49 конституции РФ

Содержание

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. N 2 г. Москва «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств»

Из-за различного понимания юристами одних и тех же норм права возникают прения, что приводит к неоднозначным судебным решениям спорных ситуаций. Особенно сложными для понимания остаются законодательные нормы об обязательном страховании гражданской ответственности лиц, владеющих транспортными средствами. Постановление Пленума Верховного Суда по ОСАГО (далее ППВС № 2 или Постановление) призвано разъяснить правила и порядок применения тех или иных неоднозначных статей Федерального Закона.

Пленум Верховного Суда Российской Федерации представляет собой собрание судей, призванное обеспечивать однозначное применение законодательных норм, на котором принимаются постановления. Такие документы толкуют (объясняют) как применять ту или иную норму права, разъясняют правильность понимания двусмысленных норм.

Какие выводы дает Постановление Пленума Верховного Суда по ОСАГО?

Постановление Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 29 января 2015 г. № 2 «О применении судами законодательства об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств», вносит некоторую ясность в ряд вопросов, вызывающих споры в юридических кругах при рассмотрении судебных дел связанных с ФЗ «Об ОСАГО». При детальном рассмотрении документа можно выделить несколько основополагающих моментов:

Порядок обращения в страховую компанию

  1. До принятия ППВС № 2 в январе 2015 года судебные иски к страховым компаниям по общим правилам подсудности, закрепленным гражданским законодательством, рассматривались только по месту расположения страховщика-ответчика. Теперь же истец вправе направить заявление и по месту нахождения филиалов и представительств страховой компании, продавшей полис ОСАГО. Таким образом, законодатель избавляет истца от необходимости траты времени и денег для посещения судебных заседаний, проходящих в другом городе, что в масштабах Российской Федерации весьма существенно. Помимо этого, Закон о защите прав потребителей распространяется на «…отношения, возникающие из договора обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств…», что предоставляет клиентам страховых компаний право на альтернативную подсудность. Простым языком, истец может подать исковое заявление там, где ему это удобнее: по месту нахождения компании, месту исполнения договора ОСАГО или по своему месту проживания. И это не единственные процессуальные права потребителя, появляющиеся у страхователя.
  2. Однако, законодатель защищает и права страховщиков, напоминая, что «…права потерпевшего на возмещение вреда жизни и здоровью, а также право на компенсацию морального вреда и процессуальные права потребителя не могут быть переданы по договору уступки требования…». Такие права, согласно гражданскому законодательству, неразрывно связаны с личностью пострадавшего. В свою очередь, при наступлении страхового случая, право получения возмещения, причиненного имуществу, по договору ОСАГО может быть передано другому лицу. Одновременно с передачей прав (уступка, суброгация), передаются и обязанности. То есть лицо, получившее все права потерпевшего, должно выполнять обязанности, возложенные на него договором ОСАГО: оповещение страховой компании, сбор документов и прочее.
  3. Ранее, при указании в качестве ответчика непосредственно причинителя вреда, у последнего появлялось право обратного требования – регресса. Теперь же, пункт шестой ППВС № 2 указывает на необходимость привлечения страховщика в качестве второго ответчика по делу, с целью полного, всестороннего и оперативного решения спора. Что поможет на практике уменьшить количество судебных разбирательств между сторонами одного происшествия, а, следовательно, сократить время решения вопроса и в полной мере защитить права всех участников процесса.
  4. Важной особенностью договора ОСАГО является обязательность его выполнения страховой компанией, даже в случае неполного или несвоевременного перечисления страхователем суммы страховой премии. Таким образом гражданская ответственность страхователя защищена уже с момента подписания договора.

«Суброгация» и «Регресс»

  1. ППВС № 2 закрепляет право страховой компании на суброгацию – получение возмещения выплаченной компенсации по договору добровольного страхования потерпевшему лицу от страховой компании, в которой застрахована ответственность причинителя вреда по ОСАГО. К тому же Постановление определяет случаи отказа в суброгационном иске, а также определяет порядок оповещения страховой компании о произошедшей суброгации.
  2. В документе более конкретно определены сроки подачи претензии к страховой компании в случае отказа или частичном размере произведения страховой выплаты. Предыдущая формулировка законодателя с «момента», когда страхователь узнал об отказе в выплате, заменена более точным — с «дня».

Использование ТС на территории другого государства

  1. ППВС № 2 дублирует положения ФЗ «Об ОСАГО» и утверждает, что «договор обязательного страхования не распространяется на случаи причинения вреда жизни, здоровью и/или имуществу при использовании транспортного средства на территории иностранного государства, в том числе в случае, когда размер ущерба превышает предельную страховую сумму по правилам страхования «зеленая карта»».

Уточнение использования и понятия «транспортного средства»

  1. Частой причиной юридических диспутов являлась формулировка «использование транспортного средства». ППВС № 2 гласит, что «под использованием транспортного средства следует понимать не только механическое (физическое) перемещение в пространстве, но и все действия, связанные с этим движением и иной эксплуатацией транспортного средства (буксировка, стоянка, парковка, остановка и т.д.)».
  2. Постановление разъясняет, что к определению «транспортное средство» не следует относить вспомогательные механизмы (манипуляционные стрелы, лестницы, бетономешалки, краны и т.д.), посторонние конструкции (например, реклама), которые не принимают участия в движении транспорта.

Оценка страхового возмещения по ОСАГО

  1. ППВС № 2 подчеркивает предоставленный пострадавшему лицу выбор средства возмещения нарушенных ответчиком прав – натуральный или в денежной форме. Таким образом, пострадавший может выбрать ремонт автотранспортного средства или получение компенсационной выплаты для осуществления ремонта без участия страховщика, или причинителя вреда.
  2. В силу продолжавшихся споров о возможности взыскания расходов с виновной стороны, судьи делают акцент на взыскании именно «убытков», превышающих лимит страховой суммы, а не расходов как таковых. Ведь именно возмещение понесенных убытков гарантируется Гражданским Кодексом Российской Федерации. В то же время, если происшествие причинило вред не только транспортному средству, но и, например, грузу, иному имуществу пострадавшего лица, то такой вред также должен быть возмещен в полном объеме.
  3. С момента принятия Верховным Судом Постановления № 2, при определении суммы реального ущерба, причиненного дорожно-транспортным происшествием, будет учитываться и утрата товарной стоимости пострадавшего автомобиля. Таким образом, законодатель решил создать единую базу определения реального ущерба, вне зависимости от формы его возмещения – денежной или натуральной.
  4. Пункт 33 ППВС № 2 гарантирует получение пострадавшей стороной полного материального возмещения вреда, причиненного не только автотранспортному средству, но и иному имуществу, пострадавшему в результате происшествия.
  5. Отдельный пункт Постановления регулирует всестороннюю защиту потребительских прав пострадавшего лица, ведь если вопрос о назначении штрафа страховой компании при вынесении судебного решения оговорен не был, то суд имеет право вынести дополнительное решение по данному вопросу. К тому же, отсутствие соответствующего решения является причиной для удовлетворения соответствующей апелляционной или кассационной жалобы пострадавшего лица. Также Постановление указывает и на порядок исчисления штрафа: «…в размере пятидесяти процентов от разницы между суммой страхового возмещения, подлежащего выплате потерпевшему по конкретному страховому случаю, и размером страховой выплаты, осуществленной страховщиком в добровольном порядке».

Урегулирование споров и исковая давность

  1. Также ППВС № 2 напоминает про обязанность потерпевшей стороны попытаться урегулировать спор в досудебном порядке, как того требует Закон «Об ОСАГО». Это значит, что при возникновении претензий, клиент должен сначала обратиться с письменной жалобой к страховщику, а уже после, если вопрос остался не разрешенным – в суд. За нарушение сроков предоставления письменного ответа к страховой компании могут быть применены финансовые санкции «в размере 0,05 процента за каждый день просрочки от предельной страховой суммы по виду причиненного вреда каждому потерпевшему». Обязательное урегулирование спора в досудебном порядке (претензионном порядке) присуще договорам ОСАГО, заключенным после 1 сентября 2014 года.
  2. Компании-страховщику предоставляется определенный законом срок для ответа на заявление страхователя – двадцать дней, в который не следует включать выходные и праздничные дни. Страховщик, не ответивший на претензию клиента, может столкнуться с последствиями, такими как исковое требование о выплате не только суммы основного обязательства, но и значительных штрафных санкций.
  3. Касательно сроков исковой давности ППВС № 2 цитирует срок общей исковой давности для дел о страховании гражданской ответственности граждан и составляет три года. Необходимо обратить внимание на то, что при суброгации, в отличии от права регресса, срок исковой давности не прерывает свое течение, как и при уступке права требования. То есть, если пострадавший узнал о нарушении своих прав, например, 1 января 2014 года, то срок для предъявления требований о получении возмещения истекает 1 января 2017 года и произошедшая суброгация или уступка прав за этот период не изменяют конечную дату. Существует исключение из общего правила, согласно Гражданского Кодекса Российской Федерации и приведенное судьями Высшего Суда в Постановлении: «…основанием для перерыва течения срока исковой давности может служить, в частности, признание страховщиком претензии, частичная выплата страхового возмещения и/или неустойки, финансовой санкции…».

Обязательность Постановлений Пленума Верховного Суда Российской Федерации

Обязательность ППВС для всех субъектов права закреплена в ФЗ «О судебной системе Российской Федерации». Зачастую, судебные решения содержат ссылки не только на законодательные акты, но и на Постановления Пленума. Однако на практике коллизии по поводу обязательности или использования постановлений в качестве нормативных актов между теоретиками-юристами продолжаются уже не одно десятилетие. Ведь законодатель утверждает, что судьи при вынесении решения должны руководствоваться только лишь законами, а постановления ВС Российской Федерации к таким не относятся. Однако, высший закон государства – Конституция Российской Федерации в статье 127 характеризует главную функцию Верховного Суда следующим образом:

«Верховный Суд Российской Федерации является высшим судебным органом…, осуществляет судебный надзор за деятельностью судов и дает разъяснения по вопросам судебной практики».

Нормативные акты регулирующие обязательное страхование гражданской ответственности

Согласно ППВС № 2, отношения по обязательному страхованию гражданской ответственности владельцев транспортных средств регулируются нормами:

  • Гражданского кодекса Российской Федерации;
  • Федерального закона от 25 апреля 2002 года № 40-ФЗ «Об обязательном страховании гражданской ответственности владельцев транспортных средств» (Закон об ОСАГО);
  • Закона Российской Федерации от 27 ноября 1992 года № 4015-I «Об организации страхового дела в Российской Федерации»;
  • Закона Российской Федерации от 7 февраля 1992 года № 2300-I «О защите прав потребителей» в части, не урегулированной специальными законами;
  • Правилами обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств, утвержденными Положением Центрального Банка Российской Федерации от 19 сентября 2014 года № 431-П, и другими нормативными правовыми актами Российской Федерации.

Значение принятия ППВС РФ от 29 января 2015 г. № 2

Детально изучив текст ППВС № 2, можно сделать выводы о стремлении законодателя всесторонне защитить права страхователей, как менее защищенного контрагента в споре с компаниями-страховщиками.

Подводя итоги, можно утверждать, что разъяснение применения судами законодательства об обязательном страховании вызвало новые споры среди страховых компаний и юристов, однако оно ответило на большую часть существующих спорных вопросов. Таким образом, постановление значительно облегчило понимание сути законодательства в сфере обязательного страхования гражданской ответственности владельцев транспортных средств.

Советуем почитать: Как регулируется сфера ОСАГО? 0/5 (0 голосов)

Уведомление о вручении заказного письма: образец заполнения бланка ф 119

Дата публикации: 09.02.2018

Уведомление о вручении заказного письма – специальный документ, который информирует отправителя о том, что его почтовое отправление доставлено и получено конечным адресатом. Уведомление о вручении представляет собой специальный почтовый бланк формы 119 (ф 119). Данный бланк заполняется отправителем заказного письма и пересылается вместе с ним.

Помимо заказного письма с уведомлением ф 119 можно также отправить: ценное письмо, в том числе ценное и заказное письмо 1 класса, заказную и ценную бандероль, а также посылки. В каждом случае бланк следует вместе с почтовым отправлением в место вручения.

Заказное письмо, как и любой другой вид почтового отправления с уведомлением о вручении, передается адресату (получателю) лично в руки под роспись. В момент вручения сотрудником почты заполняется оборотная сторона бланка, где указывается когда и кем получено данное почтовое отправление. В строке «Получил» получатель ставит свою подпись. Далее бланк уведомления пересылается обратно отправителю письма.

Получить письмо, бандероль или посылку, отправленные с бланком ф 119, может как сам адресат, так и его законный представитель на основе доверенности. И первому, и второму при получении необходимо предъявить паспорт. Законный представитель помимо документа, удостоверяющего личность, должен будет показать также доверенность. Если письмо получает иной человек по доверенности, то этот момент в бланке уведомления также указывается.

Уведомление о вручении может быть простое и заказное. В данном случае простое уведомление представляет собой тоже самое, что и простое письмо – то есть почтальон его просто опустит в почтовый ящик отправителя; заказное – будет вручено лично в руки.

Уведомление о вручении заказного письма является дополнительной услугой Почты России, которую оплачивает отправитель. С 1 января 2020 года тариф следующий:

  • стоимость простого уведомления – 28,50 рублей;
  • стоимость заказного уведомления – 72 рублей.

По сравнению с предыдущим годом цена выросла на 1-4 рубля соответственно виду уведомления. Оплачивать уведомление о вручении марками с 2019 года нельзя. Поэтому сэкономить 20% за НДС не получится.

Сроки на доставку уведомления отправителю точно такие же как и у простой или заказной открытки.

Внимание: на сегодняшний день помимо услуги «уведомление о вручении» Почта России предлагает услугу СМС-уведомления о прибытии отправления в отделение и вручении адресату. Стоимость: 10 рублей за каждое сообщение.

Как правильно заполнить бланк уведомления о вручении заказного письма ф 119

Бланк ф 119 выдается бесплатно в отделениях почтовой связи. Тем, у кого заключен договор с Почтой России, разрешено самостоятельно изготавливать и распечатывать бланки с соблюдением всех стандартов. Правда, подобные «самодельные» бланки очень часто принимаются и от рядовых граждан. Заполнить бланк уведомления о вручении Онлайн и в дальнейшем распечатать его можно с помощью различных сервисов, которые можно найти в интернете.

Ниже представлен образец заполнения бланка уведомления о вручении заказного письма:

Заполнить бланк нужно с двух сторон. На лицевой стороне отправитель должен указать следующее:

  • вид уведомления (простое или заказное);
  • вид почтового отправления (письмо, бандероль и т.д.);
  • свой адрес, индекс и ФИО.

На оборотной стороне указывается:

  • вид почтового отправления;
  • адрес и индекс получателя (в конце следует написать еще и ФИО).

Внимание: на лицевой стороне указывает данные именно отправитель почтового отправления. То есть если вы отправляете заказное письмо с уведомлением о вручении, то указываете свои данные, так как получателем данного документа будете именно вы.

На оборотной стороне указываются данные, кому предназначено отправление. При этом оборотная сторона бланка, как уже было сказано выше, будет дополнена сотрудником почты в момент вручения письма и подписана получателем.

Скачать чистый бланк ф 119, который можно распечатать и заполнить, можно по ссылке: .doc Word

Названы новые должности заместителей руководителя Федеральной налоговой службы.

Распоряжением Правительства Российской Федерации от 24 января 2020 Названы новые должности заместителей руководителя Федеральной налоговой службы.

Премьер-министр Михаил Мишустин назначил для нового руководителя налоговой службы России Даниила Егорова четырех новых замов.

Новые должности получили: Андрей Владимирович Бударин, Бациев Виктор Валентинович, и Шепелева Юлия Вячеславовна.

Андрей Владимирович Бударин, родился 7 ноября 1979 года в Волгограде. Совместил две специальности – инженер и экономист. Курировал такие проекты, как онлайн-кассы и внедрение нового налогового режима для самозанятых.

Виктор Валентинович Бациев, родился 1 мая 1973 года в городе Волгограде. По образованию юрист. Большая часть карьеры – Высший арбитражный суд, с 2009 года до его расформирования замещал должность председателя налогового состава и члена Президиума ВАС.

Виталий Григорьевич Колесников, родился 18 февраля 1967 года в Витебске. Имеет два высших образования, инженер и экономист. С 2013 года занимал должность начальника Управления регистрации и учета налогоплательщиков Федеральной налоговой службы. Курировал проекты по созданию Единого реестра ЗАГС и переводу всех органов ЗАГС на облачные технологии, а также Реестра малого и среднего предпринимательства. Под его руководством качественно выросла достоверность ЕГРЮЛ. Кроме того, руководил созданием реестра аккредитованных филиалов и представительств иностранных организаций, а также созданием реестра дисквалифицированных лиц.

Юлия Вячеславовна Шепелева, родилась 8 мая 1981 года в Краснодаре. По образованию – экономист. С 2006 года работает в налоговых органах. До 2014 года прошла путь от специалиста 1 разряда до заместителя начальника Межрегиональной инспекции ФНС России по крупнейшим налогоплательщикам. В 2016-2017 годах – заместитель начальника Контрольного управления ФНС России, в апреле 2017 года назначена начальником Управления трансфертного ценообразования ФНС России.

Статья 49 Конституции Российской Федерации

Последняя редакция Статьи 49 Конституции РФ гласит:

1. Каждый обвиняемый в совершении преступления считается невиновным, пока его виновность не будет доказана в предусмотренном федеральным законом порядке и установлена вступившим в законную силу приговором суда.

2. Обвиняемый не обязан доказывать свою невиновность.

3. Неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Комментарий к Ст. 49 КРФ

1. В комментируемой статье закреплен один из важнейших принципов демократического правового государства, нашедший свое отражение в ст. 11 Всеобщей декларации прав человека, ст. 6 Конвенции о защите прав человека и основных свобод и в ст. 14 Международного пакта о гражданских и политических правах, — презумпция невиновности.

Принцип презумпции невиновности определяет характер отношений между государством, его органами, должностными лицами и гражданами, с одной стороны, и лицом, против которого выдвинуто подозрение или обвинение в совершении преступления, — с другой. Хотя этот принцип сформулирован как уголовно-процессуальный, его действие выходит за рамки собственно уголовного процесса и требует от всех — не только от органов, осуществляющих уголовное судопроизводство (следователя, прокурора, суда), но и от других лиц (действующих в сфере трудовых, жилищных и прочих отношений) — относиться к человеку, чья вина в совершении преступления не доказана во вступившем в законную силу приговоре, как к невиновному.

Анализируемая статья текстуально относит презумпцию невиновности только к обвиняемому, т.е. к лицу, в отношении которого вынесены постановление о привлечении в качестве обвиняемого или обвинительный акт либо судом принято к производству заявление потерпевшего по делу частного обвинения (ч. 1 ст. 47 УПК РФ), однако ее положения в равной мере относятся и к подозреваемому — лицу, в отношении которого возбуждено уголовное дело, либо которое задержано по подозрению в преступлении, либо которое подвергнуто до предъявления обвинения мере пресечения, либо которое уведомлено о подозрении в совершении преступлении (ч. 1 ст. 46 УПК), а также любому другому лицу, в отношении которого существуют подозрения.

Обвиняемый (подозреваемый) может быть признан виновным лишь при условии, что его вина будет доказана в предусмотренном законом порядке (т.е. надлежащими субъектами — органом дознания, следователем, прокурором, потерпевшим; с помощью допустимых доказательств; при соблюдении установленных законом сроков и иных условий) и будет установлена в обвинительном приговоре суда. Вынесение в отношении лица оправдательного приговора — независимо от оснований оправдания (за отсутствием события преступления, ввиду непричастности подсудимого к совершению преступления, за отсутствием в деянии состава преступления, в связи с оправдательным вердиктом коллегии присяжных заседателей) — исключает возможность поставить его невиновность под сомнение.

Не позволяет говорить о виновности обвиняемого или об оставлении его под подозрением и вынесение в отношении него постановления (определения) о прекращении уголовного дела, в том числе ввиду истечения сроков давности уголовного преследования, амнистии или помилования, смерти обвиняемого и по некоторым другим, не относящимся к реабилитирующим, основаниям (п. 3-6 ч. 1 ст. 24, ст. 25, п. 3-6 ч. 1 ст. 27, ст. 28 УПК). Несмотря на то что в перечисленных случаях в постановлении (определении) о прекращении уголовного дела не содержится вывод о невиновности обвиняемого, а часто даже, напротив, предполагается его виновность, вынесение такого решения не должно порождать для лица никаких негативных правовых последствий, обуславливаемых фактом совершения преступления. Недопустимость признания лица виновным в совершении преступления постановлением о прекращении уголовного дела была подтверждена еще в 1990 г. Заключением Комитета конституционного надзора СССР от 13 сентября 1990 г. «О несоответствии норм уголовного и уголовно-процессуального законодательства, определяющих основания и порядок освобождения от уголовной ответственности с применением мер административного взыскания или общественного воздействия, Конституции СССР и международным актам о правах человека» (Ведомости СССР. 1990. N 39. ст. 775). Исходя из положений ст. 46, 49, 118 Конституции, Конституционный Суд также признал, что решение о прекращении уголовного дела по нереабилитирующему основанию (в частности, в соответствии со ст. 6 УПК) не подменяет собой приговор суда и, следовательно, не является актом, которым устанавливается виновность обвиняемого в том смысле, как это предусмотрено комментируемой статьей Конституции. Вместе с тем, поскольку прекращение уголовного дела по нереабилитирующим основаниям не влечет признания обвиняемого невиновным, Конституционный Суд пришел к выводу, что такое прекращение дела в качестве формы освобождения лица от уголовной ответственности возможно, лишь если в этом случае будут обеспечены гарантируемые Конституцией права граждан — участников уголовного судопроизводства, в частности если лицу, в отношении которого прекращается дело, будет обеспечена возможность в рамках реализации гарантированных статьями 49 и 123 Конституции прав требовать продолжения производства по делу и направления его в суд для принятия решения по существу (Постановление Конституционного Суда от 28 октября 1996 г. N 18-П//СЗ РФ. 1996. N 45. ст. 5203).

Данная правовая позиция получила свое развитие в постановлениях от 24 мая 2007 г. N 7-П (СЗ РФ. 2007. N 23. ст. 2829) и от 28 июня 2007 г. N 8-П (СЗ РФ. 2007. N 27. ст. 3346), а также в Определении от 2 ноября 2006 г. N 488-О (ВКС РФ. 2007. N 2), в которых Конституционный Суд распространил ее на случаи прекращения уголовного дела ввиду смерти подозреваемого или обвиняемого и ввиду истечения срока давности уголовного преследования. В этих решениях Конституционный Суд, основываясь на правовой позиции, согласно которой прекращение уголовного дела, независимо от его основания, не может расцениваться как признание лица виновным в совершении преступления, признал недопустимым возлагать на лицо, в отношении которого прекращено уголовное дело, какие бы то ни было неблагоприятные последствия преступления.

В Определении же от 5 ноября 2004 г. N 359-О (ВКС РФ, 2005. N 2) Конституционный Суд признал, что и в случаях прекращения уголовного дела по реабилитирующим основаниям, в частности в связи с изданием нового уголовного закона, устраняющего преступность и наказуемость деяния, лицо, в отношении которого прекращается уголовное дело и интересы которого в результате этого нарушаются, должно иметь право требовать продолжения производства по делу и его направления в суд, для того чтобы именно суд принял по нему решение.

После вступления обвинительного приговора в законную силу презумпция невиновности в отношении конкретного лица как бы прекращает свое действие. Однако это характерно лишь для отношений, складывающихся вне рамок уголовного судопроизводства. В уголовном же процессе при проверке законности и обоснованности вступивших в законную силу приговоров принцип презумпции невиновности не утрачивает своего значения в качестве правила, определяющего направление и порядок осуществления правосудия: и прокурор, ставящий вопрос о возобновлении производства по уголовному делу ввиду новых или вновь открывшихся обстоятельств, и суд, проверяющий законность и обоснованность приговора, оценивая обоснованность сделанных в приговоре выводов о виновности осужденного, должны исходить именно из этого принципа, а не из презумпции истинности приговора.

Из принципа презумпции невиновности вытекает ряд правовых последствий, получивших закрепление в том числе в других частях ст. 49 Конституции.

2. Одним из таких последствий является освобождение обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность (ч. 2 ст. 49). Бремя доказывания в уголовном судопроизводстве возлагается на прокурора, следователя, орган дознания и дознавателя, а по делам частного обвинения — также на потерпевшего (ст. 21 и 22 УПК). При этом прокурор, следователь, орган дознания и дознаватель в каждом случае обнаружения признаков преступления обязаны принимать предусмотренные уголовно-процессуальным законом меры по установлению события преступления и изобличению лица или лиц, виновных в совершении преступления. Указанные должностные лица, как указал Конституционный Суд в Постановлении от 29 июня 2004 г. N 13-П (СЗ РФ. 2004. N 27. ст. 2804), осуществляя от имени государства уголовное преследование по уголовным делам публичного и частно-публичного обвинения, должны подчиняться предусмотренному уголовно-процессуальным законом порядку уголовного судопроизводства (ч. 2 ст. 1 УПК), следуя назначению и принципам уголовного судопроизводства, закрепленным данным Кодексом: они обязаны всеми имеющимися в их распоряжении средствами обеспечить охрану прав и свобод человека и гражданина в уголовном судопроизводстве (ст. 11), исходить в своей профессиональной деятельности из презумпции невиновности (ст. 14), обеспечивать подозреваемому и обвиняемому право на защиту (ст. 16), принимать решения в соответствии с требованиями законности, обоснованности и мотивированности (ст. 7), в силу которых обвинение может быть признано обоснованным только при условии, что все противостоящие ему обстоятельства дела объективно исследованы и опровергнуты стороной обвинения.

При таком законодательном регулировании прокурор и другие органы и должностные лица, осуществляющие уголовное преследование, не могут быть свободны от обязанности устанавливать обстоятельства, не только изобличающие лицо в совершении преступления, но и указывающие на его невиновность или меньшую виновность. Ненадлежащее выполнение органами, осуществляющими уголовное судопроизводство, своей обязанности по доказыванию либо переложение ее на обвиняемого может приводить к прекращению уголовного дела, оправданию подсудимого, отмене постановленного обвинительного приговора, а также к мерам дисциплинарного и иного правового воздействия в отношении виновных.

Содержащийся в комментируемой норме запрет перелагать на обвиняемого обязанность по доказыванию его невиновности означает, что: 1) он не может быть понужден к даче показаний или к представлению имеющихся в его распоряжении других доказательств; 2) признание обвиняемым своей вины не является «царицей доказательств», как его некогда определял А.Я. Вышинский, и может быть положено в основу обвинения лишь при подтверждении признания совокупностью имеющихся по делу доказательств (ч. 2 ст. 77 УПК); 3) отказ от участия в доказывании не может влечь для обвиняемого негативных последствий ни в части признания его виновным, ни в части определения вида и меры его ответственности. Как нарушение указанного запрета, понуждение обвиняемого к доказыванию своей невиновности и установление процессуальной санкции за использование им своего конституционного права Конституционный Суд расценил предусматривавшееся частью 6 ст. 234 УПК положение, согласно которому ходатайство стороны защиты о вызове свидетеля для установления алиби подсудимого подлежало удовлетворению лишь в случае, если оно заявлялось в ходе предварительного расследования и было отклонено дознавателем, следователем или прокурором, а также если о наличии такого свидетеля становится известно после окончания предварительного расследования (Постановление от 29 июня 2004 г. N 13-П).

Освобождение обвиняемого от обязанности доказывать свою невиновность не лишает его права участвовать в доказывании по уголовному делу. При желании обвиняемый может давать показания по делу, представлять другие доказательства (документы, вещественные доказательства), ходатайствовать о принятии мер к установлению и получению дополнительных доказательств. При этом закон не предусматривает для обвиняемого, участвующего в представлении доказательств, ответственность за дачу заведомо ложного показания, если, конечно, такое показание не сопряжено с обвинением невиновного лица в совершении преступления. Обвиняемый вправе также участвовать в доказывании, давая оценку собранным доказательствам в своих ходатайствах, заявлениях и жалобах, а также в выступлении в судебных прениях сторон.

Положения ч. 2 комментируемой статьи распространяются не только на самого обвиняемого, но и на его законного представителя и защитника, однако лишь в той мере, в какой эти положения исключают возможность установления для обвиняемого каких-либо негативных последствий в связи с неэффективно осуществляемой ими защитой обвиняемого. Вместе с тем в отличие от обвиняемого его защитник-адвокат обязан использовать все указанные в законе средства и способы защиты в целях выявления обстоятельств, оправдывающих подозреваемого или обвиняемого, смягчающих их ответственность, и не вправе отказаться от принятой на себя защиты (ч. 7 ст. 49 УПК).

3. Из презумпции невиновности вытекает также правило о том, что неустранимые сомнения в виновности лица толкуются в пользу обвиняемого.

Неустранимыми сомнения признаются в тех случаях, когда собранные по делу доказательства не позволяют сделать однозначный вывод о виновности или невиновности обвиняемого, а предоставляемые законом средства и способы собирания доказательств исчерпаны. Когда же в процессе доказывания есть возможность устранить возникающие сомнения, их толкование в пользу того или иного решения недопустимо — такие сомнения должны устраняться. Как отмечалось в Постановлении Конституционного Суда от 20 апреля 1999 г. N 7-П (СЗ РФ. 1999. N 17. ст. 2205), о неустранимости сомнений в доказанности обвинения следует говорить не только в тех случаях, когда объективно отсутствуют какие бы то ни было новые доказательства виновности или невиновности обвиняемого, но и когда при возможном существовании таких доказательств органы расследования, прокурор и потерпевший не принимают меры к их получению, а суд, в силу невозможности исполнения им обвинительной функции, не может по собственной инициативе восполнять недостатки в доказывании обвинения.

Правило о толковании сомнений может касаться лишь принятия решений относительно фактической стороны уголовного дела: уголовно-релевантных признаков деяния (способ совершения, мотив, цель, размер ущерба и т.д.); свойств личности обвиняемого; допустимости и достоверности отдельных доказательств, с помощью которых устанавливаются событие преступления и виновность конкретного лица в его совершении.

В вопросах применения уголовного закона (квалификация преступления или назначение наказания) сомнения устраняются не путем их истолкования в чью-либо пользу, а с помощью уяснения смысла закона и принятия волевого решения.

Решение, принятое в результате истолкования неустранимых сомнений в пользу обвиняемого, имеет такое же значение и порождает такие же юридические последствия, как если бы оно основывалось на однозначно доказанной невиновности обвиняемого. В первую очередь это касается основного решения по уголовному делу — приговора: независимо от того, установлено ли было в ходе судебного заседания алиби подсудимого или возникшие сомнения в доказанности обвинения были истолкованы в его пользу, по делу должен быть вынесен оправдательный приговор «ввиду непричастности подсудимого к совершению преступления» (п. 2 ч. 2 ст. 302 УПК). Оправдание, как, впрочем, и прекращение дела по этому основанию, в любом случае означает его полную реабилитацию, влекущую для лица равные юридические последствия, в том числе в виде обязанности государства в полной мере восстановить его нарушенные права, возместить материальный и иной вред, причиненный в результате незаконного уголовного преследования (см. комм. к ст. 53).