. 24 УПК РФ устанавливает, что уголовное дело не может быть возбуждено, а возбуждённое уголовное дело должно быть прекращено, если в деянии отсутствует состав преступления.

Несмотря на это, в настоящее время ни в УК РФ, ни в УПК РФ не содержится понятие состава.

Понятие состава преступления – научное обобщение признаков, единых для всех составов, предусмотренных законом. Под ним понимается совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих любое общественно опасное деяние как конкретное преступление.

В 18–19 вв. началось теоретическое обоснование учения о составе преступления в германской классической школе. В связи с тем, что российское дореволюционное уголовное право рассматривало преступление как основание уголовной ответственности, учение о составе преступления интенсивно стало развиваться только в советский период.

Само понятие состава преступления в отечественную науку перешло из арсенала так называемой «классической школы» уголовного права, основоположником которой считается немецкий философ и юрист Ансельм Фейербах. «Классическая школа», особенно в той части, которая представляет собой общее учение о преступлении, была воспринята российской юридической наукой и её наиболее выдающимися представителями Н.С. Таганцевым, Н.А. Неклюдовым, С.В. Познышевым, внедрившими в научный оборот понятие состава преступления.

В юридической литературе встречаются утверждения, что состав преступления – это законодательная модель преступления, его «каркас»; что это научная абстракция и состава преступления, как такового, в действительности нет. Это всего лишь мысленное моделирование конкретного преступления в рамках признаков, описанных в уголовном законе. Однако, это не избавляет нас от необходимости дать научное, чёткое определение состава преступления.

Согласно общему учению о составе преступления его основными частями, т. е. элементами являются: объект, объективная сторона, субъект и субъективная сторона преступления. В данном случае, деление состава преступления на указанные элементы является научной абстракцией, ибо ни один элемент состава преступления самостоятельно существовать не может. Для наглядности сказанного можно представить себе человеческий организм в целом и отдельные его органы (пищеварения, кровообращения, дыхания и т. д.). Ни один из этих органов в отдельности, без связи со всеми остальными составляющими человеческого организма, функционировать не может. Тем не менее, каждый из этих органов изучается в науке физиологии, как в отдельности, так и в связи с другими органами. Аналогично обстоит дело и с изучением состава преступления и его элементов в науке уголовного права.

Понятие «состав преступления» необходимо отличать от понятия «преступление». Между ними существуют следующие различия.

1. Понятие преступления имеет цель раскрыть социально-политическое содержание преступления как общественно опасного деяния и отграничить преступные деяния от иных правонарушений. Понятие состава преступления имеет цель дать юридическую характеристику этого деяния.

2. Понятие преступления по содержанию шире понятия «состав преступления». Любое преступление – это конкретное деяние, совершенное определённым лицом, в определенное время, в определенном месте, определённым способом и т. д. То есть, каждое преступление строго индивидуально. Не существует двух совершенно одинаковых преступлений, даже одного вида.

Для состава преступления многие признаки, присущие конкретному деянию, несущественны и не имеют никакого значения для его квалификации как преступления. Так, например, для состава кражи (ст. 158 УК РФ) несущественно, в какое время дня или ночи она совершена, каким способом совершено проникновение в жилище (взлом, подбор ключей и т. д.). Состав кражи одинаков для всех без исключения индивидуальных, конкретных краж.

Состав преступления дает следующее.

  1. Возможность не только установить преступность конкретного деяния, но и отнести его к определенной категории преступлений.
  2. Определить грани между отдельными видами преступлений (вымогательство, разбой, грабеж).
  3. Установить пределы наказуемости преступных деяний данного вида.
  4. Мотивировать основания уголовной ответственности.

Признаки и элементы состава преступления

Состав преступления обладает определенными признаками и элементами. Признак – показатель, посредством которого, что-либо можно определить, а элемент – составная часть чего-либо целого.

Деление состава преступления на вышеуказанные элементы – научное отвлечение, т. к. ни один элемент состава преступления в отдельности существовать не может.

Состав определенного вида преступления (кражи (ст. 158 УК РФ), угона (ст. 166 УК РФ) и др.) это законодательная модель, носящая минимальный набор необходимых признаков, обязательных в любом случае совершения преступления этого вида, и не включает случайных и изменчивых признаков (место совершения кражи или время суток).

Под признаками состава преступления следует понимать существенные отличительные черты преступления, характеризующие отдельные элементы состава преступления.

Признаки состава преступления должны быть:

  • существенными для того, чтобы признать то или иное деяние преступлением. Отсутствие хотя бы одного из этих признаков – отсутствие состава преступления в целом;
  • достаточными, т. е. для признания деяния преступлением, отсутствует необходимость устанавливать еще какие-либо дополнительные признаки.

Признаки состава преступления закреплены в УК РФ, в первую очередь в диспозициях уголовно-правовых норм Особенной части. Следовательно, состав преступления – законодательное описание, модель преступления.

Совокупность данных признаков образует состав конкретного преступления, предусмотренного нормами Особенной части УК РФ. Признаки состава преступления могут быть как объективными (внешними), так и субъективными (внутренними).

К первым относятся признаки объекта и объективной стороны преступления. Под объектом преступления понимаются те охраняемые уголовным законом общественные отношения, на которые это преступление посягает. Признаком объекта преступления как раз и являются эти отношения.

С объектом преступления взаимосвязаны предмет посягательства (физический предмет материального мира или интеллектуальная ценность, на которые оказывается непосредственное воздействие при совершении преступления) и потерпевший (физическое лицо, которому преступлением причиняется вред: физический, имущественный или моральный, а также юридическое лицо при причинении преступлением вреда его имуществу и деловой репутации). Этот признак указан не во всех составах преступления.

Правильное определение предмета преступления, а также его взаимосвязи с объектом преступления имеют огромное значение для правильной квалификации содеянного. Например, в ст. 228 УК РФ «Незаконные приобретение, хранение, перевозка, изготовление, переработка наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов, а также незаконные приобретение, хранение, перевозка растений, содержащих наркотические средства или психотропные вещества, либо их частей, содержащих наркотические средства или психотропные вещества» предметом преступления являются наркотические средства; психотропные вещества или их аналоги; растения, содержащие наркотические средства или психотропные вещества, а объектом преступления – общественные отношения, охраняющие здоровье населения.

Объективная сторона преступления – это описание деяния в диспозиции статьи Особенной части УК РФ. Признаками объективной стороны преступления являются: 1) преступное деяние (действие или бездействие); 2) общественно опасные последствия этого деяния и 3) причинно-следственная связь между ними, а также место, время, способ, обстановка, орудия и средства совершения преступления.

Основным признаком объективной стороны преступления является общественно опасное деяние в форме действия или бездействия – оно всегда указывается в диспозиции статьи Особенной части УК РФ. Все остальные признаки объективной стороны (общественно опасные последствия, время, место, способ, обстановка, орудия и средства совершения преступления) могут как указываться, так и не указываться в диспозициях статей Особенной части УК РФ. Следовательно, все они являются факультативными. Например, в диспозиции ч. 1 ст. 158 УК РФ указан конкретный способ хищения, который образует кражу: тайное изъятие чужого имущества. Данный способ, будучи факультативным признаком объективной стороны преступления, в преступлении, предусмотренном ч. 1 ст. 158 УК РФ, приобретает квалифицирующее значение. Все иные способы изъятия чужого имущества не могут рассматриваться в качестве кражи.

Субъективные признаки состава преступления характеризуют субъект и субъективную сторону преступления.

Субъект преступления – это физическое лицо, его совершившее.

К признакам субъекта преступления относятся:

1) установленный законом возраст, с которого наступает уголовная ответственность (указан в ст. 20 Общей части УК РФ, в которой перечисляются статьи Особенной части, предусматривающие преступления, за совершение которых наступает ответственность с 16 лет (общее правило) или с 14 лет (исключение из общего правила)). Лишь в некоторых статьях Особенной части УК РФ (ст. ст. 134, 150 УК РФ) предусмотрен иной возраст уголовной ответственности – 18 лет;

2) вменяемость физического лица. Признаки невменяемости описаны только в ст. 21 Общей части УК РФ и никогда не указываются в статьях Особенной части УК РФ. Тем не менее, и возраст, и вменяемость физического лица являются основными признаками субъекта преступления. Если лицо не достигло установленного законом возраста, с которого наступает уголовная ответственность, или является невменяемым, то оно и не является субъектом преступления, а, следовательно, отсутствует и основание уголовной ответственности.

Закону известны и иные признаки субъекта преступления, которые получили название специальных. К ним, в частности, относятся признаки, характеризующие семейно-родственные отношения, государственно-правовой статус лица, должностное положение, и др. В то же время, специальные признаки субъекта являются факультативными. Они учитываются при квалификации преступления только в случае прямого указания на них в статье Особенной части УК РФ. Например, ст. 290 УК РФ предусматривает ответственность за получение денег, ценных бумаг, иного имущества должностным лицом. При отсутствии признаков должностного лица, получение таких предметов лицом не образует состава получения взятки. Следует, что факультативные признаки состава преступления – это такие признаки, которые приобретают значение для квалификации преступления только в случае прямого указания на них в статье Особенной части УК РФ.

Субъективная сторона преступления – это психическое отношение лица к совершённому им деянию и наступившим в результате этого последствиям. Признаки субъективной стороны преступления включают вину в форме умысла и неосторожности, а также в ряде случаев мотив и цель совершения преступления, эмоциональное состояние виновного.

Основным признаком субъективной стороны преступления является вина в форме умысла или неосторожности. Конкретные формы вины иногда указываются в статьях Особенной части (например, умышленное причинение легкого вреда здоровью (ст. 115 УК РФ) и причинение тяжкого вреда здоровью по неосторожности (ст. 118 УК РФ), но в некоторых случаях указание на форму вины в статьях Особенной части УК РФ отсутствует, но она, безусловно, подразумевается.

Факультативные признаки субъективной стороны – мотив и цель совершения преступления, и эмоциональное состояние виновного. Они учитываются при квалификации преступления только в случае прямого указания на них в статье Особенной части УК РФ. Так, например, эмоциональное состояние виновного указывается в двух составах преступления: убийство, совершённое в состоянии аффекта (ст. 107 УК РФ) и причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью в состоянии аффекта (ст. 113 УК РФ). Конкретные мотивы и цели называются в качестве отягчающих обстоятельств в составе убийства (ч. 2 ст. 105 УК РФ).

Факультативные признаки не учитываются при квалификации преступлений, если прямо не указаны в законе, но могут учитываться при назначении наказания судом. Так, среди обстоятельств, отягчающих наказание, перечисленных в ст. 63 УК РФ указываются такие факультативные признаки объективной стороны, как общественно опасные последствия, способ, орудия, обстановка совершения преступления.

Общественно опасные последствия предусмотрены в п. «б» ч. 1 ст. 63 УК РФ, в котором обстоятельством, отягчающим наказание, признаётся наступление тяжких последствий в результате совершения преступления.

Способы совершения преступления предусмотрены в п. «и» ч. 1 ст. 63 УК РФ – особая жестокость, садизм, издевательство, мучения для потерпевшего, а также в п. «м» – совершение преступления с использованием доверия, оказанного виновному в силу его служебного положения или договора и в п. «н» – совершение преступления с использованием форменной одежды или документов представителя власти.

Орудия преступления указаны в п. «к» ч. 1 ст. 63 УК РФ – совершение преступления с использованием оружия, боевых припасов, взрывчатых веществ или имитирующих их устройств, специально изготовленных технических средств, наркотических средств, психотропных, сильнодействующих, ядовитых и радиоактивных веществ, лекарственных и иных химикофармакологических препаратов.

Обстановка совершения преступления предусмотрена в п. «л» ч. 1 ст. 63 УК РФ – совершение преступления в условиях чрезвычайного положения, стихийного или иного общественного бедствия, а также при массовых беспорядках, в условиях вооруженного конфликта или военных действий.

Отягчающим наказание обстоятельством согласно п. «е» ч. 1 ст. 63 УК РФ является совершение преступления по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти, или вражды либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы. В п. «е.1» ст. 63 УК РФ – совершение из мести за правомерные действия других лиц, а также с целью скрыть другое преступление или облегчить его совершение. В п. «ж» ч. 1 ст. 63 УК РФ подразумевается цель виновного воспрепятствовать осуществлению законной служебной деятельности лица, а также месть за совершение такой деятельности.

Служебное положение лица как специальный признак субъекта преступления может служить отягчающим наказание обстоятельством при использовании им такого положения для совершения преступления (п. «м» ч. 1 ст. 63 УК РФ).

Признаки состава преступления в уголовном праве, прежде всего, необходимы для признания того или иного деяния преступлением, иными словами, для квалификации преступления.

Классификация составов преступления

В теории уголовного права конкретные составы преступлений подразделяются на определённые группы в зависимости от каких-либо существенных признаков, именуемых основаниями классификации.

Классификация составов преступлений может различаться по степени общественной опасности описываемого им преступления.

1. Основной (простой) состав, содержит только основные (конститутивные) признаки и не содержит в себе ни смягчающих, ни отягчающих обстоятельств. В УК РФ это, как правило, части первые соответствующих статей Особенной части УК РФ (например, основной состав убийства предусмотрен ч. 1 ст. 105 УК РФ, простая кража (ч.1 ст. 158 УК РФ), простое хулиганство (ч.1 ст. 213 УК РФ) и т. д.). Основные составы есть у всех преступлений, входящих в Особенную часть УК РФ.

2. Квалифицированный (особо квалифицированный) состав, в основу которого положены отягчающие (особо отягчающие) признаки, с наличием которых законодатель связывает необходимость усиления ответственности в силу повышенной опасности преступления (например, квалифицированный состав предусмотрен в ч. 2 ст. 105 УК РФ «Убийство», ч. ч. 2, 3 ст. 161 УК РФ «Грабеж» и др.).

Составы с отягчающими обстоятельствами свидетельствуют о более высокой степени общественной опасности деяния по сравнению с деянием, предусмотренным основным составом.

Отягчающие обстоятельства в УК РФ чаще всего выражаются в пунктах соответствующих статей Особенной части УК РФ. Так, например, в ч. 2 ст. 105 УК РФ («Убийство») содержится 13 пунктов (от «а» до «м»), каждый из которых включает одно или несколько отягчающих обстоятельств.

3. Привилегированный состав, содержащий привилегирующие признаки, наличие которых влечет смягчение ответственности в силу уменьшения степени общественной опасности преступления. Привилегированные составы в действующем УК РФ предусмотрены в преступлениях против жизни и здоровья. Например, привилегированные составы: «Убийство матерью новорожденного ребёнка» (ст. 106 УК РФ); «Убийство, совершенное в состоянии аффекта» (ст. 107 УК РФ) и «Убийство, совершенное при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление» (ст. 108 УК РФ). Эти составы имеют смягчающие обстоятельства по отношению к основному составу убийства, предусмотренному ч.1 ст. 105 УК РФ. Такими же являются составы «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью, в состоянии аффекта» (ст. 113 УК РФ) и «Причинение тяжкого или средней тяжести вреда здоровью при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление» (ст. 114 УК РФ), по отношению к основным составам умышленного причинения тяжкого вреда здоровью (ч. 1 ст. 111 УК РФ) и умышленного причинения средней тяжести вреда здоровью(ч. 1 ст. 112 УК РФ).

Следующая классификация составов преступления различается по способу описания признаков состава преступления в законе:

1) простые составы преступлений. Простые составы преступлений характеризуются наличием в них одного объекта, одного деяния, одной формы вины, одного вида преступных последствий, т. е. признаки указываются в единственном числе. Например, в составе причинения смерти по неосторожности (ст. 109 УК РФ) указан один объект – жизнь человека, одно деяние – причинение смерти; одна форма вины – неосторожность;

2) сложные составы преступлений. Сложные составы преступлений характеризуются наличием нескольких объектов, нескольких действий, двух форм вины. Составы преступлений с несколькими объектами называют двухобъектными либо многообъектными. Например, в ч. 1 ст. 162 УК РФ – «Разбой», посягает на два объекта – собственность и здоровье личности.

Сложными по составу являются длящиеся и продолжаемые преступления.

При длящемся преступлении его совершение продолжается в течение длительного времени. Длящееся преступление считается оконченным с момента совершения преступного деяния, но может быть прекращено самим виновным лицом или прервано в результате каких-либо других обстоятельств. Продолжаемые преступления, состоят из ряда тождественных преступных действий, которые объединены общей целью.

В действующем УК РФ есть немало сложных составов с двумя формами вины, когда у виновного имеется умысел по отношению к наступившим общественно опасным последствиям: умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшего (ч. 4 ст. 111 УК РФ); незаконное проведение искусственного прерывания беременности, повлекшее по неосторожности смерть потерпевшей либо причинение тяжкого вреда её здоровью (ч. 3 ст. 123 УК РФ); неоказание помощи больному, повлекшее по неосторожности смерть больного либо причинение тяжкого вреда его здоровью (ч. 2 ст. 124 УК РФ).

Также, различаются составы преступлений по законодательной конструкции (способу описания признаков объективной стороны преступления).

1. В формальном составе преступления при характеристике объективной стороны указывается только общественно опасное деяние. Общественно опасные последствия лежат за рамками состава преступления. Например, «Оставление в опасности» (ст. 125 УК РФ); «Изнасилование» (ст. 131 УК РФ) и другие.

2. В материальных составах преступления законодатель описывает конкретные общественно опасные последствия совершённого деяния. Наиболее выраженными примерами могут служить преступления, посягающие на здоровье личности, но, также «Убийство» (ст. 105 УК РФ), «Кража» (ст. 158 УК РФ) и другие.

3. В усечённых составах преступления в отличие от формальных, законодатель момент окончания преступления переносит на более ранние стадии совершения преступления: например, «Разбой» (ст. 162 УК РФ) – на стадию покушения, «Бандитизм» (ст. 209 УК РФ) – на стадию приготовления.

4. В формально-материальных составах содержатся два самостоятельных момента окончания: или наступление последствий, указанных в диспозиции нормы, или сам факт совершения деяния (ст. 258 УК РФ «Незаконная охота»).

Смысл деления составов преступления по их конструкции имеет решающее значение при определении момента окончания преступлений.

Значение состава преступления

Состав преступления – одно из важнейших, центральных понятий уголовного права. Он имеет весьма большое значение как для квалификации деяния в качестве преступления, так и для назначения наказания судом.

Квалификация преступлений в самом общем смысле означает установление в действиях лица конкретного состава преступления. При квалификации преступлений решающее значение имеют основные (обязательные) признаки состава преступления, то есть наличие предусмотренного уголовным законом общественно опасного деяния в объективной стороне преступления и установленного законом возраста и психической вменяемости физического лица как признаков субъекта преступления.

Факультативные признаки не учитываются при квалификации преступлений, если прямо не указаны в законе, но могут учитываться при назначении наказания судом. Так, среди обстоятельств, отягчающих наказание, перечисленных в ст. 63 УК РФ указываются такие факультативные признаки объективной стороны, как общественно опасные последствия, способ, орудия, обстановка совершения преступления.

Признаки состава преступления в уголовном праве, прежде всего, необходимы для признания того или иного деяния преступлением, иными словами, для квалификации преступления.

Уголовный кодекс России в ряду своих принципиальных положений (ст. 8 УК РФ) определяет основанием уголовной ответственности совершение деяния, содержащего все признаки состава преступления. Столь высокий уровень нормативного закрепления обуславливает повышенное внимание исследователей к проблеме состава преступления, тем более что само понятие состава в законе не раскрывается.

Таким образом, состав преступления – это совокупность установленных уголовным законом объективных и субъективных признаков, характеризующих общественно опасное деяние как преступление с четырёх сторон: объекта и объективной стороны, субъекта и субъективной стороны преступления.

В современной доктрине уголовного права имеются следующие разновидности составов преступлений: по степени общественной опасности описываемого им преступления, по способу описания признаков состава преступления в законе, по законодательной конструкции (способу описания признаков объективной стороны преступления).

Прикладной бакалавриат: самое практичное образование

С 2010 года около 50 вузов и техникумов в рамках эксперимента реализуют программы прикладного бакалавриата, которая должна стать альтернативой среднему профессиональному образованию. В ходе доработки Стратегии-2020 был сделан вывод о необходимости дальнейшего развития этих программ

О путях этого развития — руководитель Центра начального, среднего, высшего и дополнительного профессионального образования Федерального института развития образования (ФИРО) Владимир Блинов.

— Владимир Игоревич, когда прикладной бакалавриат только задумывался, речь шла о четырехлетних программах, как и для обычного бакалавриата. Теперь же, в рамках доработки Стратегии-2020, говорится о трехлетних программах. Сколько же все-таки лет нужно будет учиться на прикладного бакалавра: три или четыре?

— Причина этого разночтения объясняется подвижностью педагогических концепций – тот самый случай, когда «хвост виляет собакой». Сначала появилось само понятие «прикладной бакалавриат», а потом оно стало наполняться разными смыслами. Сегодня есть два основных подхода к прикладному бакалавриату. Первый — что это подготовка рабочих с высшим образованием, второй – что это полноценный бакалавриат с расширенной прикладной частью, которая, прежде всего, ориентирована на трудоустройство. Мы придерживаемся второго подхода, разрабатываем соответствующую концепцию, а первый представляет собой в значительной степени слухи и домыслы.

— Чем привлекателен для студентов прикладной бакалавриат в вашей интерпретации?

— Главное, чем можно их привлечь, — выгодное трудоустройство. Что такое бакалавр вообще? Это степень, которая очень часто не содержит определенной квалификации. Кто такой, например, филолог или философ, непонятно – в дипломе должны содержаться еще какие-то уточняющие квалификации. Поэтому прикладной бакалавриат, с нашей точки зрения, – это всего лишь бакалаврская программа, где основная, базовая часть такая же, как предусмотрено в стандарте, а дополнительная, практико-ориентированная выводит на четкую квалификацию.

Например, сегодня филологу, чтобы стать секретарем-референтом, нужно идти на курсы, а можно будет получить эту квалификацию в вузе, причем бесплатно, если человек учится на бюджетном месте. И те люди, которые поняли, что они не совсем филологи, то есть не писатели, не критики, что они не хотят рисковать на рынке труда, этой возможностью воспользуются. Если человек оканчивает филологический факультет, он пишет без ошибок, владеет иностранными языками, может легко поговорить на разные темы. Но если вдобавок к этому он знает делопроизводство, владеет компьютером и другими предметами, связанными с обеспечением деятельности руководителя, если соответствующую практику прошел, то он легко может работать референтом при серьезном боссе. В этом смысл прикладного бакалавриата.

И это очень востребовано на рынке труда, потому что раньше секретарей-референтов готовили в ПТУ, в профессиональном колледже, высшего образования у них не было. А сегодня, если мы опросим руководителей, нужен ли им секретарь референт со средним образованием, все хором ответят: нет, только с высшим! А в нынешнем высшем образовании такой подготовки не предусмотрено.

— Но почему все-таки четыре года обучения? Общее образование вместе с прикладной квалификацией нельзя дать быстрее?

— Мы считаем, что программа должна быть четырехлетней, чтобы не снижать общего академического уровня бакалавра.

А идея трехлетних программ связана всего лишь с тем, что предлагается назвать прикладным бакалавриатом программы, которые реализуют учреждения среднего профессионального образования (СПО) – колледжи, техникумы. Дескать, давайте переименуем программы колледжей – и туда с удовольствием пойдут люди. Получится практико-ориентированная подготовка без высшего образования, а называться будет тем же словом «бакалавриат», что и программы вузов. Меняем название, формально повышаем уровень образования – появляется привлекательность, а на самом деле ничего толком делать не надо. Возьмем лучшие колледжи, где срок обучения – 3-3,5 года, и на их примере это покажем. Эта идея оказалась не сильно состоятельной – так можно только путаницу создать в головах у людей.

У меня есть еще одна версия возникновения идеи трехлетних программ. Лет десять назад обсуждалась возможность перехода к трехступенчатой системе высшего образования. Мы говорили о том, что возможно введение первой степени – двухлетней, после которой следуют собственно бакалавриат и магистратура. И эта «вилка» в Болонском соглашении есть до сих пор. Может быть, три года «выплыли» оттуда – после прохождения первого общеобразовательного цикла высшего образования человек еще год учится в бакалавриате и получает такой полу-диплом, то, что раньше называлось «незаконченное высшее образование».

Но такой подход оказался невостребованным – все-таки имеет смысл давать полноценную бакалаврскую подготовку. Опять же путаница у людей возникнет. Сегодня мы даже не можем толком объяснить, кто такой бакалавр, вы спрашиваете, кто такой прикладной бакалавр, а если еще первую ступень ввести, совсем запутаемся. Не стоит сажать столько сосен, чтобы потом в них блуждать.

— В 2010 году начался эксперимент по прикладному бакалавриату. Каковы его промежуточные итоги и дальнейшие перспективы?

— Эксперимент проходит в соответствии с постановлением правительства – отобраны 56 учебных заведений, вузы и

консорциумы, в которые входят вузы вместе с колледжами. Есть разные промежуточные результаты, в том числе оплошности. Например, поскольку программы экспериментальные, они не аккредитованы, и многих мальчиков призвали в армию на законном основании. Так что в ряде отраслей – например, в информационной – эксперимент сорвался, в группах были одни мальчики, и что с ними делать по возвращении из армии, неясно.

Национальный фонд подготовки кадров сейчас ведет мониторинг эксперимента. Мы, со своей стороны, отслеживаем содержательную часть – смотрим, как обычная часть программы сочетается с прикладной, можно ли все это реализовать не на базе вуза, а на базе учреждения СПО. Вузы ведь должны не снижать теоретическую планку, а в колледжи можно отдать практико-ориентированную часть. И, надо сказать, наиболее устойчивой оказывается та система, где вуз реализует программу прикладного бакалавриата без помощи колледжа. Например, на факультете одна группа – обычные, академические бакалавры, другая – прикладные, то есть в вариативной части стандарта она ориентирована на прикладное обучение. Но и здесь есть опасность – что прикладную составляющую вузы сведут на нет, ограничатся обычным бакалавриатом.

С моей точки зрения, очень неустойчиво, плохо организовано сетевое сотрудничество вузов и учреждений СПО. Связано это с финансовыми проблемами – есть сложности во взаиморасчетах. Мы надеемся на новый закон «Об образовании» — ту статью, где описываются возможности сетевого сотрудничества учебных заведений.

— А почему вузы могут свести на нет прикладную часть? Ведь это в их интересах – обеспечить больше возможностей студентам для трудоустройства.

— Дело в том, что выпускники многих направлений, специальностей и так пользуются спросом на рынке труда. Сколько бы ни ругали экономистов, юристов, они, если верить статистике, на рынке труда наиболее успешны. Делать что-то отдельное, прикладное вузам смысла нет, поскольку отрасли поглощают выпускников и дальше воспитывают их определенным образом. Есть отрасли, где иного бакалавриата, кроме прикладного, не может быть по определению – например, педагогика. Школе не нужен педагог-исследователь, ей учитель нужен. К квалификации бакалавра педагогики мы и так всегда прикладываем более конкретную квалификацию – учителя физики, информатики и проч.

А есть отрасли, для которых нужно менять структуру подготовки – именно прикладные бакалавры там будут востребованы. Мечта работодателя – чтобы его техник с СПО имел более высокий уровень теоретической подготовки. Здесь мы видим удачные примеры у металлургов, еще в ряде технических сфер, на программы обычного бакалавриата накладываются конкретные профессиональные модули – подготовка по востребованным технологиям, с определенным местом трудоустройства в дальнейшем. Появляются признаки узкой квалификации на базе широкого бакалаврского образования.

— Такая форма предполагает достаточно широкое сотрудничество с производственными предприятиями?

— Конечно, прикладной бакалавриат в реальном секторе экономики имеет смысл только тогда, когда рядом есть работодатель, который знает, какое оборудование у него установлено на производстве сейчас, какое технологическое перевооружение предполагается в перспективе двух-трех лет, какие специалисты ему будут нужны под это оборудование. Бакалавры-инженеры, готовые сразу же приступить к работе на конкретном оборудовании, будут очень востребованы. От работодателей требуется участие не только словом, но и делом, и в первую очередь это касается организации практики на производстве. К сожалению, пока эта идея реализуется не так успешно, как хотелось бы.

Высшей школе вообще сложно организовать такую практическую подготовку, поскольку там есть системная проблема — склонность к теоретизированию. Всю практическую конкретику студенты должны постигать самостоятельно. Учреждения СПО, напротив, не способны обеспечить теоретическую подготовку, для этого у них нет профессорско-преподавательского состава, а для того, чтобы нормально обучить студентов практически вещам, нужно опять-таки сотрудничество с работодателем.

Таким образом, прикладной бакалавриат, будучи массовой формой образования, может «работать» только при определенных условиях: когда есть конкретный работодатель, готовый участвовать в подготовке специалистов. Лучше всего, когда преподаватели техникума или колледжа работают на этом предприятии или хотя бы с ним сотрудничают. И тогда вузам выгодно сотрудничать с системой СПО: на себя взять теоретическую подготовку, а организацию производственной практики и все прикладные модули оставить техникуму.

— В рамках обсуждения Стратегии-2020 говорилось, что в дальнейшем студенты будут иметь возможность выбрать академический или прикладной бакалавриат не только при поступлении, но и на втором или третьем курсе.

— На мой взгляд, так и должно быть. При поступлении на первый курс ведь не все понимают, к чему они на самом деле стремятся: делать академическую карьеру или поскорее выходить на рынок труда. Если человек уверен в себе как в теоретике, ему, конечно, лучше поступать в магистратуру, а потом в аспирантуру. А если нет, то лучше выбрать более прикладную подготовку.

Стандарты высшего образования третьего поколения позволяют человеку самостоятельно сделать свою программу более прикладной или более теоретической. Например, в рамках направления «Экономика» существует 33 профиля — от международных экономических отношений до бухгалтерского учета. В рамках ряда профилей могут существовать прикладные программы — к примеру, подготовка специалистов по налогообложению. Выпускник может стать не просто бакалавром экономики, но и готовым чиновником соответствующей службы.

— Какие организационные и правовые меры нужно предпринять, чтобы все это можно было реализовать? Сейчас студенту 2-3 курса перейти с одной программы на другую довольно проблематично.

— Да, и это связано с тем, что современный вуз, к сожалению, преследует свои интересы, а интересы студентов — для него дело второстепенное: как правило, для администрации обеспечение преподавателей часами важнее, чем качество обучения. С этим связаны такие устаревшие вещи в нашем высшем образовании, как деление на группы. Это ведь просто попытка «привязать» студента к расписанию, лишить его выбора, подменить выбор набором спецкурсов. А должно быть по-другому: базовые обязательные курсы, которые читаются потоку, и курсы по выбору, которые студент выбирает сам, а группы формируются уже в зависимости от того, кто что выбрал. Чтобы это осуществить, нужен полноценный переход на кредитно-модульную систему, а не просто расчет нагрузки преподавателей.

Кроме того, нужен институт тьюторов – тех, кто помог бы студенту сориентироваться в программе, объяснил, какая последовательность курсов — образовательная траектория — куда его приведет.

Естественно, нам нужен и другой институт оценивания квалификации выпускников. Существующие сегодня формы типа государственных экзаменов, дипломной работы опять же имеют смысл только для теоретиков.

— При обсуждении Стратегии-2020 высказывалось мнение о том, что работодатели должны участвовать в итоговой аттестации студентов. Как вы считаете, реально ли это де-факто, а не де-юре?

— Я считаю, что да, реально, а в ряде случаев — необходимо. Там, где речь идет, например, об обеспечении города учителями или завода инженерами, работодатель и его мнение должны быть на первом месте. Но есть свободные творческие профессии, где подготовка специалистов с учетом работодателей — необязательное условие. Например, трудно сказать, кто является работодателем будущего писателя.

Проблема в том, что сейчас процесс итоговой аттестации выпускников бюрократизирован, существует огромное количество процедур. Например, аттестация учителей — сама по себе, аттестация выпускников педагогических университетов – сама по себе. И в чем здесь смысл? Поэтому, на мой взгляд, первое, что необходимо, – унификация этих процедур. Я думаю, следует выделить ряд прикладных отраслей, где работодатели могут и готовы участвовать в оценке квалификации. Там должно произойти делегирование полномочий по оценке квалификации выпускника от вуза к работодателю.

А сейчас вуз сам учит, сам оценивает, сам присваивает квалификацию и выпускает на рынок труда. Если дипломы ряда престижных вузов еще пользуются доверием, то обо всех остальных такого не скажешь. И это лишний раз доказывает необходимость контактов с работодателем, его участия в оценке квалификации выпускников.

— Когда речь шла о разработке стандартов третьего поколения, работодатели были не очень активны…

— В среднем — да, не очень активны. Но есть, например, такие компании, как Объединенная авиастроительная корпорация, где стандарты читали внимательно и принимали участие в их обсуждении. Чтобы принять человека на работу, в этой компании есть свои тестирования и оценки квалификаций. Всем было бы проще, если бы эти тестирования можно было объединить с вузовскими процедурами. Есть и примеры, когда работодатели охотно сотрудничают с отдельными вузами – например, металлурги с Национальным исследовательским технологическим университетом «Московский институт стали и сплавов». Продвинутые работодатели уже не хотят брать на работу «кота в мешке» и пытаются влиять на подготовку кадров, в том числе, через стандарты.

Беседовала Екатерина Рылько